Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 10.1. Немного совместного времени






 

Делиться своими секретами с любимыми бывает весьма полезно.

 

Обычный день Понивилля закончился очередным поводом написать в дневнике об очередном уроке магии дружбы. Однако чего-то всё-таки не хватало. Твайлайт с задумчивым видом пролевитировала перо на стол и встретилась взглядом со Спайком, чей пофигистичный вид сейчас мог сравниться лишь с Алоувишесом, дремавшим на жёрдочке.
— И всё-таки чего-то не хватает, и я даже не имею в виду Дэса и Зекоры.
— Хах, кто же знал, что ты у нас найдёшь табун с самой принцессой Луной и Зекорой.
Маленький дракончик лениво зевнул и с наслаждением потянулся, едва не навернувшись с кровати.
— Это точно, Спайк. Смущённо улыбнувшаяся Твайлайт легла рядом со своим помощником номер один и укрыла его крылом, прижав поближе к себе. — Иногда кажется, что это просто невозможно, я не так уж часто общалась ни с принцессой, ни с нашей знахаркой… Временами я боюсь сделать что-то не так, словно наш табун это нечто хрупкое, что надо беречь.
— Эй, брось, Твайлайт, они любят тебя. И у тебя всегда есть я, готовый поддержать тебя в любой ситуации.
Уголки губ фиолетовой кобылки невольно поползли вверх от слов дракончика, потому она с благодарностью потёрлась мордочкой о чешуйки своего маленького помощника.
— Просто я боюсь, что иногда уделяю мало времени своему табуну, периодически зарываясь в книги на несколько дней.
С этими словами она оглянулась по сторонам. И впрямь, кровать и пол были «слегка захламлены» книгами. Ладно, на самом деле они были крайне сильно захламлены справочниками и фолиантами по теории магии. Увы, перед тем как покинуть библиотеку, она лично отправила Спайка помочь Мэру с некоторыми бумагами, а потому проходимость в комнате Твайлайт стремилась к нулю, если только пони не владел телепортацией, потому как использование крыльев могло привести к ещё более печальным последствиям. И разумеется, дракончик просто не успел бы убрать все к её возвращению.
— Она все более-менее поддерживают тебя, сестрёнка, если только ты не перегибаешь палку с обучением.
Аликорночка тихо хихикнула и с невинным видом уставилась в потолок.
— Но это ведь всё по поручению принцессы Селестии…
— Не стоит лгать хотя бы самой, Твайлайт Спаркл.
Весёлый голос Луны заставил обоих резко повернуться в сторону окна, где уже стояла синешкурая кобыла. Подойдя к своей возлюбленной, принцесса Ночи нежно потёрлась носом о шею самой младшей пони табуна.
— … ты делаешь это по своей неуёмней жажде учёбы, моя Твайли.
Не обращая внимания на тихое бурчание Спайка на тему нежностей, лавандовая аликорночка с радостью ответила на ласку, уткнувшись в невесомую гриву Луны.
— Мы считаем, что в отсутствие своего жеребца, — древняя переключилась на шутливо-официальный тон, серьёзную версию которого использовала для общения на публике, — наша возлюбленная слишком мало времени уделяет Нам. Ты делаешь поразительные успехи в изучении магии дружбы, однако я хочу «украсть» тебя на пару дней. Дэс уехал совсем недавно, но мне уже скучно. Тия занята дипломатическими встречами, а в моей работе нашлось окно для отдыха, потому я хотела бы показать тебе артефакты давних времён, что моя сестра умудрилась перенести из нашего старого замка. Они был создан сразу после возведения Замка Двух Сестёр и…
— Я согласна! Вскочив на ноги, молодая кобылка с горящими от восторга глазами положила передние ноги на плечи Луны. — Когда отправляемся в Кантерлот? А что это за артефакты? Я успею изучить их до приезда Дэса? А показать подругам?
С тихим смешком синешкурая кобылка мягко выпуталась из «плена» и обняла Твайлайт.
— Если ты так же заваливала мою сестру вопросами, то я искренне поражаюсь её способности говорить на десятки тем сразу. К моему сожалению, мой «отпуск» длится лишь два дня, думаю, твои подруги не успеют соскучиться за это время. Впрочем, зная некоторых из них поближе, можно не удивляться письмам с пожеланиями возвращаться поскорей уже утром следующего дня. Впрочем, сейчас я вынуждена отправиться в замок для завершения некоторых дел, колесница прибудет завтра, на рассвете. Удачи, Твайлайт, и тебе, маленький помощник.
Мягкая улыбка скользнула по губам аликорночки, когда она вышла на балкон библиотеки и исчезла с тихим хлопком.
Проводившая её взглядом Твайлайт Спаркл в возбуждении подпрыгнула на кровати и подхватила телекинезом Спайка, двигаясь по комнате на манер танца.
— Ты не представляешь, как мне повезло, я смогу узнать что-то новое от самой принцессы! И я ничего не знаю о каких-то особенных артефактах из Замка Двух Сестёр, значит, я могу быть первая, кто увидит их за многие столетия! И более того!
Усадив позеленевшего от раскручивания дракончика на кровать, она мечтательно уставилась в потолок.
— Это ещё и возможность узнать Луну со стороны учительницы! Я просто обязана написать об этом принцессе Селестии! Спайк, записывай! Спайк?
Судя по всему, её помощник номер один какое-то время будет занят лишь попытками удержать содержимое желудка на его законном месте. «Перестаралась…»
Окутанный телекинетеческим полем пергамент медленно пролетел через всю комнату, секунду спустя к нему присоединилось перо с чернильницей.
— «Дорогая принцесса Селестия, сегодня ваша сестра предложила мне экскурсию и небольшой урок истории по артефактам прошлых лет. Я хотела бы узнать, являются ли дела табуна частью магии дружбы, о которых стоит сообщать вам. Искренне ваша, Твайлайт Спаркл.»
Скатав свиток, пони с некоторой опаской посмотрела на дракона, после чего раздвоила письмо и протянула копию Спайку. С некоторыми заминками, но письмо обратилось в зеленоватое облачко, вылетевшее в окно.
— Отлично, теперь остаётся только… Нет, только не на кровать!!!
Укоризненно посмотрев на Твайлайт, дракончик всё-таки отрыгивает свиток.
— Вообще-то драконы прекрасно контролируют свой желудок, ну, как минимум взрослые. На всякий случай уточнил он, разворачивая ответное письмо и предварительно прокашлявшись.
— «Моя дорогая ученица Твайлайт Спаркл, я очень рада, что ты всё ещё делишься со своим учителем проблемами и переживаниями…»
Вышеуказанная кобылка немного покраснела и навострила ушки, готовясь услышать совет Селестии.
— «… однако я искренне надеюсь, что ты не пишешь моей сестре о том, как мы развлекаемся с нашим жеребцом.»
От удивления глаза поняшки стали ещё больше, а уши опустились вниз, выражая растерянность принцессы. Безуспешно попытавшись подавить смешок, Спайк продолжил читать.
— «Сейчас моя сестра крайне занята из-за своей лени, не позволявшей ей правильно распланировать свои дела, потому я заперла её в архиве с государственными бумагами. Получив хорошую мотивация в виде тортика, она занята бумажной работой, а потому все магические письма перенаправлены на меня.
Я опасаюсь открывать те письма, что ты отправляла с момента появления Дэса, потому как боюсь увидеть там то, о чем думаю. Прости, Спайк, что тебе придётся читать это всё вслух.»
На секунду оторвавшись от письма, дракончик махнул лапой.
— А, плёвое дело. Так, где там дальше продолжение. А, вот. Гхм. «Разумеется, многие ещё в старые времена считали любовь одним из проявлений дружбы, однако стоит помнить о том, что моя сестра как минимум ближайшие пару сотен лет не была в табуне, потому стоит воздержаться от подобных писем. Серьёзно, Твайли, ты спрашиваешь у Тии советы о жеребцах? Мне страшно представить, чему могла тебя научить кобыла с настолько богатым опытом. Жду твой фиолетовый круп на рассвете. Искренне твоя, Вуна.
Постскриптум. Спайк, сожги письмо.
Пост-постскриптум. Спайк, если кто-то ещё узнает о том, как меня называют в табуне, я отправлю его на солнце. Шутка.»
К концу письма бордовая от стыда аликорночка попыталась выхватить письмо из лап помощника, однако вспышка пламени довольно быстро превратила пергамент в пепел, оставив пони ни с чем.
— Эй!
Ответом на возмущение было лишь пожатие плечами и невинная улыбка её юного дракона, после чего тот с удовольствием развалился на кровати, заставив Твайлайт с тихим бурчанием отправиться в библиотечный зал — он совсем не хотела ударить в грязь лицом, когда ей будут рассказывать о каком-нибудь волшебном предмете.





* * *


Стук в дверь заставил аликорна оторваться от фолианта и недовольно потянуться — она только начала читать, а кто-то уже штурмует вход. Дверь библиотеки с тихим скрипом отворилась, позволяя пони увидеть королевского стражника, с которым она пару раз сталкивалась во дворце. Флэш Сентри, если ей не изменяла память.
— Ваше Высочество, колесница прибыла.
— К-колесница? Удивлённо моргнув пару раз, она взглянула на небо и с удивлением увидела поднимающееся солнце. — Быть того не может, я буквально полчаса назад села немного почитать.
Взглянув внутрь библиотеки, стражник обнаружил разбросанные старые фолианты, однако ничего не сказал, лишь вежливо указав на колесницу, запряжённую двумя пегасами.
— Принцесса Луна приказала доставить вас во дворец, она сказала, что вы всё знаете.
В очередной раз признавшись себе, что она чуть-чуть засиделась за книгами, Твайлайт быстро сбегала на кухню, где оставила записку для Спайка с небольшим списком дел, после чего уже потянулась было к своему списку дел, однако в этот момент представила Луну с кислым выражением на лице. После непродолжительной внутренней борьбы, она всё-таки решила оставить его дома.
— Принцесса?
Голос снаружи заставил Твайлайт встрепенуться и быстрой рысью выбежать на улицу. Что-то отвлекло её внимание, потому как уже на улице она врезалась в жеребца и упала на круп.
— Нам стоит прекратить врезаться друг в друга вот так, Ваше Высочество, — произнёс Флэш, протягивая покрасневшей кобылке ногу и помогая ей подняться.
И правда, она припомнила, что уже не раз врезалась в этого симпатичного жеребца, будучи в Кантерлоте. Если ей не изменяет память, какое-то время он даже служил в Кристальной Империи телохранителем Кэйденс, однако вскоре вернулся в Эквестрию.
— Д-да, разумеется. Торопливо кивнула принцесса, ощущая, как горят её щеки, после чего первая двинулась в сторону колесницы. Когда оба пони устроились на небольших сиденьях, слабый магический купол накрыл пассажиров, не позволяя им выпасть за борт, даже если они будут лететь вверх ногами. С коротким фырканьем запряжённые пегасы взяли небольшой разбег и взмыли в небо.
Наблюдая за проплывающими облаками, Твайлайт почувствовала на себе внимательный взгляд стражника, но до того, как успела повернуться в его сторону, Флэш Сентри уже задал вопрос:
— Простите за столь откровенный вопрос, Ваше Высочество, но какого это — быть аликорном?
Уже хотев ответить в стиле благодарности принцессе Селестии за такую честь, она на мгновение замешкалась: кому, как ни стражнику знать, что это большая честь и ответственность. Наверняка он имел в виду что-то другое. Как оказалось, она была права.
— Я имею в виду уметь летать и колдовать одновременно, Ваше Высочество.
— Это довольно необычно, но привыкнуть можно. Ну, может, стоит подтянуть лётные навыки, хех…
Она с улыбкой вспомнила свои первые уроки полёта, когда выписывала круги в попытках разобраться с новой парой конечностей.
— Интересно… — задумчиво протянул стражник, однако, заметив вопросительный взгляд Твайлайт, уточнил: — Понимаете, Ваше Высочество, вы наверняка знаете о чувствительных зонах на спине пегасов. Первые полёты каждого пегаса — это очень приятный опыт, граничащий с сексуальным возбуждением, которое постепенно пропадает, причём тем быстрее, чем чаще пони поднимается в воздух.
В ответ кобылка лишь недоуменно приподняла бровь: и впрямь, она изучала анатомию всех рас пони, однако не обратила внимания на отсутствие должной реакции у неё самой при «становлении на крыло», потому сейчас могла лишь развести копытами под любопытным взглядом стражника. Неизвестно, что он хотел сказать, однако после короткого свиста тёмная тень свалилась прямо в колесницу, заставив тянущих пегасов недовольно заржать, сдерживая ругательства.
— Премного извиняюсь, Ваше Высочество… Двинься, задница пернатая! Нет, принцесса, это точно не вам.
Взъерошенная Грей Клауд наконец поднялась на все четыре конечности и с улыбкой поклонилась Твайлайт, которую столь неожиданное появление ввело в шок.
— Рада приветствовать Вас в Кантерлоте, Твайлайт Спаркл. Принцесса Луна приказала мне передать кое-что вам и сопровождающим вас стражникам — Её Высочество желает, дабы мы приземлились на обзорной башне, чтобы не привлекать лишнего внимания вашим появлением. Ну, а я буду дополнительной охраной вам от… нежелательного внимания со стороны… граждан.
Последние слова она произнесла с каким-то особенным ударением, и стоило Твайлайт отвернуться в сторону замка, как фестралка мрачно зыркнула на стражника и выразительно провела копытом по горлу, после чего многозначительно махнула головой в сторону кобылки. Под таким взглядом Флэш сник и постарался изобразить из себя невидимку, заставив пони ночи удовлетворённо кивнуть и встать рядом с принцессой, закинув передние ноги на бортик колесницы и периодически поглядывая назад.
— Прошу прощения, Ваше Высочество, известна ли дата возвращения Капитана?
После молчаливого качания головой Клауд печально вздохнула и положила голову на ноги.
— Жалко… Без нашего Капитана даже в Лесу становится скучно, а уж патрулировать зимний Лес и того хуже. Даже мантикоры перестали появляться недалеко от Понивилля! С искренним негодованием поделилась поняшка, оскалив небольшие клыки.
— Стоп, рядом с Понивиллем появлялись другие мантикоры?!
Понимая, что сболтнула что-то лишнее, фестралка выдала протяжное «э-э-эм» и задумчиво покрутила копытцем в воздухе, пытаясь придумать выход из положения.
— Ну… Я имела ввиду возможное появление… То есть чисто гипотетически… О, мы уже прибыли.
К счастью вспотевшей от нервов кобылки карета приземлилась на обзорную башню замка недалеко от телескопа, потому Ночная Стражница бодро подхватила сопротивляющегося жеребца и, надрываясь, утащила возмущённого Флэша к люку башни. Стоило самой принцессе покинуть средство передвижения, как оно взмыло вверх и, влекомое пегасами, направилось в сторону конюшен.
— Стремительно. Только и смогла произнести кобылка, оценив скорость, с которой остальные пони покинули башню. Однако Луны здесь всё ещё не было, потому любознательная принцесса приникла к окулярам телескопа, благоразумно не поворачивая его в сторону солнца. В какой-то момент светлое небо внезапно сменилось ночным полотном, заставив Твайлайт отодвинуть голову назад и недоуменно посмотреть наверх. Нет, небосвод был чист, ни одного облачка, не говоря уже о звездах.
— Странно.
С тихим бормотанием о странно работающем телескопе кобылка повернула его в другую сторону и с удивлением уставилась на полумесяц. Встряхнув головой пару раз, Твайлайт с некоторой опаской вновь глянула в окуляр на странную луну. Если так подумать, что она явно где-то его видела, и не раз…
— Наслаждаешься видом?
С испуганным вскриком принцесса дружбы отпрянула назад и с удивлением обнаружила широко улыбающуюся Луну, тихо парящую прямо напротив линзы телескопа так, чтобы её метка попадала ровно в центр. Рог синешкурой кобылы слабо светился, поддерживая заклинание фокусировки, «схватывающее» лишь нужны участок крупа аликорна и передающее изображение на окуляр.
— Луна! Возмущённо выпалила Твайлайт, чувствуя, как её щеки начинают краснеть. — Я уже было решила, что что-то произошло с ночным светилом!
— Ночное светило исправно освещает другую сторону планеты, моя дорогая Твайли.
Довольная улыбка на лице Луны заставила молодую кобылку улыбнуться в ответ, когда принцесса Ночи наконец опустилась рядом со своей любимой и нежно потёрлась мордочкой о шею аликорночки. На пару мгновений сестра Селестии закрыла глаза, вдыхая запах шёрстки, после чего тихо хмыкнула.
— Ты хранишь его запах и магию.
— В каком смысле?
Удивление на лице Твайлайт заставило младшую правительницу Эквестрии посмотреть на светлеющее небо — утро в Кантерлоте было всегда немного лучше, чем в других частях королевства из-за присутствия Селестии.
— К моему сожалению, мне всё ещё трудно обходиться без некоторых оборотов старо-эквестрийского, а Дэс с его эффектом отрицания хорошо помогал с этой проблемой. А раз сейчас я вновь говорю, как многие жители Эквестрии, то значит, это из-за тебя. Признайся, ты всё ещё укрываешься его плащом, когда нашего жеребца нет дома или он не видит этого?
Казалось, румянец на щеках Твайлайт начал перекрашивать саму шёрстку, однако она нашла в себе силы кивнуть, стараясь при этом выглядеть настолько непричастной к словам Луны, насколько это вообще могло быть возможным, однако это вряд ли кого могло обмануть.
— Кажется, кто-то уже скучает по любимому.
Пробурчав что-то невразумительное, пони ткнулась носиком в шею старшей кобылы, на что та по-матерински укрыла её крылом и прижала к себе.
— Иногда мне кажется, что это сон. Наконец расслышала Луна бормотания лавандовой аликорночки после того, как они подошли к выходу с площадки башни. — Ведь это невозможно — в нашем мире появляется какое-то другое существо, которое умудрилось влюбить в себя саму принцессу Ночи. Луна, скажи мне кто пару лет назад, что ты, я, Зекора, все мы окажемся связаны… Это всё словно…
— Словно всё пошло не так, как должно было пойти? Пусть ты и не против, но иногда это кажется кем-то исправленным?
Глаза Твайлайт широко распахнулись, она резко подняла голову, едва не задев рогом принцессу.
— Да! Откуда ты знаешь, увидела это в моих снах?..
Молчаливо помотав головой, Луна наконец приподняла крыло, позволив пони первой начать спуск вниз.
Так, в тишине, они какое-то время шли по коридорам замка, и если Твайлайт Спаркл была полна любопытства, видного невооружённым взглядом, принцесса Ночи не выражала ни единой эмоции, словно решила запечатать их глубоко в сердце. Вскоре, младшая диарх Эквестрии остановилась рядом с неприметной дверь, ничем не отличающейся от остальных в этом крыле замка. Бросив настороженные взгляды направо и налево, Луна зажгла рог, и замок двери бессильно щёлкнул, пропуская пони внутрь.
Всё ещё погруженная в собственные мысли, Твайлайт сделала несколько шагов вперёд и едва не поцеловалась носом с землёй, когда неожиданно ощутила почву под ногами и потеряла равновесие. Телекинетическая хватка Луны подхватила её у самой земли, после чего бережно посадила на землю, словно маленького жеребёнка, однако она на это даже не обратила внимание, вытаращенными глазами глядя на то, что открылось ей.
А посмотреть на это стоило — вместо любого возможного помещения за дверью находился ночной сад. Диковинные высокие деревья простирались в небеса, позволяя лучам лунного света беспрепятственно освещать землю, а их более низкие собратья росли на почтительном отдалении, их густые кроны серебрились непривычно-белым светом в этом странном мире. Мягко пружинящая под ногами земля была укрыта невысокой шелковистой травой, по которой лёгкий ветерок катил свои бесконечные волны. Тихий стрёкот неведомых насекомых наконец вывел Твайлайт из оцепенения, и она торопливо вдохнула, осознав, что всё это время задерживала дыхание.
— Луна, что это? Это… Это словно чей-то сон!
Короткий разбег — и аликорн взмывает вверх, большие синие крылья улавливают потоки воздуха, и магия кобылы позволяет ей свечкой пронзить воздух. В самой высокой точке она застывает на фоне луны. Миг, когда ничто не держит её в воздухе, но кажется, словно она обнимает весь мир, и вот она мчится к земле, тормозя лишь в последний момент и приземлившись прямо перед молодой принцессой.
— Это Мир Грёз, Твайлайт Спаркл. Мой домен, где я если не божество, то признанная повелительница. Тысячу лет назад, когда Замок Двух Сестёр возвышался над тем местом, что сейчас зовётся Вечнодиким Лесом, я отрезала маленькую часть бесконечной вселенной и поместила её в наш мир. Здесь я отдыхала многие сотни лет назад ещё до того, как гнев и обида помутили мой разум, и каждый раз это место подстраивается под того, кто переступил незримый порог двух миров. Сегодня мы с тобой находимся в мире Ночи и Магии, моя любимая Твайлайт Спаркл.
Указав ногой на окружающий их лес, Луна радостно засмеялась и с наслаждением потянулась во весь рост, словно большая кошка.
— Когда здесь находимся мы с Селестией, в небе властвуют оба светила, создавая причудливую игру света и тени, когда не всегда понятно, стоишь ли ты под тёплыми лучами солнца или купаешься в потоках лунного света. Я привела тебя сюда не только для того, чтобы ты насладилась красотой этого места, но это может подождать. Пойдём, поищем какой-нибудь пруд.
В очередной раз расправив крылья, принцесса взвилась в воздух, вынуждая Твайлайт последовать за ней. Чистый воздух пьянил, даря чувство свободы и какой-то необычной радости, когда от подступающих чувств сдавливает горло, не давай произнести ни слова. В определённый момент неведомый зов направил принцесс вниз, туда, где росли не такие высокие деревья. Там, в кругу безмолвных стражей природы, раскинулся пруд, в котором отражался серебристый круг луны.
— Давай, Твайлайт.
Выполнив замысловатый кульбит в воздухе, принцесса Ночи сложила крылья и «нырнула» вниз. Через пару мгновений с громким плеском тело аликорна скрылось в глубинах пруда, однако вскоре она вновь вынырнула на поверхность и приглашающе помахала копытцем.
— Вода просто чудо, ты многое теряешь, любимая.
— Иногда кажется, что это я старше её, — пробормотала лавандовая аликорночка и закрыла глаза перед тем, как сложить крылья. «Не самый удачный выбор», мелькнуло в её голове, когда, наконец, она встретилась с водной стихией. Однако никакой боли от неудачного приземления в воду не было, пони словно нырнула в пуховую перину и едва не хлебнула воды, настолько неожиданным оказалось приводнение.
Кто-то ухватил её за гриву и нежно потащил наверх, к поверхности. Когда пони, наконец, смогла проморгаться, первое, что она увидела — улыбающуюся мордочку Луны.
— Кажется, кто-то не очень хорошо держится на плаву.
В ответ Твайлайт могла лишь виновато улыбнуться и попытаться поплыть к берегу, однако у её любимой были другие мысли на этот счёт. В пару мощных гребков она достигла большого камня недалеко от берега и без всяких усилий затащила туда младшую принцессу.
— Будем считать, что ты уже искупалась.
С этими словами Луна набрала воздуха в грудь и вновь скрылась с глаз в воде.
— А сверху казалось, что пруд не такой уж и глубокий.
Задумчиво пробормотала бывшая ученица Селестии, приблизив мордочку к воде. Странная рябь прошла по поверхности пруда, и вынырнувшая Луна ткнула Твайлайт носом.
— Буп.
Негромко рассмеявшись, Твайлайт потёрлась мордочкой в ответ, чем вызвала довольную улыбку у синешкурой кобылы.
— Я рада, что теперь могу тратить свободное время на кого-то ещё, кроме своей сестры. И сегодня я хочу побыть с тобой, Твайли.
Не дав ей ответить, аликорночка подаётся вперёд и нежно целует младшую кобылку. Несколько секунд они заняты лишь друг другом, забыв об окружающем их сне и не обращая внимания на появившихся в воздухе светлячков. Когда, наконец, они смогли оторваться от столь приятного занятия, Луна таинственно улыбнулась и положила передние ноги на камень, любуясь лежащей на нем пони.
— Словно сон… — прошептала Твайлайт, чувствуя, как её щеки начинают немного краснеть. Кобыла напротив неё сейчас была самой прекрасной и желанной из всех, кого она когда-либо знала, казалось, её красоту ничто не могло затмить. В отличие от её сестры, которой Твайли искренне восхищалась, но воспринимала как что-то недоступное в своей красоте, Луна была не только красива, но и близка. Вот она, улыбается своей любовнице, готовая любить и быть любимой.
Внезапные мысли о Селестии заставили молодую кобылку посмотреть куда-то вбок, словно вспоминая о своей учительнице она каким-то образом оскорбляла её сестру. Этот жест не укрылся от Луны, потому как она неспешно обогнула камень и вновь оказалась напротив пони. Всё это время принцесса Ночи смотрела на свою любимую снизу вверх, не желая возвышаться над молодой кобылой.
— Дай угадаю, ты подумала о моей сестре?
Ошарашенная такой прозорливостью, Твайлайт могла лишь молча кивнуть, ещё больше краснея от стыда, однако, к её удивлению, Луна лишь мелодично рассмеялась, в очередной раз потеревшись мордочкой о щеку своей возлюбленной.
— Поверь мне, за то долгое время, что я живу в этом мире, читать мысли по лицам становится довольно просто.
Какое-то время она молчала, периодически двигая ногами и крыльями, чтобы удержаться на плаву.
— Мы с тобой очень похожи, Твайли.
Дождавшись, когда пони удивлённо посмотрит в её сторону, Луна продолжила.
— По разным причинам мы с тобой не сильно понимаем обычных пони. Я много спрашивала о тебе после возвращения, пытаясь узнать как можно больше о своей спасительнице, и я очень рада тому, что Дэс свёл нас вместе. Много лет прошло с тех пор, как я имела дело с кем-либо из смертных, поверь мне, первое время я всерьёз думала о том, чтобы пропасть на какое-то время и изучать новый мир из тени, однако Селестия показала, что я не одна. Ты так сильно увлекаешься учёбой и магией, что очень часто не понимаешь, как общаться с другими пони. Прости, если я чем-то тебя обидела…
Твайлайт лишь улыбнулась принцессе Ночи и потёрлась с ней мордочками — она прекрасно понимала, что иногда её увлечённость какими-то отвлечёнными материями играла с ней злую шутку.
— Моя сестра всегда пыталась уравновесить твоё неуёмное желание закопаться в книги общением с друзьями. Одним из таких решений, как я понимаю, стало отправка тебя в Понивилль.
Лавандовая аликорночка согласно кивнула.
— Да, это явно выглядело как хорошее решение…
Несколько секунд Луна смотрела куда-то перед собой, однако вскоре встряхнулась и молча поплыла к берегу. Недоуменно проследив за ней взглядом, Твайлайт быстро отряхнулась и перелетела зеркальную гладь пруда, приземлившись прямо перед выходившей из воды кобылой, чья волшебная грива сейчас не колыхалась как обычно на невидимом ветру. Пони невольно призналась самой себе, что такой вид ей тоже очень даже идёт.
Проходя мимо Твайли, Луна словно невзначай качнула хвостом, шлёпнув им по кьютимарке кобылки, и двинулась вперёд к большому покрывалу, что лежало недалеко от странного дерева с висячими кронами. «Всё-таки я рада, что сестра перенесла эту комнату в новый замок…»
Растянувшись на мягкой ткани, кобылка соблазнительно потянулась и начала высушивать свою гриву потоком магического воздуха.
Наблюдавшая за этим молодая кобыла покраснела и невольно бросила взгляд в сторону хвоста своей любимой. Увидев, что магия сокрытия не действует, она покраснела ещё больше и попыталась принять отвлечённой вид, однако громкое фырканье Луна красноречиво говорило о том, что от принцессы ничего не укрылось.
— Прости, если я тебя смутила, Твайли, просто… Открою тебе «большой секрет», мы с сестрой не особо любим эту природную магию, предпочитая скрывать то, что надо, хостом или одеждой, особенно когда остаёмся одни. Это что-то вроде…
Прекратив сушить гриву, Луна задумчиво покрутила копытом в воздухе, пытаясь подобрать слова.
— … привычки? Да, можно назвать это привычкой, которой уже не одна сотня лет, уж поверь мне. Попробуй сама, возможно, ты поймёшь, о чем я.
Ощущая, как румянец наконец сходит с щёк, молодая кобыла послушно закрыла глаза и позволила какой-то части магии, что постоянно окружает пони, развеяться. Не открывая глаз, она попыталась почувствовать разницу, однако, сколько бы она ни старалась, ничего нового почувствовать не могла.
— А что должно измениться?
— Ну, если ты всё время будет стоять столбом, то ничего. Может, хотя бы ляжешь или пройдёшься?
Сделав несколько шагов туда и обратно, она невзначай махнула хвостом и ощутила что-то странное. Словно сейчас все было так, как и должно быть, лёгкий ветерок от взмаха хвостиком приятной волной коснулся губок кобыльего естества, однако это не приносило каких-то отрицательных чувств. Как и положительных — всё просто казалось более естественным. Однако мысль о том, что какой-нибудь жеребец может просто бросить взгляд под хвост заставило её тотчас опустить хвост, а Луну — тихо рассмеяться.
— Твайли, Твайли, тебя можно читать как открытую книгу. Разумеется, я не призываю кобыл разгуливать с поднятым хвостом, скорее это способ почувствовать себя свободной от каких-либо стереотипов и правил, пусть даже и наедине с собой. Магия сокрытия служит не только для защиты репродуктивных органов от излишнего внимания, но и является барьером от множества микробов и частично оберегает от повреждений. Хотя от прямого удара копытом, это, конечно, не спасёт.
В этот момент Луна почему-то широко улыбнулась и прикрыла глаза, однако Твайлайт решила не углубляться в этот вопрос.
— Ладно, замнём эту тему… Мне всегда хотелось у тебя кое-что спросить.
С этими словами принцесса Ночи перевернулась на спину и максимально серьёзно посмотрела на свою любимую.
— Расскажи мне о Селестии.
Кажется, подобный вопрос выбил почву из-под ног её собеседницы, так как она села назад, недоверчиво рассматривая Луну, словно это мог оказаться чейнджлинг.
— И всегда этот удивлённый взгляд. Твайли, прошла тысяча лет, моя сестра наверняка изменилась за это время, изменилось её отношение к подданным, окружающему миру, самой жизни. Неужели ты думаешь, что долгие столетия не проходят для нас бесследно? Даже Старейшина драконов не является неизменным, а ведь он был в возрасте ещё когда мы только родились. За это время он не раз менял свою точку зрения на один и тот же вопрос. И потому…
Пони вновь перекатилась на живот и аккуратно сложила высохшие крылья.
— … я хочу, чтобы ты рассказала о своей учительнице.
Какое-то время в воздухе царило молчание, во время которого Твайлайт задумчиво водила копытцем по мягкой ткани покрывала, однако вскоре смогла уцепиться за нужную мысль.
— Я… Принцесса Селестия однажды сказала, что наблюдала за мной с самого начала… Как оказалось потом, она правда наблюдала С САМОГО НАЧАЛА. Как Древней народа пони, ей были доступны высшие уровни понимания нас, именно там она искала себе ученицу, а после того, как почувствовала моё появление, предложила моей тогда ещё будущей няне, принцессе Кэйденс, опекать мою семью. Как учительница говорила мне, она сперва не желала браться за эту работу, однако, — тут Твайлайт хихикнула, — она передумала после того, как меня увидела. Мои родители, они…. Ну, они занятые пони, а потому с радостью приняли предложение помощи. Хотя и безмерно удивились, когда увидели на пороге дома аликорна. Эх, принцесса Кэйденс была самой лучшей няней, которую может пожелать себе жеребёнок. Однако в какой-то момент у моей няни появились другие дела, а я к тому времени так увлеклась книгами и теорией магии, что моя учительница посоветовала моим родителям через других пони подать документы в Школу одарённых единорогов. В тот момент во время приёмного экзамена Соник Рэйнбум побудил мою магию. Если честно, с этим экзаменом произошёл забавный момент: принцесса Селестия отдала приказ зачислить меня в любом случае, однако не противилась и психическому давлению, что могло бы пробудить дремавшую во мне силу. Проблема была лишь в том, что приказ попросту не успел добраться до самой школы из-за внутренних проблем. Разумеется, увидев огромного дракона в центре города, она поняла, кто стал причиной тех беспорядков, и довольно быстро привела всё в норму. Хех, именно тогда я и познакомилась с принцессой Селестией.
— И каковы были твои первые впечатления?
Немного подумав, Твайлайт прикрыла глаза, вспоминая тот момент.
— Красивая. Добрая. И высокая.
Последние слова она произнесла с улыбкой, в которой читалась некоторая грусть.
— С того момента, как я поступила в эту Школу, она практически заменила мне мать. Все ученики жили в интернате и не очень часто видели своих родителей. В то время… В то время я очень скучала по маме и папе, бывало, иногда плакала по ночам.
Твайлайт замолчала, после чего тепло улыбнулась и продолжила говорить.
— Не знаю как, но она узнала про это и однажды пришла ко мне ночью. Я помню, словно это было вчера…

* * *


Ещё один день интересных занятий был позади. К несчастью, библиотека в этот день не работала, а книжки она, вот глупая, уже сдала обратно, а значит, нечего было почитать перед сном.
С печальным вздохом маленькая единорожка улеглась на свою огромную, не по размеру, кровать и прижала к себе любимую куклу. «Интересно, как там сейчас мои мама и папа?.. Как там СБМДН?.."
Учёба в этой Школе всегда была интересным и захватывающим занятием, однако иногда хотелось поговорить со своими родителями, но они часто были заняты, что уж говорить про Шайнинг Армора, ведь его служба в гвардии Кантерлота отнимала всё возможное время.
Почувствовав, как в уголках глаз скапливаются слезы, она тихо шмыгнула и попыталась прогнать печальные мысли, но не всегда у жеребят это получается без посторонней помощи. От обиды на такие неудачные обстоятельства Твайлайт взбрыкнула ногами, пытаясь не заплакать, однако прохладный воздух лишь заставил прибавить к чувству одиночества ещё и холод. Однако стоило ей попытаться нашарить сползшее одеяло, как оно само укрыло единорожку, а тёплое дыхание заставило жеребенка удивлённо перевернуться на другой бок и встретиться взглядом со своей наставницей.
— П-принцесса Селестия?
Со спокойной улыбкой монарх Эквестрии подоткнула одеяло ученицы и наклонила голову набок.
— Почему моя верная ученица выглядит так, словно вот-вот готова расплакаться?
Мягкий и участливый тон Селестии заставил жеребёнка всхлипнуть и прижать к себе игрушку.
— Я… Я просто скучаю по маме и папе… И моему старшему братику… Я бы хотела, чтобы они приезжали в Школу, когда это возможно…
— Увы, они очень заняты сейчас, моя маленькая пони, как и твой брат…
Казалось, она была огорчена не меньше жеребёнка, однако привычная улыбка вновь появилась на её лице, когда аликорночка нежно ткнулась мордочкой в нос маленькой единорожки.
— Но как принцесса Эквестрии я не могу позволить моим маленьким подданным плакать по ночам, иначе я не могу себя так называть.
Отойдя вбок, она пропала из поля зрения на несколько секунд, однако вскоре огромная кровать тихо скрипнула, принимая вес взрослой пони, и большое белое крыло укрыло Твайлайт словно второе одеяло. Не смея поверить своим чувствам, единорожка несмело подняла голову, вновь встретившись взглядом со своей наставницей. Кое-что не укрылось от её взгляда — на её наставнице не было королевских регалий. Без них принцесса Селестия выглядела очень… близкой. Красивой любящей кобылой, о которой мог бы мечтать любой жеребёнок. Счастливо закрыв глаза, Твайлайт несмело придвинулась к своей учительнице и с радостным восторгом почувствовала, как она приобняла свою ученицу и прижала её к себе, словно родная мать.
Так она и уснула, уже не ощущая своего одиночества.
Не раз Селестия отвлекалась от своих обязанностей и забот, чтобы провести время со своей ученицей, будь это изучение магией или перерывы на отдых, которые Твайлайт часто игнорировала, засев за какой-либо книгой. Тогда принцесса сама мягко отбирала её у своей студентки так, что она и не замечала этого, переключая внимание на что-то иное.
А бывали дни, когда принцесса приходила к ней, чтобы отдохнуть. Чаще всего это было обеденное время, когда приходившая к себе в комнату пони заставала монарха на кровати без королевских регалий. Иногда Селестия даже не слышала, как Твайлайт заходила в комнату, пребывая в царстве снов. В это время её ученица быстро раскидывала учебники по местам — если это можно было так назвать — проверяла, спит ли Спайк, после чего забиралась на кровать к спящей кобыле и дремала рядом с ней или же рассматривала гриву аликорна.

* * *


— Если честно, я так и не набралась храбрости потрогать её. Случайные касания, не более. Зато я могу обнять тебя, Луна.
С этими словами она перебралась поближе к любимой и заключила ту в нежные объятья, зарывшись мордочкой в невесомую гриву.
— А какой была Селестия до твоего… ну, изгнания?
Раздался вопрос откуда-то из-за уха Луны. Залезшая на синешкурую кобылку Твайлайт обнимала её всеми четырьмя ногами и явно не собиралась отпускать Вуну в ближайшее время.
— Тия? Казалось, Луна на какое-то время выпала из реальности, словно пыталась вернуть воспоминания о тех днях. Хотя, как успела убедиться Твайли, память аликорна ничего не забывала навсегда, в любом случае была возможность вытащить искомое из глубин разума, пусть самой юной принцессе ещё не получалось так сделать.
— До того, как я обезумела, Селестия была идеальным правителем. Наши армии вселяли ужас в наших врагов, а политика Кантелота вела к процветанию пони. Да, Тия была хитрым и опасным противником в политике, вынуждая другие народы признавать силу Эквестрийской Империи. Мягкость по отношению к подданным она перекрывала яростью, с которой сражалась на поле боя, не прибегая к силе Древней. Не зря её прозвали Cealum, что означало «рай». Рай тем, кто дерзал встать на её пути. Не думай, что она была злой, вовсе нет, однако правление всегда связано с жестокостью к тем, кто желает поколебать основы твоего государства. В иное время…
Слушающая свою любовницу Твайлайт недовольно дёрнула ушком, когда рассказ прервался, однако тотчас расслабилась, стоило Луне продолжить.
— В иное время у Селестии был лишь один враг. Время. То, что вечно разлучало её с союзниками, друзьями… Любимыми… Внутри неё всегда зрела бездонная пропасть, какую только я могла заполнить, будучи таким же бессмертным созданием, как и Тия. Однако прошло десять столетий, что стало с моей сестрой? Я не знаю. Мы столько раз меняли маски, что сейчас я не могу точно сказать, какой она стала.
— Одинокой.
Неожиданная реплика Твайлайт Спаркл заставила принцессу Луну недоуменно моргнуть и повернуться в сторону поняшки, все также лежащей на ее спине.
— Уже после твоего возвращения я поняла, зачем она брала себе учеников. Она пыталась хоть как-то облегчить свою боль. Будучи жеребёнком, я не понимала кое-чего…

* * *


Однажды ночью, уснув в объятьях своей наставницы, Твайлайт проснулась от странных звуков. Она открыла глаза и пыталась понять, что же это, и лишь спустя минуту смогла осознать и поверить своим ушам — принцесса Селестия всхлипывала. Осторожно повернувшись на другой бок, поняшка робко подняла голову, глядя на свою учительницу. Белоснежная кобыла смотрела куда-то в окно, словно смотрела на висящую в небе луну. По её щекам катились слезы, а сама она с трудом сдерживала рыдания.
— Прости… Прости меня, пожалуйста… Я была слишком слаба и беспечна, чтобы заметить главное. А теперь я пытаюсь… Пытаюсь исправить ошибку, исправиться самой, но теперь во мне постоянно зреет семя сомнений. Я боюсь подвести ещё и их.
Почувствовав взгляд жеребёнка, кобыла опустила голову и слабо улыбнулась, безуспешно пытаясь скрыть слезы.
— Прости, Твайлайт, что разбудила тебя… Завтра трудный день, тебе нужно отдохнуть. Спи, спи, моя маленькая пони.
Нежные касания мордочки принцессы вновь навеяли сладкие волны, вынуждая малышку зевнуть и нырнуть в тёплые объятья аликорна.

* * *


— Она ждала тебя, Луна. Все это время она скучала по тебе… Луна?
Почувствовав, как тело кобылки дрожит, Твайлайт скатилась со спины аликорночки и подползла к ней поближе. Принцесса Ночи плакала, стискивая зубы и не желая издавать ни звука. Горькие слезы стекали по синей шкурке пони и бесценными брильянтами катились вниз, скрываясь в шёрстке мордочки. Подобное зрелище вряд ли кто мог спокойно вынести, вот и Твайлайт прижалась к своей любимой, ощущая печаль Луны как свою собственную.
— Прости меня, Твайли… — глухо пробормотала кобыла, яростно водя копытцами по лицу.
— Ты, как и принцесса Селестия, не умеешь прятать слезы, — чувствуя, как её сердце вот-вот разорвёт от жалости, лавандовая аликорночка притянула к себе мордочку старшей кобылки и страстно поцеловала её. На пару мгновений тело Луны напряглось, словно струна, готовая лопнуть, однако затем она обмякла, словно сдавшись, и осторожно ответила на поцелуй. Когда они нашли в себе силы отодвинуться друг от друга, Луна наконец вытерла слезы и посмотрела наверх, туда, где в небе Мира Грез висела луна.
— Я совершила ужасный поступок, Твайли. И пусть это звучит эгоистично, но больше всего мне жаль не тех, кто погиб в то безумное время… Нет, их жертва тоже станет вечным грузом моей совести, но больше всего я жалею свою сестру, что потеряла единственного близкого для себя пони. Знаешь, я благодарна тебе, Твайлайт Спаркл.
Последние слова заставили поняшку отодвинуться назад и с некоторым непонимаем посмотреть на Луну.
— В твоём лице Селестия нашла не только ученицу, но и то, чего она лишилась после моего изгнания. Она нашла того, кто примет её любовь. Селестия изменилась, это верно, однако я уверена хотя бы в одном — она всё ещё может любить, и хочет этого. И точно знаю, кого она полюбила.
Недоуменно приподнявшая бровь Твайлайт несколько секунд смотрела на Луну перед тем, как та опустила голову и встретилась с ней взглядом.
— Н-не думаю, — прошептала покрасневшая принцесса, однако синешкурая кобыла лишь хитро улыбнулась и ткнула копытцем в кончик носа своей любимой.
— Селестия любит тебя, Твайли. Поверь мне, не раз я видела, как она влюблялась, и сейчас я точно могу поставить на кон хоть свою корону, что моя «великая и прекрасная» сестра неровно дышит к своей ученице, которую воспитала ещё со времён Школы. Интересно, сколько времени потребуется многотысячелетней кобыле, чтобы затащить неопытную принцессу в свою постель?
Печальное выражение лица Луняшки сменилось на хитрое, когда она встала на ноги и начала медленно нарезать круги вокруг покрасневшей аликорночки, закрывшей своё лицо крыльями.
— И более того, я рада, что вся та боль, через которую она прошла, не мешает ей, как и встарь, заглядываться на крупы красивых кобыл и жеребцов.
— Лу-у-уна, ты пугаешь меня настолько быстрой сменой настроения, — жалобно протянула Твайли, мечтая о том, чтобы поблизости было одеяло, под которое можно спрятаться. — И я не думаю, что принцесса Селестия испытывает ко мне какие-то чувства. Она… Она ведь правительница Эквестрии…
Со скептическим видом Вуна ткнула себя копытцем в грудь, как бы намекая на то, что это не мешает ей быть в табуне.
— И… И она ведь слишком возвышенна для этого…
— А также наизусть знает несколько переизданных Понисутр и не брыкалась уже тысячу лет. Тва-а-айли, выпущенное мною желание резвиться чуть не убило лича, пусть и в человеческом облике. Тут всего-то тысяча лет, однако есть и очаровательная кобылка, которая слишком боготворит свою учительницу, чтобы отказать ей в такой малости…
Последние слова Луна с очаровательно обольстительным тоном прошептала на ушко своей кобылы, подкравшись к ней сзади и словно невзначай проведя копытом по крупу.
— Теперь понятно, почему тебя когда-то считали богиней плодородия, — тихо буркнула Твайлайт, на всякий случай отодвинувшись от принцессы, однако та лишь рассмеялась.
— Дорогая моя, любимая Твайлайт, кажется, твои источники в кои-то веки тебе солгали. Как могла кобыла, которая ни разу не познала жеребца, олицетворять плодородие? Однако ты права.
Веселье Луны словно сдунуло в один момент, когда она вдруг раскрыла крылья и уставилась на небо.
— Некогда я была богиней, олицетворявшей материнство.
Не поверив своим ушам, лавандовая пони наклонила голову набок.
— Разумеется, у меня никогда не было собственных жеребят, да и не будет, скорее всего, однако я стала Матерью целого народа.
— Фестралы… — вырвалось у Твайли, на что Луна лишь молча кивнула, не отрывая взгляда от небес Мира Снов.
— Мои дети, которые пошли за мной из тьмы в ночь. Я лично, своими копытами держала первых жеребят нового поколения, родившихся от тех, кто покинул Тьму. Они стали моими детьми, когда я заменяла им матерей, ухаживая за ними, словно обычная кобыла. В заброшенных городах фестралов, я проверяла, остались мои статуи из древних времён, где изображена я со своими детьми. Ты не представляешь себе, Твайли, как это волшебно — чувствовать себя истоком новой расы, ибо старые фестралы были иными, не готовыми к жизни среди пони. Жеребята, жаждущие внимания… Я понимаю Селестию, которая не раз штурмовала бастионы одной магической загадки — бесплодия аликорнов. За всю её долгую жизнь она не испытала того, что мне получилось ощутить, пусть и не в полной мере…
Какое-то время она покачивалась из стороны в сторону, после чего резко развернулась в сторону Твайлайт.
— Скоро там, в реальном мире, наступит ночь. Пойдём, я хочу кое-чему тебя научить.

* * *


Дверь комнаты отворилась, заставляя Твайлайт вспомнить о том, что оставшийся позади них мир ненастоящий. В это очень трудно поверить, особенно если вспомнить, насколько реальным было все, чего она касалась, однако факт остаётся фактом — стоило ей переступить порог, как проход затворился, и принцесса Луна двинулась вперёд по залитым лунным светом коридорам Кантерлотского замка. Им никто не встречался, словно эта часть помещения вымерла, однако вскоре стала понятна причина отсутствия пони — кобылы шли по королевской части дворца, а именно половине Луны, куда не было доступа никому из обычной Стражи.
Вышедшая из бокового коридора тень обернулась фестралом в темной броне, который уважительно поклонился принцессам, припадая на обе передние ноги.
— Благая Мать и Возлюбленная Ночи, я рад видеть вас вновь.
— А, Старейшина, решили лично посетить Кантерлот? — благожелательно улыбнулась синешкурая кобыла своему собеседнику, на что тот вновь ответил церемониальным поклоном.
— Старейшина? А разве Древние фестралов не аликорны?
Казалось, удивлению юной принцессы не было границ, на что жеребец позволил себе горький смешок.
— Что вы, Возлюбленная Ночи, разумеется, аликорны возглавляют наш народ так же, как единорогов, пегасов или любых других видов пони. Я просто… старейший. Если Благая Мать позволит…
Дождавшись кивка Луны, фестрал снял с себя шлем, после чего парой движений расстегнул броню. Стоило основному элементу доспеха спасть с тела Старейшины, как его окутал лёгкий туман. Когда она развеялся, Твайлайт поспешно заткнула рот ногой, сдерживая изумлённый вскрик — перед ней стояло серое существо, весьма напоминающее фестралов своим строением, однако его глаза полыхали мрачным синим светом, а клыки во рту намекали лишь на одну диету, в которую трава входила поскольку-постольку. В отличие от современных фестралов, которые обладали лишь двумя парами клыков, его рот скорее напоминал акулью пасть с одним рядом зубов. Сгибы крыльев Старейшего венчались острыми когтями, придавая ему сходство с летучей мышью. Хвост жеребца остался неизменным, не считая того, что без брони он стал более густым и длинным.
— Прошу прощения за мою глупость, я, кажется, вас немного… удивил, — старейшина скорее откусил бы себе язык, чем позволил бы себе сказать, что кобыла Матери Ночи чего-то испугалась.
— Вы… Эм…
Пытаясь подыскать слова, Твайлайт указала на всего жеребца, однако он тотчас пришёл на помощь, видя, что принцесса Луна с улыбкой наблюдает за ними.
— Я один из тех, кто видел времена благой трансформации нашего народа под крылом Великой Матери.
Принцесса Луна страдальчески закатила глаза, осознавая, что она выглядит столь же старомодно, когда использует староэквестрийский стиль разговора.
— Старейшина, будьте так добры, в Кантерлоте я — принцесса Луна, а это моя возлюбленная, Твайлайт Спаркл. Когда я просила откомандировать кого-то с навыками старых искусств, не могла себе представить, что вы явитесь лично.
Небрежно закинув броню на спину, фестрал натянул шлем на голову и слабо улыбнулся, в очередной раз демонстрируя зубастую усмешку.
— Если Благая… принцесса Луна, — поправил он себя после строгого взгляда кобылы, — требует кого-то, это должен быть лучший специалист, которого наш народ может выдвинуть из своих малочисленных рядов. После той ночи и вашей ссылки наш народ слегка потрепали.
— Слегка?
Голос Твайлайт дрогнул, когда она вспомнила цифры из старых исторических книг.
— Ну, когда принцесса Селестия отправилась в траур, остальные пони вырезали каждого третьего фестрала Эквестрии. Этого они теперь тоже не хотят вспоминать на уроках истории, хах, — казалось, спокойствию Старейшины могли позавидовать сами камни. — Однако мы знали, что идём на правое дело, нас позвала Мать, и мы все откликнулись на зов.
Помрачневшая Луна негромко кашлянула и первая двинулась вперёд по коридору, ведущему, как оказалось, к ещё одной башне, Твайлайт и Старейшина последовали за ней. Когда подъем был завершён, фестрал вопросительно глянул на старшую кобылу, и, получив одобрительный кивок, начал ходить кругами вокруг лавандовой аликорночки, периодически цокая языком. В какой-то момент этот странный осмотр и внимание жеребца стали совсем невыносимыми.
— Гхм, и что же мы тут делаем?
— Измеряем уровень темной магии в вашем организме, Возлюбленная Ночи, — невозмутимо ответил фестрал, наворачивая очередной круг вокруг кобылки. — Наша Повелительница хочет узнать, как сильно магия вашего жеребца угнездилась в вашем теле, для чего нужно существо, в крови которого больше этого проклятья, чем обычной энергии нашего мира.
— Эм… Что значит «угнездилась»?..
— Это значит, что каждая проведённая неспокойная ночь с вашим жеребцом наделяет вас крупицей силы, его самого. Независимо, куда и как эта крупица попадает.
Последний слова заставили Твайлайт отчаянно покраснеть и беспомощно оглянуться на принцессу Луну, которая едва сдерживала смех.
— Не стоит так нервничать, любимая, это никоим образом не попытка обидеть или смутить, фестралы скорее съедят свои копыта, чем намеренно оскорбят меня или мой табун.
Жеребец молча кивнул и повернулся к принцессе Ночи.
— Моя Госпожа, я должен сказать, что он оставил немало силы в вашей Возлюбленной. Если ваша теория верна, а я склонен считать, что это так, то нам выдался прекрасный шанс создать нечто новое, основанное на нашей старой магии и энергии ночи. Вы хотите начать тренировку сейчас?
— Думаю, да, Старейшина, однако сегодня мы попытаемся лишь нащупать нить, после чего… Твайлайт, напомни мне, моя возлюбленная, как ты относишься к ночным исследованиям?
— Эм… Более положительно, особенно если узнаю, что именно мы пытаемся найти, — настороженно ответила аликорночка, неосознанно пытаясь отодвинуться от жутковатой пародии на фестрала. Хотя, если уж придираться к словам, это фестралы были пародией ВОТ ЭТОГО существа, стоящего перед ней.
— О, это помесь старой магии фестралов и некоторых изменений, что произошли с нами после встречи с определённым человеком, — тихий шёпот Луны у самого ушка пони прогонял страх, заставляя Твайлайт Спаркл улыбнуться Старейшине и решительно кивнуть.

 



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал