Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. Познай




Глава 6.1 ... магию

Узнай, и откроются двери в неведомое

Наступившая осень властно вторглась во владения Верлии - маги королевства могли лишь частично контролировать погоду, предотвращая большие катастрофы и оставляя другое на волю природы. Деревья сами теряли свои листья, гонимые ветрами облака поливали землю, напоминая своим поведением обычные облака из далекого мира людей. Возвышающийся в центре ущелья замок также подвергался атакам хлестких струй дождя, однако крепкая кладка стойко встречала любой натиск непогоды. Высокие остроконечные шпили башен безмолвно грозили небесам, и лишь редкие стражи-чейнджлинги маневрировали меж них, поглядывая по сторонам.

Одна из башен, выделяющаяся установленным там телескопом, отличалась не только этим громоздким другом любого астронома, но и неярким щитом, ограждающим площадку от капель воды.

Вынесенный на свежий воздух стол ломился от разнообразных книг и свитков, за некоторые из которых многие библиотекари были готовы продать душу, однако сейчас все они были отодвинуты в сторону. Стоящие у стола два тяжелых резных стула были заняты монархом этой страны и послом доброй воли, отправленным сюда по старым традициям этого мира. Впрочем, это не мешало им болтать друг с другом так, словно они были знакомы достаточно долго...

***

 

- И что же ты выяснила за ту неделю, что я выступаю в роли подопытного кролика?

Сидящая рядом со мной Кризалис улыбнулась и пролевитировала в руки свиток с печатью в виде белого клыка на зеленом фоне.

- Я многое видела в своей жизни, но твой случай настолько любопытен, что не знаю даже, жалеть мне тебя, или завидовать.

Подобное заявление весьма интригует, заставляя сломать печать из странного воска и погрузиться в чтение, благо написано все было на эквестрийском языке, ровным почерком самой Кризалис.

Стоило отдать ей должное - королева смогла обнаружить осколки душ моих любимых. Судя по всему, искаженная пони также поняла, что мои "таланты" к магии и алхимии происходят именно от бесценных даров, что мои кобылки без колебаний дарили мне, и не раз.

- Как думаешь, что произойдет, стоит этим кусочкам душ вернуться к своим хозяйкам?

Собеседница лишь нейтрально пожимает плечами и своим ответом попадает прямо в яблочко:

- То через краткий промежуток времени ты потеряешь способность колдовать и так просто управляться с отварами. Именно потому я хочу напомнить тебе, что ты сам являешься волшебным созданием, едва... Ну, ты понимаешь. Тебе стоит впитать весь опыт и умения, что тебе подарили кобылы в самую суть себя, иначе в какой-то момент ты останешься лишь с темной магией, оставив за бортом изобретенной тобой и принцессами "теневое чародейство". Разумеется, это может произойти не потому, что тебя разлюбят твои кобылы, однако в нашем мире много тайных чар и артефактов, кто знает, что тебе встретится на твоем пути. И не забывай самое главное.



Весь монолог я слушал ее, откинувшись на спинку стула, и лишь на последних словах сел более ровно, словно показывая свое внимание.

- Призывающий. Пока что, как я могу понять, ты любишь и любим, а потому Зов достаточно слаб, чтобы не пробудить какое-нибудь порождение старых эпох, достаточно сильное, дабы отправить тебя на тот свет. Но время идет, а проклятье крепнет. И мне бы хотелось, чтобы к тому времени ты был достаточно силен для отправки врага на вечный покой, а...

- Что ты хочешь взамен?

Кажется, мой вопрос сбил ее с толку, потому как кобылка замолчала и растерянно посмотрела на меня так, словно эта мысль не приходила ей в голову. И пусть меня сожрет мантикора, но Кризалис не лукавила в этот момент. Она правда хотела просто помочь мне преодолеть трудности, что рано или поздно встанут у меня на пути. Однако, она достаточно долгое время пробыла королевой своего народа, и быстро взять себя в копыта.

- Я хочу, чтобы у Верлии появился могущественный союзник в это время, а Эквестрийское королевство всегда доказывало, что его влияние и сила всегда будут мощным аргументом на политической арене. К тому же, мне будет нужна именно твоя помощь, но об этом позже. А сейчас - магия.

Искаженная пони подтолкнула ко мне книгу мастеров, которая с готовностью открылась на первой странице без всяких "спецэффектов", вроде зеленых кругов и прочего. На пергаменте каллиграфическим почерком было выведено "Вступление в некромантию. Самоконтроль."



- Читай. Кивнула Кризалис, откидываясь на спинку стула и прикрывая глаза - судя по всему, она готовилась ознакомиться с теорией вместе со мной. "Хотя и не понятно, как некромантия поможет мне с обычной магией?"

***

 

Что есть некромантия? Это искусство, позволяющее магу нарушать естественный порядок вещей для выполнения каких-то задач. Стоит сразу понять, что некромантия этого мира не является "естественной" магией, потому, для осуществления чар этой сферы волшебства необходима темная энергия. Лишь редкие виды существ могут вырабатывать или усваивать подобную силу из окружающего эфира, и все они - невольные жертвы давней катастрофы, давшей начало некромантии. Потому магам необходимо конвертировать чистую энергию в темную, что бывает весьма затратно и утомительно.

Практическая часть подобного искусства делится на две части - чародейство и зов. Первое - это чары, связанные с потусторонним миром, боевые заклинание, ритуалы и прочее. Второе - стереотипичная основа подобной магии, так называемое "воскрешение из мертвых". Сами зовы в целом делятся на две группы - низшие и высшие.

Низший зов наполняет мертвую оболочку материи темными эманациями, что создает иллюзию жизни - тела двигаются, выполняют команды, иногда даже питаются. Главной особенностью этого вида чар является отсутствие личности в созданных или вызванных конструктах.

Высший зов восстанавливает саму личность внутри трупа, позволяя ему осознавать себя. Это является тем самым отличием некромантии от других школ и сфер чародейства. Подобные ритуалы крайне сложны в плане точности выполнения, что не позволяет магам использовать этот зов в бою без необходимой подготовки.

Однако эта часть некромантии изучается лишь тогда, когда маг готов переступить некий порог, отринуть законы природы и самому решать, когда материя должна жить, а когда - нет.

Вершиной же является создание лича - бессмертной мощной магической сущности, неразрывно связанной с темной магией.

Началом же этого искусства является самоконтроль и умение мага тонко манипулировать энергией - адепту стоит забыть такие глупости, как чародейские стрелы и удары в лицо. Волшебник должен не только постичь смерть, но и даровать ее другим так, чтобы у жертв его не было выбора, кроме как принять ее.

***

 

Захлопнув книгу, раздраженно поворачиваюсь к Кризалис.

- Почему ты думаешь, что это поможет мне лучше освоить магию?

Уже привычная улыбка появляется на губках королевы, когда она создает в воздухе сферу из плотно скрученных нитей магии, соединенных так аккуратно, что невооруженному глазу предстала бы ровная поверхность зеленого шара, в которой, на самом деле, не было ничего материального.

- Если уж мы договорились помочь друг другу, тебе стоит верить мне на слово, хотя я и понимаю твое недоверие. Подумай сам, владеющие этим мрачным искусством зебры не являются видом, чья магия может изливаться в этот мир открыто, подобно чарам единорогов, однако тот аликорн выбрал именно их. Упор здесь идет не на силу и ее объем, но точность и понимание общих потоков энергии, текущей сквозь жителей этого мира.

Глаза Кризалис закрываются, ее рог начинает светиться, постепенно увеличивая яркость свечения. Достаточно мощный поток магии охватывает тело чейнджлинга, формируя сложное плетение, начинающее пульсировать раз в пару секунд. К счастью, я могу видеть узоры энергии, потому имею возможность запечатлеть в своей памяти эту прекрасную картину - величественная королева, стоящая в центре созданного ею же магического рисунка, укрывающего ее причудливой клеткой со всех сторон. И даже самый черствый пони не мог бы не признать столь очевидного факта, что при всем величии монарха ее необычная красота лишь подчеркивалась той мощью, которой Кризалис была наделена. Что-то толкает меня вперед, словно волшебный зов, утягивающий тебя в бездну энергии, столь ужасной, и столь прекрасной в своей силе.

Шаг вперед, поднятая рука. Тонкая нить темной магии, окружающей барьер и вписывающейся в общую картину чар.

Мы не знаем, что мы творим, но этот танец чародейства связывает наши помыслы, вынуждая сделать шаг навстречу друг другу. Человек и чейнджлинг. Разные, и в чем-то схожие. Разумом? Магией? Жесткостью?

- Знание, это инструмент... Шепот Кризалис начинает странное противостояние, когда наши нити энергии сплетаются вместе.

- Знание, это сила... Не менее твердо звучит мой голос, отбросив в сторону привычную ему мягкость.

- ... который позволяет смертным...

- ... которая позволяет смертным...

Я опускаюсь на колено, королева садится напротив. Ее чары занимают большее пространство в эфире вокруг нас - слишком уж мало у меня сил, чтобы пытаться осилить все плетение.

- ... познать и услышать...

- ... сразиться и сломить...

Кажется, что воздух готов взорваться от напряжения, однако сами чары не несут в себе ничего опасного. Они лишь есть, отражая силу чейнджлинга и порыв немертвого.

- самих Древних!

- самих Древних!

Лопнувшая сфера обращается прекрасным фейерверком, расцветающим над Дифферкастом, украшая небо многоцветьем красок и в одно мгновение раскидав все собравшиеся тучи. Что странно - именно чары Кризалис были направлены на разгон туч и поддержки моего заклинания красочной иллюзии. "Забавно, что это сделала не она сама." Видно мысль, мелькнувшая в моем разуме, была отчетливо видна на лице, королева открывает глаза и встречается со мной взглядом.

- Дополни картину, Дэс. Что-то новое пробудилось в тебе, нечто, связанное с принцессой Ночи. Я вижу это, человек.

Голос Древней, да, именно Древней, сейчас наполнен странным знанием, словно каждый из этих Древних - как шкатулка со вторым дном: стоит тебе узнать что внутри, как тебе открывается что-то еще. И всегда оказывается так, что тайное дно намного больше основного.

Знакомая конструкция выстраивается в мозгу, заставляя провести по воздуху пальцами, будто я пытаюсь играть на арфе... чтобы затем ухватиться за рукоять светлого лука. Правой рукой уже привычным жестом достаю из-за спины волшебную стрелу и целюсь в небо. Нарушая законы физики, оружие посылает магический снаряд с такой скоростью, словно его запустили из огнестрельного оружия. Долетев до цветущего в небе фейерверка, стрела словно взрывается, украшая небо звездами, что начинают медленно опускаться на город.

"Красиво... И сам результат, и чары; как бы мне хотелось запечатлеть это для Твайлайт, она бы многое отдала за то, чтобы посмотреть на это плетение из энергии. Может, попытаться это записать на пергамент?" Печально улыбаюсь, неосознанно "отпуская" лук и проводя рукой по воздуху - кажется я тоже заразился от любимой ее привычкой записывать что-то важное и интересное. "Но думаю, я не смогу вот так сразу вспомнить чары. Наверно, мне стоит, как и Твайли, завести блокнотик? Или книгу..."

- Дэс... Осторожное касание мордочкой в локоть выводит меня из "зависшего" состояния. Обернувшись, замечаю улыбку Кризалис, с которой она смотрит на мою левую руку.

- Значит, я невольно помогла тебе открыть в душе ассоциацию с юной принцессой?

Кажется, она умудрилась удивить меня сегодня. Не первый раз. Но, проследив за ее взглядом, я понимаю, что держу в руке книгу. От удивления разжимаю пальцы, однако фолиант зависает в воздухе. Его поверхность окрашена в серый цвет, а на обложке изображена моя метка, окруженная семью маленькими знаками Твайлайт, лаконичная надпись "Гримуар" завершает образ книги волшебника. Удивление сменяется любопытством, когда я открываю книгу на первой попавшей странице и погружаюсь в чтение чар, описанных там. Как это ни странно, но все заклинания, указанные в книге, мне уже известны. Лишь пролистав книгу в течении нескольких минут, я наконец понимаю ее предназначение.

- Точно! Здесь указаны все чары, что я знаю!

Любопытная мордочка Кризалис уже некоторое время маячила рядом с моей рукой, пока я изучал содержимое "гримуара".

- И да, гримуар ведь когда-то обозначал книгу с заклинаниями, уж мне то, любителю фэнтези, стыдно этого не помнить. Раздраженно фыркнув, закрываю фолиант, едва не прищемив любопытный носик чейнджлинга.

- Значит ты у нас, наконец, освоил искусство созидания? Я то думала, у магического создания это пойдет быстрее. Обычно те, кто всерьез занимаются магией, осваивают самый простые эффекты через годик обучения, а уж кое-кто, не буду тыкать копытом, получил дар к магии от одной из принцесс.

Ехидство в голосе Кризалис было тонко и четко отмерено, находясь в пару шагов от "обидно", при этой имея достаточную концентрацию, чтобы вызвать желание щелкнуть чейнджлинга по носу.

- Чем больше я тебя узнаю, тем меньше понимаю, что Шайнинг в тебе нашел.

Скривив лицо так, словно ей пришлось попробовать лимон целиком, королева пролевитировала книгу мастеров к гримуару и ничуть не удивилась, когда результат моих чар втянул в себя давнее приобретение Луны. Впрочем, вскоре книга появилась на свет, однако она была абсолютно пуста, что продемонстрировала мне Кризалис, открыв ее на первой странице.

- Теперь я понимаю, что значит "жаждущий знаний". Немного удивленно пробормотала кобылка, заставив меня "ударить" по воображаемым тарелкам.

- Будум-тсс... Нет-нет, не обращай внимания, это так... С Земли. Поспешил я уверить чейнджлинга, когда непонимание на ее мордашке превысило положенные лимиты. Иногда было трудно понять, как все-таки стоит с ней общаться, как-никак королева целой страны, но чем больше я провожу времени рядом с этой кобылой, тем больше мы оба игнорируем отдельные правила этикета.

- Боюсь, теперь я просто вынужден буду прочитать эту книгу. И, кстати, она не "давит" на разум, в отличии от лука... Странно...

- Угу, очень. Показательно зевнув, Кризалис направилась к люку башни. - Ты идешь? Этот фейерверк был слегка утомительным, потому предлагаю перенести урок магии. Например, на понедельник - у меня несколько серьезных совещаний, а вид спящей на ходу королевы вряд ли добавит уверенности моим министрам.

Махнув хвостом, она отворила люк и первая шагнула вниз.

***

 

Пик одной из гор, образующей ущелье, был самым непосещаемым местом в Дифферкасте, и дело там было совсем не в плохом виде - вовсе нет, с этой точки открывался изумительный обзор на весь город и местность вокруг одной из гор. И проблема были не в пронизывающем ветре, что мог заставить сорваться вниз при неосторожном движении.

Вершина горы была известна, как Пик Упавших. По неизвестной причине именно здесь заканчивали свою жизнь немногие самоубийцы из народа чейнджлингов. Если судить по книгам самих искаженных пони, критический недостаток любви мог заставить несчастного свести счеты с бренным миром. Подобное случалось очень редко, но магическая аура пустоты давила на мозг любого смертного, что поднимался сюда из чистого любопытства.

К несчастью, подобных "сломавшихся" было не излечить, они просто не принимали никаких эмоций, после чего забирались сюда и прыгали вниз, не делая попыток расправить крылья.

Стоящая у края уступа высокая фигура человека резко выделялась на фоне проплывавших облаков, вызывая у некоторых чейнджлингов вполне понятные опасения по поводу психического здоровья посла доброй воли и возможных проблем, если он сорвется вниз.

С сожалению некоторых мечтающих о подобной подданных, ноги парня окутаны темным облачком, буквально пришивающим его к поверхности скалы. Правая рука чародея была патетически воздета вверх, его пальцы сжались в классическом для человеческого мира фэнтези жесте "кошачьей царапки", словно он собирался швырнуть в неведомого противника огненный шар. В левой же руке Дэса мирно покоился фолиант, сотканный из магии самого человека. Его страницы лениво перелистывались под внимательным взглядом Гварда, открывая то, что хранилось в памяти мага. Однако сейчас листы магического пергамента покрывала информация из "съеденной" Гримуаром книги мастеров. Если какой-нибудь чейнджлинг мог посмотреть в фолиант из-за плеча человека, первое, что бросилось бы ему в глаза - название главы, выполненное в алых красках: "Влияние на стихии".

- Значит места, где смерть собирает свою жатву, можно использовать на свое благо, в зависимости от того, как именно умирали существа. Хм... В данном случае это... Ага, вот.

Несколько предложений услужливо подсветились светло-синим цветом, привлекая к себе внимание.

- Угу... Любой некромант чувствует себя сильней на том месте, где умирали живые, или же где находили последнее прибежище.

Страница аккуратно перевернулась под взглядом чародея, над книгой замерцала небольшая модель чар. Стоило Дэсу захлопнуть книгу, как появившийся круг из бирюзовых рук резко поднялся от ног до головы, на мгновение придавая лицу человека мертвенную бледность. Сторонний наблюдатель успел бы заметить странную улыбку, исказившую губы некроманта. Некроманта, ибо чары именно этой сферы магии окружали тело лича, собираясь разлитое в воздухе отчаяние тез несчастных, чья жизнь закончилась из-за прихоти одного аликорна тысячи лет назад.

- Ишш'Ша ним А сахх'ра ун насим.

Слова с неохотой покидают губы, как будто он продирается сквозь липкий туман...

***

 

На мгновение мир вновь окрашивается в бирюзовый цвет, но вот активность магии понижается, а значит, мои глаза уже не полыхают волшебным огнем.

Чувство, когда ты находишься в подобных местах... Боюсь, я не смогу объяснить это смертному, для понимания необходимо стать таким же проклятым. И именно это позволяет чувствовать мрачную ауру безысходности. Ведь рано или поздно, но все мы умрем. "Просто кто-то и после этого продолжает двигаться."

Чары срабатывают так, как и ожидалось - засеребрившиеся в воздухе силуэты чейнджлингов безмолвно смотрели куда-то вдаль. Я не видел их призраков, вовсе нет - по странным обстоятельствам в мире магии почти не было такого явления, как привидения. А потому мне довелось посмотреть на последние мгновения из жизни, когда голод их народа заставил сделать шаг вперед со связанными крыльями. И впрямь, на некоторых "двойниках" можно было заметить веревки, удерживающие их летательные конечности.

"Может быть, я смогу с ними поговорить? Это не призраки, лишь отражения, но чем черт не шутит?"

Осторожно подойдя к одному из "оттисков" души в виде пожилого жеребца, опускаюсь на колено и какое-то время внимательно смотрю ему в глаза, пытаясь понять, как можно разговорить воспоминание об ушедшем.

- Эй? Ты слышишь меня?

Лишь завывающий на такой высоте ветер был мне ответом, чейнджлинг молча смотрел куда-то вдаль.

- Бесполезно. Устало констатирую я, развеивая чары. - Все-таки я вопрошаю место, а не само тело. Интересно, самоубийц хоронят как-то иначе?

- Вовсе нет, господин посол.

Неслышно подлетевшая Мунскрим приземлилась рядом со мной и прикрыла глаза, спасая их от режущих порывов ветра.

- Королева Кризалис приказала вновь сопровождать вас, дабы никто не думал даже пытаться скинуть вас отсюда и свалить все на Пик. А касаемо вашего вопроса... Мы не считаем их таковыми, они просто не смогли пережить опасную точку, от этого никто не застрахован.

Понимающе киваю и вновь смотрю на город внизу. В отличии от Кантерлота, выглядевшего, словно торт со множеством свечек-шпилей, Дифферкаст был серой спиной какого-то жука, то тут, то там прорезаемой речной синевой, идущей от одной горы к другой.

Сама местность вокруг города была достаточно пустынна, желтая равнина умирающей травы, периодически прерывающейся группами деревьев. На горизонте виднелось еще одно поселение, судя по всему, это был крупный ремесленный город, Крафтаун. Ничем не примечательное поселение, где производят все, от гвоздей до оружия. Не то что бы я недолюбливал индустрию, однако всегда считал, что подобные фабрики должны стоять подальше от населенного пункта. Экология - штука весьма въедливая. "Хотя о какой испорченной экологии может идти речь в этом мире?"

- Господин Мун'Уиспер?

Оторвавшись от разглядывания пейзажа, вновь поворачиваюсь в сторону кобылки. Та беспокойно переминается с ноги на ноги и смотрит по сторонам.

- Может... Мы уже спустимся? Тут очень неуютно...

"Ну конечно, здесь десятки разумных существ делали последний шаг, тут кому угодно из смертных будет тревожно."

Кивнув чейнджлингу, я потираю виски кончиками пальцев и разворачиваюсь в сторону тропинки, что ведет к подножью горы...

Глава 6.2 ... смерть

 

Когда прошлое не дает будущему стать настоящим.

 

... но внезапно мы оба замерли, вслушиваясь в свист ветра. Цокот копыт приближался, однако звучал он так, словно идущий никуда не спешил. Как будто прекрасно знал, что спешить ему уже некуда.

- Нет, Прародительница, опять! Ведь уже столько времени прошло с последнего! Отчаяние в голосе Мунскрим подтвердило мои подозрение насчет источника звука, а вскоре и сам чейнджлинг показался из-за скалы. Невысокий жеребец с рыжей гривой смотрел себе под ноги, иногда пошатываясь под особо сильными порывами ветра. Стоило взглянуть на него не совсем обычным взглядом, как меня пробрала странная дрожь - если обычные искаженные пони излучали некую пустоту из-за эмоционального голода, то этот чейнджлинг был словно окутан странной серой завесой. Не обращая на нас никакого внимания, он подошел к краю обрыва и посмотрел куда-то вдаль, также, как и увиденные мной силуэты умерших. Не знаю, что толкнуло меня опуститься на колени рядом с обреченным, но после этого я взглянул ему в глаза и чуть сам не сверзился с обрыва.

В его странных глазах можно было увидеть Смерть. На краткий миг я словно посмотрел в странное зеркало, из которого на меня смотрел вечный Жнец. Время словно остановилось, когда он отрицательно покачал головой, а его голос зазвучал у меня в голове.

"- Нет, лич. Он точно мой, тебе его не спасти."

"Почему? Что происходит с такими как он?"

"- Они умирают, разве не очевидно?" Смерть пожал плечами, явно не собираясь рассказывать что-то еще. "- Если сейчас ты не позволишь ему спрыгнуть, смертный найдет другой способ. И будет делать это снова и снова, калеча себя и испытывая боль. Отпусти чейнджлинга, не-мертвый, твоих сил тут не хватит."

Зная, что если уж Смерть вновь со мной заговорил, то время придержало свой бег, а значит я все еще могу спрашивать, вглядываясь в глаза того, за кем Он уже пришел.

"Я что, вечно буду видеть тебя у тех, кто точно не вернется?"

Молчаливый кивок. Смерть выглядела также, как и тогда, при нашем первом разговоре в Лесу.

"Что... Что он видит?" Как это ни странно, но мой собеседник отвечает, делая шаг в сторону и позволяя мне увидеть королеву чейнджлингов, ласково протянувшую копыто своему подданному. Обрывая видения, трясу головой и успеваю придержать жеребца, готового сделать последние несколько шагов. Недоуменно глядя мне в глаза, он вновь пытается пойти вперед, но мои руки пока держат его на месте.

- Пару вопросов. Всего пару вопросов, и я позволю тебе уйти, клянусь!

Устало фыркнув, тот перестает тянуться вперед и даже садится назад, в его взоре мелькает должный интерес, показывающий, что он как минимум ответит мне. Тень близкой кончины все также заполняет его глаза, однако я уже не вижу мрачной фигуры, лишь понимание того, что подданному Кризалис суждено умереть. "Проклятье..." Он вопросительно поднимает брови, ожидая вопроса.

- Что ты чувствуешь прямо сейчас?

Жеребец молчит какое-то время, после чего кашляет в изгиб ноги и наклоняет голову набок.

- Холодно. Всегда холодно. И... И пусто. Меня ждут.

Прекрасно зная, кто именно его ждет, стискиваю кулаки, сдерживая желание выругаться - даже учитывая отношение чейнджлингов ко мне, я должен помочь им, может быть, это стало бы мощным прорывом в отношениях между пони и подданными этого королевства. "Мечты, мечты..." Усмехаюсь я про себя - даже жеребенку понятно, что подобное не исцелить и силами Древних, иначе те же королевы давно начали бы поиск лекарства.

- Ты что-нибудь чувствуешь?

Молчаливо мотает головой, после чего опускает голову.

- Я не чувствую ни эмоций, ни голода, ни холода... Простите, Повелитель, но это все? Мне... Мне еще нужно шагнуть туда.

Он тыкает копытцем мне за спину, после чего раскрывает-закрывает крылья, словно готовясь лететь, но все мы трое знаем, что они не поднимут его тело в воздух, стоит жеребцу сделать последний шаг.

- Подожди, еще чуть-чуть... Кто у тебя здесь остался?

Молчание. Он трясет головой, словно пытаясь вытрясти из нее что-то, однако вскоре успокаивается, его взгляд вновь фокусируется на мне.

- Никого, Повелитель. Позвольте мне уйти, это... Чейнджлинг закашлялся, прикрывая мордочку ногой. - Это не так просто, как кажется, будто какая-то сила отнимает всю храбрость...

Кажется, выбора просто не было. Понимание этого лишь сильнее сжимает сердце, заставляя торопливо кивнуть и встать, освобождая путь. Прощальный кивок и благодарный взгляд. Шаг, второй, третий...

- Эй!

Чейнджлинг оборачивается, его глаза устало смотрят в мою сторону.

- Как тебя зовут?
- Тин Слим, Повелитель.

Киваю, подтверждая, что слышал его имя.

- Я запомню.

Последние шаги даются ему нелегко, будто он идет грудью против сильного ветра. Несколькими широкими шагами нагоняю его и разворачиваю в свою сторону. Он уже знает, что произойдет, потому лишь благодарно кивает, когда я касаюсь его щеки ладонью, светящейся бирюзовым пламенем. Последняя слабая улыбка навеки запечатлевается на темной мордочке, глаза закрываются сами по себе, а тело безвольно падает на землю.

- Покойся с миром, Тин Слим.

Кажется, словно мой голос идет со стороны. В поле зрения появляется Мунскрим, которая с потрясенным выражением лица тормошит несчастного, не понимая, что сейчас произошло. Успокаивающе кладу ей на плечо другую ладонь, дабы не пугать кобылку, и осторожно оттаскиваю ее от тела.

- Не мешай... Присядь.

Послушно сев на землю, она, кажется, сверлит меня взглядом, пока я вожу ладонями над ушедшим. "Кризалис, интригантка, вот зачем ты оставила книгу о погребальном процессе так, чтобы ее можно было заметить, едва бросив взгляд на полки шкафов."

Слова ритуала сами тихо падают с губ, а сила, что была так щедро отдана, послушно заковывается в цепи чар. Тело Тина скрывается в зеленой желеобразной субстанции, которая растворяется через несколько секунд, оставляя на земле лишь некоторые целые фрагменты хитина. Это уже не выглядит, как какой-то труп, скорее просто... память. Все остальное было вновь возвращено в мир, откуда и было взято. Чье-то одобрительное цоканье слышно даже сквозь ветер, заставляя оторваться от созерцания того, что нужно похоронить, и посмотреть на еще одного чейнджлинга. Хэлп Тип, секретарь Кризалис, с улыбкой аплодировал мне одним копытом, ударяя им по небольшому камешку под ногами. Вторая передняя нога была занята неизменным блокнотом, который он прижимал к себе, чтобы порыв ветра не вырвал важную вещь у ее хозяина.

- Думаю, из вас получился бы отличный Мастер Прощаний, господин Дэс. По крайней меры, чары возврата тела вы выполнили весьма профессионально, стоит отдать должное королеве Кризалис, решившей познакомить вас с подобным феноменом нашей жизни в такой необычной манере. Пойдемте вниз, королева просила вас участвовать в погребении "ушедшего" вместе с ней. Обычно этим занимаются родственники усопшего, но так как он был одинок, наша повелительница решила просветить вас во все аспекты.

Рог чейнджлинга засветился и магическое поле окутало хитин Тин Слима, поднимая его в воздух. Достав из небольшой седельной сумки свернутый мешок, жеребец осторожно положил "останки" и первый направился в сторону спуска.

- А может, срежем путь?

На недоуменный взгляд искаженных пони просто пожимаю плечами и делаю шаг с обрыва, что не сделал чейнджлинг. Однако, в отличии от него, мое тело начало постепенно опускаться на землю из-за темного облачка, окружившего ступни ног. В голову вдруг пришла мысль, что в этот момент я чем-то напоминаю вендиго, не считая того, что у нее задние ноги были полностью скрыты в колдовском облаке.

- Господин посол!

- Господин Капитан!

Оба сопровождающих резво бросились к обрыву и рванули вниз, видимо, полагая, что сейчас им придется ловить достаточно тяжелого человека, за которого они в ответе. Разумеется, они чуть не врезались в меня, заставив потерять концентрацию и пролететь в свободном падении несколько метров. К счастью, все трое успели выровняться в воздухе и начали медленно опускаться на землю: я - на волшебной подушке, они - на крыльях.

- Это было не смешно!

Возмущенно завопила кобылка, ткнув в мою сторону копытцем и добавив что-то явно неприличное на своем языке, что вызвало непроизвольную улыбку на лицу секретаря. Я в свою очередь пожал плечами с ехидным выражением лица.

- Наконец я перестал слышать "господин" от своего проводника. Можно просто - Дэс. И должен заметить, что спускаться с горы пешком - слишком уж долгая затея, а у меня еще есть одно достаточно важное дело. И достаточно сил, чтобы это сделать. Кстати, что за толпа там собралась?..

***

 

Едва секретарь самой королевы пробежал по улицам столицы, поглядывая вверх, некоторая часть чейнджлингов немного заволновалась, отлично зная неторопливый нрав этого жеребца. Им и в голову не могло прийти, что он торопится не по какому-то экстренному делу. Однако по пути он мимоходом обмолвился о пункте назначения - Пике. А так как он не выглядел, словно собирался сделать роковой шаг, то вполне логично было предположить, что кто-то иной перешел печальную черту. Последней каплей в чашу стали слова Хэлп Типа "надеюсь, посол все еще там". Новости горной лавиной прокатились по городу, заставив большую часть зевак столпиться у подножья и всматриваться в высокий пик. Видимо, неприятные слухи, что распространялись некоторыми чейнджлингами, достаточно глубоко запали в мозги жителей, раз никто и не подумал взлететь на гору и узнать, что там происходит.

Когда высокая для пони фигура шагнула в пустоту, выругались лишь те, кто понимал, чем для Верлии обернется это падение, но тут же вздохнули с облегчением, едва стало ясно, что не будет необходимости отскребать посла от мостовой.

Ноги чародея коснулись земли, а окружающее ступни облако испарилось.

- Ваш собрат, Тин Слим, сегодня... решил посетить Пик. У него отказало сердце, а так как родственников у него нет, я удостоился чести проводить его в последний путь согласно вашим обычаям.

Слова человека толпа восприняла весьма необычно. Кто-то одобрительно покачал головой, радуясь, что их соотечественник будет похоронен согласно обычаям, иные же нахмурились, найдя в этом поступке некую форму святотатства - чужак провел церемонию, которую обычно совершали лишь чейнджлинги.

Неизвестно, чем все это закончилось бы, но появившаяся в небе черная точка вскоре превратилась в королеву Кризалис, спокойно опустившуюся рядом с человеком. Секретарь, вручивший с поклоном мешок с останками, получил приказ отправиться в замок вместе с Мунскрим.

- Слушайте сюда, мои подданные!

После этих слов вся площадь у пика просто мгновенно замерла, вслушиваясь в речь своей королевы. Что-что, а свою повелительницу они просто боготворили и не могли позволить хоть кому-то не услышать ее.

- Для того, чтобы составить о нашем королевстве достойное впечатление, я приняла решение познакомить посла доброй воли с нашей культурой. Печальный феномен, известный как уход, должен был быть также показан гостю, чтобы указать на всю важность заключения мира и торговых отношений с Эквестрией! И чем больше доверия к нам будет, тем меньше подобных инцидентов мы все будем вынуждены наблюдать. Сейчас мы с Королевский Ночным Гвардом Эквестрии отправляемся в пещеры, чтобы похоронить усопшего.

Повинуясь незаметному знаку Кризалис, Дэс последовал за ней сквозь толпу чейнджлингов, ловя по пути не только хмурые, но и одобрительные взгляды.

Их ждало кладбище Дифферкаста.

***

 

Ожидая увидеть сырые и прохладные пещеры, я был достаточно удивлен, когда шагнул под своды кладбища. Внутри было достаточно тепло и сухо, а расставленные в аккуратных вазочках светящиеся грибы источали непривычно яркий зеленый свет, позволяющий разглядеть стройные ряды сложенных в аккуратные фигуры фрагменты хитина. Что странно, дальняя часть обширной пещеры была пуста, и именно туда мы и направились с Кризалис. После моего недоуменного вопроса о таком странном расположении тел, чейнджлинг указала на ближайшую к нам кучу хитина.

- После ритуала, через полгода, если быть точным, хитины распадаются. А если уж совсем придираться к словам, то заклинание, после которого почти все тело исчезает, постепенно "переваривает" остатки усопшего на чистую магическую энергию, которая возвращается в общий объем магии мира.

- Зачем столько сложностей?

Пожав плечами, королева вытащила хитин Тин Слима и соорудила нечто вроде фигуры лежащего чейнджлинга.

- На самом деле, это пошло с давних времен, когда зебры проводили военные кампании. Мало того, что из-за большого количества умерших могла вспыхнуть чума, а подчас еще и магическая, так некоторые племена использовали павших для пополнения своих рядов. Конечно, это было жутко давно, но сейчас это выгодно по других причинам - отсутствие как таковых кладбищ у пони или небольшие склепы у нас, возвращение умерших в лоно природы. А почтить память родственника можно и дома...

Наконец, последний фрагмент хитина встал на свое место, а королева легла на землю, оглядываясь по сторонам.

- Как видишь, в последнее время умерло достаточно много чейнджлингов из-за того самого ухода. Ты слышишь их?

Закрыв глаза, я погружаюсь в тишину, которую почти сразу же прерывают тихие шепотки на грани слуха. Словно кто-то рассказывает какой-то секрет, боясь быть услышанным.

- Ты тоже их слышишь?

Кризалис улыбается и лишь качает головой, оглядывая безымянные фигуры.

- Разумеется нет. Не забывай, я знаю лишь теорию магии умерших, но никогда не практиковала ничего подобного. Когда-то в Верлии жили некроманты из племени зебр. Их было двое, они прибыли сюда от одного из племен. Нечто вроде "подарка" от вождя, дабы они защищали столицу от возможных неприятностей. Они и обучали меня теории их искусства, в практике которой я, увы, не преуспели. Думаю, тебе стоит посидеть здесь немного, думаю, это будет хорошим практическим уроком.

Поднявшись, она кивает и неспешно идет в сторону выхода, рассеянно помахивая хвостом. Стоит ей отойти на несколько метров, как я сажусь на землю и закрываю глаза. В книге мастеров, так успешно съеденной Гримуаром, упоминалось о том, что само пребывание на месте кладбища весьма благотворно действует на нежить. К несчастью, эта пещера не была тем кладбищем, о котором говорилось в фолианте - здесь не было никакой привязки к умершим. "А этот ритуал достаточно эффективен, раз я не могу зацепиться за источник силы в виде усопших. Но почему тогда я слышу их голоса? Нестыковочка..."

Спокойствие и медитация. К несчастью, вся пещера была буквально пропитана обычной магией, как результат распада хитина. "А я как-то всегда считал, что на кладбищах должно быть полно темной магии и пара-тройка призраков. Хотя последнее кладбище, где я был, встретило меня разъяренной мантикорой."

- Эврика! Заорал я, открыв глаза и вскочив на ноги. - Кладбище у Замка Двух Сестер! Проклятье, вот где нужно было практиковаться, а не там, где и мертвых как таковых нет.

"Впрочем, спокойствие, только спокойствие... Необходимо решить загадку голосов. Могу поспорить, что это интригантка оставила меня здесь именно по этой причине." Порадовавшись тому, что мой вопль не был услышан, поспешно затыкаюсь и в очередной раз опускаюсь на землю. Было что-то иное, что пропустили некроманты за все время пребывания в столице. Ну не может быть, чтобы два профессионала не нашли источник голосов, если только...

Сидящая у входа в склеп Кризалис вопросительно приподняла ушки, едва я показался в проеме пещеры.

- Они слышали, что ИМЕННО говорили мертвые?

Пару секунд помолчав, она пожимает плечами.

- Знаешь, а ведь нет. Если мне не изменяет память, то зебры говорили только о самих голосах, но никогда не упоминали, о чем шепчут чейнджлинги.

Кивнув, разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и поспешно бегу обратно. "Они были живы, могу поставить Воздаяние на кон, что лишь поэтому мертвые не открылись им..." Резко торможу там, где голоса особенно настойчиво лезут в голову, после чего опускаюсь на колени, в спешке чувствительно приложившись чашечками и прошипев сквозь зубы от неприятного ощущения.

"Забыться. Быстро забыть о боли в ногах и слушать!"

Секунды медленно утекают в никуда, словно песок в огромных часах, которые еще никому не удавалось перевернуть. Для тех, кто шепчет, время давно завершило свой бег. Но они все еще здесь, рваные остатки прошлого, искаженные, несчастные, нуждающиеся в помощи. Мертвые хотят открыть секреты, но живые слишком далеко. Слишком уж иные, чтобы разобрать слова, тянущиеся сквозь прошлое в настоящее. И умершие вынуждены рассказывать свои секреты таким же пропащим душам, как они сами.

Но ведь я тоже мертв, умер, там, в далеком мире жестоких людей, когда со мной сделали то же, что я творил с другими. Кто виноват, уже не важно, главное то, что отныне мое место по ту сторону черты, хотя об этом знают не так уж и много свидетелей.

"Ну же... Расскажите мне. Я мертв, вы сможете докричаться до меня."

- Летом эпохи Ярких Союзов они пришли с востока... Копье пронзило мне спину... больно...

Прозвучавший у самого уха голос заставил меня вздрогнуть, но в последний момент удержался от того, чтобы открыть глаза - стоило дать духу настроить более прочную связь.

- Наша королева организовала блестящую оборону, но отряды мертвых пробрались по подземной реке. Их вел... Их вел ОН. Никто не ожидал, что ОН тоже примкнет к зебрам... Мы с жеребятами попались на его пути, когда я вела их в укрытие... Успела. Успела крикнуть. Привлекла внимание. Он, он проклял нас перед тем, как... Не хочу.... Мои подопечные, мои маленькие чейнджлинги... Хочу спать, но не могу...

Не выдержав, я открываю глаза и сталкиваюсь нос к носу с кобылкой предкоролевских кровей. Ее едва видимый силуэт был словно окутан серым коконом, сквозь который был слышен шепот несчастной.

- ОН хотел призвать и наших умерших... Продолжила кобылка, глядя в никуда. - Но мы уже научились возвращать наших братьев и сестер обратно к Прародительнице, и в гневе ОН заточил нас здесь, сказав, что даже ритуал не отпустит нас...

- Кто он? Осмелился спросить я, заставив чейнджлинга испуганно подпрыгнуть на месте и уставиться на меня. Кажется, мертвые всегда очень удивляются, что их причитания кто-то слышит, словно не для этого самого внимания они тратят вечность.

- П-повелитель? Нет, прошу, не наказывайте нас больше этого! Жеребята... Они ведь не заслужили!

По щекам духа прокатилась слеза, она бросилась в сторону, прикрывая собой несколько силуэтов маленьких чейнджлингов, которые, как оказалось, стояли недалеко от нас.

"Дерьмо... Вот что за "ОН". Тварь..."

- Приглядись внимательно, я - другой.

Непонимающе уставившись на меня, кобылка лишь испуганно пригнула голову. Казалось, она не понимала, что происходит, но на всякий случай решила не усугублять ситуацию. Впрочем, стоило мне подойти к жеребятам, как она с обреченным видом встала у меня на пути, бессильная что-либо сделать, но желавшая оттянуть неизбежное.

Плюнув на приличия, прохожу сквозь привидение и, не обращая внимания на ее всхлипы, простираю руку над головой ближайшего духа.

Нити чар и впрямь видны лишь личу - эдакая изощренная привязь, сорвать которую может лишь мертвый, обладающий магией.

- Именем Повелителя отпускаю тебя, дитя.

Заклинание лопается с серебристым звоном, освобождая несчастного. Бросив в мою сторону благодарный взгляд, искаженная поняша исчезает.

Раз за разом моя ладонь оказывалась над очередной жертвой не-мертвого, вновь и вновь рвалась цепь чародейства, даруя свободу. И с каждым отпущенным лицо кобылки становилось все более радостным, когда, наконец, в пещере остался только я и воспитательница.

- Повелитель, спасибо вам, я-я-я не знаю, как вас благодарить, вы отпустили их всех... Что я могу сделать для вас?

В ее глазах были слезы, но теперь они были вызваны не страхом или жестокими воспоминаниями, но радостью. Глядя на эту мордашку, я не мог не улыбнуться, в последний раз простирая ладонь над головой чейнджлинга, словно жрец, дарующий отпущение.

- Можешь. Отдохни наконец... Именем Повелителя отпускаю тебя, дитя.

***

 

Широко зевнув, кобылка потянулась в полный рост, радуясь тому, что ее подданные не следят за ней в этот момент и можно было позволить себе некоторые нарушения обычного поведения монарха. Однако это не помешало ей услышать неуверенные шаркающие шаги из глубины пещеры. Кризалис повернулась ровно в тот момент, когда человек вышел из склепа.
Чародея шатало. Казалось, он работал без перерыва несколько дней, его лицо осунулось, под глазами появились темные круги. Но королева могла поклясться, что не чувствовала никакого особо мощного чародейства, пока Дэс был в пещере.

Увидев чейнджлинга, Королевский Ночной Гвард слабо улыбнулся и привалился к стене. Спустя мгновение он без сил сполз по ней на пол, тяжело дыша.

- Эта скотина, оказывается, усилила привязь, чтобы после снятия она грохнула по магу...

Не понимая, о чем он, Кризалис лишь тяжело вздохнула, поднимая тело телекинезом - нужно было незаметно отбуксировать обессиленного мага обратно в замок.

 

Глава 6.3 ... следы прошлого

пыль прошлого на дороге настоящего

 

Покои были погружены в полумрак, когда тело человека, левитируемое Кризалис, опустилось на кровать. Оглядевшись по сторонам, чейнджлинг шмыгнула за дверь, однако вскоре вернулась с одной из сумок Дэса, откуда очень уж отчетливо тянуло темной магией. С негромким щелчком кнопка сдалась под напором магии, открывая доступ к содержимому.

- Он еще и не подписывает свои отвары...

Тихое бурчание не могло разбудить уставшего мага, а потому копошение в сумке продолжилось.

- А, нет, вот. Хм, не его почерк. Видимо, это Зекоры, я помню, как пишут две другие его кобылы. Если бы только зебра еще объясняла, что эта "туманная река" делает...

Пробка вылетает из пробирки и кобыла осторожно принюхивается к ее содержимому, забавно морща нос.

- Рискнуть или нет?

- Думаю, не надо.

Усталый голос Гварда заставляет королеву вздрогнуть и чуть не уронить отвар на пол. Поспешно заткнув контейнер с зельем, она отправляет его в сумку и с невинным видом левитирует ее человеку. Тот несколько секунд копается в ней и достает флакон с темным зельем. Пару мгновений затычка сопротивляется, но после пары ругательств на английском сдается.

- Темный отвар домашнего изготовления. Слабая улыбка появляется на лице человека, когда он вливает в себя жидкость. Судя по всему, ему этого кажется недостаточно, потому как такой же участи подвергаются еще три флакона. Наконец, парень довольно икает и откидывается на подушку.

- Будь проклято мое сострадание к мертвым, я даже о живых на Земле так не беспокоился. И надо же, пони перевоспитали. Шутливо пожаловался чародей, прикрыв глаза, однако стоило Кризалис повернуться в сторону двери, как со стороны кровати вновь раздался голос Дэса.

- Ты не могла бы остаться здесь еще немного? Я истощен в магическом плане, но мне будет скучно лежать в пустой комнате и ничего не делать, пока тело напитается энергией.

Короткий взгляд на дверь и щелчок замка, после чего кобылка подходит к широкой кровати и осторожно забирается на нее, вызвав негромкий болезненный стон человека - слишком уж сильна отдача от ловушки безымянного лича, и очень уж необычное ощущение, когда большая часть магии выжигается в твоем теле.

- Все так плохо? Участливо интересуется Кризалис, устроившись на некотором расстоянии от вечно молодого чародея.

- Бывало такое, что после некоторого количества вина ты не можешь определить - тебе еще хорошо или уже плохо?

Чейнджлинг с задумчивым видом телепортировала к себе ближайшую книгу.

- Тьфу, Понисутра... Досадливо сплюнула кобылка, вернув том на место. - Хм... Нет, обычно я не пыталась набраться до состояния сильного опьянения, так как это могло привести к потери контроля и раскрытия облика. А почему ты спрашиваешь?

С очередным болезненным стоном волшебник повернулся набок.

- Такое ощущение, что эту границу между "хорошо-плохо" я преодолел уже давным-давно... Благая Природа...

Обняв кобылу за шею, он уткнулся лицом в кожу, борясь с неприятными ощущения и чувствуя, как мерзкое состояние отходит на задний план в этой положении.

- Ка-а-айф, не двигайся. И не фыркай.

Добавил маг, когда искаженная пони демонстративно подняла голову, однако ему было не до этого.

- Подскажи, что у чейнджлингов есть от головы кроме топора. Мне, как личу, подобная панацея просто бесполезна.

В глазах Кризалис зажегся огонек любопытства, когда ее рог вновь засветился, показывая активность ее магии. Окутанная зеленоватым полем книжка осторожно подлетела к человеку и раскрылась на нужной странице.

- Об-си-ди-а-но-ва-я гроб-ни-ца. Слабым голосом по слогам прочитал Дэс, всматриваясь в написанные вкопытную буквы. - Ртом вы все явно лучше пишите...

- Это грифон писал. Кризалис пожала плечами и поднесла к себе книгу, молча глядя куда-то между страниц. Через какое-то время вновь раздался ее голос. - Эта гробница представляет из себя сеть пещер внутри вулкана, особенностью которых является полная аннигиляция внешней магии.

- Прошу прощения? Сокрытый лич даже оторвался от шеи кобылки, чтобы недоуменно почесать голову. - В каком смысле внешней магии? То есть мои чары сокрытия смерти там тоже не будут действовать?

Королева прикрыла глаза, ее магическая аура осторожно распустила необычный цветок из колдовских линий, центром которого был лежащий рядом с ней человек. Проверка состояния лича заставила кобылку сокрушенно покачать головой - странная клякса "ловушки" не грозила не-мертвому чародею большими проблемами из-за достаточно мощного потенциала и запаса сил парня, но ему явно было нехорошо. Однако не это было целью поиска, и, встряхнув головой, чейнджлинг продолжила поиск ответа. С трудом она смогла найти зацепку и то лишь потому, что Дэс открылся ей, не опасаясь за свою жизнь. Прочные серые цепи заклинания совершали, казалось, невозможное - они придали безжизненной плоти умершего настолько настоящую иллюзию жизни, что Кризалис сперва усомнилась, правда ли то, что он вообще был не-мертвым.

Оскаленный в вечной улыбке череп, полыхающее в глазницах пламя... Кобылка потрясла головой. "Ладно, ладно, мертвый..." Вновь сосредоточившись на изучении чар, она пришла к двум выводам. Первое - для того, чтобы против воли Дэса сорвать с него покров нужно нечто настолько неординарное, что даже сразу не приходило на ум. Второе - эти чары были так плотно сшиты с сущностью чародея, словно пытались быть одним целым с душой. "Интересно, какая у него душа?" Улыбка, с которой она продолжила изучение, лишь слегка тронула губы, и даже если бы человек не лежал с закрытыми глазами, вряд ли что-то мог увидеть.

Глубже, сквозь слои чародейства и тонкую ауру. Дальше, продираясь сквозь обманчиво мягкую тьму. Мимо маленьких осколков в виде меток кобылок, по послушно открывающемуся проходу в самое сокровенное - "я" разумного существа. И... пустота. Чейнджлинг словно висела в невесомости, растерянно крутя головой и пытаясь понять, куда же делась сама составляющая чародея. Внезапно чей-то плач отвлек ее от поисков, заставив направиться на звук. Источник его появился словно из ниоткуда - маленький человеческий жеребенок, сидящий на камне и вытирающий слезы. При виде кобылки он в последний раз провел ладонью по глазам и печально посмотрел на Кризалис, которая невольно охнула, узнав в заплаканном ребенке Дэса из его воспоминаний. Подплыв поближе, королева вздрогнула - тело человека было изуродовано шрамами, на ребенке это выглядело настолько жутко, что пробрало даже монарха, которая считала, будто насмотрелась достаточно на своем веку.

- Ну и зачем ты ушла так глубоко?..

Печальный голос взрослого Дэса раздался за ее спиной, а спустя пару мгновений он появился в поле зрения, сев рядом с несчастным ребенком и осторожно погладив его по голове.

- Когда Смерть "спасал" меня, тот чародей изуродовал мою душу, оставив лишь это. Я понимаю, что это не его вина - обычно превращение в лича происходит в менее нервной обстановке, и вся духовная субстанция более-менее успешно заключается в филактерию. Пойдем, Кризалис.

Человек встал и спокойно протянул руку кобыле.

- Если такова плата, чтобы навсегда остаться с любимыми - что ж, это не так уж и дорого.

***

 

Разрывая транс, оба с силой вдохнули, словно на одно мгновений воздух куда-то пропал из их легких, после чего лицо чародея вновь исказила гримаса.

- Ну так что, могу ли я отправиться в эту вашу гробницу без опасности выйти слегка похудевшим?

Ирония в его словах вызвала лишь тихий смешок, с которым Кризалис высвободилась от объятий человека и направилась к двери.

- Готовься к небольшой поездке, я обещала Селестии вернуть тебя в том же состоянии, в котором забирала.

***

 

Несомая чейнджлингами карета остановилась у подножья горы, чью вулканическую природу можно было понять лишь по срезанной вершине. Находившийся на расстоянии в несколько десятков километров потухший вулкан был настолько стар, что вероятность его пробуждения уходила куда-то в отрицательные значения, однако не было смельчаков, желающих поселиться рядом с ним. Однако причина на это была совершенно другой, и именно из-за нее группа искаженных пони старательно тащили за собой неприметную карету с крытым верхом. ВО время приземления транспортное средство ощутимо качнуло, из-за чего оттуда донеслись слабые проклятия, описывающие сексуальную жизнь жеребцов чейнджлингов в особо извращенной даже для этого народа форме.

- ... и чтобы это было лишь прелюдией! Последний слова я произнес, уже выбравшись из кареты и с усилием разогнув спину, опираясь на Воздаяние. Осмотревшись по сторонам, одобрительно присвистываю - вся местность вокруг невысокой горы была очень удобна для возведения здесь небольшого городка, занятого, к примеру, шахтерским делом. Увы, мой взгляд натыкался лишь на все еще зеленую траву, отчаянно сопротивляющуюся наступлению осени. Выходящая из кареты Кризалис аккуратно подтолкнула меня в спину, освобождая место для себя.

- Куда нам? Поинтересовался я, поправляя плащ и доставая из-за пазухи флакон с очередным зельем. Разумеется, темный отвар не мог исцелить тот "подарочек" от безымянного лича, однако приятный ощущения от зелья частично компенсировали мое общее состояние.

- Внутрь. Как само собой разумеющееся ответила Кризалис, ткнув копыто в поросший травой склон давно уснувшего вулкана. Присмотревшись, замечаю зев пещеры, вход в которую отделан обсидиан, однако, стоило мне доковылять до входа, как осознаю свою ошибку - стены и потолок всей пещеры были из чистого обсидиана. Кажется, даже пол был из вулканического стекла, однако по нему было довольно удобно идти, что и проверяю, попытавшись проскользить по нему.

- Пошли. Повернувшись к чейнджлингам, королева кивает. - Разбейте лагерь, неизвестно, когда мы точно вернемся.

После этого кобылка пролевитировала седельные сумки с небольшим запасом провизии и первая зашла внутрь. Через пару шагов прохладный сумрак поглотил и меня, отсекая от магии. От неожиданности вздрагиваю и покрепче стискиваю древко Воздаяния.

- Все нормально, Дэс. Пойдем, тебе станет лучше.

- А зачем вообще было устраивать здесь гробницу?

Лишь наши шаги нарушают тишину и вечное молчание этого места, в какой-то момент свет перестает попадать внутрь через пробитые проходы в горе. С громким щелчком Кризалис щелкает небольшим приспособлением, которое порождает искру. Факел в зубах искаженной пони быстро загорается, после чего она отдает его мне. Еще пару минут Кризалис обдумывает мой вопрос, стоя на развилке нескольких ходов.

- На самом деле, много лет назад один из Древних заточил дух этого вулкана в его же недрах, обрекая того на вечное промерзание в обсидиановых пещерах. Уже потом чейнджлинги хоронили здесь проклятых или, если успевали, посылали тех, кто был серьезно поражен магией. К несчастью, это место не лечит раны, оно просто растворяет всю магию, думаю, здесь не только в обсидиане дело. Какая жалость, что это место не может помочь тем, кто перешел черту...

И правда, с каждым шагом вглубь сети тоннелей и пещер странный холод обсидиана вымывал из тела слабость, не оставляя и следа от "подарка" проклятого чародея.

Казалось, Кризалис знала это место наизусть, спокойно выбирая правильные повороты и избегая тупиков.

- Как ты себя чувствуешь?

Неожиданное нарушение тишины едва не стоило нам факела, который я чуть не уронил.

- Не пугай так... Фуф. Ну, я бы сказал, что все в порядке. Как видишь, меня не шатает. Готов свернуть гору... Ну, как только найду точку опоры.

Видимо, эта фраза была известна и здесь, так как Кризалис рассмеялась. Мрачноватая атмосфера пещер отступила, когда эхо нашего смеха гулкой волной прокатилось по туннелям. Однако меня не покидало чувство, что я что-то не сделал. Нечто очень важное, словно это было одним из важнейших дел в моей жизни. Заметив мое выражение лица, кобылка удивленно наклонила голову набок, пытаясь определить, что со мной.

- Nel'la khas-sies, Asta! Странное шипение против моей воли вырвалось из горла, заставляя заткнуть себе рот ладонью.

- Что я только что сказал? Кризалис лишь недоуменно пожала плечами, после чего вдруг замерла на месте, а ее ушки практически перешли в режим локатора. Через несколько секунд и я услышал что-то, напоминающее отголосок нашего смеха.

"Эхо столько не длится."

Однако это было так и оно приближалось к нам. Уронив факел на землю, перехватываю Воздаяние обеими руками, благо тоннель позволяет это сделать. Рокот нарастает, сопровождаемый низким смехом, и в тусклом свете косы я успеваю заметить нечто вроде большого камня, окруженного более мелкими осколками, висящими в воздухе без малейшей поддержки. Слишком поздно я понимаю, что маленькие камни напоминают подобие рук, когда они соединяются в конечность и существо наносит удар, который приходится в центр древка, едва не вырвав его из моих пальцев.

- Преда-а-а-атель...

- Дэс, бежим!

Попытка оттолкнуть "руку" существа, чтобы хоть как-то сбить его с толку ни к чему не приводит, можно с тем же успехом пытаться оттолкнуть гору, потому я просто разворачиваюсь и припускаюсь за Кризалис. С жутким грохотом создание следует за нами, однако я больше сосредоточен на том, чтобы не пропустить нужный поворот, следуя за чейнджлингом. Рев элементаля звучит словно каменная лавина, грозя сокрушить всех, кто будет достаточно глуп, чтобы встать на ее пути. Поворот, еще один, мы пробегам через что-то, напоминающее арку, что немного тормозит преследователя, однако уже спустя пару секунд можно услышать, как преграда ломается, но на раздумья просто нет времени.

- Не отставай!

Ведомый кобылой, вылетаю в какой-то зал и едва не падаю в пропасть, чуть не утянув за собой Кризалис. Панически оглядываясь, королева распрямляет крылья и поворачивается ко мне боком.

- Садись!

Не успев поинтересоваться, не распространяется ли эффект пещеры на полет, молча запрыгиваю на спину чейнджлинга. "Хоть бы выдержала". Успеваю взмолиться я, когда она поднимается под потолок пещеры и летит в сторону другого берега. Вылетевший на приличной скорости элементаль мгновенно останавливается, будто законы физики на него не действует. Увидев (если у него вообще есть глаза), что добыча ускользает, он вновь сотрясает своды ревом. "Что-то не помню, чтобы у него был рот..." Пригнувшись к шее кобылы, ожидаю спасения в виде противоположного берега. Странный свист заставляет обернутся и почти вслепую, на звук, отмахнуться от куска обсидиана косой. Боль в руке из-за отдачи удара едва не стоила мне Воздаяния, когда следующий снаряд попал в крыло Кризалис.

Закричав, она практически на одном крыле успевает допланировать до уступа, умудрившись разглядеть его во мраке пещеры. Жесткая посадка заставляет нас перекувыркнуться пару раз, когда внезапно я чувствую под спиной пустоту. В ужасе взмахнув рукой, успеваю вонзить "рог" полумесяца Воздаяния в пол и повиснуть на древке, умудрившись "поймать" чейнджлинга в захват ногами.

- Падла... Успеваю прошипеть я, когда понимаю, что из-за инерции мой пальцы отпускают оружие и мы падаем вниз. Успеваю почувствовать удар по голове и на мгновение отключаюсь.

Впрочем, почти сразу же кто-то пытается привести меня в чувство, кажется, я слышу чей-то голос.

- Давай, ну же. Не время спать, Дэс!

Ее нога касается моих волос и торопливо отдергивается.

- Кровь? Великая Прародительница, неужели?..

Закашлявшись, пытаюсь пошевелиться, одновременно с этим услышав облегченный вздох кобылки.

- Не пугай меня так больше. Устало просит Кризалис, без сил опускаясь рядом со мной. Судя по сдавленному шипению, для нее это приземление тоже стало неприятным сюрпризом. "Дьявол, ее крыло!" Эта мысль шилом пронзает мозг, заставляя собраться с силами и приподняться на локте, борясь с головокружением и подступающей тошнотой. "Сотрясение мозга. Было бы еще чему сотрясаться..." Рассеянно думаю я, на ощупь пытаясь определить состояние ее крыла, не обращая внимания на слабые попытки Кризалис отбрыкаться.

В какой-то момент пальцы, скользящие по поверхности, нащупывают лишь пустоту, и мое нутро словно проваливается куда-то вниз, однако тотчас понимаю, что часть конечности не оторвана, а лишь согнута под углом.

- Твое крыло, оно "погнулось", наверное. Я не уверен, что знаю, как его выпрямить без магии. В моем голосе явно была растерянность, потому как Кризалис фыркнула даже несмотря на боль.

- Положи ладонью на место излома и под ним и резко соедини ладони. Не бойся, оно прочнее, чем кажется.

Я молча установил руки в нужном положении, слыша, как кобылка начала резко вдыхать-выдыхать, готовясь к боли.

- На счет три, идет? Раз, два...

Резко соединив ладонь, с облегчением ощущаю, что крыло не сломалось от подобного обращения. Коротко всхлипнувшая искаженная пони дернулась всем телом.

- И ведь знала, что не досчитаешь до трех!

- Ну, значит сюрприз не удался.

Эта погоня сильно утомила нас обоих, но мы скорее всего оторвались от преследователя, по крайней мере ни я, ни Кризалис больше ничего не слышали.
- Хорошо, что тут невысоко было падать.

- Да, с другой стороны уступа лететь бы нам метров десять. Подтвердила кобылка, не сопротивляясь, когда я осторожно приподнял чейнджлинга и сел у стены, положив ее голову себе на колени.

- Может перекусим? Посмотри у меня в седельных сумках.

На ощупь провожу рукой по спине и наконец нахожу искомое. С тихим щелчком замок открывается и вскоре на свет, а точнее на тьму подземелья появляются различные небольшие свертки.

- Так, факелы, зажигательное устройство... М, бутерброды. С мя-я-я-ясом! Довольно заурчал я, развернув один из пакетов и вручив вторую порцию Кризалис.

На какое-то время воцарилась тишина, которая нарушилась в тот момент, когда мне на голову упало древко Воздаяния.

- ...ять ...ять ...ять... Ответило эхо голосом испуганного человека, пока я потирал голову и разглядывал окружающую нас часть пещеры в тусклом свете Воздаяния - слава Высшему, магия косы не изливалась в окружающий мир, потому это место никак не влияло на артефакт. - Как думаешь, что это вообще было?

- Я так полагаю, какой-то дух.

Закатив глаза, молча отодвигаю Кризалис и пытаюсь подняться, ощущая, как тело протестует против смены положения.

- Кажется, это дух вулкана. И, прости, Дэс, но я думаю, мы оба понимаем, что, а точнее КТО его разбудил...

Слова собеседницы словно заморозили кровь в жилах, заставляя осознать наше положение и до боли сжать древко косы - вновь мне аукнулось мое проклятье Призывающего.

- Уверена?

В свете Воздаяния можно было увидеть, как Кризалис кивает, поднимаясь на ноги.

- Вряд ли в этих пещерах поселился бы другой дух. Да и не существует обсидиановых элементалей, как магия может соседствовать с подобным материалом в одной форме? Годы заточения изменили это существо, заставляя слиться с тюрьмой, в которой он спал.

- А разве это не значит, что он почти одно целое с этим местом? Кажется, мои опасения заметно отразилось в голосе, так как королева довольно резко поднялась на ноги, оглядываясь по сторонам.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну, например то, что он не только знает все ходы, но и видит везде?

Не сговариваясь, одновременно поднимаем головы, чтобы успеть заметить, как странное создание и мешанины камней бесшумно забирается на уступ, с которого мы недавно сверзились. Поняв, что его маневр раскрыт, элементаль прыгает или падает вниз, своим приземлением сотрясая холодный камень пещеры.

- Бежим! Едва не выронив косу, припускаюсь за королевой, однако теперь мы двигаемся в совершенно непонятно направлении, коридоры извиваются, словно змеи, создавая впечатление, будто мы движемся по кругу. Но после падения и предыдущей безумной гонки наша скорость начала падать, а запас сил подходить к концу. Не знаю, сколько времени я бежал за Кризалис, но рано или поздно силы заканчиваются и мы с бессильным хрипом приваливаемся к стене тоннеля, слыша, как в отдалении грохочут камни приближающегося элементаля.

- Проклятье на этого духа... Наконец произносит чейнджлинг и сплевывает на землю. Еще немного, и Древнего просто загонят, как обычную лошадь, и никакая магия здесь не поможет, в этих пещерах.

- Тогда уж лучше на того, кто его разбудил. Устало выдавливаю из себя я, выставляя перед собой косу, что служила нам каким-никаким, но источником света - факелы просто потухли бы во время этой погони. - Далеко нам до выхода?
Кризалис хрипло рассмеялась, наконец перестав опираться на стену.

- Дэс, он не дает нам идти к выходу. Каждый раз, когда я иду в нужную сторону, он находит способ вынудить меня повернуть вглубь пещеры. Дух просто играет с нами... А потом придет, когда мы сдадимся.

Словно в подтверждение ее слов грохот камней приблизился и зловещий хохот старого элементаля прокатился по туннелю, когда он предстал перед нами. Бесформенная груда парящих в воздухе камней сейчас не складывалась ни в какую фигуру, видимо надеясь подавить нас своей кажущейся неуязвимостью. Однако после Вендиго я понял главное - смертны даже бесплотные духи.

Яростно блеснувшее во тьме тоннеля лезвие заставило существо немного отодвинуться - он явно не думал, что у жертв еще будет воля к жизни.

- Кризалис, стой сзади...

Древко описывает полный круг, благо для этого есть место, после чего привычно ложится мне в ладонь. Я достаточно бегал от кучи камней, стоит проверить, насколько правдива пословица о косе и камне. Первый же пробный замах доказывает, что для заключения этого духа явно требовалась недюжинная сила того Древнего, так как часть камней мгновенно обращается в щит, принявший на себя удар. Все след


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.069 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал