Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






О переносе коммерческих абортов в государственные клиники




Уже не первый год, называя себя сторонниками жизни, Центр о. Димитрия (Смирнова) лоббирует перенос коммерческих абортов из частных абортариев в государственные гинекологические клиники.

Для эффективного противодействия абортам, важно, чтобы государство сохраняло возможности для мониторинга и контроль в данной сфере, а представители медицинского сообщества придерживались установленных правовых и этических норм. Для этого необходимо сосредоточить производство абортов только в государственных клиниках, исключив такую возможность для частных центров (Белобородов И.И., Решение проблемы абортов: руководство для неравнодушных управленцев. сайт демография.ру). Известно, что сегодня в коммерческих абортариях никто не спрашивает женщину о сроке беременности и о состоянии ее здоровья. Там платное детоубийство поставлено на поток и нередко заканчивается смертью не только абортированного младенца, но и его матери. Но разве случаи смерти женщин от аборта, участившиеся в последнее время в частных клиниках, повод для переноса этой людоедской практики в госучреждения? Разве в государственных клиниках женщины-абортницы не умирают?

Первая строка статистики материнской смертности в России – это цифры смертей женщин во время или после аборта, и эта статистика основана прежде всего на смертельных случаях из государственных учреждений. Если в государственные клиники перенесут аборты из коммерческих структур, то беспредел и кровавая резня из частных гинекологических абортариев постепенно распространится и на государственные, в которых гинекологи, заинтересованные теперь материально в убийстве нерожденных, будут убивать и убивать. Там будет назначена цена крови младенца и этими кровавыми деньгами будут повязаны все без исключения – от главврача до уборщицы. Недавние страшные случаи смерти женщин во время абортов, когда труп выбрасывали в лес – это повод не для того, чтобы найти сегодня для женщины детоубийцы удобное место в государственной клинике для так называемого безопасного аборта, но повод сказать: «Прекратите убивать детей и их матерей!»

Инициатива о переносе коммерческих абортов в госклиники и закрытие коммерческих абортариев в предложениях О. Димитрия (Смирнова) не связаны между собой, то есть одно не является условием осуществления другого. Можно прогнозировать, что и аборты теперь везде сделают платными, и коммерческие абортарии при этом не закроют. Это приведет в России к тому, что у нас будет работать в полную силу два центра коммерческого детоубийства: как в государственных клиниках, так и в частных абортариях. И кто за это должен ответить?

Другой аспект этого же предложения. Белобородов И.И. предлагает нам сделать аборт более безопасным, проведя его в госучреждении, а не в частной клинике в соответствии с «установленными правовыми и этическими нормами». Но заметьте, что этого же требует и Российская ассоциация планирования семьи (РАПС) со всеми своими спонсорами из Фонда народонаселения ООН и Международной федерации планирования семьи, которые выступают против абортов вообще, но за безопасные аборты в частности.



Правовые нормы для детоубийства нам хорошо известны – убивать внутриутробных детей в России можно до 12 недель, и на всем сроке беременности по медицинским показаниям. А если этих показаний нет, то они пишутся врачом, понятно, что не бесплатно – об этом свидетельствуют сами женщины. О каких этических нормах может идти речь при убийстве ребенка? Соблюдать этические нормы и одновременно контролировать и мониторить аборты в госучреждениях невозможно. У Христа и Велиара нет ничего общего. Если Белобородов будет мониторить детоубийство-аборты, то смерть от этого смертью быть не перестанет. Никакая этика и мораль не оправдывает выполнение абортов и не делает различий в плане того, на какие деньги и где совершено детоубийство. Кроме того мониторинг и контроль по идее Белобородова должны осуществлять православные люди, а это уже кощунство.

Обратите внимание, что в ситуации незапрета абортов, даже те законодательные ограничения, которые сегодня имеются, не работают. Все заинтересованные в коммерческом детоубийстве люди на них плевать хотели. И абортарии это даже не считают нужным скрывать, рекламируя аборты на любом сроке беременности и убивая детей также на любом сроке вплоть до самого рождения.



Сегодня эта кровавая резня с нарушением даже нашего либерального проабортного законодательства, происходит, потому что против детоубийства по сути никто и не выступает. Выступают против налогов, против места убиения младенцев, против различных отдельно выбранных показаний для этого убиения и т.д. и т.п. Но только не против самого детоубийства. Вместо этого всем православным предлагается бороться за нравственность и возрождать веру в Бога. Но вера в Бога зиждется на исполнении святых заповедей Божьих, а не на финансовом перераспределении денег от налогов за аборты.

Искажение истины – уничтожение любви. И жизни (О. Александр Шаргунов).

Да не будет этого в России!

Россия, лето 2011. Законопроект Мизулиной Е.Б. “Продолжайте убивать, но только не за мои деньги”

Опубликовано Роман Вершилло на 10.06.2011

В законопроекте Мизулиной-Драганова “Об основных гарантиях прав ребенка в РФ”, (разработанного при непосредственном участии прот. Димитрия Смирнова, прот. Максима Обухова, Силуяновой И.В. и др.) предлагается усилить гарантии права на жизнь для внутриутробного младенца. Это полный бред, потому что право на жизнь у человека либо есть, либо его нет. Либо детей убивают абортами, либо нет. Либо заповедь “Не убий” исполняется, либо нет. Нам ее предлагают не исполнять, а бороться за ограничение смертного греха детоубийства. Это аморальная позиция, так как смертный грех аборта ограничить невозможно. Мы веруем в заповеди Божьи. Заповедь “Не убий” непререкаема.

Как будто бы люди, называющие себя православными, не читали Священное Писание и Предание, в которых Господь ясно сказал: “Не убий” ни одного внутриутробного младенца, ни на каком сроке беременности и ни по каким причинам. Он нигде не говорил о том, что можно убивать детей в утробе матери по медицинским показаниям, при угрозе жизни матери, а также в случае изнасилования. (Кстати, православные все равно будут платить налоги за аборты, выполненные при вышеназванных условиях).

Наше общество еще не готово к запрету абортов, – говорит прот. В. Чаплин. При чем тут заповеди Божьи?, – удивляется демограф И. Белобородов. Мы видим, как модернизм в данном случае превалирует над верой. Нам предлагается оторваться от неба и смотреть на землю по направлению к аду, в котором уже сегодня живут миллионы российских людоедов, убивающих своих детей. Их слово, их мнение для нас должны быть важнее слова Бога.

Заповеди Божьи отменены, ведь по слову апостола где нет закона, там нет преступления. Это означает только одно – как детей убивали миллионами, так и будут убивать.

Если этот законопроект будет принят, в России начнется новый этап кровавой резни, так как все госклиники превратятся в коммерческие абортарии, где детей будут убивать строго за деньги абортницы. Теперь совершить смертный грех она сможет только при условии его оплаты наличными деньгами. В условиях легализованного во всех материальных и виртуальных пространствах коммерческого детоубийства абортмахеры будут бороться за то, чтобы заработать и обогатиться на крови нерожденных младенцев. Теперь не только в коммерческих, но и в государственных клиниках они будут носиться за беременными с наточенными кюретками и абортцангами, ведь отныне тот, кто находится внутри женщины, может приносить им не маленькую прибыль.

Вышеназванные персоналии уже давно борются за то, чтобы православные не платили за аборты налоги в ОМС. Это лживый и лукавый лозунг, который имеет отношение не к прекращению абортов, а к перераспределению финансовых потоков за них. Результатом реализации этого закона будет резкое повышение материнской и младенческой смертности, то есть появятся новые миллионы жертв, убиенных в новых условиях тотального коммерческого детоубийства.

Вышеназванные персоналии узурпировали право говорить от лица всех православных. Именно они повесили над каждым российским абортарием плакат: “Смертный грех детоубийства в России – теперь только за наличные!” Сатана аплодирует, ведь он взял новый барьер в России, которая все больше и больше становится похожей на ад.

О.А. Селихова,


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал