Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 8. Гостья из прошлого




Глава 8.1 Вход

Жертва не должна быть напрасной...

 

Лучи солнца коснулись век, заставляя меня пробурчать что-то невразумительное даже для меня самого и укрыться плащом. Я был уверен, что после вчерашнего окончательно проснусь лишь к полудню, однако ткнувшийся в плечо нос Зери вынудил приподнять ресницы и украдкой посмотреть на свою любимую.

- Я вижу, что ты не спишь, Дэс. Вставай, нам пора отправляться в путь.

Понимая, что выспаться я теперь точно не смогу, смачно зеваю и потягиваюсь, успевая заметить, что Зекора уже вновь вернула гриву в обычное состояние и нацепила свои кольца. Однако на голове у нее была не корона, а наш обруч, что слегка нарушал ирокез, но не было заметно, что ее этот факт хоть как-то волнует: зебра с сосредоточенным видом собирала свои вещи, некоторые из которых были разбросаны по поляне, включая несколько склянок, которые пошли в ход этой ночью.

Воспоминания о Ночи Огня заставили меня улыбнуться, что не укрылось от внимательной кобылы.

- Это прекрасно, что мы с тобой помним хорошее.

С этими словами она уселась у своей сумки и терпеливо ждала, пока я приводил себя в порядок. Но как бы я ни перекладывал вещи в сумке, мои сборы подошли к концу. Потратив еще немного времени на то, чтобы наколдовать температурный щит, мы отправились в путь.

Большую часть пути до деревушки я крутил головой, честно стараясь найти хоть что-то, за что можно было зацепить взгляд, но тщетно - приближающийся оазис цивилизации было почти единственным, на что можно было смотреть в течении всей дороги.

Как говорила Зекора, в этой деревушке зебры жили согласно традициям, потому почти все дома представляли собой большие шатры, раскрашенные в причудливые цвета. При нашем приближении из ближайшего "дома" вышли несколько кобыл, которые двинулись к нам, но стоило им увидеть метку Зери, как они синхронно повернули обратно и быстро поскакали к центру поселения.

На подобное поведение любимая лишь закатила глаза, прописав себе фейсхуф.

- Сейчас устроят встречу...

Я на всякий случай покрепче сжал прохладный посох Воздаяния, уже думая о том, как буду отбиваться от воинов, но тотчас понял глупость своих действий: во-первых, с целых городком мне не справиться, во-вторых, если уж Зекора появилась здесь, дабы принести себя в жертву согласно их правилам, то какой смысл ее останавливать?

- Надеюсь, я окажусь в пещере как можно быстрее, пока хватает храбрости. Интересно было бы посмотреть в глаза своему отцу...

В ее голосе не было злорадства из-за неудобной сцены, что ожидала ее родителя, лишь тихая грусть по тому, кто некогда так властно перечеркнул ее судьбу. Жалеет ли она о том, что было бы, если тот охотник остался бы жив?



"Кто знает..." Пожав плечами своим же мыслям, я остановился на окраине деревеньки и начал наблюдать за скапливающимся народом вместе со своей возлюбленной. Многие зебры недоуменно тыкали копытцами в наши обручи, когда думали, что мы смотрим в другую сторону, но все шепотки скрывались за всеобщим гулом, в котором слышалось недоумение народа.

Внезапно взвывшие трубы едва не заставили меня перенести сердечный приступ, но тотчас смолкли, когда нечто вроде колесницы показалось в отдалении, заставляя зебр освобождать проход, создавая таким образом коридор для "вождя", как я понял. Отделанное золотом транспортное средство перемещалось с помощью двух мускулистых жеребцов, которые остановились практически перед нами, что вообще-то служило знаком неуважения, если мне не изменяет память.

- Как смеешь ты, изгнанница, попирать землю моих предков своими нечестивыми копытами!

Звонкий голос кобылы заставил нас с Зери недоуменно переглянуться, но тут появилась сама пассажирка колесницы, облаченная в серое одеяние и те же регалии, что продемонстрировала мне в поезде Зекора.

- Успокойся, дитя вождя, я здесь, дабы выполнить...

- Молчать! Яростно вскрикнувшая зебра топнула копытцем, которым затем ткнула в сторону собеседницы копытом. - Именем отца, что вверил мне бразды правления, я требую уважения ко мне!

- Старшая умная была кобыла, средняя и так, и сяк, а вот с младшенькой попал впросак. Печально процитировал я переиначенный отрывок из русской сказки, после чего повернулся к Зекоре, которая лишь устало улыбнулась.



- Как он умудрился заделать такую умную дочь, чтобы потом сделать "это"?

Лишь слегка снизив голос поинтересовался я у нее, на что получил лишь описанный глазами полукруг, мол, откуда она может знать.

- Я глубоко уважаю принцессу Зебрикании, ан'а'таналь, потому смиренно прошу позволить отдать свою жизнь на усиление печати, как и подобает изгнаннице.

"Еще одно унижение со стороны этой кобылы, и, клянусь Смертью, я лично дотащу эту дуру до алтаря..."

Почувствовав прикосновение к бедру, опускаю голову и встречаюсь взглядом с Зери, которая молча качает головой, прекрасно понимая мое состояние.

В это время сестра Зекоры по линии отца пренебрежительно фыркает и машет копытом. По его мановению нас окружает нечто вроде эскорта из стражи.

- Так и быть... Но ты отправишься туда одна. Не знаю, зачем тебе это существо, хотя могу представить, до чего можно скатиться...

Коротко рыкнув, дергаюсь вперед, однако моя любимая успевает задержать меня раньше, чем это делают стражи. В ее глазах читается грусть и смирение с приговором, она хочет как можно быстрее покончить с этим. "А я лишь усугублю дело...

"Хорошо, моя возлюбленная, как ты пожелаешь." Кивнув, прикрываю глаза и позволяю увести нас. Судя по всему, обреченным даже не дадут последнего обеда.

А между прочим, по пути в Зебриканию Зекора рассказывала, какие шикарные пиры и оргии проводились во имя принцесс и принцев, жертвующих собой во имя народа. "Кажется, изгнанники этого явно лишены" - успевает мелькнуть в мозгу, когда воины отходят в сторону, позволяя увидеть крутой спуск под землю, вырезанный чьими-то копытами или руками в толще земли.

"Ну вот и все."

- Ну вот и все, Дэс. Словно слыша мои мысли произносит зеброчка. - Спасибо за то, что был моим учеником. Когда я спущусь, через какое-то время волны смерти должны угаснуть и тебя отпустят. Ты ведь чувствуешь их?

Втянув воздух носом, утвердительно киваю - сладковатый запах смерти пронизывает окружающий воздух, не позволяя расти рядом со спуском даже сорной траве.

- Я люблю тебя, Дэс.

Скинув со спины седельную сумку, она поворачивается ко мне спиной, дабы не тратить время и решительность на пустые прощания. Она готова уйти.

***

 

В тишине Зекора делает несколько шагов, невольно порадовавшись тому, что ее "сестра" решила не выяснять никаких подробностей и уж тем более не вынудила ее рассказывать о том, где изгнанница провела эти годы. Последний год и несколько месяцев были лучшими за все время ее добровольной ссылки.

Шаг в сторону спуска.

Какой-то шелест позади, словно кто-то стремительно шагнул вперед, шурша плащом. Боль в затылке и темнота.

***

 

Никто не успел понять, когда высокое существо нашло время скинуть с плеч мешок, но телохранители принцессы заметили стремительное движение, спутник изгнанницы шагнул вперед и довольно аккуратно приложил черным посохом по макушке бывшую принцессы Зебрикании.

- Нашлась самоубийца, понимаешь ли...

***

 

- Нашлась самоубийца, понимаешь ли...

Весьма позитивно хмыкаю я, склонившись над лежащей зеброчкой и проведя над головой ладонями, предварительно опустив Воздаяние на землю - чары послушно проникли в разум колдуньи, погружая ее в сон до того, как она придет в сознание: это только в фильмах после удара по голове жертва валяется несколько часов, обычно ты или приходишь в себя через пару минут, или не очнешься уже никогда. Бил я аккуратно, так что у меня не было желания объясняться с Зекорой по поводу изменения в планах.

Подумав еще немного, понимаю, что оставлять ее на опеку "сестрицы" будет немного глупо, потому приступаю ко второй фазе своего плана - встаю в полный рост и поднимаю руки на уровень груди, держа ладони так, словно между ними был хрупкий шар из стекла.

Вдох. Выдох.

Я чувствую нескольких некромантов в свите принцессе, они дернулись, когда поняли, КТО стоит перед спуском, но слишком поздно.

Вдох. Цепь лопается. Пути назад нет.

Чувство пустоты в одно мгновение гасит остроту всех чувств.

"Я - лич, и я сотру в порошок все, что посмеет встать на пути Королевского Ночного Гварда. Клянусь именем Ночи, Магии и Природы!"

***

 

Лишь несколько зебр поняли, в чем дело, когда существо как-то изменилось, стоя спиной ко всем остальным, однако аура страха, внезапно накатившая на всех стоящих у спуска в пещеры, лишь подтвердила опасения некромантов.

- Ваше Величество, назад!

Ничем не примечательная кобыла быстро оттеснила принцессу за спины стражей, после чего с силой топнула копытами, пытаясь взять под контроль не-мертвое существо. К ее ужасу, нежить просто-напросто проигнорировала чары повиновения, словно они были направлены не на нее.

Расхохотавшись, существо наклонилось за посохом и повернулось в сторону зебр, являя им лицо, обратившееся в жуткий оскал черепа. Полыхающие бирюзовым светом глаза сразу нашли кобылу, заставляя ее невольно попятиться назад - хоть и было невозможно сказать, куда смотрит существо, она была уверена - оно смотрит именно на нее.

- Когда я спущусь, энергия смерти будет удерживаться мной. Если я буду уничтожен, вы ощутите вновь эти миазмы. Сейчас же, следите за Зекорой.

По мановению костяной руки тело изгнанницы окружил темный купол, наполненный темной магией.

- Алонзи, ребятки.

Короткий смешок этим низким, отдающим эхом голосом, заставил некроманта нервно дернуться и оглянуться на своих коллег, кто даже не пытался как-то преградить дорогу этому существу.

Закинув мешок на спину и подобрав посох, который он зачем-то уронил перед наложением щита, не-мертвый направился вниз. Через несколько секунд каменная дверь в пещеры открылась, пропуская нежить, после чего захлопнулась. Волны смерти тотчас пропали, вынуждая всех некромантов недоуменно переглянуться, после чего посмотреть на спящую под барьером принцессу Зекору.

Сегодняшний день был точно из ряда вон выходящим...

***

 

Узкий длинный коридор шел под большим углом вниз, заставляя задуматься о том, сколько сил был вложено в его создание, однако вскоре мысли переключились на зеброчку, что спала под чарами сна где-то там, наверху. Если я облажаюсь - ей придется спуститься вниз, даже если она и передумает, а потому стоит подумать об успешном уничтожении или "выключении" наследия древних времен.

"Кстати об ауре смерти..."

Отложив косу в сторону, сажусь посреди коридора и "выключаю" обычное зрение, пытаясь понять, как отрезать щупальца негативной энергии, что исходят откуда-то снизу, как и обещал некроманту-зебре.

Позади меня не было магии смерти.

Не поверив своим чувствам, трясу головой, понимая глупость этого действия: будучи личом, я не могу что-то пропустить, максимум - не обратить внимания. И сейчас медитация точно говорила мне, что в данный момент ничего не прорывалось на поверхность.

"Неужели артефакт полуразумен, как, к примеру, Воздаяние?"

Отбросив мысли, пытаюсь ментально спуститься глубже, но там пелена - магия древних времен надежно хранит свои секреты от лича-недоучки. Понимаю всю бессмысленность своих попыток и с тяжелым вздохом поднимаюсь на ноги, невольно хмыкнув - вроде бы и дышать нет необходимости, но привычка из живого облика преследует меня даже после снятия заклинания.
- Посмотрим, что же зебры отгрохали за прошедшие века.

Черное древко посоха привычно ложится в костяные руки, так же удобно, как и в мягкую плоть живого. "Надеюсь, мне оно мне не понадобится. Эх, меня ожидает длительный спуск вниз, вот черепушкой чую..."

Как оказалось, я был прав на все сто процентов - мне пришлось спускать еще минут тридцать под покровом слабой ауры смерти. Еще в начале пути дорога начала идти спиралью, создавая нечто вроде колодца, однако мне было интересно, если эта энергия смерти шла так уж далеко, почему другие города не попадали под это влияние. Не то чтобы я видел еще одно поселение по пути сюда, но, может из-за этого их и не было в этой местности? Впрочем, чем глубже я опускался, тем больше создавалось впечатление, что если эта вещь "перекрывала" ауру смерти сзади меня, перестав на время отравлять наземный мир, что мешает ей испускать энергию в определенном направлении?

Не знаю, почему эти мысли вообще приходят в мою голову, однако разум мертвого вообще разительно отличается от мышления живых, это я понимаю каждый раз, как чары сокрытия смерти спадают с меня, являя миру мою мерзкую натуру.

"Надеюсь, с Зекорой все в порядке. Я напитал щит магией на пару дней активной защиты, это, конечно, ослабило меня, но лучше уж так, чем окажется, что ей причинят вред, пока я отсутствую."

Разумеется, я не питал ложных надежд - под руководством этой поехавшей кобылы есть множество некромантов, и при должной сноровке они вскроют мой купол, но оставлять Зери совсем беззащитной просто не мог.

"Надо же, даже личи могут ощущать симпатию..." Попытался я улыбнуться своим мыслям, когда почувствовал тепло внутри при мыслях о своей любовнице, однако почти тотчас вспомнил, что губ у меня как раз и не было, даже принимая во внимание прозрачную кожу, что покрывала мой череп.

Хотя, если так подумать, то личи теряли эмоции не потому, что становились личами, просто после нескольких десятилетий существования в одиночестве у любого бессмертного они атрофируются. "Хорошо, что Луне это не грозит... Так, соберись, Дэс! Тебе предстоит делать работу, а ты о кобылах думаешь, гребаный ксенофил."

Помотав головой, фокусируюсь на происходящем, как раз вовремя, чтобы остановиться перед очередными каменными воротами, магия которых приводилась в действие, стоило какому-нибудь магическому объекту приблизиться к нему. Это я понял, когда тонкие щупальца чар прошли по моей ауре и втянулись в ворота.

"Ну, если учесть, что в этом мире у любого существа есть магия, не удивительно, что этот "спусковой крючок" чар будет одним из самых вероятных в старых строениях."

Каменные махины распахнулись, позволяя мне шагнуть вперед и открывая вид на огромную пещеру, освещенную мертвенно-зеленым светом от парящих везде магических сфер. Стены помещения странно блестели, словно были покрыты тонким слоем стекла, однако на ощупь не отличались от простого камня: это я проверил, коснувшись одной из поверхностей. К несчастью, понять причину такого оптического эффекта было невозможно в этой ситуации, потому ничего другого не оставалось, как двинуться вперед, опираясь на посох так, словно он и вправду служил мне подмогой при ходьбе.
Что-то в этих пещерах было не так, словно здесь было нечто такое, что выбивалось из общей картины, и это не считая висящих в воздухе волшебных светильников. Привлеченный странным отблеском, я двинулся в сторону причудливо изогнутого сталагмита, что выпирал из стены. И лишь за несколько шагов до него на меня снизошло понимание, заставив грязно выругаться в голос и схватиться за посох двумя руками.

Из стены торчал скелет зебры, покрытый этим странным налетом, который так сильно искажал облик останков, что даже зрение лича приняло труп за обычный камень. И словно пелена спала с глаз, вынуждая оглянуться и понять - я шел посреди кладбища. Все несчастные вросли в стены, создавая мрачную галерею искусства больного разума.

Но самое странное было то, что я, некромант по своей сути, не почувствовал в них умерших!

- Проклятье Тьмы на голову тому, кто это сделал!

Не сдержавшись, со злости вбиваю посох в стену пещеры, где он и остается из-за того, что я не рассчитал своей силы.

- А-а-а, конские яблоки...

Уперевшись ногами, выдергиваю бесполезную при свете косу и склоняюсь перед скелетом. Судя по всему, это была кобыла, что можно понять по некоторым особенностям строения этого самого скелета. Видимых повреждений костей нет, но мне кажется, я и так знаю причину смерти.

- Принцесса Зебрикании...

Мой измененный голос небольших эхом звучит в воздухе, после чего я провожу пальцами по черепу несчастной. "Пошла ли она сюда добровольно, или стала жертвой жребия? Или же она бастард, чьей жизни пожертвовали ради спасения королевской крови? Куда делись ее регалии? Как я помню, уходящие вниз брали свои короны и нагрудники с накопытниками. Кстати, у Зекоры их не было. Наверно, изгнанникам не положены эти регалии, лишь головной убор.

- О-о-о, новая жертва старых законов.

Скучающий голос раздался в вечной тишине пещеры умерших, заставив меня посмотреть по сторонам, хотя я и понимал, что это лишь звуковая проекция.

- Значит, еще один готов пожертвовать собой, дабы отсрочить неизбежное. Иди же дитя, иди и отдай свою жи... Сто-о-оп! Я не чувствую твоей жизненной силы!

- Да ну? Наверно, потерял по дороге. Театрально похлопав себя по карманам штанов сквозь плащ, я ехидно развел руками.

- Вот ведь, прое... посеял. А так не пропустишь?

- Глупцы... Ну что ж, раз тех случаев им было мало... Внимай мне, павший, отныне я правлю тобой!

Волна чар прошлась по пещере, беспрепятственно проникая в мое тело, однако, наткнувшись на полыхающее внутри сознание, бессильно же отступила прочь.

- Опять промах. Сегодня день осечек, как я понимаю.

Сочувствующе пожимаю плечами, берясь за посох и в очередной раз поправляя заплечный мешок от нашей алебастровой модельерши. Судя по воцарившейся тишине, "нечто-из-пещеры" обиделось и готовило какую-нибудь пакость спустившемуся к нему личу.

- А, ж-желудь, почему я прав тогда, когда не этого совсем не хочется? Простонал я, едва очередная волна чародейства прокатилась по пещере. Если мне не изменяют чувства мага-недоучки, это из гримуара некромантов.

Глазницы жертв пещеры полыхнули зеленым светом, заставляя отбросить косу в сторону и одним движением избавиться от груза за спиной. Они просыпались. Нарушая все законы жизни, принцессы и принцы Зекамбрии вырывали свои тела из кристального плена. Костяные останки, некогда полные жизни, их вела жуткая воля из глубин пещеры и не мне пытаться перехватить контроль.

Магия мне не поможет - слишком уж высокий уровень защиты от некромантов для меня. Значит, пришло время меча. Рукоять клинка удобно ложится в руку, кольцо активатор посылает волну чар, убирая вес обсидианового клинка и придавая его граням нужную остроту.

- Простите меня... за то, что мне придется сделать.

Они молчат, лишь скрип костей говорит о том, что они движутся. До того, как труп рядом со мной приходит в движение, с размаху опускаю оружие на его череп, обращая нежить в ненужный для некроманта мусор - кажется, эти чары очень специфичны, повреждение головы или позвоночника приводит к повторной смерти. "Странно. Это даже не классика некромантии, подобное волшебство можно отнести к первым опытам зебр. Даже в книге мастеров они упомянуты лишь вскользь."

Ближайший ко мне труп бросается вперед, ощерив неестественно острые для зебры зубы.

- Эх-х-х-х! Широкий взмах фламберга попадает точно в цель. Точно, эти чары прекрасно защищали от магического воздействия и усилили тела, при этом делая их достаточно пробиваемыми для обычного оружия. "Что же это за артефакт такой?"

Нежить идет. С каждым шагом они наращивают скорость, чувствуя свою цель, устремляясь туда где поет свою песню Наследник Воли ушедшего короля-тирана. Все еще легкий, жуткий двуручник позволяет мне держать тварей на расстоянии и довольно быстро двигаться вглубь пещеры.

У меня не так много времени. Сколько противников может напасть на одного, не боясь помешать другому? Четверо. А если им плевать на свою жизнь, и единственная их цель - уничтожить цель? Тогда это превращается в бешеную мешанину из костей и обсидиана.

Очередной скелет дергается дальше безопасной дистанции, за что тотчас платит - обратным взмахом я размозжил ему черепушку, после чего резко дернул клинком, стряхивая костяную крошку.

Нас не учили сражаться. Инквизиторы должны захватывать или, в крайнем случае, убивать свою цель. И то, и другое подразумевает, что долгие дуэли неприемлемы, особенно если учесть, что в мире огнестрельного оружия наши клинки были почти бесполезны. Именно поэтому я не могу ничего противопоставить аликорнам на мечах - они могут вести бой часами, выискивая ошибку в движениях противника.

- А вот вы - самое то!

Слишком низко метнувшийся труп становится идеальной мишенью, когда тяжелый меч пробивает его спину и вонзается в землю до середины лезвия. Мгновенно меняю хват на обратный и вырываю Наследника, вспахивая почву и рассекая очередную нежить.
Прах к праху, Дэс, не так ли? Ты не знаешь усталости, но тебя просто погребут под телами, а потому ускоряйся. Бей быстрее, сильнее, разрушая собственное тело, разрывая мертвые мышцы своего организма и тратя энергию на восстановление тканей.

"Интересно, сколько жертв было принесено? И как скоро меня поглотит поток потомков королевской крови, что отдавали свои жизни в попытке защитить свой народ?

Двигаюсь вперед, уже не глядя отбивая в сторону тех, кто некогда нес в своих жилах частицу силы первого не-мертвого аликорна.

"Надо поспешить, время клинка на исходе!" Отчаянный прыжок на стену шевелящихся костей и клыков, широкий взмах фламбергом прочерчивает настоящую полосу разрушения, но не это было целью. Тела мертвых покрываются кристаллами, хрупкая субстанция ломается при первом же движении, открывая прореху в, казалось бы, бесконечной волне нежити.

"Сейчас!"

Клинок перехватывается обратным хватом и вонзается в пол на половину длины лезвия, одновременно с моими коленями, коснувшимися земли.

Потушить внешний взор, проникнуть вглубь магии, что находится внутри не-мертвого тела. Именно потому я оставил косу, словно знал, что мне понадобится магия.

Уничтожить нежить магией невозможно - эти чары делают их практически неуязвимыми для мага моего уровня, однако что мешает воззвать к первоэлементам, как это делают минотавры или зебры в своей магии?

Земля, что укрывает мертвых, она ближе всех некромантам, она вторая, кто отвечает на зов последователей проклятого аликорна. "Так послужи мне, твердь мира сего, ведь я так редко взываю к тебе."

***

 

Для внутреннего взора одного из младших Королей Мертвых прошло не так уж мало времени, но в реальности утекло лишь пару мгновений. Скелеты зебр только начали разбег, когда из открытого рта лича исторгся дикий вой, хлестнувший по стенам пещеры раскаленной плетью, глаза его вновь полыхнули бирюзовым пламенем так, что огонь вырывался за пределы глазниц, знаменуя ярость чародея.

- Земля, помоги мне!..

Угрожающе качнувшиеся сталактиты вдруг в одну секунду рухнули вниз, словно связь между ними и потолком пещеры пропала в мгновение ока, позволяя импровизированным копьям протыкать и сокрушать тела несчастных. Очередное усилие лича привело к тому, что свод помещения стал опадать, все новые и новые камни дробили нежить, при этом не падая на самого чародея. В какой-то момент он поднялся на ноги, вырывая клинок из земли и вытягивая его куда-то в сторону.

- Я чувствую тебя.

За спиной Дэса с неприятным скрежетом распахнулись костяные крылья, делая его похожим на жуткую карикатуру самого себя, когда он путешествовал по снам подданных принцессы Луны.

- И я сокрушу тебя именем принцессы Зекоры!

***

 

Чем неопытней чародей, тем больше побочных эффектов вызывают его чары. Именно потому мне пришлось закричать при первой волне магии и направить энергию в образ крыльев для последней стадии чар.

"Дискорд меня побери, эти крылышки весьма эффектно смотрятся! Надо бы соорудить нечто подобное на Ночь Кошмаров."
Ленивым движением закинув фламберг на плечо, оглядываю пол пещеры. Ну, или скорее то, во что он обратился после того, как я основательно так потряс кости земли. Могу поспорить, Твайли сделала бы то же самое без этих театральностей.
Однако главное - результат. И я им был весьма доволен, все нападающие сейчас выглядели в лучшем случае как горсть костяных осколков, что позволило мне звучно выдохнуть, как будто это могло как-то изменить мое состояние.

"Странно. Я уверен, тел было намного больше, почему же новые волны нежити не стремятся сюда? Ловушка? Скорее всего, но понять бы, в чем она заключается. Эх, сюда бы моих кобылок, вот кто лучше разбирается в теории магии и медитации. Мечты, мечты... Если я не найду способ добыть большой объем энергии, то получу персональный втык за облик лича, и плевать им, что иного выбора не было."

Вспомнив попытку противника покорить меня своей воле, невольно хмыкаю и поворачиваюсь в сторону выхода, где, если мне не изменяется память, лежат мой мешок и Воздаяние, однако стена из рухнувших камней , в которую я уперся носом через несколько минут, ясно дала мне понять, что я должен или тратить магию, пытаясь разбомбить преграду, при этом не зная, что это может вызвать и как далеко там мои вещи. Или же идти вперед, уповая на то, что я успею добраться до артефакта раньше, чем ко мне прилетит очередной "подарочек".

Разум и холодная логика призывали меня сделать то, что надобно, приводя аргумент за аргументом. И именно потому я сделал самое правильное на мой взгляд - закинув клинок за спину, поспешил вперед.

Наконец, пещера начала сужаться, перейдя в длинный коридор. По пути к нему можно было не раз заметить множество ответвлений к основной пещере, однако я перестал заглядывать туда после первого же схода с пути: все помещение пещеры поменьше было усеяно телами зебр в таких позах, словно они уснули прямо там, где потом и истлели.

Однако цель моего пути была все ближе и ближе, это можно было понять по усиливающейся ауре смерти, что наверняка заставила бы живых существ почувствовать себя хуже. Коридор вновь расширился, впуская меня в небольшую пещеру, в центре которой был некий пьедестал, напротив которого гордо возвышались ворота из чистого золота. Прикинув вес и стоимость одной из створок, невольно присвистнул, когда перевел это богатство в Эквестрийскую валюту.

"Может удастся потом снять их и транспортировать на выход? Конские яблоки, знал бы про это, не превращал бы пол в непроходимую для волокуш дорогу..."

Отбросив ненужные мысли, подхожу в пьедесталу, настороженно поглядывая по сторонам. На светлом камнем лежит старинный бронзовый нож вместе с прилагающейся к нему инструкций, выдолбленной на том же камне. Там маленькая фигурка зебры бесстрашно проводила лезвием по шее, после чего ложилась на землю.

- Без всяких бюрократий и прочей чепухи, мда? Поинтересовался я вслух у сам не знаю кого, после чего взял ритуальное орудие самоубийства в руки. Его рукоять была больше предназначена для копыт, однако и для человеческих рук оно было достаточно удобно.

- Простое и грубое самопожертвование. Сколько же сил уходит впустую без должных ритуалов? Ведь если самоубийца был добровольцем, то мне даже не хочется представлять, какой объем магии изливался в окружающий мир. Надо бы рассчитать.
Взяв клинок, с размаху вонзаю его в землю и сажусь туда же, использовав лезвие в качестве опоры для спины. Через пару мгновений в моей руке материализовался Гримуар. Помянув добрым словом свою очаровательную лавандовую возлюбленную за такой магический подарок, открываю фолиант, впитавший книгу мастеров некромантии, и погружаюсь в чтение - судя по всему, у меня могло быть пару лишних минут, а мне срочно нужны ответы...

- И что же ты будешь делать, бессмертный?

Голос из пустоты вновь раздался в голове, заставив поморщиться и взмахом руки прервать голосовую чародейскую симуляцию - мне было не до выслушивания бредней артефакта, я наткнулся на нечто очень важное.

"Если при проведении ритуала жертвоприношения некромант не озаботится расстановкой сетей магии, то большая часть энергии будет изливаться в окружающий мир, постепенно меняя его. Именно эта ошибка древних магов превращала места их обитания в "мрачные" для обычного обывателя места, даже если в начале работы обстановка была иной - реальность искажалась под воздействием энергии умирающих существ, порождая мрачную ауру..."

Со стуком захлопнув магический фолиант, я огляделся. При всем моем уважении как некроманта, здесь не чувствовались эманации от жертв, а значит, сфинксы или зебры все-таки установили ловушки для магии умирающих существ, осталось понять, где они, как работают и нельзя ли с их помощью уничтожить артефакт. Ну, или как минимум проникнуть внутрь для его уничтожения.

- Эх, плохой из меня чародей для тонких чар...

Не меняя позы, перевожу взгляд в магический спектр - глубока медитация в облике лича у меня не получится, слишком мало практики при других ощущениях, потому придется всматриваться в окружающий "пейзаж".

Наконец, мой взгляд зацепился за тонкую, почти невидимую даже в магическом спектре нить. Она опутывала комнату, выполняя роль того самого тоннеля силы, который должен был вести к печати, если я правильно понимаю. Сосредоточившись, пытаюсь прощупать путь, но когда мне это удается, едва не роняю челюсть на пол.

- Нет, этого ведь просто не может быть!

Не веря своим глазам, на всякий случай пытаюсь протереть глаза и негромко ругаюсь, когда пальца проходят сквозь пламя. Неприятное ощущение в пустом черепе.

Однако главное сейчас совершенно иное - нити питали не печать, которую можно почувствовать в золотых дверях, они питали то, что находилось за печатью.

- Проклятье!

Чем дольше артефакт удерживался за дверями путем жертвоприношений, тем сильнее он становился. Резко вскакиваю на ноги и подбегаю к двери. Нужно закончить это безумие, не знаю, был ли этот просчет целью сфинксов, или это произошло по ошибке, но необходимо уничтожить или унести эту вещь подальше от зебр!

С хрустом клинок вонзается в щель меж закрытых створок, когда призрачный голос раздается вновь.

- Что ж, хоть кто-то понял, что на самом деле стоит за этими жертвоприношениями. Ну, если бы они послали сюда лича намного раньше, то их "проблема" решилась бы в тот же миг. Увы, сейчас слишком поздно. Не трудись, я открою дверь.
По створкам пробегают трещины и золотая конструкция с грохотом падает на землю, открывая проход в нечто вроде просторного коридора. Покрепче перехватив Наследника, я иду вперед.

 

Глава 8.2 То, что сокрыто для всех

За золотыми дверями

 

Звук шагов был единственным, что нарушало тишину коридора, однако вскоре закончился и он, выводя меня в просторный зал.
Высокий потолок и стены были покрыты изображениями, на которых были фигурировали зебры за своими повседневными делами, но чаще всего в центре находилась фигура серого аликорна с черной гривой. Жеребец был запечатлен за разными занятиями, вот он что-то говорит склонившимся в поклоне зебрам, вот - стоит за столом со множеством колб. Ближе к концу зала стали попадаться картины весьма интимного характера, хотя почти на каждой подобной картине была изображена уже другая любовница. Все они были из народа зебр, одна из них даже разительно походила на Зекору, если бы не другая кьютимарка.
Закатив глаза - интересно, как это выглядит, когда и глаз как таковых нет - я перевел взгляд на мебель и другую обстановку. Казалось, живущие здесь только-только покинули это помещение, раскидав вещи в живописном беспорядке. Не считая довольно богато украшенной мебели, я заметил несколько алхимических столов и исписанных странными знаками досок. Можно было со сто процентной уверенностью сказать, что это место знавало копыто "Первого Мастера".

Здесь, в комнате, аура смерти уже превышала допустимые пределы для смертных существ, словно источник ее находился на расстоянии вытянутой руки. Это заставляло напрягаться, но никакой угрозы или творимых чар я не ощущал, а потому, немного поколебавшись, закинул ставший тяжелым фламберг за спину.

Мне нужно было обследовать всю залу и найти источник энергии, а потому я решительно зашагал в дальнюю часть помещения, откуда шли мягкие прохладные волны таких приятных сейчас эманаций смерти. У самой стены возвышалась весьма большая кровать с алым балдахином, который сейчас был закрыт. Понимая, что артефакт Древний оставил там, где скорее всего спал, протягиваю руку и касаюсь шелковой занавески. Костяные пальцы сминают нежную ткань и я решительно отдергиваю ее в сторону.

- Привет, Дэс.

На белых простынях лежала Зекора. Нет, это была не она, у лежащей передо мной кобылы была длинная, светло-серая грива без полос, однако форма мордочки и даже полосы были такими же. Фривольно раскинувшись на кровати, кобылка открыла глаза и привела тело в горизонтальное положение, перекатившись так, чтобы находиться прямо напротив меня. Кончик рога едва не ткнул мне в грудь, потому она элегантно отодвинулась назад, раскрывая серые аккуратные крылья.

Передо мной находился аликорн. Аликорн зебринской расы, если быть совсем уж точным. Думаю, мое недоумение отобразилось даже на моем черепе, потому как кобылка мелодично рассмеялась и легла на бок, хитро поглядывая в мою сторону.

- Кажешься таким удивленным, что на это можно смотреть вечно. Хорошо, что ты начал проявлять эмоции, это говорит о том, что ты взрослеешь.

Ее голос отличался от голоса Зекоры, что заставляло понимать - она не пыталась притвориться моей возлюбленной, просто судьба, как всегда, сыграла со мной свою обычную шутку.

- Кто ты?

На мой вопрос она лишь соблазнительно потянулась, пару раз махнув хвостом. Покачав головой, я обнажил клинок, поставив его вертикально лезвием вниз и слегка оперевшись на него.

- Прекрати эти глупости, они неуместны. Кто ты?

- Всего лишь маленькая зебра, в чьи покои ты так бесцеремонно вломился, мой дорогой гость. Это некультурно и бросает тень на мою честь...

Последние слова кобылка почти промурлыкала и даже подалась мне навстречу, когда черное лезвие Наследника оказалось напротив ее мордочки.

- А может, мне просто убить тебя, аликорн?

Зеброчка внимательно обнюхала кончик обсидианового клинка и подняла на меня взгляд.

- Ну, во-первых, он не острый. Работа Кристальных пони? Да, наслышана, наслышана... Во-вторых, ты не убьешь меня хотя бы потому, что ты жаждешь понять, что тут вообще происходит. И в третьих - уж прости, но ты слишком слаб для этого...

Коснувшись холодного лезвия щекой, кобыла озорно фыркнула и отодвинулась к подушкам.

- Позволь представиться, я... А впрочем, знаешь, мое имя уже столько лет не произносилось в этом мире, что оно кажется мне бесполезным. Пока ты шел сюда, я основательно покопалась в твоей памяти. Не дергайся ты так, это не чтение мыслей, просто, мы, личи, так или иначе связаны, а ты еще не умеешь закрываться от себе подобных.

- Зебра-лич? Нахмурился я, когда понял, что эманации смерти это не эффект заклинания, а просто обычная аура. В отличии от распространяемого мной страха эта кобыла источала чистую смерть. "Сколько же ей лет?.."

- У кобыл не принято спрашивать ее возраст. У тебя мысли на черепе написаны, даже говорить не надо.

Зеброчка рассмеялась и перекатилась на другой бок, с наслаждением потягиваясь.

- И да, мой возлюбленный хотел остаться со своим табуном навечно, но мы были простыми кобылами, а потому он вырвал нас из пасти смерти. А когда ты находишься с Древним сотни лет, твое тело рано или поздно начнет ммм... меняться. Особенно если ты с этим древним делишь ложе. Ну, или где еще нам хотелось покувыркаться.

Состроив невинную мордочку, странная помесь аликорна и зебры продолжила монолог, похлопав копытцем по простыням, приглашая сесть. Хоть усталости я и не ощущал, но принял ее предложение, решив, что сейчас нет и смысла пытаться что-то сделать.

- Разумеется, он укрыл нас и себя маскирующими чарами, хотя в отличии от Древнего, мы не выглядели так уж... необычно.

Прикрыв глаза, зебра прошептала несколько слов, и когда вновь открыла их, они были абсолютно черными. Выглядело не особо приятно даже для меня, как лича, потому она вновь вернула себе цвет глаз Зекоры.

- Увы, однажды он уснул, покинув нас. Мы разбрелись по свету, чтобы уснуть в наших логовах, приготовленных им собственнокопытно. Мое, как видишь, скоро обнаружили и запечатали, однако потомки его учеников были весьма глупы, положившись на сфинксов. Я быстро нашла брешь и большую часть энергии копила в себе, позволяя зебрам и дальше идти жертвовать собой, как овцы на заклание грифонам. А сама все это время спала, потому сейчас я немного со-о-оах-нная.

На последних словах кобылка очаровательно зевнула и перекатилась на живот.

- Весь путь сюда ты только и думал что о некой Зекоре, волнуясь за ее сохранность. Знаешь, эта связь между мертвыми нашего уровня позволяет видеть урывками лишь самые яркие моменты разума, и мне интересно...

Аликорночка подняла голову и уставилась мне в глаза.

- Она правда настолько похожа на меня? Будет некрасиво лишать свою дальнюю внучку ее жеребца.

Не обращая внимания на то, как я дернулся при этих словах, любовница первого некроманта внезапно переместилась с кровати в одно из кресел, однако этот фокус явно требовал у нее даже большей концентрации, чем у меня. "Справедливо, если учесть, что изначально она не владела никакой магией, подобные фокусы, требующие не силы, но чувства магии, будут давать ей не так просто, как это может показаться на первый взгляд."

- Ты правда забавный, дитя иного мира, вот только твои попытки сбежать от того, кто, или что ты есть, не привели бы ни к чему хорошему. А теперь прошу прощения, мне нужно забрать всю твою энергию.

С очередной очаровательной улыбкой кобыла пропала из кресла.

***

 

Кинжал, направленный в спину Дэса, натолкнулся на темное лезвие Наследника и с неприятным скрежетом едва не вылетел из зуб зебры. Живой на ее месте уже давно потерял бы половину зубов вкупе с частью челюсти, однако тело любовницы Первого Мастера уже давно было обращено в оболочку не-мертвой сущности.

Резко развернувшись, Гвард хватает противника за горло и открывает пасть, исторгая из глотки высоко-тональный вопль. На лице аликорночки появляется слабая улыбка, она даже не делает попыток вырваться.

- Как я вижу, твоя аура основана на ужасе и кошмарах. Слабенький уровень, слабенький, пока лишь банальный страх, который, судя по всему, должен был усилиться психо-криком. Вот только ты подзабыл, что я тоже мертва. Наши ауры никак не могут повлиять на личей: иначе ты умер бы еще в коридоре, там моя аура чистой смерти уже непереносима для смертных.
Раздраженно рыкнув, Дэс сжал пальцы рук, однако затем досадливо отбросил кобылу, когда понял, что душить недышащее создание пустая трата времени.

Ситуация была явно не в его пользу, пусть любовница первого некроманта и не была особа подкована в атакующей магии, ее магическая защита была не по зубам Капитану Ночной Стражи, это было понятно и так. Оставалось одно - попытаться уничтожить ее клинком, однако и тут у дочери воинственного народа наверняка была парочка козырей в рукаве, один из которых она продемонстрировала, извлекая из воздуха нечто вроде укороченной под зебру алебарды с очень уж нехорошо светящимся лезвием.

- Уф профти Дэф, но тут ты "ф пролете".

- Да заткнись ты уже! Рявкнув Дэс, прокрутив клинок в руке и встав в карикатурно-марионеточную позу. Безымянная зебра недоуменно наклонила голову набок, пытаясь понять, что это вообще за странная поза, едва при этом не выронив оружие изо рта. Бывший человек не двигался, потому она резко отшвырнула лежащий на полу стилет, которым пыталась проткнуть парня, и спокойно двинулась в его сторону.

- М, так внафит, ты идеф по пути вемных пони.

Когда до противника осталось несколько шагов, он скользнул вперед, словно размываясь сквозь пространство между ними. Наследник в его руке со свистом рассек воздух, едва не задев кобылу.

- Фсе ефе не активиловал мефь? Надеюфь, ты не думаеф побевить меня вот так профто?

Прыгнув вперед, зебра резко развернула тело на сто восемьдесят градусов и попыталась лягнуть Дэса в грудь, однако ее копыта встретились лишь с черным обсидианом клинка. Удар был такой силы, что лича откинуло назад, на мгновение ей показалось, что она слышит жалобный хруст костей, однако не стала обольщаться на этот счет - у пришельца было достаточно сил, дабы восстанавливать тело еще какое-то неопределенное время.

Не теряя времени даром, зебра переходит в наступление, умудряясь ловко вращать алебардой вокруг себя, периодически перехватывая ее то передними копытами, то ртом, вынуждая Дэса держаться в защитной позиции и блокировать удары, держа клинок плашмя. Долго так не могло продолжаться, это понимали оба противника - запас сил личей измерялся не физической усталостью, но объемом энергии. Клинок и алебарда резали воздух на запредельной скорости, заставляющей мышцы рваться от подобных усилий, обычные смертные просто не могли бы двигаться из-за жуткой боли, в то время как два не-мертвых лишь срастали ткани, раз за разом черпая силы из своих внутренних источников.

Вот только Дэс не копил энергию долгие годы.

Ловко отбив оружие кобылы в сторону, он заставил ее отступить к кровати и с насмешкой посмотреть на скелетоподобное существо перед ней.

- И что дальше, м? Мы, два бессмертных, будем сражаться, пока ты не упадешь на землю кучкой праха, или пока я не поглощу твою энергию?

В ответ лич размахнулся и кинул клинок в зебру, вынуждая ее отпрыгнуть вбок, спасая свою шкуру, однако почти одновременно с этим раздался странных хлопок и полураскрытое крыло "аликорна" обзавелось лишним отверстием.

- Проклятье, я ведь защищена от чар...

Ее шипение сквозь зубы не осталось незамеченным для лича, бросившегося вперед с занесенным для удара кулаком. Инстинктивно вскидывая оружие, зеброчка отлетает на пару шагов назад, когда костяная конечность Дэса впечаталась в древко алебарды.

- Ты теряешь ее, Дэс.

Улыбка на ее лице стала практически жалостливой, однако Королевский Ночной Гвард не поддался на подобную провокацию, резко вскинув руки. На мгновение в его руках полыхнул магический лук, и вторая стрела пришпилила другое крыло к боку "аликорна", перед тем как взорваться диковинным цветком яркого пламени.

- Проклятье! Рог кобылы окутался волшебной аурой, после чего огонь утих, а подпалины испарились, однако оба крыла так и остались "дырявыми". С недоуменным видом Дэс опустил лук.

***

 

"Что-то тут не так."

Было странно то, что она решила не исцелять свои крылья, лишая себя возможности дополнительного маневра и полета. Или одна из любовниц первого не-мертвого издевалась надо мной, сознательно ограничивая свои силы, или же...

"Или же она на самом деле слабее, чем хочет казаться?" Подобная мысль показалась бредом учитывая, сколько времени она провела здесь, получая пусть редкие, но мощные источники энергии в виде зебр, жертвующих собой перед золотыми воротами. "Но тогда это значит, что она копит эту энергию для чего-то важного. И копит она ее не в себе, ведь можно было просто смести всю мою защиты и забрать энергию, а не разыгрывать этот дурацкий спектакль с боем. Магия куда-то перенаправляется. Остынь, Дэс, это только теория, но ее надо проверить."

Вновь натягиваю тетиву лунного лука, посылая стрелы в направлении зебры. Запевшая свою песню смерти алебарда отбила все снаряды. Почти все. С приглушенными ругательствами кобыла ухватилась за древко стрелы, торчащее в плече, и с силой рванула его, вытаскивая из плеча.

- Неплохо, но все еще недостаточно хорошо, чтобы серьезно ранить. Дерись же, Дэс, с каждой секундой ты теряешь ее...

- Кого - "ее". Нарушая основное правило боя, я спрашиваю у зебры, на всякий случай поглядывая по сторонам. Ее губы искривила улыбка, когда она испарила алебарду и медленно двинулась в мою сторону, периодически помахивая пробитыми крыльями.

- Твою человечность, пришелец из иного мира. Остальные Древние слепы, они не видят главное - ты постепенно теряешь связь с родной реальностью, "переезжая" в наш мир сердцем и, ах, душой.

Короткий смешок сорвался с ее губ, когда она подошла к креслу и забралась на него с таким видом, словно мы и не сражались до этого.

- Посмотри на себя - ты уже не похож на того Дэса, что горел на столбе в своем мире.

- Откуда тебе это известно?! Я не сдержался, вскидывая лук наизготовку и выпуская стрелу, что внезапно разбилась о невидимую преграду.

- Слишком магическая стрела, мой дорогой собрат по не-жизни. Невинно похлопала глазами кобыла. - О, я смотрю, ты влил в нее слишком много, чувствуешь, как твой запас подходит к концу?

Со мной происходило что-то странно. Из груды вырывался странный хрип, словно я... задыхался? Как будто мне вновь был нужен воздух для дыхания, а его оказалось слишком мало для этого.

- Это магическая одышка. Зебра одарила мне снисходительным взглядом и подперла мордочку передней ногой, глядя в мою сторону. - Это значит, что скоро наступит предел, за которым ты рассыплешься в прах. О, разумеется, он не наступит после двух-трех заклинаний, просто личи рассчитаны на куда больший объем магии. Какая жалость, даже если забрать твою энергию сейчас, это будут жалкие крохи. Я то надеялась на большее от Призывающего.

Если бы у меня было сердце, то сейчас оно пропустило бы удар. Опустив взгляд на руку, я вижу, как дрожат мои костяные пальцы, показывая, что эмоции вдруг начала брать верх над сущностью не-мертвого.

- Откуда. Ты. Знаешь.

Аликорноподобная пародия на Зекору вновь отпустило один из своих уже надоедающих смешков, после чего откинулась в кресле, совершенно не заботясь о том, что я могу всадить стрелу ей в грудь.

- Неужели ты правда поверил, что между личами есть связь? Твои кобылы тебя совсем не учат. Ты пробудил меня, точнее, в отличии от большинства тех, кого ты убил, твое присутствие лишь послужило мне знаком, что пришла пора приводить план моего возлюбленного в действие. Мы следим за тобой, Дэс. Все, кто был изгнан из-под солнца во тьму, все мы смотрим на тебя. Кто-то уже пробудился, а кто-то видит тебя в своих грезах. Призывающий прибыл, и твое нежелание вставать во главе пробуждающихся - твоя слабость. Как маг ты слаб и беспомощен, а ведь многие павшие достаточно умелы, чтобы прочитать твое прошлое, благо ты не знаешь, как укрываться от их взгляда. Но главное не это...

Пропав в магической вспышке, она оказывается рядом со мной. Инстинктивно направляю оружие в ее сторону и с ужасом ощущаю, как лопаются струны чар, удерживающие лук в этом мире, и слабой пыльцой он ускользает сквозь мои костяные пальцы.

- Чем больше человечности ты теряешь, становясь эквестрийцем, тем сильнее печать зависит от того, как сильно любишь ты и любят тебя. И потому, у тебя очень мало вариантов.

Зебра хитро улыбается и отходит назад, рассматривая картины на стенах, в то время как я молча гляжу ей вслед. Мыслей нет, лишь пустота и нежелание двигаться. Я перестаю... быть человеком?

- Ты можешь потерять свою человечность до конца, но чем ты тогда станешь? Личем? Без любви и близости ты станешь Призывающим, что заставит наш пусть местами и не лучший, но все-таки приличный мирок захлебнуться в крови, ты можешь стать эквестрийцем, но твое я будет болезненно искажено тем, что ты не выглядишь, как кто-либо в вашем королевстве, что вновь приведет тебя к судьбе Призывающего, даже если твои кобылы будут любить тебя так же сильно. Или же ты можешь умереть. Может есть и другие выходы, но я их не вижу, а мне и моему табуну хотелось бы иметь мир, куда можно возвращаться. Надеюсь, ты поймешь и сделаешь правильный выбор. Защищайся.

Воздух перед ней замерцал, являя алебарду своей хозяйке, после чего оружие мягко легло в подставленные копыта. Мне же пришлось идти до фламберга, что я кинул в нее до этого. Рукоять Наследника преданно легла в ладонь, клинок мягко вышел из земли. Кольцо-активатор на мгновение потеплел, как и меч в руке.

- Ты убивала всех этих зебр.

- Они сами убивали себя, Дэс. Если ты доживешь до возвышения, ты поймешь. И сделаешь правильный выбор.

Коротко свистнувшее лезвие врезалось в холодный обсидиан Наследника, и я с силой откинул колдовское оружие. Я должен окончить это. Разбуженные моей печатью, дочери ушедших лет, любовницы Первого Мастера, они желали чего-то. Нужно быть глупцом, чтобы не понять - Древний, спящий где-то в этом мире.

Она блефовала, говоря о своей силе. Дитя народа зебр, она не могла колдовать без той силы, что собиралась из душ умирающих, а она если отправляла энергию своему жеребцу...

- Ты проиграешь. Мой голос звучал ровно, несмотря на бешеный темп движений. Будь я смертным, то упал бы замертво еще в начале нашей дуэли.

Звучит глупо, когда говоришь о фехтующей лошади, но жители этого мира уже не раз доказывали мне, как глупо думать здесь в человеческой системе мышления. Очередной взмах алебарды едва не стоил мне жизни, когда светящееся лезвие пронеслось в паре сантиметров от моей головы. Нельзя сказать, была бы эта рана смертельна или нет, однако сам факт того, что на оружие наложены еще какие-то чары, заставляет опасаться его больше обычного.

- Хватит глупостей.

Странное эхо, идущее после моего голоса в облике нежити сейчас прозвучало особенно низко, однако я не обратил на это внимания. Широко размахнувшись, едва не сношу голову кобыле, однако она успевает пригнуться.

Не так быстро, как было нужно.

Закричав от боли, она выронила алебарду и схватилась за рог, кончик которого лежал недалеко от нее. Верхушка оставшейся на ее голове большей части магического органа начала покрываться черными кристаллами, а клинок вновь начал наливаться тяжестью, потратив почти всю энергию.

"Плевать, мертвые не знают усталости."

- Не стоило тебе сражаться в заклинании-маскировке, думаю, боль достаточно сильная.

Сжав голову передними ногами, зебра пыталась сдержать крик боли, однако это было не так просто сделать - мне ли не знать, как чувствительны рога колдующих аликорнов?

Широкий шаг вперед, и клинок возносится над головой - нет смысла страдать даже личам.

Удар.

Я недоуменно смотрю на древко алебарды, торчащее из моей груди, после чего перевожу взгляд на черные глаза аликорна. "Умно." Сухо констатирую я про себя, чувствуя, как магия медленно покидает мое тело в месте удара.

В облике нежити мы не чувствуем боли, и она просто поймала меня на том, что все это время сражалась в чарах сокрытия смерти. "Интересно, какой силой надо обладать, чтобы создать лича, почти не отличающегося от живого." Мысли текут неспешно и умиротворенно. Хочется погасить пламя в глазах и заснуть навсегда. Покой. Как много в этом слове для того, чей путь уже прервался...

"Что со мной творится?"

Резко встряхиваю головой и обрушиваю клинок на зебру, все еще держащую алебарду передними ногами, но она успевает отпрыгнуть назад, развернув продырявленные крылья. Очередной приступ кашля настигает меня, заставляя ощущать крупицы энергии, покидающие мое тело.

Как странно. Я не боюсь смерти. Мой разум все также спокоен и чист, а ведь мне осталось не так уж и много.

Левая рука словно сама хватается за древко оружия и вырывает его из тела. Мышцы не повреждены, а значит нет смысла затягивать рану - мы не на конкурсе красоты.

- Человека мало убить, его нужно еще и повалить.

Колдовское оружие отбрасывается в сторону, но вскоре оно пропадает само - кристаллы на роге блокируют использование магии. Впрочем, зебру это не особо волнует, она резко лягает шкафчик позади себя, створки которого открываются от удара, открывая вид на примерную копию алебарды аликорна, установленную в специальной под ставке. Однако стоит ей на миг повернуться в сторону оружия, я срываюсь с места...

***

 

Одно мгновение нужно для того, чтобы повернуться, но его хватает для рывка. Когда зеброчка оборачивается с оружием наизготовку, оно вылетает из ее ног, выбитое яростным взмахом Наследника, от веса которого ослабшего лича даже повело в сторону, настолько мало магии в нем осталось. На мгновение их взгляды встретились, но бирюзовое пламя, пусть и тусклое, не выражало ничего, кроме желания убивать.

Пользуясь тем, что фламберг развернул его тело, лич наносит удар ногой в грудь, откидывая кобылу назад. Своротив стоящий на ее пути шкаф, она отлетает назад и падает на спину.

Она лишь приподняла голову, когда ее глаза успели запечатлеть замершего в высшей точке прыжка лича с черным клинком, острие которого было нацелено на лежащую жертву.

- Невозможно...

Успела прошептать зебра, перед тем как Дэс обрушился на нее сверху. Холодный обсидиан пробил живот, пришпиливая не-мертвого аликорна к земле, словно простую бабочку. Одновременно с фламбергом колени двуногого впечатались в пол, а костяная пятипалая конечность вцепилась кобыле в горло.

- Ты ведь почти пуст...

В ее глазах было удивление и... удовлетворение? Это Дэсу явно не нравилось, потому он на всякий случай вдавил клинок в землю еще немного, обращая плоть землю вокруг него в кристаллы, припаяв таким образом кобылу и лишив ее возможности двигаться.

- Молодец, Дэс.

Голос зебры звучал спокойно и даже одобрительно, пока она смотрела в тусклое пламя, что никогда не освещало мрак, таившийся в черепе лича. На ее губах появилась улыбка, когда она грациозно подняла голову, обнажая шею.

- Надеюсь, ты сделаешь правильный выбор. Давай же, ты знаешь, что делать.

Издав пронзительный, высокочастотный вопль, лич стремительно нагнулся вперед. Отросшие за мгновение клыки вонзились в шею зебры, прокусывая кожу и открывая дорогу крови, что текла в ее жилах даже после того, как Первый Мастер обратил свою любовницу в нежить.

Только сейчас Дэс понял, как близок был к окончательной смерти, и насыщение стало единственным, что его волновало. Серые крылья аликорна распахнулись, обнимая склонившегося лича, жадно пьющего силу из поверженного противника, но он не обратил на это внимания, как не почувствовал и того, что кобыла нежно обняла его за шею, прижимая к себе, словно боялась, что он остановится.

- Надеюсь, у тебя все получится.

Тихо выдохнула она, когда последняя капля магии покинула ее тело, а серые крылья безжизненно упали на пол зала.

 

Глава 8.3 Наверх

Со щитом...

 

Стоило каменным дверям захлопнуться, как принцесса Зекамбрии с облегчением выдохнула - события сегодняшнего дня напоминали взбесившиеся волны, что бесконечно штурмовали скалы ее разума. Разумеется, она помнила, что отец перед отправкой в княжества грифонов отправил отряд зебр вернуть изгнанницу, однако никто не думал, что Зекора вернется не одна, да еще и с таким спутником.

Явив свой облик, лич, а это был лич, что можно было понять, даже не будучи некромантом, спустился вниз, оставив зебру под защитой магического купола.

После того, как стража удостоверилась в безопасности барьера, зебра подошла к темной сфере и задумчиво постучала по ней копытом. Судя по всему, то двуного существо и впрямь хотело лишь защитить изгнанницу перед тем, как спуститься вниз.

- Интересно...

Задумчиво пробормотала кобыла, повернувшись к придворным некромантам.

- Снимите барьер. Я желаю побеседовать с изгнанницей.

Синхронно кивнув, четыре кобылы вышли из общей массы стражниц и сели у границ барьера, заключая его в своеобразный квадрат. Воздух прорезали странные песнопения на древнем языке, от звуков которого, казалось, потускнело солнце, но наваждение пропало, и лишь барьер лича стал светлеть, постепенно уступая напору четырех опытных некромантов.

В это время большая часть жителей деревни вернулась в свои дома, повинуясь мановению копыта принцессы Зебрикании.
Любая защита рано или поздно падет, если ее не подпитывать, это касается и магии, а потому наступил момент, когда оболочка в последний раз тускло блеснула, позволяя увидеть спящую на земле кобылу. Еще несколько манипуляций, и изгнанница открыла глаза, встретившись взглядом с четырьмя зебрами, что стояли подле нее.

- Она проснулась, ваше Величество!

Принцесса согласно кивнула и отослала большая часть стражи обратно в деревню, после чего села напротив.

Потерев голову, Зекора мрачно посмотрела на вход в подземную пещеру, не обращая внимания на свою сестру по отцу. Колдунья не понимала, что может сделать Дэс без жизненной силы, и теперь ругала себя за то, что позволила себе расслабиться перед самым "финишем".

- Кто он?

Неожиданный вопрос, а более того - спокойный, и почти доброжелательный тон собеседницы выбили кобылу из колеи, заставив удивленно приподнять бровь. Усталый вздох со стороны принцессы Зекабрии лишь усилил контраст между той самовлюбленной молодой зеброчкой и спокойной наследницей, что сейчас сидела напротив изгнанницы.

- Мой жеребец. Неожиданно сорвалось с губ алхимика до того, как она успела остановить саму себя. Ее младшая сестра лишь наклонила голову набок, однако от Зекоры не ускользнуло удивление в глазах собеседницы.

- Лич?

- Это уже мое личное дело. Довольно сухая реплика никак не повлияла на настроение нынешней принцессы, хотя возлюбленная Дэса была уверена, что подобный ответ вновь вывел бы молодую кобылу из себя. - Однако меня удивляет такая быстрая смена личности, помнится, до того, как Дэс оглушил меня, ваше поведение было не столь приятным.

- Дэс? Капитан Ночной Стражи, жеребец табуна, в котором находятся Луна Эквестрийская и Твайлайт Спаркл?

Понимая, что уже сболтнула лишнего, Зекора досадливо поморщилась, злясь на то, что долгое время отсутствия практики общения в высоких кругах плохо повлияло на ее умение держать язык за зубами. Однако смысла отпираться не было - если оказалось, что нынешняя принцесса Зекамбрии не такая уж глупая зебра, какой успешно прикидывалась при встрече, она знает о том Гала, где их табун был представлен высшему свету. И уж тем более метка третьей кобылы стала известна будущей главе этой страны. А потому можно было сразу касаться того, к чему собиралась издалека вести разговор ее младшая сестра.

- Да. Можешь сразу добавить титул одного из младших королей мертвых, какой принадлежит ему по праву, как и всем личам.

- Лич неизвестного нам народа, в табуне которого три принцессы, пусть одна и изгнанница. Хах, звучит, как дешевый роман какого-нибудь писателя-графомана с дурным вкусом. Насмешливо фыркнула зебра, однако по ее голосу можно было понять, что она абсолютно серьезна.

- И ты привела не-мертвого возлюбленного с собой для того, чтобы...

- Он сам увязался. Несмотря на то, что в Эквестрии к жеребцам относятся более трепетно, чем в Зекабрии, Дэс наоборот старается оградить своих кобыл от проблем. Правда, я не ожидала, что все это закончится ударом по ирокезу...

Потерев голову, Зекора вновь бросила мрачный взгляд в сторону входа. Если быть честной, она никогда не понимала, как можно было найти вход в сеть пещер без выхода на поверхность и иметь достаточно терпения, чтобы сделать этот самый спуск.

Сейчас она знала, что ей нужно было сделать, но не совсем понимала, как на это отреагирует нынешняя принцесса Зекамбрии, которой отец, судя по всему, позволил управлять Инкхадом, деревней вождей у той самой пещеры.

- Любовь - странная вещь, хотя тебе ли этого не знать. Однако я замечаю твои взгляды в сторону входа. Когда твой возлюбленный принял истинную форму...

- ЧТО?!

Мгновенно вскочив на ноги, Зекора бросилась к спуску. Кажется, принцесса даже не успела позвать стражу, когда ворота отворились перед мордочкой изгнанницы и так же быстро захлопнулись за ней, отрезая путь назад.

***

 

Быстрый цокот копыт разрывал тишину спуска, по которому галопом неслась зебра, надеясь догнать Дэса.

"Да на что ты надеешься, глупец?! Рядом нет никакого мощного источника магии для возвращения тебя в норму... Мало того, что ты решил вновь сделать все сам, так теперь будешь вынужден скрываться до того, как прибудешь в Кантерлот!"
Впрочем, к концу довольно долгого спуска нервы зеброчки пришли в норму и она наконец обратила внимание на то, что должна была почувствовать еще на поверхности - аура смерти покинула это место. Временно или нет, но сейчас любой мог бы спуститься вниз без опасности схлопотать "критическую" дозу магии смерти. "Увы, в конце пещеры меня все равно ждет моя судьба..." Мелькнуло в голове Зекоры, когда над ее головой раскинулись каменные своды пещеры, освещаемые волшебными огнями. Невольно залюбовавшись этим зрелищем, зебра спотыкается о неровный пол и едва на падает, успев восстановить равновесие, и лишь затем увидев, в каком состоянии находится пол пещеры.

- Так, тут точно был Дэс.

Вердикт был верен и полон безысходности, как и голос самой зеброчки - кто еще мог создать в церемониальной пещере такой бардак? Весь пол изрыт ударами сталактитов и булыжников, то тут, то там валялись останки несчастных принцесс и принцев, это Зекора поняла, заметив валяющиеся кое-где регалии зебринского народа. Коснувшись серебристого нагрудника кончиком копыта, она вдруг вспомнила о своей сестре, что осталась наверху.

"Интересно, а она могла бы пойти вниз, не будь меня здесь?" Перед мысленным взором кобылы предстало серьезное лицо принцессы, еще недавно умело прикидывающейся глупой, самоуверенной наследницей престола. "Думаю, да. Я даже имени ее не знаю." Со внезапным стыдом поняла возлюбленная Дэса, однако это тотчас сменилось беспокойством за человека, что сейчас в образе нежити находился где-то там, впереди. В последний раз кобыла помотала головой, прогоняя глупые мысли, и побежала вперед.

Одна из пещер встретила ее обвалом, в который она едва не врезалась носом, оббегая небольшую колонну из сросшихся сталактитов и сталагмитов. Наверно, именно поэтому она не упала от чар Дэса, чей отпечаток все еще витал в воздухе. Принюхавшись, зебра невольно улыбнулась - для понимающих существ было бы забавно наблюдать за чародейством человека. В этом заклинании сплеталась магия единорогов, земных пони и собственная темная энергия Дэса. "Твайлайт и Дискорд заслуженно гордились бы своим учеником."

Мягкая волна силы прошлась по телу кобылы, пройдя сквозь барьер из упавших камней.

- Дэс? Дернувшись в сторону стены, Зекора застыла, словно прислушиваясь к чему-то, после чего резво процокала к небольшой кучке камней. С помощью копыт она довольно быстро раскидала обломки в стороны, извлекая из-под обвала заплечный мешок человека. Застежки его тихо щелкнули, позволяя зебре заглянуть внутрь. Несколько минут невнятного бормотания под нос, с которым алхимик копалась в вещах, после чего довольная "почетная пони" извлекла две склянки, наполненные бурой жидкостью. Взвесив оба сосуда на копыте, она метнула их в сторону завала и бросилась в противоположную сторону.

Грохнуло знатно. Звуковая и магическая волны догнали зебру перед поворотом в другую пещеру и хорошенько прокатили по искореженному полу. Несколько секунд она валялась на земле, с философским видом разглядывая потолок и пытаясь понять, чем же напитывал этот редкий отвар ее ученик. Придя к неутешительному выводу, звучащему примерно как "опять перемудрил с темной магией", она встала на ноги и наскоро отряхнулась перед тем, как вернуться к преграде.

Красовавшееся в стене отверстие гордо указывало на то, что алхимик не зря тратила время на человека. Взобравшись к импровизированному проходу, она скользнула вперед, не забыв прихватить с собой мешок Дэса.

Через какое-то время нервничающая зебра вышла в то, что она немедленно окрестила для себя "последним залом", ее догадки подтверждались возвышением с рисунками-инструкциями, однако никакого ножа не было видно, да и сломанные золотые ворота намекали на то, что Дэс в обычной человеческой манере просто прошел напрямик.

Громкий визг-крик прокатился по пещере, заставляя Зекоры упасть на землю и сжать голову, спасая свой разум от нах


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.062 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал