Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 7. Полосатые проблемы 4 страница




Казалось, она пыталась быть как можно более полезной последние дни своей жизни, вытаскивая из глубин памяти экзотические и редкие рецепты странных, временами даже пугающих отваров, которые использовались шаманами или некромантами народа зебр.

- Может, стоит просто отправить туда мертвеца и пусть он разрушит или унесет этот проклятый предмет?
Мой вопрос оборвал ее на середине объяснения глубоких уровней медитации, однако я точно знал, что, если потребуется, она продолжит рассказ с того же места.

- Дэс, поверь мне, за все это время зебры испробовали ВСЕ. Любая нежить, поднятая нашими некромантами кем-то перехватывалась и они возвращались назад, наполненные первозданным голодом и жаждой убийств. В первый раз, как мне рассказывал отец, мы были к этому не готовы и "зомби" умудрился разорвать в клочья нескольких чародеев до того, как они его уничтожили. Это еще одна причина, почему ты не можешь отправиться туда сам. Если простой мертвец натворил столько дел, то что сделает лич?

Махнув рукой на попытки переубедить ее, обнимаю зеброчку и прикрываю глаза, слушая ее голос. Тьма и Смерть мне в свидетели, я пытался переубедить ее много раз, используя все свое красноречие, однако убеждать меня жизнь учила больше силой, а потому оратор из меня все-таки не очень...

***

 

Через несколько дней мы пересекли границу Зебрикании, оставив позади нейтральные земли. Ну, по крайней мере так мне сказали пегасы, которые спокойно совершали небольшие перелеты для разминки крыльев. Проклиная магический двигатель дирижабля, позволяющий ему лететь так высоко, я был вынужден верить им на слово, досадуя о том, что не мог увидеть проплывающие внизу пейзажи.

Однако все когда-нибудь заканчивается. Вот и наш транспорт в один день начал неторопливо опускаться, открывая вид саванну, раскинувшуюся куда глаза глядят. Лишь небольшой городок привлекает к себе внимание, да нечто вроде станции прямо под нами, куда мы, впрочем и опускаемся.

- Нам пора собираться. До города где-то день твоего пути, заночуем у тех скал, видишь?

Копытце Зери ткнулось в стекло, указывая на небольшую группу скал на полпути к цели путешествия. Поймав ее за ногу, осторожно касаюсь шерстки губами.

- Как скажешь...

***

 

Очередной рейс из Эквестрии прибывал точно по расписанию, а потому группа зебр уже привычно расставила оборудования для заряда магических батарей дирижабля, и сейчас техники ждали, когда пассажиры выйдут из кабины дирижабля, чтобы они могли приступить к работе.

Покидающие транспорт пони ничем не отличались своим поведением от обычных жертв далеких перелетов - они с наслаждением ходили по земле, вдыхали полной грудью воздух, отличающийся от атмосферы в самом дирижабле, чем вызывали привычные усмешки у полосатых техников.



- Добро пожаловать в Зебриканию, наверно уже забыли, как дышится диким воздухом?

Одна из зебр ехидно хмыкнула, вызвав неодобрительный взгляд у более опытных коллег, однако тотчас закашлялась от удивления, когда два последних пассажира ступили а землю.

Бывшая принцесса, а ныне изгнанница, Зекора вышла наружу и тотчас сощурилась от яркого солнца, привыкая к давно забытой саванне. Голову кобылы украшал серебристый обруч с метками, среди которых охнувший бригадир техников опознал кьютимарку самой Зекорыи Луны Эквестрийской.

Второй причиной шока зебры стало высокое существо, возвышающееся над остальными пони, словно мрачная башня. Нечто вроде странного минотавра куталось в темно-синий плащ с фибулой в виде НайтмерМун, мрачно обозревая окрестности и периодически постукивая черным посохом в правой руке по походному мешку у своих ног. Более внимательные зебры углядели еще и странную рукоять за правым плечом существа, однако не могли понять, что это такое до того момента, как оно повернулось к ним спиной, чтобы взять свою ношу в руки. Черный клинок без всяких ножен, казалось, был приклеен к спине спутника бывшей принцессы, не отражая падающих на него лучей солнца. Но к тому моменту, как техники пришли в себя, странная пара уже покинула посадочную площадку и направилась в сторону ближайшего города.

- Обруч! Наконец подала голос та зебра, что подшучивала над пассажирами. - У этого существа такой же обруч!..

***

 

Если честно, я весьма удивился, когда увидел других зебр - жители Зебрикании и впрямь отличались даже полосками, что были так похожи у животных мира людей, что позволяло с легкостью определять кто есть кто.



Сжав зубы от головной боли, я двигался след за своей любимой, поддерживая над нами невидимый для друг щит тени, позволяющий мне не спечься под жарким солнцем Зебрикании. Казалось, сюда осень и не думала заходить, оставляя свои права лету.

- Может просто снимешь плащ? Поинтересовалась зеброчка, глядя на то, как я морщусь от вытягиваемой из тела магии.

- Это не спасет от солнца, а под щитом движение воздуха под одеждой дает дополнительную прохладу.

- Тогда держи его только над собой, я ведь привыкшая.

На это я лишь покачал головой, понимая, что она это делает лишь для того, чтобы уменьшить мой дискомфорт - прожив довольно долгое время в другом климате, зебра вряд ли сможет сразу адаптироваться к условиям своей родины. Но, прикинув примерное время пути, мне пришлось поменять структуру чар, вложив в барьер от солнца сразу отмеренный объем магии, что отозвалось в голове стремительным ударом по мозгам, однако после этого наступило облегчение - теперь не было нужды поддерживать чары, и лучше уж пережить кратковременную острую боль, чем мучиться слабой, но целый день.
Какое-то время мы шли в молчании. Зекора с ностальгией во взгляде смотрела по сторонам, видимо вспоминая что-то из своего прошлого, я же смотрел на нее. Тяжело представить, что скоро она уйдет. Тяжело и сложно. Настолько сложно, что сердце отказывается принимать это. Скоро я вернусь в Эквестрию, и что я скажу любимым? "Простите, я оказался настолько беспомощен, что не смог защитить свою кобылу?"

От таких мыслей ладони сами сжимаются в кулаки, но я стараюсь не привлекать ее внимания, постаравшись переключиться на любование зеброчкой.

Все три кобылки отличались друг от друга настолько разительно, что иногда становилось непонятно, как они вообще могли уживаться вместе. Дольше всех к табуну привыкала как раз Зекора, и теперь понятно почему - после смерти того безымянного охотника она вряд ли горела желанием связывать себя долгими узами.

- А почему все-таки солнце? Ведь зебры не ответственны за восход и закат светил.

Покосившись на свою кьютимарку, Зекора немного помолчала, но вскоре ответила, глядя куда-то вдаль.

- Мой талант, видимо, заключался в том, чтобы быть неким ориентиром для других. Как путники ориентируются по солнцу, так и я вела своих учеников вперед. Ну и, ко всему этому, у нас это считается знаком алхимиков.

Через несколько минут тишины Зери сама повернулась в мою сторону.

- А уверен ли ты, что твоя метка означает "кошмар"? Ведь ты, как и Луна, не насылаешь их, но изгоняешь прочь. Однако это не то, чем ты занимался всю жизнь, и если уж этот символ у тебя на груди и правда твоя "метка", в чем ты и сомневаешься, то она имеет другое значение.

- Тьма и Ночь, - пожал я плечами, поправляя лямку заплечного мешка. - моя жизнь всегда имела темноватый оттенок, где единственный светилом был тусклый свет луны. То есть...

Я рассмеялся, убрав прядь волос с лица.

- ... то есть я не собираюсь вставать в пафосную позу, что жизнь моя была окутана мраком и проклята. Всегда были взлеты и падения, свой день и своя ночь, просто мне всегда было удобней оставаться в тени. Мои хобби не очень способствовали социализации, если честно, это больше помогало находить в редком общении с людьми свои плюсы. А после смерти моих друзей... Ну... Мое решение отправиться в Инквизицию было признаком слабости, как я теперь понимаю. Слабости и мести, ведь я не пошел в обычные войска, чтобы встретиться с врагом лицом к лицу.
Зекора внимательно наблюдала за мной, идя рядом, всегда готовая поддержать своего ученика и любимого. Наверно, именно поэтому это и было ее талантом - пусть, в отличии от Селестии, Зери и не поднимала солнце, но она тоже была им, как и Древняя народа пони. Да, небольшим солнышком, изображенным где-нибудь подальше от пышных дворцов, но также ведущим своих учеников вперед и вверх.

- Ты совсем ушел в себя, мой возлюбленный ученик.

Посмотрев в глаза зеброчки, я увидел то привычное хитрое выражение на ее мордочке, которое видел каждый раз, как обращался к ней за советом. Когда ты понимаешь, что эта лесная "колдунья" знаешь намного больше, чем ты можешь себе представить. Но лишь немногие знают ее такой, как знаем ее мы с Луной и Твайлайт - нашу "домашнюю" Зери, которая не прочь поваляться с интересной книгой или посидеть вместе с табуном поздним вечером, глядя на небосвод, что создает рядом сидящая принцесса.

Помотав головой, прогоняю воспоминания, после чего аккуратно хватаю ее за самый кончик прически большим и указательным пальцами.

- Увы, учитель, меня часто уносит в страну грез.

Со своим привычным смехом она отодвигает голову, вытаскивая гриву из моих пальцев.

- Не стоит уходить туда раньше срока, ведь сегодня я покажу тебе одну из наших зебринских традиций, она называется Наг Вуур, мы как раз успели на конец осени. Этот праздник идет каждые три месяца, и мне бы хотелось, чтобы ты отпраздновал его со мной.

- Хм, ладно. А когда и как его празднуют то?

С таинственным смешком она взмахивает хвостом и смотрит вперед, на группу скал, что виднеются вдали.

- Начинается праздник поздним вечером. Пойдем, надо успеть до места привала...

 

Глава 7.6 Наг Вуур.

Всегда интересуйтесь, что это за праздник, перед тем, как участвовать в нем.

 

Солнце уже опускалось, когда мы добрались до скал, окрашенных в алые цвета уходящего светила. Со стороны все это походило на некий древний храм. Это пришло в голову после того, как я понял, что все камни создают нечто вроде нескольких кругов, заключенных один в другой. В центре этой странной фигуры обнаружился пятачок, покрытый травой, что было немного необычно, ведь растительность под ногами начала пропадать, стоило нам приблизиться к привалу на расстояние десяти метров, словно невидимый барьер не позволял траве расти в этом месте.

- Ну, хоть не на камнях спать... Вау, тут и родник есть?

И впрямь, до моего уха донеслось тихое журчание из-за одной из глыб. Скинув на землю рюкзак, иду на звук и понимаю, что был прав - небольшая струйка воды выбивается из-под камня, образуя нечто вроде чаши в каменном полу, однако затем вновь уходя под землю.

- Кстати, а тут, я смотрю, часто костры жгут?

Уже вернувшись на поляну, тыкаю пальцем в сторону небольшого обугленного пятна в центре всего этого места. Зеброчка согласно кивает и ныряет за одну из скал, заставляя меня удивленно приподнять бровь, но вскоре с тихим пыхтением появляется вновь с несколькими связками дров.

- О.. ого. А я думал, мне придется колдовской костер жечь.

После того, как я помог Зекоре дотащить деревяшки, мы распаковали наши спальные мешки и извлекли провизию. К счастью, почти ничего за время пути не испортилось, потому ужин вышел довольно сытным, но когда походные тарелки опустели, а мы устало легли на землю, я поинтересовался у любимой:

- А что же это за Наг Вуур?

Ответом стала лишь молчаливая улыбка, после которой оставалось лишь вздохнуть и подняться - если уж оказался в таком необычном месте, грех его не исследовать. Раз уж одна кобылка хранит свои секреты.

Уйдя за первые два круга камней, я начал бесцельно ходить меж скал, пытаясь понять, перенесли их сюда с древних времен, что маловероятно, или же это такой каприз природы. Камень под пальцами кажется гладким и отполированным ветрами и временем, он теплый, местами практически горячий, что навевает мысли о магическом фоне этого места, но мне лень изучать это место так досконально, да и я здесь не для этого.

- Интересно?

Улыбнувшись, поворачиваюсь к зеброчке, что умудрилась неслышно подойти ко мне по каменистой земле, однако не учла того, что наша с ней связь предупредила меня о ее приближении.

- Очень. Словно это место приветствует нас. Как будто...

Зекора наклонила голову набок, словно дожидаясь моих следующих слов. Как будто я что-то уже знал, но все еще не сказал об этом своему учителю. Что-то, что уже щелкнуло в голове, вынуждая опустить голову и тихо задать важный вопрос.

- Как переводится Наг Вуур? Это название несет в себе смысл, да?

Кобылка улыбается мне с видом учителя, который наконец смог донести до своего подопечного важный урок.

- Продолжай.

Повинуясь некоему позыву, опускаюсь перед своей любимой на одно колено, позволяя наши лицам оказаться на одном уровне.
- Ночь Огня, моя принцесса?

Улыбка появляется на ее губах, когда она приближается ко мне и оставляет легкий поцелуй на моем лбу.

- Ночь Огня, мой возлюбленный и мой любознательный ученик. Я хочу, чтобы ты станцевал со мной в эту ночь.

Киваю, чувствуя, как предательские слезы скапливаются в глубине души и начинают перехватывать горло: она хотела объявить себя моей по законам своей страны. И я с радостью соглашусь...

Громкий хруст сверху заставил нас резко поднять головы, чтобы увидеть, как одна из глыб внезапно упала вниз без всякой на то причины.

Я не успею ни оттолкнуть ее, ни создать барьер за эти секунды.

Выдох. Руки у груди, словно держат там хрупкую сферу, готовую разбиться о каменную поверхность. Импульс тела заставляет вытянуть руки вперед, а пальцы внезапно хватаются за теплую поверхность.

- Литургия!..

***

 

Когда обоих окатило водой, первые мгновения царила тишина, нарушаемая лишь звуком падающих капель с кончиков волос и гривы жертв внезапного падения камня и не менее непредсказуемого душа.

- ... Алхимии, - наконец ошарашено закончил парень, открывая глаза и оглядываясь по сторонам с изрядной долей недоверия. - а где камень?

В ответ не менее мокрая зебра молча ткнула на лужи копытцем и выплюнула тонкую струйку воды, которую, видимо, хлебнула от неожиданности.

- Ты только что трансформировал его в воду. Ты хоть представляешь себе, какой это энергоемкий процесс? Как ты себя чувствуешь?

С некоторым недоумением закрываю глаза, оценивая свой резерв, после чего негромко ругаюсь: превращение каменюки в воду выкачало столько магии, что я сперва не поверил. С тем количеством энергии можно было растереть глыбу в мелкий порошок несколько раз, но в голове почти мгновенно возник другой вопрос - почему сейчас мое тело не бьется в конвульсиях от боли из-за большого объема потраченной магии?

Вспомнив, что я вроде как держал что-то в левой руке, перевожу взгляд на предмет. Посох?

Недоверчиво оглядываю его сверху донизу, примечая, что в длину он примерно как Воздаяние, однако цвет его больше напоминает серый оттенок шерстки Зекоры. Шар на вершине посоха, низ которого находится в "плену" светлых лоз, тускло сияет мертвенно-серебристым светом. Не веря своим глазам, нежно провожу ладонью по сотканному из магии предмету и он отзывается спокойной волной энергии. Нет никаких сомнений - таково отражение души зеброчки в виде предмета.

- Это... от МОЕЙ Литургии?

Голос Зери заставляет меня дернуться от неожиданности и повернуться в сторону мокрой кобылы.

- Видимо, да, - киваю я, проведя посохом по воздуху. Действуя по наитию, пропускаю через него энергию, оставляя в воздухе темный прочерк магии, после чего пытаюсь сплести теневую версию чар огня. Это удачно срабатывает и я уже готовлюсь морщиться от боли, однако когда расплата настигает меня, она оказывается слабей, чем обычно.

- Вау... - ошеломленно выдыхаю я, когда понимаю, какой драгоценный дар попал мне в руки, пусть драгоценен он лишь для меня, но я готов расцеловать зебру, что и делаю, опустившись на колени. Когда слегка потрепанная и уже сухая Зекора наконец освободилась от моих объятий, успеваю заметить, что посох пропадает.

- Может, теперь объяснишь свою бурную реакцию?

Почетная поняшка табуна заинтересованно наклоняет голову набок, слушая мои сбивчивые объяснения, после чего просит вызвать предмет еще раз. Задумчиво осмотрев его со всех сторон, она касается древка копытом, после чего оно тотчас пропадает.

- Прости, кажется, его намного труднее удерживать, чем лук или книгу. Виновато произношу я, однако Зекора лишь качает головой.

- Тебе нет смысла привыкать к нему, Дэс. Уже завтра Литургия потеряет силу, как и посох...

Это слова заставляю сердце сжаться и я опускаюсь на колени, прижав к себе любимую и уткнувшись лицом в ее шерстку.
- Прекрати это говорить. Мы что-нибудь придумаем, клянусь...

Даже не глядя ей в лицо, можно понять, что она печально улыбается, гладя меня по спине копытцем.

- Пойдем... - она тихо шепчет мне, не выпуская из объятий. - ночь Огня скоро начнется...

***

 

Подкинутые в огонь дрова весело трещали, пока мы с Зекорой смотрели в огонь, словно ожидая какого-то сигнала. В принципе, сигнал должен быть весьма заметен - ночное светило должно озарить небосвод и землю своим светом, однако ушедшее солнце оставило после себя лишь тьму, в которой сегодня слабо мерцали звезды.

- Что-то не так, луна уже должна была взойти...

Шепот зеброчки словно пробуждает меня ото сна, заставляя понять - эта пустота оставлена Луной неспроста. Значит, настал мой черед сделать то, что делают единороги и аликорны этого мира.

Когда принимаешь решение, путь сразу становится ясным, тело само поднимается на ноги, с готовностью разводя руки в стороны.

Магия? Нет, мне не достичь вершин чародейства своих любимых, даже Зери знает о магии больше.

Сила? Нет, есть множество пони, в чьих жилах течет больше энергии, чем я храню в своей филактерии, и неизвестно, наполню ли я свою чашу до краев, чтобы помышлять сравниться с Древними.

Предназначение? Я не избранный, который должен спасти мир, мои "особенности" лишь дары или проклятья, но кто-то ведь должен быть героем? Лучше человек, чем мирный пони Эквестрии.

Судьба? Я не верю в судьбу, но если Высший пожелал, чтобы человека закинуло в этот мир, у него были на то какие-то основания. Мне остается принять это или идти своей дорогой, оставив любимых . Но что делать, если я не могу покинуть их? Не хочу этого делать.

Петь. Петь, пробивая свой путь в ткани жизни, и пусть моя нить перерезана, но Литургии, восхваляющие моих возлюбленных, звучат в вечном хоре множества миров.

Казалось, я воспаряю над землей, чувствуя ровное биение невидимого сердца за горизонтом, чья сила сравнима с его тишиной, что окружает спящих существ и дарует им долгожданный покой. Полу-разумное дитя Древних, ведомое нескончаемым зовом принцессы Ночи, пред ее творениями мы не раз замирали в немом восторге, сидя на обрыве недалеко от Понивилля и глядя на небо.

И вот, серебряное свечение достигло небосвода, прогоняя тьму пустоты и озаряя землю своим светом. Я знаю, где-то в Эквестрии две принцессы сейчас смотрят на небо, молчаливо подбадривая меня.

А может, на небо смотрит кто-нибудь еще, не зная, что сейчас ночь зарождается благодаря мне.

- И именем Луны, объявляю я Литургию Ночи!

Едва последние слова вырываются из горло, как сила, поддерживающая меня, покидает тело, вынуждая упасть назад, что довольно болезненно отзывается в моем копчике. Впрочем, это не впервой, когда я не могу точно рассчитать выход из магически-подвешенных состояний,как говорится, не в первый раз падаю, да и не в последний.

Губы зеброчки касаются моего уха, она тихо фыркает, когда прядь волос попадает на нос.

- Ночь Огня началась. Ты позволишь мне воспользоваться Эхом Музыки?

Молчаливо киваю, после чего поднимаюсь на ноги и направляюсь к мешку, откуда выуживаю пирамидку. Зери ставит ее недалеко от костра и на пару мгновений замирает, однако вскоре воздух прорезает барабанный бой, а магия музыки захватывает наши тела, заставляя окунуться в чары Ночи Огня.

***

 

Свет яркого пламени озаряет большие каменные глыбы, что охраняют это место в молчаливом дозоре долгие годы, они видели немало пар, танцующих на покрытом травой круге в центре этого места. Но сегодняшняя пара отличалась тем, что вокруг костра в странном ритме под гром барабанов двигалось существо иного мира. Обнаженный по пояс человек осторожно касался земли босыми ногами, позволяя странной музыке вести его тело по кругу, его волосы, не поддерживаемые чарами, то и дело взметались в воздух.

Через костер от него в извечном танце двигалась зебра. В отличии от человека, ее движения были более плавные и мягкие, однако она умудрялась держать ту же скорость движения вокруг костра, ведомая магией музыки. Зекора вновь распустила свою гриву, позволив ей свободно спадать на шею, все ее украшения мертвой кучей лежали у одного из камней.

Они были одним целым, что жаждало воссоединиться, но неумолимый ритм танца, ритм жизни, держал из на противоположных сторонах костра. Ночь Огня - это нечто большее, чем восхваление жизни и тепла, это ночь, когда само пламя струится по жилам, взывая к самой простой истине, что вечно царит с момента сотворения мира.

Есть он.

Есть она.

Есть пламя, что горит в их сердцах, а значит - они будут вместе в эту ночь.

Одновременно оба танцора шагнули в огонь. Но жаркое дитя солнца не коснулось человека и зебры, позволяя встретиться друг с другом ровно в центре костра. Их глаза открылись, взгляды встретились.

С улыбкой на лице, Дэс поднял кобылку на руки и вышел из огня, направляясь к лежащим мешкам.

Сегодня Ночь Огня, и что бы ни ждало их завтра, здесь и сейчас они будут вместе.

 

Глава 7.6 Наг Вуур. (18+)

 

Оглянувшись по сторонам, Дэс взмахнул рукой, позволяя магии теплой волной пройти по всей поляне - эти чары он выучил у Твайлайт, теневой вариант "пузыря здоровья", который, однако, не отталкивал, но уничтожал все болезнетворные микробы.

- Так то лучше.

Парень улыбнулся своей возлюбленной, аккуратно опустив ее на импровизированное ложе, состоящее из развернутых и раскрытых спальных мешков. Зекора лишь махнула хвостом, прикрыв глаза, в которых плескались отголоски горевшего костра.
Осторожный поцелуй в губы длился несколько мгновений перед тем, как рука человека начала гладить живот зеброчки, его ладонь периодически сжималась в "кошачью лапу", а острые ногти начинали почесывать грудь кобылы. В эти мгновения ее сердце начинало биться чаще от мнимой опасности, однако это только подстегивало колдунью.

Продолжая смотреть ей в глаза, Дэс начал медленно опускать левую руку вниз, продолжая слегка поддерживать Зери правой. Вскоре мягкие пальцы остановились у самой киски, однако стоило зеброчке нетерпеливо дернуть ногой, как парень начал водить указательным пальцем по нежной шерстке, выписывая круги, центром которых был источник тонкого запаха, что уже начал потихоньку наполнять воздух.

- Жестокий... - выдохнула кобылка, прижимаясь к нему всем телом и уткнувшись мордочкой в грудь.

Сжав ноги, она прижала руку к шерстке, практически вынудив положить ладонь на киску. С довольным вздохом Зекора начала осторожно двигаться вперед-назад, однако вздохи быстро перешли в тихие всхлипы, когда человек повернул руку так, чтобы его пальцы соприкасались с мягкими складками.

- Перестань дразнить!

Дотянувшись до плеча, она аккуратно куснула парня, едва сдерживая свое нетерпение, готовое вылиться в громкие стоны, словно она была в охоте.

Словно продолжая издеваться над кобылой, Дэс вновь переместил руку повыше, начав водить пальцами по вымечку зебры. Обычно он пропускал эту зону своих кобылок, переходя к "десерту", но как уже поняла Зекора, этой ночью ей не раз придется зависать над пропастью удовольствия, не имея возможности сигануть вниз.

Ловкие, всегда мягкие пальцы человека выписывали разные фигуры вокруг сосочков, лишь иногда касаясь их на доли мгновения и сводя с ума лесную колдунью, чья мистическая таинственность сейчас была погребена под волной таких приятных ощущений, сводящих кобылу с ума. Вскоре парень сжалился над ней, уделив больше внимания чувствительным зонам, и лишь затем опустил руку ниже, касаясь нижних губок, покрытых любовными соками Зери.

- Дэс...

Тихий шепот сорвался с ее губ, когда пальцы человека скользнули внутрь, задев клитор, который, казалось, уже болел от скопившегося напряжения и удовольствия. Рефлекторно сжав ноги, зеброчка наугад ткнулся мордочкой вперед, найдя губы человека и слилась с ним в поцелуе, позволяя все глубже в себя. И глубже, и глу-у-убже!

Взвизгнув от удовольствия, она прервала поцелуй, пытаясь вдохнуть и чувствуя, как клитор горит огнем. Опустив копытце вниз, кобылка начала быстро мастурбировать, почти мгновенно кончив и окропив руку человека своими соками.

Немного удивленный таким быстрым финишем, Дэс лишь отодвинул руку, дабы не задевать слишком уж чувствительные эрогенные точки любимой и лишь медленно облизал пальцы, видя краем глаза, как Зекора наблюдает за этим, бессильно откинувшись на ткань спального мешка и позволив человеку убрать из-под нее вторую руку.

- Вкусная. Теперь я понимаю, почему этот вкус всегда казался мне таким же королевским, как и Луны с Твайлайт, да, принцесса?

- Ехидна, - лишь фыркнула кобыла, наугад вытянув передние копыта в сторону находящейся где-то в районе головы сумки. Подтянув ее к себе, Зери на несколько секунд погрузилась в недра, пытаясь что-то найти и вскоре вынырнула "на поверхность" с двумя бутыльками, один из которых осушила сама, а второй протянула своему жеребцу.

- Зекора... Это то, о чем я думаю?

Дэс с сомнением потряс маленькой тарой, после чего откупорил её и осторожно принюхался.

- Зери, что ты еще успела прихватить?

Очаровательно улыбнувшись, зебра поднимается на ноги и мягко толкает парня на свое место, после чего вынимает из ладони бутылек, открывает его и набирает содержимое в рот. Человек шутливо закатывает глаза, однако, когда кобылка приближается к его лицу, жадно целует любимую, проглатывая отвар.

- И на сколько он рассчитан?

Однако зеброчка его не слышит, она занята тем, что стягивает с него одежду. Её глаза наполовину прикрыты, а дыхание тяжелое, словно "почетная поняшка" пробежала кросс.

- Он рассчитан на то, чтобы я хорошо отдохнула в последнюю ночь. А теперь сомкни уста и обрати свой взор наверх.
С хитрой улыбкой стянув белье, кобыла провела кончиком носа по члену Дэса и, достигнув головки, аккуратно лизнула плоть, словно пробуя ее на вкус.

- И сколько же мне жда-а-ать...

В эту же секунду кобылка нанизалась ротиком на член, ощущая, как он упирается в заднюю стенку горла. Сдавленные стоны удовольствия лишь подстегивали ее двигать головой, доводя парня до пика - один из эффектов зелья начинал проявлять себя, заставляя жеребца колдуньи быть более чувствительным к ласкам.

- Притормози, Зери, я ведь потом не смогу быстро восстановиться!

Даже не отрываясь от своего "лакомства", Зекора улыбнулась краешком рта и ускорила ласки. Почувствовав пульсацию, кобылка резко дернула вперед головой и что-то теплое полилось внутрь, заставив зебру прикрыть глаза от удовольствия.
Наконец, она выпустила член изо рта и начала неспешно двигаться вперед, двигаясь так, чтобы ее мягкая шерстка касалась обнаженной кожи человека. Гордо встав прямо над все еще вздыбленной плотью своего жеребца, тонкая струйка соков пролилась прямо на мужское естество, когда принцесса переступила задними ногами.

- А теперь будь послушным учеником, Дэс, - практически промурлыкала его любовница, подогнув задние ноги и опускаясь вниз. - и доставь своему учителю немного удовольствия...

Почувствовав, как нечто твердое гладко скользнуло внутрь, кобыла счастливо вздохнула, однако ее ноги неожиданно ослабли и Зекора упала на человека. Оба охнули от неожиданности, однако вскоре смогли восстановить дыхание, наслаждаясь взаимной близостью.

- Признайся, похотливая кобыла, ты специально взяла некоторые отвары, когда поняла, что я отправляюсь с тобой.
- М-м-м, вполне может быть...

Горячее дыхание Зери согрело ухо человека, когда она наклонилась к его лица, непроизвольно оттопыривая попку и почти позволяя члену выскользнуть из влажной пещерки.

- А может быть, я решила попробовать что-то новое из моих запасов?..

Подавшись назад, кобылка вновь приняла в себя член на всю длину и практически села на человека, слегка покачиваясь на напряженных ногах.

- Но, я думаю, что ты не против небольшой скачки, когда зебра будет не под тобой, а НА тебе?

Вместо ответа парень лишь сжал ее в районе кьютимарок и двинул тазом, намекая на то, что было бы неплохо продолжить. Кивнув, зебра начала двигаться, внимательно глядя на лицо Дэса, словно ожидая чего-то, и вскоре заметила другие признаки действия отвара, когда лицо ее жеребца вдруг слегка побледнело, а сам он схватил кобылку за круп и начал с силой насаживать ее, словно пытался проткнуть насквозь.

- Да! Давай, Дэс, быстрее!

Крик удовольствия звонким эхом отразился от круга камней, однако всем было на это глубоко наплевать, особенно после того как стоны человека стали вторить голосу полосатой ведьмочки, что сейчас с похотливым выражением на мордочке "объезжала" своего ученика.

Зелье действовало так, как и должно было, и спустя некоторое время влагалище зебры запульсировало от накатывающего оргазма, она коротко заржала, сжимая твердый ствол внутри себя, стараясь выдоить из его все соки. Кажется, это стало последней каплей, потому как через пару мгновений такого "массажа" теплый поток жидкости оросил ее влагалище под сдавленный стон человека. Казалось, он не может прекратить кончать, заполняя матку своей кобылы.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал