Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Изменение конструктов




Завершая рассмотрение позиции Келли, я хотел бы сосредоточиться на основаниях изменения конструктов. Некоторые затронутые здесь вопросы помогут вам достичь более полного понимания этой теории, а также могут сделать некоторые из моих интерпретаций более убедительными.

Конструкты изменяются главным образом тогда, когда они приводят к ожиданиям, оказавшимся неточными. Основной упор в позиции Келли делается на то, что существуют реальные события и основная цель жизни – предсказывать и контролировать их с точностью. Конструкты – это основа для возникновения ожиданий и действий. Из этого следует, что конструкты полезны, только когда они позволяют точно предсказывать события. Когда конструкты не позволяют делать точные прогнозы, они изменяются и затем новые прогнозы проверяются. Таким образом, конструктная система человека представляет полученные к этому моменту результаты рационального процесса проб и ошибок в развитии того, что составляет теорию мира эмпирического опыта. Именно этот акцент на согласованности между этой теорией как прогнозирующей системой и миром реальных событий и относит позицию Келли к моделям согласованности.

Если испытывается недостаток согласованности или, другими словами, когда ожидания не подтверждаются событиями, человек испытывает тревогу. Данное Келли (1955b, с. 495) определение тревоги как "осознания того, что события, с которыми человек столкнулся, находятся за пределами возможностей применения его конструктной системы", необычно для персонологии. По этому определению, содержание ожиданий или событий не имеет отношения к возникновению тревоги. Именно отсутствие соответствия между двумя классами объектов – рассогласованность – приводит к ощущению дискомфорта, который мы знаем как тревогу.

Вы не должны вообразить, как это сделали некоторые серьезные студенты Келли (например, Sechrest, 1963), что он считает тревогу результатом лишь значительных или больших расхождений между событиями и ожиданиями. Келли ясно заявляет в цитатах, подобных приведенной ниже, что любая и каждая неточность прогноза, неважно, насколько маленькая и на первый взгляд незначимая, вызывает тревогу:

"С точки зрения психологии личностных конструктов саму по себе тревогу нельзя назвать хорошей или плохой. Она представляет осознание того, что конструктная система человека неприложима к близким событиям. Поэтому она предрасполагает к пересмотрам и исправлениям. ...В наше определение также входят и небольшое замешательство и неразбериха нашего каждодневного существования. Сумма колонки цифр не сходится. Тревога! Мы еще раз складываем, но все равно не сходится. Тревога усиливается! Мы складываем по-другому. Все сошлось. А вот где была ошибка!"



Именно подобные утверждения позволили Брунеру (1956) охарактеризовать стремление ядра в теории Келли как направленное на избежание пагубного удивления. Такие утверждения также делают достаточно ясным то, что мы имеем дело с подходом типа напряжение-ослабление. Тревога – это состояние напряжения, и она должна быть сведена к минимуму. Обратите внимание, что тревога от неподтверждения ожиданий – это трамплин для изменения конструктной системы. Даже если ожидание выражает рискованную форму продуманного выбора, пока будущие события отличаются от ожиданий, результатом будет тревога.

Хотя на первый взгляд акцент, который делает Келли на дискомфорте от неожидаемых событий, выглядит осмысленным, давайте рассмотрим дальнейшие отсюда следствия. В этой теории мало что может помочь нам понять скуку, которая, несомненно, тоже является состоянием дискомфорта. Какой однообразной стала бы жизнь, если бы цель, заключенная в стержневом стремлении личности в теории Келли, на самом деле была бы достигнута! Пусть вас не вводит в заблуждение представление о том, что выборы могли бы делаться скорее рискованно, чем консервативно. В действительности эта теория четко говорит, что каждое неожидаемое событие провоцирует тревогу и приводит к изменению конструктной системы, чтобы избежать повторения неожиданностей в будущем. Келли не может даже доказать, что согласованность ожиданий и реальности – единственная необходимость с точки зрения особых забот человека, поскольку он, очевидно, полагает, что пример этому мы видели в приведенной в предыдущем абзаце цитате, что даже, казалось бы, незначительная неожиданность обременена тревогой. Значит, с точки зрения Келли, избежание скуки и монотонности не может быть важным побуждением для человеческого существа.



Хотя подчеркивание Келли того, что неподтвержденные ожидания обязательно ведут к дискомфорту, может показаться упрощением, его позиция, по крайней мере, однозначна. Неподтверждения или ошибки в ожиданиях ведут к тревоге, которая достаточно некомфортна, чтобы заставить конструктную систему измениться, в результате чего появляются новые ожидания, которые нужно проверить на точность. У человека не существует инстинктов с их неизменным содержанием или защит, или неосознаваемых детерминант жизнедеятельности, которые могли бы помешать попыткам достичь точного видения мира с помощью метода проб и ошибок. Единственными аспектами теории, способными помешать прямолинейности процесса применения метода проб и ошибок, являются вина и враждебность, и они выступают в качестве воспаленных язв посреди остальных аспектов теории. Враждебность, согласно Келли (1955, с. 533), – это "постоянные попытки получить доказательства надежности такого социального прогноза, который уже был признан несостоятельным". Вина определяется как "осознание "Я" своего отхода от собственной стержневой ролевой структуры" (Келли, 1955b, с. 533). Эти два понятия не выглядят естественной частью теории не только потому, что очень трудно понять вложенное в них значение, но и потому, что не существует дополнительной теоретической структуры, в которую они могли бы войти. Они как бы плывут против течения, заданного остальной согласованной теоретической структурой, в которой конструкты с готовностью изменяются, если они не приводят к точным предсказаниям. Нигде в этой теории, помимо понятия враждебности, не ожидается, что человек может сохранять неправильный конструкт перед лицом доказательств его неправильности. И нигде в теории, помимо понятия вины, не делается акцент на чем-то, подобном "Я", и его существовании, не зависимом от конструктной системы. Можно подумать, что этими двумя понятиями Келли делает уступку представлениям о человеке, более свойственным другим теориям, которые принимают модель жизни как иррациональный и защитный процесс.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал