Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 9.1. Инкхайд.




Когда зебры не глядят волками.

 

Тишина тёплой зимней зекамбрийской ночи всегда восхищала гостей этой страны, прибывших сюда из более прохладных мест. Если вы останавливаетесь у деревьев или в оазисах посреди саванн, то тихий шелест листьев будет убаюкивать вас, так и норовя окунуть в сладкий сон без сновидений, что наполнит тело силой, а разум — чистотой. Однако зима в этих краях не только тепла, но и дождлива, когда облака, полные влаги, идут с севера на юг, проливаясь настоящими водопадами воды, оживляющей утомлённую землю. Это может обернуться неожиданной простудой, потому зебры, исконные жители Зекамбрии, советуют внимательней прогнозировать ваш отдых и не отдаляться от населённых пунктов во избежание несчастных случаев.
Впрочем, возможные осадки не сильно тревожили двух существ, что на данный момент проживали в палатке у деревни вождей.
Очаровательная в своей таинственности зебра выросла в этих краях, и потому погода не стала бы для неё неприятным сюрпризом. Вот и сейчас она вышла наружу, с наслаждением вдыхая прохладный ночной воздух. Её привычный ирокез был распущен, все украшения кобыла оставила внутри, словно освобождаясь от неких оков своего разума.
— Я словно родилась заново.
Если бы её собеседник имел уши, то они бы наверняка двинулись, указывая на то, что он слышит её слова. Однако вместо этого Дэс просто кивнул, все также сидя у входа в палатку и глядя вверх, в безлунное небо. Зекора лишь покачала головой и села рядом с личом, прислонившись к нему боком и тотчас отодвинувшись в противоположную сторону — даже сквозь шкурку можно было почувствовать, что температура тела была примерно такой же, как и у окружающей среды.
— И глуп вопрос, и бесполезен, но вот что я хочу спросить: не мог бы ты в таком обличье себя чуть-чуть прокипятить?
Огоньки в темных глазницах описали идеальный полукруг перед тем, как костяные пальцы с тихим щелчком извлекли из воздуха небольшой язычок пламени, что стал неправдоподобно быстро нагревать воздух вокруг не-мёртвого. После достижения нужной температуры, он погас, оставив после себя тёплую ауру, позволившую Зекоре спокойно прислониться к своему жеребцу.
— Я бы совет тебе дала, коль рифмы есть, то есть у нас беда.
— И что же делать мне, великая зебрА, коль нет любви, то с пони шелестить пора?
Недоуменно изогнув бровь, кобылка уставилась на человека, после чего до неё дошёл смысл слов, и она с тихим фырканьем ткнула парня в бок. Разумеется, он никак на это не отреагировал, на что она втайне надеялась. Увы, щекотка была одним из тех чувств, что личам ну никак не давались вне зависимости от того, как сильно они «повзрослели». Этот термин Дэс упомянул ещё вечером, когда стражницы возводили палатку, однако тогда зеброчка не совсем поняла, что это значит. Впрочем, сейчас у неё не было ни малейшего желания это выяснять.
— Какие мысли посещают разум чародея, что бездыханно изучает бездну неба?
— Желанье отхлестать одну особу, что непрестанно выражает свои мысли в рифмах, нисколько не стыдясь косноязычья низких, не могущих напевом свои фразы повторять. А если быть абсолютно серьёзным, то прорывающееся в тебе чувство рифмы — тревожный звоночек. Надеюсь, это скоро прекратится, стоит мне вернуться в облик живого.
На какое-то время тишина вновь воцарилась в ночи, пока её не прервала зебра, негромко зевнув и опустившись телом на ноги человека. Немного помедлив, Дэс запустил пальцы в гриву возлюбленной и начал монотонно поглаживать её по голове, на что Зекора лишь довольно прикрыла глаза и едва не замурлыкала от ощущения покоя.
Скажи ей кто вчера, что эта поездка окончится тихой ночью в палатке недалеко от её родного города, алхимик рассмеялась бы тому в лицо. Однако вот она, реальность — одна из проблем Зебрикании решилась меньше, чем за сутки, жизни многих принцев и принцесс будущего спасены.
Спасены её жеребцом из другого мира.
Перевернувшись на спину, зеброчка остановила весь процесс почёсывания и внимательно посмотрела ему в глаза, внутренне радуясь тому, что может совершенно спокойно выдерживать этот взгляд. Неизвестно, о чем подумал лич, однако он усмехнулся, заставив прозрачную кожу на щеках дёрнуться, что противоречило всей логике анатомии, так как никаких мышц не было видно. Впрочем, сейчас не эта деталь заинтересовала зебру.
Зубы.
А если быть точнее, то клыки, которые бросались в глаза, когда он смеялся или просто широко улыбался. Как говорил сам Дэс, даже по человеческим меркам эти четыре зуба были чуть-чуть больше, чем обычно бывает у существ его вида, а первое время многие пони заворожено смотрели ему в рот во время разговора.
Зекора довольно быстро привыкла к этой особенности своего ученика, благо на её родине зубастых созданий хватало с избытком, но сейчас она поняла странную неестественность, что настойчиво пыталась пробиться к сознанию кобылы — у лича не было клыков!
Её тело неосознанно напряглось, что не укрылось от главы табуна, потому как он недоуменно склонил голову набок, ожидая вопроса от зеброчки.
— Кто ты?
Кажется, такого лич не ожидал, потому как пламя в его глазницах вспыхнуло чуть больше, что, видимо, означало удивлённый взгляд.
— Эм… Дэс Мун'Уиспер, вроде как твой жеребец.
— Зубы. У тебя нет клыков. Мгновенно перебила его зебра, настороженно глядя на лицо не-мёртвого, который облегчённо чертыхнулся и вытащил из-за спины Воздаяние. Мгновение, и тускло светящееся лезвие косы явило себя в своей смертельной красе.
По мнению Зекоры, это было самой наглядной демонстрацией, заставившей её нервно напрягшиеся мышцы заметно расслабиться.
— Прости, просто ты почему-то не возвращаешься в свой облик после этих пещер, и я решила…
— Что это не я, а кто-то другой.
Закончил за неё Дэс, успокаивающе проведя рукой по её гриве. Несмотря на то, в каком виде он находился, зеброчка довольно мурлыкнула и прижалась щекой к костяной ладони своего возлюбленного.
— Извращенка.
Лич с ехидным смешком покосился на любимую, глядя на неё сверху вниз, однако этот эпитет не возымел на неё должного эффекта, вместо этого кобылка лишь фыркнула и перекатилась на живот, оказавшись на земле.
— Я могу сказать то же самое о пони Эквестрии. Однако мне вдруг стало интересно…
Соблазнительно улыбнувшись, она подалась вперёд, её мордочка оказалась прямо напротив скелетоподобного лица лича.
— Это плохая идея, Зери.
— Что, именно, м-м-м?
Глаза кобылы встретились с огоньками в бездонных глазницах не-мёртвого. Дыхание колдуньи уже согревало прозрачную кожу Дэса, в то время как сам лич выглядел немного нервничающим.
— Вот это.
Костяной палец упёрся в грудь зеброчки, однако это её не остановило, Зекора придвинулась вплотную к его лицу.
— Тогда это просто кошмар.
Прикрыв глаза, она соприкоснулась губами с любимым. На какое-то мгновение огоньки в его глазницах потухли, словно глаза лича тоже закрылись, пусть это и не было возможно. Через несколько секунд кобылка отодвинулась и с задумчивым видом посмотрела вверх, словно ища там подходящие слова.
— Сухо. Наконец выдала она вердикт, сев рядом с мрачным Дэсом и прижавшись к нему боком. — И язык у тебя немного иной. Хотя, по логике вещей, у лича его быть не должно.
«А говорить я должен, как все приличные короли мёртвых — проектируя слова в мозгу у собеседника» — внезапно раздавшийся в голове голос не-мёртвого заставил Зекору поморщиться и повернуться в сторону любимого.
— Ладно, слова о языке беру назад.
— А сухо потому, что слюни трупу не нужны, и что за странный бзик на поцелуи с языком с не-мёртвым «жеребцом»?
В ответ раздалось лишь насмешливое фырканье, с которым зеброчка провела по губам кончиком копыта и вдруг перебралась на колени любимого, устроившись на спине так, чтобы её голова лежала на верхней части тела лича.
В таком положении она пролежала довольно долго, безмолвно созерцая тёмное небо. В какой-то момент её глаза закрылись, но вместо сна сознание скользнуло в медитацию. Ближайший источник магии был очень близко, связанный с ней крепкой нитью любви. Не-мёртвый излучал странное спокойствие, словно пони, который сделал важную работу, а теперь мог отдохнуть после тяжёлого дня.
— Дэс.
Голос Зекоры приобрёл пугающую строгость, с которой она открыла глаза и вновь уставилась в безлунное небо.
— Почему ты не превращаешься в человека? Ты потратил всю энергию на заклинания воздуха?
Костяные конечности обняли зеброчку и притянули её поближе к телу.
— Нет. Любовница Первого Мастера скопила в себе достаточно магии, я просто жду знака. Посмотри — Луна так и не подняла ночное светило, что заставляет меня немного нервничать, потому как я не слышу зова луны, требующей «поднять» её. Может, это потому, что я в своем настоящем облике? А ну-ка…
Сильные руки аккуратно переложили зеброчку на землю, после чего Королевский Ночной Гвард встал в полный рост. Налетевший порыв тёплого ветра всколыхнул полы потрёпанного после пещеры плаща.
Лич ощущал. Именно так это можно было назвать — словно незримые щупальца чар распростёрлись над землёю, жадно вбирая в себя всю информацию о земле, воздухе и живых, что окружали то, что некогда было человеком.
Вся природа раскинулась перед ним, беззащитная в своей жизненной силе, просто зовущей того, кто мог бы протянуть руку и сорвать этот чудесный цветок энергии и безжалостно перемолоть в такую приятную прохладу магии тьмы…





* * *

 

Помотав головой, прогоняю странное желание, сосредоточившись на луне. Где-то там, за горизонтом, находится великое в своём влиянии светило, готовое подняться над небосводом, и если принцесса не может сделать это сама, возможно её жеребец сможет заметить темнейшую?
Волна простейшей эмоции прокатывается по телу, заставляя в удивлении обернуться — неужели никто иной не почувствовал этого? Любимая удивлённо приподнимает бровь, однако я молча машу головой и вновь окунаюсь в незримые потоки магии. Сегодня я поднимаю луну.
Мне лишь пару раз доводилось поднимать её самому, но это чувство просто невообразимо, когда ты продираешься сквозь паутину сложных волн энергии, зовя за собой целое светило. Наверно так чувствуют себя Древние, но мне страшно представить их настоящую силу, если большая часть её сокрыта за барьерами, что берегут всех окружающих от поистине ужасающих объёмов магии.
Сегодня ночью я подниму луну, будучи мёртвым. Успокаивающая лёгкость посоха Зекоры вновь ощущается в костяных пальцах правой руки, а Гримуар зависает в воздухе передо мной. Стоит подумать о том, что постоянно парящая передо мной книга не всегда удобный способ транспортировки, как неведомо откуда появившаяся серебристая цепь приковывает фолиант к поясу, после чего гравитация берет над ним верх.
«Оригинально». Магический посох вонзается в землю, том всех известных мне заклинаний вновь открывается передо мной, теперь удерживаемый левой рукой, в то время как пальцы правой словно перелистывают что-то в воздухе, заставляя страницы Гримуара послушно переворачиваться.
Странно знакомая формула на фоне луны заставляет удовлетворённо кивнуть и простереть ладонь над рисунком. Словно отделяясь от бумаги, изображение поднимается в воздух, становясь трёхмерным, после чего книга захлопывается и меня на мгновение окружает такой же рисунок большего масштаба. Увы, спустя секунду он исчезает, а я поднимаю руки, ощущая незримую тяжесть на них. Посох Зекоры пульсирует, словно ослабляя тяжесть луны, и шаг за шагом белобокое светило выползает на небосвод.
— Красиво…
Восхищённый голос зебры заставляет отвлечься от самого процесса и взглянуть на безоблачное небо, которое при появлении луны осветилось звёздами — разумеется, это не было моих рук дело — и сейчас мне казалось, что я смотрю в самое сердце мира, настолько близкими они казались нам с Зери. Неосознанно опустив руки, касаюсь гривы подошедшей ко мне кобылки и опускаюсь на землю, обняв и притянув любимую к себе. То тут, то там в вечном небе зажигались созвездия, и луна, следуя зову, неспешно поднялась на своё законное место.
— Сердце Вечности. Слова сами срываются с моих губ, на что Зекора молчаливо кивает и прижимается ко мне, а я вновь ощущаю тепло её тела и окружающей саванны. Не веря своему телу, подношу ладонь к лицу и с шоком констатирую, что чары сокрытия смерти легли незаметно для меня самого. Разумеется, стоит прислушаться к ощущениям, становится понятно, что магия утекла в заклинание, однако сейчас оно потребовало меньше, чем в первый раз, словно тело привыкает к этому странному переходу.
Видимо, на ощупь я тоже изменился, как так Зери изворачивается в объятьях и с наслаждением целует меня в губы.
— С возвращением, мой любимый ученик.
С лёгкой улыбкой возвращаю ласку, проводя рукой по шее кобылки во время ответного чмоканья.
— Воистину, с возвращением. На рифмы не пробивает?
Помотав головой, «почётная поняшка» фыркнула и боднула меня в лицо, опрокинув на спину. Со смехом отбиваясь от любимой, я вскоре смог принять сидячее положение и с наслаждением потянуться.
— Тут слишком тепло, особенно если учесть, что сейчас зима.
— Зебрикания. Зеброчка обвела окружающую нас саванну копытом, словно полководец, указывающий на поле боя.
— Кстати… Что правильно, Зебрикания или Зекамбрия?
Улыбка тронула губы Зери, когда она вновь легла мне на колени, с поучительным видом подняв вверх правую переднюю ногу.
— Зебрикания — это страна, населённая зебрийскими племенами, в то время как Зекамбрия — древнее название, пришедшее из глубин веков, что означает… эм, «страна, населённая зебрами».
Не сдержавшись, кобылка громко фыркнула, разрушив столь удачно скопированный образ Твайлайт Спаркл, когда та впадает в лекторский тон. Расхохотавшись вместе с Зекорой, я обнял зеброчку и откинулся на спину.
— Странно, Луна не связывалась с нами через сны, пока мы добирались сюда. Разумеется, с ней все в порядке, но, как я уже заметил, к любовницам по табуну она относится с максимальным трепетом.
— Наверняка она знала о том, кто я, и потому позволила тебе самому решить проблемы, дабы не затронуть твою гордость.
В голосе любимой было слышно одобрение, и, даже не глядя на её лицо, можно было сказать, что она улыбается.
— Все-таки бессмертные думают иначе, а она всю свою долгую жизнь провела лишь рядом с бессмертной сестрой, и теперь, когда Луна решилась отдать своё сердце кому-то, она использует всю мудрость веков, дабы не навредить этим отношениям.
— А что же ты?
Повернувшись на спину, Зекора встретилась со мной взглядом.
— А я рада тому, что не увижу смерти своих любимых. И я рада, что после того, как магия развеет моё пустое тело по миру через многие годы, ты не останешься наедине с горем.
Ткнув пальцем в носик кобылки с тихим «буп», я подхватываю зебру на руки и иду ко входу в шатёр.
— Каждый раз, как буду слышать твои глупости на тему смерти, это будет заканчиваться так!

* * *

 

Тяжело дышащая зеброчка устало прикрыла глаза, вслушиваясь в равномерное дыхание Дэса. После того, как она сползла со своего жеребца, он практически мгновенно отрубился, словно это лишило его последних сил. С довольным видом прижавшись к человеку, Зекора незаметно перешла в мир грёз…

* * *

 

Громкий крик разбудил зебру поздним утром, заставив подскочить на месте и оглянуться по сторонам, пытаясь одновременно протереть глаза и нащупать лежащего рядом с ней Дэса, который сидел на кровати, тяжело дыша и смотря куда-то в пустоту.
— Благие предки, а ведь до поездки к чейнджлингам все шло почти прекрасно…
Зекора успокаивающе погладила парня по плечу, чувствуя, как его колотит нервная дрожь, но нечто за пределами разума всё ещё не отпускало Повелителя Снов, заставляя зеброчку ощущать, как её сердце сжимается от жалости. Она никак не могла помочь человеку перестать видеть кошмары, некоторые из которых он даже не хотел обсуждать со своими любимыми. К счастью, большую их часть он не помнил, но никто не мог с уверенностью сказать, что память Дэса не пополнилась ещё чем-то достаточно жутким, чтобы напугать Инквизитора «Смерть», коим он был в своём мире.
— Что же такого страшного ты увидел сегодня? — пробормотала кобылка, прижавшись к испуганному и трясущемуся парню. Ей оставалось лишь гладить своего жеребца по руке, с тревогой понимая, что он всё ещё не пришёл в себя. Ситуация становилась критической прямо на глазах — обычно приступ ужаса не длился так долго, и зеброчка всерьёз опасалась за сердце, которое могло просто не выдержать в «живом» облике.
— Дэс! Попыталась она достучаться до человека, осторожно встряхнув его за плечи.
Бесполезно, он продолжал смотреть в никуда, а дрожь всё также колотила тело, словно по нему нескончаемо били слабые молнии.
— Да чтоб тебя…
Резко открыв мешок Дэса, зебра в спешке сорвала застёжку, но даже не обратила на это внимание. Пара секунд, и флакон с темным отваром уже извлечён наружу, ещё мгновение, и пробка вылетает с характерным «чпок», после чего кобылка прикладывает сосуд к губам человека, пытаясь влить жидкость внутрь. К несчастью, челюсть парня получилось бы открыть только ломом, и то, предварительно выбив передние зубы, потому нахмурившаяся зебра резко толкает замершего человека в грудь и выливает отвар в нос и глаза Дэса, не обращая внимание на то, что он начинает хрипеть. К её облегчению, этот метод срабатывает — со странным шипением зелье начинает испаряться с поверхности кожи, заставляя Зекору поспешно отшатнуться, дабы не вдохнуть едкий пар. Взгляд Капитана Ночной Стражи становится осмысленным и со слабым стоном он пытается подняться…

* * *

 

Иногда я запоминаю кошмары. Высший, как же я хочу потерять разум в эти моменты. Кажется, что мои волосы начинают седеть, стоит мне вспомнить даже маленький отрезок того, что приходит во снах.
Но всё рано или поздно кончается, и я моргаю, осознав, что всё это время глаза были открыты, после чего из моей груди вырывается слабый стон и я пытаюсь подняться на ноги.
— Ох, моя голова…
Полосатая кобылка появляется в поле зрения. Она имеет весьма всклокоченный вид, словно не спала, но мне все понятно и без слов.
— Сильно?
— Долго. Устало отвечает Зери, прижавшись ко мне всем телом. — Ты больше пяти минут был в ступоре. Это… это страшно, Дэс. Когда-нибудь мышцы тела не выдержат. И я молю предков, чтобы это послужило «вылетом» из живого образа. А если нет? Думаю, Луна воскресит тебя ещё раз, просто чтобы убить за потраченные нервы.
Со слабой улыбкой прижимаю к себе полосатую милашку, ощущая, как бьётся её сердце, и небрежно треплю её гриву, которую она не успела превратить в ирокез благодаря моему кошмару.
— Думаю, Твайлайт назовёт это «крайне неэффективным и энерго-затратным действием»!
Последние слова я тоже копирую с нашей любимой, пытаясь достичь той же точности, что и Зекора сегодня ночью, пусть и не с такой эффективностью.
Стоило зеброчке открыть рот, как некий шум заставил нас обоих встрепенуться и повернуться в сторону входа.
— Госпожа Зекора? Повелитель Дэс?
— Это она к кому? Удивленно поинтересовался я, пока Зери неспешно надевала кольца на шею и копыта. Немного подумав, она оставила гриву распущенной и весело хмыкнула.
— К тебе, любимый. Повелитель, или младший король мёртвых — это титул лича, что властвует над мёртвыми по праву силы. Повелитель, или старший король мёртвых — это титул Первого Мастера, что властвует над мёртвыми по праву власти. Видимо, моя сестра уже рассказала о том, кто ты такой.
— Но… Эквестрия, пони…
Я беспомощно оглянулся по сторонам, отыскивая одежду и облачаясь в штаны, предварительно отстегнув от них тёплый подклад, что был неощутим под чарами прохлады или в облике лича, но сейчас точно мог поджарить меня на жарком зимнем солнце Зебрикании. Вскоре, мы вышли наружу, нос к носу столкнувшись с молодой зеброчкой, что выступала, видимо, в роли посланника или проводника. При виде нас кобылка удивлённо захлопала глазами, после чего поспешно склонилась, припадая на передние ноги.
— Госпожа и Повелитель… Принцесса Зебрикании просит вас посетить деревню вождей в качестве почётных гостей и жителей.
— Для нас большая честь посетить ваш оазис.
Судя по всему, фраза была церемониальной, так как после этого полосатая милашка торопливо кивнула и, несмело улыбнувшись, побежала в сторону посёлка.
— Эм, разве она не должна была нас вроде как провести к городу?
Отрицательно покачав головой, Зекора наклонила голову набок, словно прислушиваясь к собственным мыслям, после чего решительно тряхнула головой и, ухватив край плаща губами, решительно потащила меня вперёд.

* * *

 

Всю короткую дорогу до деревушки Зекора объясняла мне некоторые правила поведения, которые, в принципе, сводились к простому «веди себя адекватно».
— Как ты помнишь, жители этой деревни — высокопоставленные зебры и их родственники, что дали клятву о молчании обо всём, что происходит здесь. Это древняя традиция, однако благодаря ей ты можешь спокойно демонстрировать даже неживой облик, а всё, сказанное здесь, остаётся в Инкхайде. Что ещё… Жеребцов у нас не так мало, как в Эквестрии, потому и поведение жителей более свободное, однако здесь вы все равно имеете больше прав. Нравы здесь… Ну, не удивлюсь, если после торжественного ужина какие-нибудь любопытные кобылы не утащат тебя в отдельную хижину.
— И ты так спокойно об этом говоришь?
Зери тихо фыркнула и с любовью посмотрела на меня, для чего ей пришлось поднять голову.
— У нас это немного иначе воспринимается, даже после Наг Вуура у жеребца может быть столько жён и наложниц, сколько он может себе позволить, а то, что тебя утащат молодые кобылки… Пф-ф-ф, я знаю, что ты будешь отбиваться до последнего, но не забывай.
Подмигнув, любимая продолжила.
— Ты не на Земле, а потому перестань думать об этом так серьёзно.
В ответ мне пришлось лишь покачать головой и продолжать двигаться за Зери, по пути размышляя о том, как всё-таки странно здесь обустроен мир. Кажется, я никогда не привыкну к тому, что измена считается таковой, если кобылка уже в чьём-то табуне, однако такое можно по пальцам рук пересчитать.
За подобными мыслями я упустил оставшуюся часть пути, придя в себя от того, что мы остановились. Из деревни уже выдвинулась встречающая процессия, возглавляемая принцессой, которая теперь явно выглядела более дружелюбно. Поймав мой взгляд, кобылка помахала ногой и улыбнулась.
«Как небо и земля», невольно отметил я перемену в поведении принцессы, однако тут мы остановились напротив друг друга. Стоит отметить, что нас встречала довольно большая группа жителей, почти вся состоящая из кобыл. Забавно, но стражниц теперь почти не было.
— Зекора, Повелитель Дэс. Я, принцесса Зебрикании, рада приветствовать в деревне вождей, Инкхайд и прошу вас быть нашими гостями. Прошу вас запомнить, что всё, что происходит в Инкхайде, остаётся здесь. И потому ваши секреты не уйдут дальше тех, кто их услышит. Мы хотели бы просить о том же.
Склонив голову в церемониальном приветствии, сестра Зекоры замерла, ожидая ответа. Кажется, здесь принято было, чтобы отвечал жеребец, однако, боясь ляпнуть что-то не так, я лишь склонил голову в ответ, вызвав удивлённый шепоток среди кобыл.
— Да будет так, принцесса.
Зебра поманила нас в сторону деревни, после чего мы и двинулись вперёд.
— Что я опять сделал не так? Сквозь полусомкнутые губы поинтересовался я у сестёр, когда мы слегка вышли вперёд от основной группы.
— Ну, ничего особенного, просто личи, как идущие по пути Первого Мастера, не обязаны никому кланяться, даже кому-то из его потомков. Ты просто оказал ей честь, вот и всё.
Досадливо сплюнув со вздохом «традиции», мне ничего не оставалось, кроме как следовать за принцессами и войти в деревню.
Забавно, если со стороны казалось, что дома построены на манер примитивных шалашей, то вблизи становится ясно, что в их основе лежит нечто вроде «железного дерева», из-за чего эти «шалаши» могли соперничать по стойкости с домами Эквестрии.
— Разумеется, в больших городах мы живём в многоэтажных домах. Однако как же бывает приятно вспомнить о традициях.
Сестра Зекоры сцедила неожиданный зевок в копытце и оглянулась по сторонам.
— Если честно, то я рада тому, что вы остались с нами — государственные дела находят меня даже здесь, несмотря на то, что далеко не каждому можно ступать на землю вождей. Ваша хижина там.
Она махнула ножкой в сторону небольшого сооружения, после чего вдруг поспешно раскланялась и нырнула в ничем не примечательную хижину, в то время как «свита» повела нас вперёд, к главной площади городка. Через некоторое время я обнаружил себя на скамейке в тени неизвестного мне дерева в обществе нескольких кобыл, рассказывающих о том, чем здесь все занимаются.
— Так как по большей части нашей стране ничего не угрожает, это можно назвать курортом с погружением в традиции.
Зеброчка, имени которой я не запомнил, лениво задрала голову, разглядывая овальные листья дерева, что мне почему-то напоминало помесь банана и кокоса. Наверно из-за плодов, что имели круглую форму, при этом отличаясь яркой желтизной с темными крапинками.
После моего вопроса о съедобности фруктов, я сосредоточился на токах дерева, заставив истлеть место крепления одного «андара» к ветке.
— Забавное название.
Под тихий смех кобыл раскалываю эту самую андару на две ровные половинки и протягиваю их собеседницам, пытаясь понять, когда уже успел потерять Зекору, которая вроде как была рядом. Судя по всему, такая вежливость со стороны самцов не очень часта у зебр, так как все четыре полосатые милашки краснеют и принимают угощение, благо прозрачная перегородка внутри него как раз делила половинку на ещё две части.
— Только прибыли, а уже охмуряем молодых дурочек?
Насмешливый голос за спиной полон ехидства и мудрости, наверно так будет звучать Зекора лет через сто. Обернувшись назад, практически сталкиваюсь нос к носу со старой зеброй, чья грива пышным водопадом опускалась почти до земли. Судя по её странному ожерелью с малахитом, что кобыла носила на шее, она была шаманом, однако то уважение, что скользнуло во взглядах моих собеседниц, заставило меня повнимательней присмотреться к «старушке».
— А вы, должно быть…
— Я ещё не так стара, чтобы мне «выкали» младшие короли мёртвых.
Казалось, сарказмом кобылы можно было выжигать города.
— Вот так доживёшь до пары сотен лет, и тебя уже записывают в ходячие развалины.
«… и бурчащие старушенции», додумал я за неё, заинтересованно наклонив голову набок, зебра скопировала моё движение.
— Значит, ты у нас объездил нашу «изгнанницу» Зекору, хмпф, она всегда имела странный вкус на жеребцов.
Я уже хотел было повежливей посоветовать ей захлопнуть пасть, когда внезапно учуял странный запах, исходивший от шаманки. Спасибо любимой и её дару, позволившему мне понять, что шкурка кобылы носила на себе мельчайшие капельки какого-то зелья, словно она использовала его в качестве духов.
— Ну, сложен ты довольно неплохо. Бесцеремонно заявила зебра, обойдя меня по кругу и пару раз даже ткнув копытом по бёдрам, словно купец, выбирающий товар на рынке. Скрипнув зубами, решаю потерпеть подобное обращение, однако она явно не собиралась на этом останавливаться, встав на задние ноги и внимательно рассматривая моё лицо, лишь после того, как собеседница попыталась коснуться губ копытом, я бесцеремонно сдёрнул его в сторону и нахмурился. «Это уже ни в какие рамки…» Однако другие кобылы лишь молча наблюдали за представлением, не делая попыток вмешаться.
— Интересно, что же в тебе так привлекло это извращенку?..
Её копыто внезапно потянулось к поясу.
А вот это уже стало последней каплей. Резко оттолкнув зебру, внезапно издаю рассерженное шипение, а из моего горла неожиданно вырывается низкий рык, когда я нависаю над обнаглевшей шаманкой.
— Закрой свою ПАС-С-СТЬ!
К моему удивлению, она лишь расхохоталась, примирительно поднимая копыто.
— Всё-всё-всё. Ого, а ты довольно мало продержался для труса. И довольно долго для убийцы.
Её серые глаза вновь скользнули по моему телу, однако на этот раз в её взгляде было лишь любопытство.
— Не злись на неё, любимый.
Зекора вовремя, как и всегда, появилась рядом со мной, успокаивающе проведя копытцем по бедру.
— Она просто попробовала на тебе «Вторую грань». Это зелье действует лишь раз, показывая тебя изнутри.
Шаманка согласно кивнула, после чего моя любимая подошла к старой зебре и крепко обняла её.
— Я рада видеть вас, учитель.
«Учитель? Думаю, понятно, откуда она взяла своё привычное ехидство».
Присев на скамейку рядом с кобылами, старая зебра поманила нас, вынудив сесть рядом, хотя я на всякий случай сел с краю, положив руку на спину возлюбленной.
— Видеть изнутри? Что-то вроде «зверь в тебе»? Думаю, отвар не работает, я явно должен звучать, как какая-нибудь крыса, а звучал, как тигр.
Улыбка вновь тронула губы беспардонной зеброчки, когда она встретилась взглядом с Зекорой.
— Тигр? Ну не-е-ет… Так что, ученица, ты все-таки нашла своего умершего охотника?
Недоуменно хлопнув глазами, смотрю сперва на неё, потом на любимую. Ну, меня, если так подумать, можно так назвать, но ведь она имела ввиду совсем другое. Зачем вообще бередить старые раны? Однако любимая повернулась в мою сторону. Её глаза сейчас напоминали бездонные колодцы, в которых я вот-вот был готов утонуть…
— Да, я нашла его, своего охотника. Услышал я словно сквозь густой туман. Почувствовав, как слезы наворачиваются на глаза, поспешно моргаю, проведя ладонью по лицу. — Он пошёл за мной на костёр Наг Вуура.
Ошеломлённый вздох со стороны других кобыл заставил меня удивлённо повернуть голову. Я, кажется, забыл о том, что мы здесь не одни, могу поклясться, эта новость скоро облетит Инкхайд ещё к вечеру.
— Правда? И как все прошло? Неужели костёр не обжёг? Наперебой загомонили зеброчки, переводя восхищённые взгляды с меня на Зекору. «Твою мать, он ещё и обжечь мог?» Я с суеверным ужасом тоже уставился на свою «почётную поняшку», над которой, казалось, ещё немного, и засияет нимб, настолько невинно она посмотрела мне в глаза. «А мне-то казалось, что это особый огонь, праздник, таинство, все дела». На этот раз вытирать с лица пришлось пот, когда до меня дошло, что мою тушку могло конкретно так подпалить той ночью.
— Всегда спрашивай о ритуалах, в которых собираешься принимать участие. Галочка.
Я провёл рукой по воздуху, словно отмечал что-то в невидимом списке под тихий смех старой шаманки и её ученицы.
— Она в тебе не сомневалась, не-мёртвый.
— Зато я теперь буду с удвоенным вниманием относиться к чужим традициям, — пробормотал я, взъерошив гриву своей лесной колдуньи. — И на всякий случай буду держаться подальше от огненных обрядов.
Ответом мне был лишь громкий смех всех зебр.
— Ещё и издеваются. Я злой и могущественный лич, бойтесь меня, р-р-р!
Увы, моего театрального мастерства не хватило на эту публику, так как новый взрыв хохота пронзил жаркий воздух зекамбрийской саванны.
— И, кстати, он не трус.
Негромко заметила Зекора, выразительно посмотрев на наставницу, однако в ответ мы оба покачали головой.
— Он трус, Зекора, просто это не касается мгновенных действий, когда кто-то в опасности, да, «Дэс»?
Она выделила моё имя так, что даже глупец мог бы понять — шаманка понимает его значение, не зря ведь она стала духовной наставницей. К несчастью, это так и было, ещё там, на Земле, я не мог выбрать нечто, что требовало бы настоящей, внутренней храбрости. Однако Эквестрия меняет, это тоже нельзя было отрицать.
— Да, трус, шаманка, и это не оправдание моих действий, но ведь и трус может совершить подвиг?
— Если ты посмотришь в глаза себе, возможно. Возможно…
После некоторой паузы старая кобыла слезла со скамейки и встала напротив меня.
— Но для труса ты довольно храбро выглядишь. Пойдём, ученица, я хотела бы поболтать с тобой о нашем, личном, пока твой охотник тут поразвлекает молодых кобылок.
С тихим смешком она направилась прочь. Зекора последовала за ней, но перед этим встала на дыбы, положив передние ноги мне на плечи и наградив долгим поцелуем.
— Не балуй тут сильно, не больше пяти кобыл.
Дождавшись, когда я закачу глаза, она подмигнула зеброчкам и покинула нас.
— Офигенное наставление, — сообщил я своим собеседницам. — Ну, может, покажете мне деревню?

* * *

 

Слава Ночи, нарастающая жара прогнала многих жителей с улиц, однако я все равно ловил на себе любопытные взгляды окружающих. Ничего нового, в общем-то, в столице чейнджлингов была такая же ситуация, как в Понивилле и Кантерлоте при моем первом появлении. Однако здесь я не заметил ни одного жеребенка. Как сказала Стрэйтвью, одна из моих экскурсоводов: «жеребят от разбалтывания секретов не удержит и Первый Мастер», с чем я не мог не согласиться. Хотя, если вспомнить Пинки-клятву…
В общем и целом вся деревня была по размерам поменьше Понивилля, да и атмосфера здесь царила даже более расслабленная, чем городке пони. Вот уж точно, курорт, укрытый от зноя широкими листьями местных деревьев. Сам же оазис был расположен немного в стороне от центра поселения, вода из него поставлялась хитроумной системой труб, работающей на магических кристаллах, которые зебры меняли у других рас этого мира.
То тут, то там можно было заметить стражниц, стоящих в тени или патрулирующих улицы. В отличие от доспехов пони, они были облачены в псевдокожаную броню, которая больше подходила для манёвренного боя, однако вооружены они были все теми же копьями, ну, может, немного другого вида, более тонкими.
— Зебры всё-таки более воинственная раса, чем пони.
Это можно было понять по мордочкам стражниц — они не пытались скрыть эмоции за нейтральным выражением лица, внимательно глядя по сторонам, готовые к любой заварушке.
— Долгие поколения кочевой жизни и вечных стычек.
Стрэйтвью неопределённо махнула копытцем куда-то в сторону, после чего подошла к воде и наклонилась вперёд, сделав пару глотков, остальные кобылки сделали тоже самое.
— Попробуй, Повелитель.
«И ведь просил не называть меня так…» Опускаюсь на колени и осторожно наклоняюсь вперёд, чтобы выпить воды. Живительная прохлада прокатывается по телу, когда я ощущаю волну магии, омывшую тело. Как и всегда, она бессильно распыляется в воздухе, не имея возможности пополнить мой резерв, однако это не мешает мне насладиться вкусом.
— Оазис с точкой выброса магии? Великолепное место. Наконец могу произнести я, оторвавшись от воды.
— «Живая вода». Гордо отвечает Клир Винд, словно это она лично создала подобное чудо природы, после чего вновь опускается на колени рядом со мной и делает глоток. — Странно… Вода стала сладковатой… Секунду.
Передвинувшись ко мне поближе, она попробовала её ещё раз, на мордочке застыло удивлённое выражение.
— Выпей ещё.
Недоумённо приподняв бровь, вновь склоняюсь к самой поверхности и пью ещё; любопытная мордочка зебры ткнулась рядом.
— Серьёзно, она стала сладковатой, эй, попробуйте сами!
Теперь уже две кобылки оказались рядом со мной, требовательно глядя в глаза.
«Нашли, блин, подсластитель». После очередной дегустации на их лицах застыло такое же выражение, что и у Клир Винд.
— Интересно… С задумчивым видом протягивает Стрэйтвью, глядя на меня. — Наверно, так она реагирует на Повелителя. Хм…
Судя по тому, с каким видом она посмотрела на воду и меня, у неё созрел некий план, который мне уже не сильно нравился. Ну, как «не нравился» — скорее было любопытно, насколько наглой окажется эта кобылка. Что ж, опасения были оправданными.
— Набери воду в рот, но не вздумай проглатывать. Строго произнесла зебра с хитрой улыбкой.
— Во-о-от уж нет! На мой протестующий возглас кобылы лишь ухмыльнулись.
— Это эксперимент ради науки! Наперебой загалдели молодые зеброчки, с предвкушением облизывая губы.
«Да, конечно, эксперимент, ага…» Покачав головой, выполняю просьбу, смахивающую на требование, и Клир Винд подскакивает поближе. Её губы касаются моих, и вот это уже поцелуй, в течение которого зебра осторожно исследует мой рот язычком, аккуратно касаясь передних клыков и потихоньку проглатывая воду. Хвост кобылки пару раз дёргается из стороны в сторону, когда она отодвигается, назад, облизываясь с довольным видом.
— Словно пью сладкий сок ник'вариды. Выносит она вердикт, открывая глаза, которые были прикрыты во время «дегустации». Судя по лицам её подруг, это довольно неплохая оценка, так как они все нетерпеливо смотрят на меня. «Интересно, это она про воду или процесс?»
— Забавляетесь? Голос Зекоры заставляет меня дёрнуться от неожиданности и обернуться к любимой с виноватым выражением лица. К моему удивлению, в её взгляде было лишь одобрение. Негромко цокая копытцами, она приблизилась к нам и мордочкой указала на воду.
«Она издевается. Я скоро воду возненавижу».
После получения своей порции зеброчка озадаченно кивнула, облизывая губы.
— И правда… Ладно, пока эти молодые кобылы не решили проверить воду ещё на чем-нибудь, я украду тебя в дом отдыха, там тебя ждёт кое-кто, желающий просто поболтать.
Я точно знаю, что здесь нет никого, кто был бы мне знаком, потому лишь пожимаю плечами и следую за Зери. Остальные кобылки, что-то тихо бурча под нос, следуют за нами, однако мой разум слишком занят размышлениями о том, кому я понадобился, чтобы обращать на это много внимания.

* * *

 

Большое одноэтажное здание не сильно походило на хижину, а когда мы вошли внутрь, то выложенный камнями пол и стены лишь подтвердили догадку о том, что дерево снаружи лишь скрывало основной строительный материал. Встретившая нас зебра была облачена в серый плащ некроманта, её симпатичную мордочку лишь немного портил длинный шрам, проходящий от ирокеза до челюсти через глаз. К счастью, оба глаза были в порядке. «Иначе было бы не так мило».
При виде «гостей» кобылка кивнула и поманила нашу компанию за собой. Следующее помещение представляло из себя большой зал, в центре которого располагался бассейн с тёплой водой, куда парочка зебр, чем-то напоминающих мне Лотус и Алоэ своими повязками, периодически добавляла травы с приятным запахом. Весь пол был покрыт разномастными подушками, не считая нескольких низких столиков, возле одного из которых сидел жеребец в окружении нескольких кобыл. Взглянув на него, я невольно присвистнул — «зебр» был ростом с Биг Мака. «Наверняка какой-нибудь офицер».
Заметив нас, он широко улыбнулся и махнул копытом, указывая на подушки рядом со столиком, после чего пошарил рядом с собой и достал длинный чёрный шланг с трубкой конце. Когда жеребец сделал затяжку и выдохнул облачко пара, я догадался обратить внимание на некое приспособление, стоящее на столике рядом с ним.
— Это что… кальян? Я недоверчиво наклонил голову набок, разглядывая немного изменённую версию индийского изобретения для курения. По большей части он не особо отличался от человеческой версии, не считая более широкой чашки для табака и сильно вытянутой шахты.
— Шиша, — лаконично подтвердил жеребец, вновь указав на подушки рядом с собой. — Я смотрю, мои дочери не избавились от вожжи под хвостом, если пытаются клеиться к Повелителю.
Чувствуя себя немного не в своей тарелке, поворачиваюсь к кобылкам, которые, оказывается, приходились друг другу ещё и сёстрами.
— Это как вообще понимать? Под моим взглядом зеброчки с невинным выражением лица разместились на подушках у самого бассейна.
— Это можно назвать примерно как «молодые дорвались до взрослой жизни». Одна из зебр рядом с жеребцом бросила суровый взгляд в сторону кобылок, после чего повернулась к, как я понял, своему возлюбленному. — Они все от разных матерей, но неуёмное желание добраться до чего-то запретного есть у всех.
В ответ он лишь лениво махнул ногой, глядя на то, как я с Зекорой и нашей проводницей усаживаемся напротив.
— Рад вас видеть, Повелитель. Я один из совета некромантов Зекамбрии. К несчастью, имени у меня, как и у моей сестры, нет. Точнее, мы их «потеряли», заняв наши должности. Можете называть меня советником. Да, у нас странная традиция лишать имён тех, кто служит народу на достаточно высоком посту, — прервал он меня до того, как я озвучил эту мысль вслух.
— А все-таки?
— Скул Смайл. Думаю, с самого начала было понятно, кем я стану.
Повернувшись на бок, он продемонстрировал метку в виде черепа зебры на фоне чёрной восьмиконечной звезды, после чего сделал ещё одну затяжку и протянул трубку мне.
— Попробуете? Видя мою неуверенность, он рассмеялся. — Вам ли беспокоиться о лёгких?
«Хм, действительно…» До этого я никогда и не пробовал курить кальян, но уж с теорией был вроде как знаком, потому, предварительно взяв одну из насадок со стола, закрепил её на трубке и осторожно затянулся. Прохладный вкус мяты приятной волной прошёлся по горлу, заставляя поёжиться от необычного ощущения.
— Лучшая единорожья мята из южной Эквестрии. Распробуйте.
Прикрыв глаза, делаю очередной вдох, ощущая на себе взгляд зебр. Немного нервирует, если честно, однако это не помешало насладиться охлаждённым дымом.
— Шикарно. Наконец вынес я вердикт, после того как сделал ещё несколько затяжек. Ответом мне стал одобрительный смех, из-за чего даже пришлось открыть глаза, дабы понять причину их весёлости.
— Хех, считается, что все шаманы и некроманты нашего народа имеют необъяснимую любовь к курению. Видимо, это касается не только зебр.
Вернув трубку хозяину, откидываюсь на подушки, ощущая лёгкое головокружение и общую расслабленность в теле. Рядом ложиться Зекора и, что странно, встретившая нас у входа кобыла в плаще некроманта.
— Кстати, познакомься, это Грэйв Лук, моя дочь. Я возлагаю на неё большие надежды…
— Лишь потому, что мы не захотели копаться в трупах, как она. Весёлый голос Клир Винд со стороны бассейна заставил Смайла закатить глаза. Скосив глаза в сторону молодых кобыл, я обнаружил, что они уже успели залезть в воду и теперь о чем-то лениво переговаривались, не забывая подслушивать наш разговор. — Повелитель, бросьте вы эту скучную компанию, наш отец, дай ему волю, готов весь день говорить о некромантии.
Судя по всему, он их совсем разбаловал, так как обычно в присутствии посторонних молодые зебры ведут себя более вежливо. Хотя, это можно также списать на сам Инкхайд. Деревня вождей, все дела…
— Гхм, рад знакомству… Может, отодвинешься? Последние слова я прошептал уже самой зеброчке, пытаясь деликатно отодвинуть её в сторону, однако она лишь молча помотала головой.
На мой полный отчаяния взгляд Скул Смайл лишь расхохотался, откинувшись на спину и глядя в потолок.
— Повелитель, не зря ведь провидение назвало её Грэйв Лук, у моей дочки просто прирождённый дар видеть мир предков. Ничего удивительного, что она глаз оторвать не может.
Кивнув, кобылка вытянула ногу и осторожно коснулась моей щеки копытом.
— Мёртвый, но живой. Повелители выглядят иначе. Мне надо подумать.
Резко встав на ноги, она направилась к бассейну, по пути избавляясь от накидки. Опустившись в воду, зебра, к моему удивлению, не осталась в одиночестве: сестры тотчас утащили её в свою компанию, после чего продолжили свой тихий разговор.
«Забавно, так отличается от остальных и все-таки не в одиночестве…»
— Так все-таки о чем вы хотели поговорить?
— Я ещё не так стар, чтобы мне «выкали» младшие короли мёртвых.
Слова жеребца заставили меня недоуменно приподнять бровь и посмотреть на собеседника.
— Вы со старой шаманкой случайно не родственники?
— Она моя младшая сестра, — рассмеялся некромант, притянув к себе одну из кобылок, что слушали наш разговор, лениво помахивая хвостами. Потискав довольно пискнувшую зеброчку, он улыбнулся мне и Зекоре. — Да, я лучше сохранился, благо профессия позволяет. Но я позвал вас не для этого. Я хотел бы поблагодарить вас, Повелитель. Дэс, — поправился он после моего выразительного взгляда. — То, что вы совершили… Это очень много значит для нашего народа, особенно теперь, когда появился ещё один Повелитель. Увы, почти все младшие короли мёртвых покинули свой народ, укрывшись от взора наших шаманов и углубившись в изучение магии в поисках чего-то своего, запредельного. Однако я хотел бы сказать вам кое-что: вы слишком юны и неопытны для Повелителя, ваша аура видна многим некромантам в мёртвом облике, она пылает подобно маяку в тёмную ночь. Вот только кого это пламя может привлечь? Вот в чем вопрос. Разумеется, в наше время, когда Древние многих народов следят за своими границами, ничего особо ужасного появиться не может, однако вам стоит остеречься. Простите, что отравляю заслуженный отдых мрачными предостережениями, но я обещаю, что это единственное, что может испортить ваш отдых тут. А пока — не хотите ли кальян? Скоро чилим — чашку — перезабьют вновь и мы сможем поговорить о чем-то более приятном.
После того как несколько шустрых кобылок появилось из боковых проходов и унесли забивать кальян яблочным табаком, как я их и попросил, в зале воцарилось молчание. Молодые зебры плескались в бассейне, я же наконец избавился от верхней одежды и теперь сидел в одних штанах, лениво поглаживая гриву Зери.
— И всё-таки, зачем вы… ты постоянно носишь эти штаны? Не думаю, что тебя сильно заботит образ таинственного чародея.
Проследив взглядом за крупом симпатичной зеброчки, несущей колбу кальяна, неосознанно потёр голову.
— Ну, у меня нет скрывающей магии, а сидеть в одних трусах меня слегка напрягает.
В это время вторая кобыла ловко присоединила шахту и прикрепила чилим с табаком, третья же осторожно поставила железную конструкцию с углями на стол и уже потянулась к щипцам, однако я решил вмешаться, дабы не наблюдать смертельный номер «а теперь мы попытаемся положить угли на верхушку высокой конструкции, будучи существом с копытами и без магии».
— Позвольте.
Ловко подцепив светящиеся кубики, положил их на металлическую поверхность, усеянную множеством отверстий, после чего вновь улёгся на подушки, наблюдая за тем, как покрасневшая зеброчка торопливо раскуривала кальян. Наконец, она вытащила мундштук из трубки и на мгновение зависла, словно пыталась решить, кому её передать. Поколебавшись мгновение, кобылка протянула трубку жеребцу и с суеверным страхом на лице посмотрела в мою сторону.
Скул Смайл что-то негромко произнёс на родном языке, после чего зеброчка торопливо поклонилась мне и практически мгновенно побежала в другое помещение.
— А… Эм, то это сейчас было?
— У нас право первой затяжки кальяна передаётся самому важному гостю. Перед ней встал не очень приятный выбор — уважаемый советник, довольно известный во всей Зебрикании, или Повелитель. На самом деле, трубка должна была достаться тебе, — тихо пояснила Зекора, глядя вслед убежавшей зебре.
— Пф-ф-ф, я-то думал, что-то серьёзное произошло…
В следующий момент нечто маленькое больно щёлкнуло меня по носу.
— Эй! Вытерев выступившие слезы, сердито смотрю на Скул Смайла, который задумчиво подбрасывает на копытце небольшой орешек.
— Запомните, Повелитель, у нашего народа понятия традиций очень сильны, и это её действие расценивается как прямое оскорбление, за которое вы могли высечь её прямо здесь. Поверьте, таких вещей не так уж много, но они есть. Вы, как младший король мёртвых, стоите над традициями, также ваши кобылы имеют право ими пренебрегать, однако служанка, зная о вашем статусе, этим жестом поставила вас ниже какого-то некроманта. И, между прочим, за этот орех я никак не должен извиняться, так как я желаю вам добра, — довольно закончил жеребец, вновь откинувшись на подушки, с которых он встал, когда принимал трубку кальяна. — А теперь, можем мы, наконец, нормально покурить?
Какое-то время мы вновь молчали, лениво передавая друг другу шланг через кобылок, однако подобное курение кальяна явно было ему не по нраву, потому как он вновь начал разговор.
— Знаете разницу между жеребцами зебр и пони?
Одна из его кобыл хихикнула, за что получила ленивый шлепок по крупу и выразительный взгляд от Скул Смайла.
— И всё-то у них одно на уме… Нет, то, какое место они занимают в обществе. Жеребцы стали некой роскошью, которую надо охранять, беречь и лелеять из-за их малого числа. Мы же взяли главенствующее место победителя, став немногочисленной опорой и силой во всех племенах Зекамбрии. Если кобылы Эквестрии добиваются внимания жеребца, то у нас именно мы берём наложниц и жён, начиная ухаживания. В моем табуне двадцать зебр, и всех их добивался я, а не ждал, пока они пригласят МЕНЯ на свидание.
Смайл громко фыркнул перед тем, как затянуться кальяном, после чего передал трубку мне.
— Не надо быть великим мыслителем, чтобы увидеть в вас жителя другого мира, Повелитель, потому мне интересно, как было у ВАС.
На пару минут я задумался, наблюдая за медленно поднимающимся дымом.
— Соотношение самцов и самок у людей всегда было пятьдесят на пятьдесят, потому нам пришлось перейти на моногамные браки. Влияние же полов можно оценить примерно как шестьдесят к сорока в пользу мужчин.
— Надо же, половина населения жеребцы… Задумчивое бормотание некроманта заставило скосить глаза в его сторону, однако он лишь нейтрально пожал передними ногами. — Увы, просто не могу представить это. Судя по всему, Вы довольно быстро «адаптировались» к нашему обществу, если учесть, что в вашем табуне уже три кобылы, одна из которых наша бывшая изгнанница.
В его голосе скользнули хитрые нотки, когда он задал следующий вопрос.
— И все же, наверняка Вы побывали не в одной постели, кто лучше — распущенные пегаски, изобретательные единорожки, эмпатийные земные, или все-таки наши кобылы?
Жены советника тихо ахнули, с ужасом переводя взгляд со своего жеребца на меня, видимо ожидая, что я сейчас покараю его за подобные слова. «Зебринские традиции, мать их… В Эквестрии этот вопрос слышал уже не раз, даже будучи жеребцом табуна».
— Вы сравниваете мягкое со сладким, советник, — наконец ответил я, обнимая Зекору и слегка прижав довольную кобылку к себе. — Может, это покажется вам странным, но я не имею такого обширного опыта, как многие жеребцы, а потому могу сказать вам лишь то, что знаю — сравнивать моих любимых друг с другом — это всё равно, что утверждать, словно какой-то цвет радуги лучше других. Я люблю их всех, пусть немного по-разному, но одинаково сильно.
После моих слов воцарилось молчание, казалось, даже молодые зеброчки в бассейне перестали плескаться, вдумываясь в мои слова. К моему стыду, эту тишину прервало громкое урчание желудка, заставившее ушки всех зебр в моем поле зрения синхронно дёрнуться.
— Прошу прощения, Повелитель, по своей глупости я забыл о некоторых… особенностях, в этой форме вы наверняка нуждаетесь в пище?
На мой согласный кивок жеребец громко хлопнул копытами, и через пару секунд перед ним уже стояла кобылка со странной меткой в виде полукруглого ножа и андары. Получив какие-то указание, сказанные ей негромким голосом, она поклонилась и также быстро скрылась из виду.
— Просто я уже ел, да и моя сестра, думаю, угостила свою ученицу, а вот о вас мы забыли. Скоро всё будет готово.
К моему удивлению, скоро было… очень скоро, буквально через пару минут несколько служанок внесли блюда с едой и, поставив их на подушки, вновь ушли куда-то в другую комнату.
— Угощайтесь, Повелитель мёртвых, не каждый день можно увидеть лича, поглощающего еду.
Закатив глаза, я мысленно махнул на него рукой и обратил внимание на тарелки. Слава Ночи, никто не догадался положить сена или травы, по большей части там были фрукты, включая те, что мне уже были известны. Однако одно блюдо привлекло моё внимание — мелкие ягоды темно-фиолетового цвета с отчётливой аурой тьмы. На моей памяти почти все ингредиенты зелий, что были использованы для нечестивой алхимии, имели острый вкус, но на этот раз природа решила меня удивить — сладковатые ягоды неизвестного растения имели странный освежающий эффект, однако я не мог понять его причину, был ли это врождённый вкус или же подобное произошло из-за того, кто я есть.
— Не стоит налегать на эти ягоды, стоит их переесть, и вам станет плохо.
«Немудрено, они ведь просто просятся в костёл в качестве основы для любого тёмного эликсира, вот только другие этого не чувствуют». Впрочем, не я один из присутствующих мог увидеть «второе дно» этого лакомства. С неподдельным удивлением Зекора разглядывала ягоды, и, кажется, можно было понять причину подобного поведения: наверняка она не раз ела их в детстве, однако после того, как моя душа слегка «дополнила» алхимию, взгляд на ягоды с другой стороны может дать удивительную информацию. Это как если бы что-то такое, о чем ты знал всю жизнь, внезапно оказывается чем-то иным.
— Как думаешь, могут ли они смягчить вкус тех зелий твоего приготовления? — спросил я, делая ударения на слове «тех», однако Зери и так всё поняла, потому как на её лице уже отражалась работа мыслей. Наверно, можно даже представить, как в этот момент в мозгу крутятся шестерёнки, однако процесс наблюдения был прерван повторным бурчанием желудка, а потому мне пришлось побыстрее приступить к трапезе.
Вся еда была вкусной и, по большей части, питательной. Раздражало, как и всегда, отсутствие мяса, но когда на мой вопрос об этой пище зебры предложили саранчу и жуков, я стремительно побледнел и постарался удержать все съеденное внутри себя. Понять, что кожа лица у меня посветлела, можно было по реакции Зекоры, когда она с недоумением на лице проложила ногу к моему лбу и поинтересовалась о самочувствии.
— В порядке, спа-ик-сибо…
С трудом проглотив то, что было во рту, недоуменно смотрю на дрожащие руки — мне ли, Инквизитору, ощущать тошноту от такого? Ну, едят они насекомых, что с того?
Не найдя объяснения своему странному приступу инсектофобии, я решил на этом не заморачиваться, а продолжать обед.
С тихим всплеском молодые кобылки наконец покинули бассейн и разлеглись на подушках, почти мгновенно промочив их насквозь, однако это их не волновало, они во все глаза наблюдали за тем, как я ем. «Если честно, не самое приятное ощущение…»
— Повелитель ЕСТ. Расскажи кому-нибудь, не поверят. Наконец выдала Стрэйтвью, объяснив этой репликой такое чрезмерное внимание со стороны зеброчек.
— Раз уж всё сказанное здесь остаётся в Инкхайде, скажу вам страшную правду, это внутри меня ещё и переваривается. Последнее слово я произнёс громким шёпотом и выразительно открытыми глазами. В ответ кобылки лишь расхохотались, разбрызгивая капельки воды со своих ирокезов, Зекора лишь закатила глаза с привычной таинственной улыбкой и прижалась ко мне.
— Это так мило, моя заблудшая ученица.
Услышав шаманку, я с некоторым недовольством покачал головой, не желая поворачиваться в сторону ехидной зебры, однако она сама подошла к своему брату, довольно нагло сев рядом с ним и потеснив одну из жён или наложниц. Уж не знаю, кто из них кто, если быть честным: Смайл никого из них не обделял своим вниманием всё то время, что я за ним наблюдал.
— А доволен ли «Повелитель» столь скромной кампанией, или же жеребец самой Луны Эквестрийской не привык к подобной плебейской компании?
Её речи звучали грубо и почти вызывающе, однако усмешка на губах старой кобылы выдавала её настоящее настроение и желание подколоть лича, который годился ей во внуки, если не правнуки.
— Мы с радостью извещаем, что подобное общество Нас устраивает, — высокопарно ответил я на подколку зебры, взяв протянутый Смайлом шланг и сделав глубокую затяжку. Выдохнутый дым под моим взглядом принял форму маленького дракончика из человеческой мифологии. Магическое создание село на нос Грэйв Лук, так как она была ближе всех из дочерей советника.
Какое-то время кобылка и существо с любопытством разглядывали друг друга, после чего копия древнего существа забавно чихнуло дымом и пропало, оставив после себя лишь запах табака.
— Красиво. Наконец сказала Грэйв Лук, посмотрев в мою сторону. — Можно ещё?
С улыбкой пожав плечами, я выдул точную копию и придал ей чуть больше энергии, отправив на подушку перед зеброй. Какое-то время молодой некромант и существо вновь играли в гляделки, после чего дочь советника начала пытаться поймать существо, однако раз за разом оно избегало копыт. Судя по всему, зеброчке это нравилось, потому я добавил энергии в творение и откинулся на подушки, почувствовав слабую головную боль от использования магии. Кажется, сегодня будет прекрасный денёк…


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал