Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 5. Чейнджлинги 3 страница




- У меня никогда не было фаворита. Да, будучи на охоте за эмоциями, ну, ты понимаешь... А потому, если к тебе будут ломиться кто-то из моих подданных, ты должен с той же интенсивностью ломиться сюда. Хотя дверь будет всегда открыта.

Сперва я хотел возразить, напомнив о правилах приличия, однако скептичный взгляд королевы напомнил о магии, скрывающей все лишнее. "Черт, везет им, хоть в центре города мойся".

- К тому же, это единственная комната с камином, достаточно близкая к моим покоям - ты можешь обнаружить, что у нас бывает немного прохладно из-за местоположения столицы. Не всегда приятно даже чейнджлингам, но лучше уж стратегически выгодная позиция, с нашей то политикой. Кстати...

Подойдя к дивану, она покопалась в папке и выудила оттуда небольшой листок, покрутила в воздухе, читая написанное, после чего села на этот же диван.

- Слуга, что будет убирать у тебя в комнате, достаточно толерантна и не поддерживает эти глупые слухи, можешь спрашивать ее о чем угодно. Что еще... Если пожелаешь есть, позвони в колокольчик, он у двери.

Кризалис ткнула ногой мне за спину. Обернувшись, вижу искомый предмет, прикрепленный к стене. "Слуги... Мда..."

- Хочешь, можешь отправляться в зал для трапез, узнаешь поближе некоторых министров. И у нас как раз будет гостить делегация алмазных псов, думаю, тебе стоит с ними пообщаться. Сейчас же... Чейнджлинг зевнула и я, поняв намек, кивнул головой, после чего вернулся в свои покои через ванну.

Глава 5.2 Тяжелая ночь

Когда кошмары берут верх

 

Едва дверь за мной закрылась, как меня одолела сонная апатия - день выдался весьма непростым. Возможно, медитация сможет мне помочь - приятно чувствовать прохладные волны магии, проходящие сквозь тебя. Для подобных целей я выбрал кровать, предварительно раздевшись и скинув одежду на диван перед камином. Прохладный воздух покоев заставил поежиться, но это лишь подстегнуло желание окунуться в созерцание мира энергии.

Сегодня я решил проводить медитацию лежа, выпрямив ноги и сложив руки перед собой так, чтобы большие пальцы и мизинцы соприкасались, в то время как остальные пальцы переплетались между собой.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Сперва отключается осознание окружающего мира, ты словно засыпаешь и просыпаешься вновь, готовый впитать все, чем наполнен магический эфир мира. Без Зекоры и ее дара тонкий мир медитации был бы недоступен для меня.

Вся моя скорость обучения магии - всего лишь отголосок души Твайлайт. Как это не прискорбно, но я точно знаю - все навыки магии, кроме темной, покинут меня, стоит аликорночке "отозвать" свой кусочек души обратно. Подобный факт лишь заставляет понять всю хрупкость моего положения, ведь стоит использовать лишь нечестивые чары тьмы и мертвых, как меня объявят... не самой ожидаемой персоной на любом мероприятии в Эквестрии. Но если кобылки все-таки подарили столь ценный дар, глупо его не использовать.



Пока я был в грезах, мое сознание уже привычно скользнуло в тонкий мир, ощупывая окружение. Многоцветная реальность магии, текущей по давно проложенным руслам, всегда поражала мое воображение - с красотой и ощущением присутствия в этом потоке не описать словами. Даже когда она не напитывает свое тело, этим можно любоваться долгое время. Но разум постепенно успокаивается и позволяет расширить диапазон охвата мысли. Все тот же шар магии в соседней комнате, и множество ненасытным серых сфера - чейнджлинги.

В этом королевстве магия текла немного иначе, соответствуя тем, кто живет в этой местности. Увы, я слишком устал, чтобы пытаться понять что-то еще, сознание неторопливо, но верно шло в мир грез. "Может встречу там любимых..." С этой мыслью мозг перешел от медитации ко сну.

***

 

- Нет!!! Осознав, что крик вырвался у меня уже в реальности, поспешно затыкаю рот ладонью и тяжело дышу, словно только что отмахал несколько километров. Кошмары. "Будьте прокляты эти сны, что не поддаются силу Повелителя Снов!" Даже Луна не может прорваться туда, где я вынужден расплачиваться за дар снохождения.

Тело трясет, а сам я мокр, словно мышь. Простыня и одеяло пропитаны потом, одна из подушек отброшена в сторону...

Мне страшно. И я могу признаться себе в этом - мне жутко от того, что я видел.



Понимая, что делаю это зря, я все-таки стискиваю голову ладонями, напрягая память.

Музыка... Понивилль. Пони, укрытые пурпурным туманом, беспомощные, мечущиеся по улицам и пытающиеся докричаться до тех, над кем не висит нечто бесформенное. Из центра ЭТОГО я могу разглядеть глаза. Кажется, это смотрит прямо на меня, но словно не может меня найти. Потом...

Я вижу Лиру, она одета в толстовку, перед ней ее инструмент, струны которого пони перебирает. В ее глазах блестят слезы, но стоит мне приблизиться, как единорожка уходит куда-то, а передо мной возникает безликая фигура пони. От нее веет чем-то жутким, словно это существо прошло сквозь все круги ада и вышло не особо напуганным.

- Уходи, ты не можешь достучаться до нее. Она...

Словно что-то режет слова собеседника, однако я упрямо обхожу ее и делаю шаг туда, куда отправилась моя подруга. Ослепительная вспышка отбрасывает меня... ТУДА. Не хочу вспоминать, что я там видел - мне слишком страшно за тех, кто навеки обречен находиться там, жутко представлять всю ту агонию, что царит там, куда их всех привела песня. А ведь я, лич, должен быть хладнокровен и сдержан в своих эмоциях.

- Благая Тьма, та Лира обречена... Слезы текут по щекам, но я почти не замечаю их. Все чаще я ловлю себя на мысли, что эти кошмары реальны. Словно где-то далеко по-настоящему есть именно те Эквестрии или иные миры, где происходит все то, что я вижу во снах.

- Лира... Как же так...

Возможно она не знает об этом, но она обречена - едва она начинает с кем-то разговор, как неумолимое время отщелкивает песчинки драгоценного внимания. И вновь, раз за разом собеседник забывал несчастную пони. И она была не одна. О нет, не только мятная единорожка была окутана этим странным барьером.

- Проклятье.

Нервы все еще дрожали от едва сдерживаемых эмоций, словно струны музыкального инструмента, по которым кто-то с силой провел рукой.

- Надо попытаться уснуть, надеюсь, если увижу еще один кошмар, то не успею его запомнить.

Наконец я взял себя в руки, заставил расслабиться и выкинуть из головы все воспоминания о печальной и задумчивой Лире. С мрачным видом посмотрев на кровать, с досадой хватаю подушку и иду в гостиную, чувствуя прохладу пола под ногами. Камин, разумеется, не зажжен. Вызывать слугу посреди ночи было, откровенно говоря, лень, а тратить драгоценную магию на это почему-то не позволяло ощущение неправильности подобного решения. Уж не знаю почему, но руки сами взяли каминные спички, которые оказались даже длиннее, чем в человеческом мире. "Хотя это понятно, им то мордой туда лезть."

На конце спички весело заплясал огонек, который быстро перекинулся на облитые каким-то составом поленья. К моему удивлению, они не полыхнули сразу же, как можно было предположить. С некоторым любопытством смотрю в камин, только сейчас заметив странные чары, что окутывали его: едва он был зажжен, как тепло окутало всю комнату. В качестве проверки я отошел к двери, но от этого ничего не изменилось. Впрочем, температура не превышала каких-то пределов и сидеть у самого камина было все так же приятно, однако сон вновь решил безжалостно атаковать мой измученный разум и противиться ему не было сил. Едва успев доковылять до дивана, падаю на него, засыпая еще в полете.

***

 

Дверь ванны тихо скрипнула, в проеме из темноты комнаты высунулся изогнутый рог, а спустя пару секунд и любопытный нос его хозяйки. Необычные глаза по-кошачьи сверкнули в темноте, поймав свет огня от камина, а ушки чейнджлинга нервно дернулись, уловив посторонний звук.

Нечто среднее между жалобным стоном и всхлипом раздалось в комнате, заставляя Кризалис целиком протиснуться в комнату. Осторожно ступая по полу, королева подошла к дивану, на котором лежал человек. Скрючившись в позе зародыша, Дэс несомненно спал, но сквозь полуоткрытые губы периодически вырывались эти звуки, что начала слышать кобылка после того, как крик парня разбудил ее посреди ночи.

Пальцы Дэса вдруг начали сжиматься-разжиматься, пока не застыли сведенные судорогой. Этого уже было достаточно, чтобы попытаться разбудить его, но на все попытки Кризалис потрясти за плечи, он лишь всхлипывал и начинал дрожать.

- Дэс, проснись! Практически крикнула чейнджлинг в лицо спящему. Гвард на мгновение успокоился, словно услышал ее, однако вскоре что-то вновь заставило его застонать. Нахмурившись, кобылка наклонилась к уху человека и что-то запела. Рог чейнджлинга засветился, выдавая творимое ей чародейство, в котором старшие принцессы признали бы старые заклинания из песенной магии. К несчастью, это никак не помогло магу и стоило ей отодвинуться, как парень задрожал, словно от холода. И к ужасу кобылки его тело было холодным, словно лед.

- Нет, нет, что за глупость, он ведь двигается, пульс... Искаженная пони положила копытце на шею спящего. - Пульс есть, он не превращается в лича, однако почему при зажженном камине Дэс настолько холодный?

В бездумной попытке согреть парня, она забралась на диван и начала дышать на лицо, справедливо подозревая, что любые согревающие чары здесь будут бесполезны. И впрямь, через какое-то время его температура начала постепенно приходить в норму. По крайней мере лицо.

- Его табун меня сожрет с потрохами. Прошептала она, устраиваясь рядом с парнем на диване, мысленно поблагодарив того, кто установил достаточно большой диван в этих покоях. На нем наверняка предполагалось не просто спать, однако сейчас это было лишь "на руку", как иногда говорил парень. Обняв человека, Кризалис какое-то время смотрела на его лицо, пытаясь что-то решить для себя, и пока шел внутренний спор, лицо Дэса вновь стало безмятежным - кошмары отступили, оставляя измученный разум. "В таком виде он даже более забавный" Опустив мордочку, она с задумчивым видом посмотрела на тело. В последний раз, когда он был полностью без одежды на ее памяти, его тело было изуродовано шрамами после пыток. Сейчас же была возможность изучить этого странного пришельца из иного мира. Хотя она и видела Дэса обнаженного по пояс во время тренировки с Ночной Стражей, ей было любопытно, как он выглядит в, скажем так, состоянии покоя, и не покрытый пеплом, как в их первую встречу.

- Хм, кое-что я в бинокль не углядела... Задумчивый шепот королевы не разбудил человека, пока она внимательно разглядывала странную отметину на груди спящего. Проведя по коже кончиком ноги, она с недоумением подняла голову. - А этого у тебя точно не было.

Кобылка умолкает и внимательно смотрит в лицо человека. Обычно его лицо нейтрально или же на губах играет слабая улыбка, но всегда создается впечатление, что Дэс знает, что делать. Сейчас он выглядел беззащитным, временами все еще хмурясь, словно стараясь забыть то, что пришло в его грезы. Кризалис не часто выпадала возможность просто изучать этого человека, пытаясь понять, что именно притягивало пони к этому пришельцу. Такому странному, такому другому.

Не замечая того, что она делает, чейнджлинг проводит кончиком носа по его лицу, ощущая непривычно гладкую кожу, так отличающуюся от шерстки пони или "хитина" ее народа. "Что же ты такое?.." Почувствовав его дыхание на своей мордочке, кобылка замирает, боясь неосторожным движением разбудить парня.

Казалось, ее сердце билось так громко, что слышно было в дальнем углу комнаты. "Я просто изучаю... Как-то совсем уж надуманно получается." От подобных мыслей Кризалис едва не фыркнула, но что-то толкнуло ее голову вперед.
"Мягкие." Довольно подумала королева, прикрыв глаза и думая о том, что скажет Дэс, если проснется. Однако он не шевельнулся даже тогда, когда кобылка осторожно слезла с дивана и дошла до двери в ванную...

***

 

"Веду себя, словно молодая кобыла." Хмуро отчитала себя Кризалис, когда юркнула под одеяло своей кровати и обнаружила, что улыбается, словно кошка, дорвавшаяся до крынки со сметаной. "Я - королева чейнджлингов, искушенная в обмане и похищении любви, разве не бывало так, что мне приходилось ложиться в кровать к жеребцам? Тогда почему я веду себя так глупо?" Коснувшись все еще горящей щеки, она раздраженно махнула копытцем и укрылась одеялом, однако вся ее хмурость быстро пропала, а глаза сами закрылись, отправляясь в мир снов.

***

 

"Кажется, у меня вновь был кошмар. Слава Тьме, что я не помню ничего из этого."

Равнина неведомого мира была покрыта ярко-зеленой травой, слишком насыщенной, чтобы быть настоящей. Легкий ветерок колыхал это море, заставляя пушистые метелки неведомой флоры касаться моих рук - настолько высокими были эти растения.

Синее небо словно срисовано с какой-то картины о солнечном дне, однако само светило сокрыто облаками, укрывающими всех от жары. Внезапно какая-то черная точка на горизонте заставила меня прекратить любоваться чужим сном и повернуться в ту сторону.

Небольшой чейнджлинг, еще жеребенок, что-то жужжал себе под нос, периодически скрываясь из вида в густой траве. Кажется, он не замечал моего присутствия, наслаждаясь окружающим миром. Впрочем, если уж я оказался здесь даже против своей воли, значит что-то пойдет не так.

Появившаяся из ниоткуда мантикора начала подкрадываться к жеребенку, вынудив меня закатить глаза - при всей своей изощренности, сны никогда не объяснят, откуда взялась угроза, они скорее заставят тебя поверить, что все идет правильно и логично. Правда, пока я ругал систему снов, кошмар набросился на чейнджлинга и ударил того лапой. От подобной оплеухи детеныш покатился по траве, безуспешно пытаясь остановиться.

- Не, так не пойдет. Я, может, и не Гвард Верлии, но...

С жестом, словно провожу по струнам арфы рукой, извлекаю нечто вроде копии лука, другой рукой достаю из воздуха стрелу. Миг, и мантикора рычит из-за магического снаряда, врезавшегося в бок - мой прицел оставляет желать лучшего. Впрочем, едва кошмар переключается на меня, оружие растворяется в воздухе и копия Наследника ложится мне в ладонь, такая же невесомая, как и оригинал из обсидиана при активации артефакта. Прыжок твари вынуждает отскочить в сторону и прижать руку с фламбергом к телу, согнув ее в локте так, чтобы клинок указывал на противника. Подобная стойка на самом деле используется для парирования атаки вооруженного человека с помощью шпаги или рапиры, но уж никак не подобным монстром, что невесомо покачивался в мое ладони. Увы, для мантикоры это ничего не решает и выпад клинком выпрямленной рукой проходит между челюстями кошмара и пронзает плоть.

- Поцелуй смерти. Невозмутимо произношу я, когда существо пропадает в никуда, а камешек энергии появляется в моем кармане под боевой мантией Капитана. "Черт, почему я во сне вдруг поменял одежду? Ладно, не важно."

Решив не объяснять ничего, лишь салютую мечом ошарашенному чейнджлингу и пропадаю. Думаю, у него сегодня будет очень странно пробуждение...

 

Глава 5.3 Прогулка по городу

Немного моциона и новых впечатлений.

 

Проснувшись следующим утром, я почувствовал себя намного лучше, чем вчера, и тарелка яичницы с грибным салатом явно способствовали поднятию настроения. Не считая того, что некий слуга имел несчастье лицезреть посла доброй воли, дрыхнущего на диване перед камином вместо положенной постели. Но, как я рассудил про себя, у каждого свои тараканы - вдруг я обожаю спать сперва на кровати, потом на диване? "У всех разные причуды, и уж такую малость можно и простить. Наверно." Придя к подобному утешительному выводу, нахожу в себе достаточно аппетита на весь завтрак и целый графин кисло-сладкого сока неизвестного рецепта. Искренне надеясь, что это не было какой-нибудь жидкостью для мытья копыт, как это уже случилось со мной еще на Земле, выкладываю посуду на небольшой столик у двери. Его, кстати, вчера тоже тут не было.

Однако стоило мне коснуться колокольчика, как дверь открылась, впуская небольшого чейнджлинга, чья ярко-голубая грива очень сильно выделялась на темном хитине.

- Капитан Дэс Мун'Уиспер, я Мунскрим, королева Кризалис назначила меня вашим проводником и слугой на то время, что вы пребываете в Верлии.

Кобылка изящно поклонилась, едва не зацепив меня рогом. В отличии от других чейнджлингов, она была повыше ростом и чем-то неуловила напоминала Кризалис. Когда собеседница повернулась, чтобы взять столик с грязной посудой, я заметил нечто вроде полосок на боках, напоминающих ту "броню", что укрывала живот и часть хитина их королевы. Однако это были лишь отметины на хитине, едва различимые при прямых лучах света, исходящих от висящего у потолка кристалла.

- Вы - родственница королевы Кризалис? Ошарашено поинтересовался я, пораженный внезапной догадкой. В ответ на это чейнджлинг лишь рассмеялась необычайно звонким голосом и помотала головой.

- Вы мне льстите, господин посол. Вы из-за отметин? После того, как я кивнул, чейнджлинг выкатила столик за дверь и что-то сказала на своем языке стоявшей там кобылке, после чего вернулась в комнату. - Я просто отношусь к... м-м-м... боюсь в вашем языке нет подобного слова. Назовем это "предкоролевской кровью", это те, с кого когда-то начинался У..., м, королевство. Поспешно закончила она, бросив настороженный взгляд в мою сторону. Сделав вид, что я не расслышал ее оговорки, с любопытством жду продолжения рассказа.

- И, соответственно, эти чейнджлинги чуть больше походят на королев, жеребцы крупнее и мощней, кобылы, соответственно, повыше обычных чейнджлингов и чуть лучше колдуют. Впрочем, это не мешает нам выбирать себе дело по вкусу. Я, как вы видите, работаю в замке, кто-то служит в нашей армии, но нас не так уж и много.

Кобылка замолчала и с вопросительной мордашкой посмотрела на меня, ожидая новых вопросов. Ну, то есть я думаю, что это было вопросительное выражение лица, потому как эти искаженные пони наверно самые проблематичные "клиенты" по чтению эмоций "с лица".

- Хм, ладно. Я собираюсь отправиться в город, осмотреться. Думаю, что я не открою заново Эквестрию, если скажу, что вы еще и мой экскурсовод?

Кивнув, чейнджлинг задумчиво оглядела меня с ног до головы.

- А разве вам не жарко?

Недоуменно приподнимаю бровь, оглядывая робу Капитана Ночной Стражи, в попытке найти пришитые шкуры или мех, однако ничего подобного, разумеется, и в поимне нет.

- С чего вы взяли?

- Но разве вы... Ах, да, прошу меня простить, я посчитала, что ваша температура тела такая же, как и у нас. У вас есть какой-то маршрут, или же вы будете просто бродить по столице?

- Скорее второй вариант. Буду не против, если по пути услышу что-нибудь интересное из истории города.

Чейнджлинг улыбается и первая выходит за дверь, успев дать мне время захватить посох - столица столицей, а проклятье Призывающего никто не отменял.

***

 

Едва мы покинули замок, как я вновь ощутил себя в центре внимания, однако теперь ничто и никто не пытался вытянуть из меня эмоции, искаженные пони просто показательно игнорировали меня. В принципе, это было мне на руку в какой-то степени: можно было спокойно пройтись по улицам города, чьи главные цвета были серый и светло-зеленый. Как это ни странно, чейнджлинги тоже разводили какие-то травы перед домами, однако, по словам Мунскрим, это не единственное, что выращивалось в столице.

Некоторые пещеры с скалах по обе стороны от города были давно переоборудованы под "грядки" с грибами. По вкусу они чем-то напоминали мясо и не раз спасали жителей города от голода, когда в давних войнах враги осаждали столицу. И сейчас этот странный дар природы активно выращивался и продавался на внутренних и внешних рынках страны. Разумеется, грибы выращивались не только в Дифферкасте, однако запасов еды в столице с лихвой хватило бы на несколько месяцев тотальной блокады.

- А между этих двух гор течет подземная река, что выходит на поверхность лишь здесь. Это еще одна причина того, что здесь никогда не бывает жарко.
Мунскрим умудрялась говорить достаточно громко даже не повышая голос, перебивая шум довольно оживленного города, что наверняка нашло отражение к ее имени. При всей своей "элитарности по крови", она явно даже не думала о том, что как-то отличается от обычных жителей, умудряясь здороваться со многими чейнджлингами, которые игнорировали меня с просто забавным упорством, вызывая желание поставить подножку или дернут за хвост, после чего посмотреть, как они отреагируют на проделки "пустого места".

- Что это?

Указал я на здание в виде шара, откуда дружной гурьбой выбежали жеребята.

- Это? Обычная школа, такие есть в любом городе, ничего особенного.

Однако кое-что особенное все-таки было, но не в здании, а в тех, кто выходил оттуда. Один чейнджлинг вдруг перестал болтать со своими друзьями и застыл на месте, встретившись со мной взглядом. Судя по всему, он явно меня знал, потому как практически мгновенно рванулся с места, ловко маневрируя между группами других учеников. За несколько шагов до меня, кобылка из сна, а это была "она", резко затормозила, умудрившись даже слегка вспахать землю на площадке своими ногами. Если честно, то принадлежность к женскому полу я определил лишь сейчас - тогда, в ее кошмаре, мне было как-то не до разглядывания чейнджлинга. Переводя взгляд с меня на Мунскрим, она что-то пыталась сказать, но изо рта доносилось лишь нечто вроде писка.

- Эм... Вы ее знаете? Мой экскурсовод недоуменно повернулась в мою сторону, на что мне пришлось лишь пожать плечами.

- Вполне может быть, но...

- Вы из моего сна!! Чуть не завопила кобылка, наконец совладав со своим голосом и ткнув ногой в мою сторону, вызвав невольный смешок.

- Эрпайп! От группы чейнджлингов отделилась еще одна кобыла, видимо учитель, и быстрым галопом доскакала до нас, повторив тот же тормозной маневр, что и ее подопечная. - Прошу прощение, господин посол. Она торопливо поклонилась и пролевитировала большие очки из маленькой сумки на спине, после чего нацепила их на нос и повернулась к жеребенку.

- Это неприлично - тыкать в кого-то копытом!

- Но... Я видела "это" во сне, оно прогнало большущую мантикору, которая хотела меня съесть!

На этот моменте я уже не мог сдерживаться и попытался тихо посмеяться, истерично всхлипывая и пытаясь удержать себя в руках, настолько возмущенно и озадаченно учительница уставилась на маленького чейнджлинга. Видимо, она была одной из тех, кто понимал, чем грозит отрицательное впечатление посла об этом народе, потому как выражение ее лица стремительно менялось с полной растерянности на покаянное, с которым кобыла была готова начать извинения. Вместо этого мне пришлось приложить титанические усилия к прекращению истеричного хихиканья.

- Я прошу прощения, просто...

Судя по всему, тирада уже выстраивалась в голове у собеседницы, так как теперь она напоминала подчиненного, который должен был начать извиняться перед начальником, уже понимая, что прощения не будет.

- Привет, Эрпайп.

Решив спасать ситуацию, просто протягиваю кулак, в который жеребенок стукает копытцем, которое, кстати, у чейнджлингов вообще не отличимо от ноги, как и у пони этого мира.

Видимо, она чувствует мою симпатию, направленную на нее, так как на ее лице появляется улыбка, а ее крылышки начинают мелко трепетать, пока она насыщается добровольной симпатией.

- Я так понимаю, больше мантикоры тебя не достают, а?

- Нет... Мистер?..

- Дэс, просто Дэс. Я к вам приехал погостить и рад, что могу помочь маленьким чейнджлингам.

На последнюю фразу жеребенок забавно надулся, сев на круп.

- Я не маленькая!

Еще немного, и мне придется подарить ей леденец и повязать чепчик на голову, настолько забавно и совершенно по-понячьи вдруг начала выглядеть эта кобылка, доказывая, что дети все рас и видов ведут себя одинаково.

- Я не говорю, что именно ты маленькая, посмотри, даже твоя учительница не выше меня.

Бросив все еще слегка обиженный взгляд в нашу сторону, она убеждается в моей правоте, это открывает ворота детского любопытства, с которым она оглядывает меня с головы до ног.

- Спасибо за помощь, мистер, а вы кто такой?

- Эрпайп, я ведь уже говорила в классе о господине после, приехавшем к нам из Эквестрии! Опять ты меня не слушала?

Жеребенок наклонила голову набок, словно прислушивалась к чему-то извне, после чего легкомысленно махнула ногой.

- А, вроде говорили, что будет пони из страны, где жители не едят эмоции. Но это совсем не пони!

- Верно. Подтвердил я, опускаясь на одно колено, чтобы быть на одном уровне с чейнджлингом. - Я - человек, просто живу в Эквестрии и принцессы попросили меня приехать к вам.

Мунскрим коротко фыркнула за моей спиной, встав сбоку от меня.

- Разве жеребята не должны были присутствовать во время прибытия Дэса Мун'Уиспера в Дифферкаст? Королева Кризалис отправила сообщение до своего возвращения в столицу?

Дернувшись, словно от удара током, я поспешно нацепил на лицо заинтересованное выражение, однако не слышал оправдания кобылы.

"Если Кризалис отправила сообщение до того, как отправилась в обратный путь, то она точно планировала доставить меня в свою королевство. Неужели все это она провернула только для того, чтобы я положительно оценил чейнджлингов? Это глупо и нелогично - Селестия и Луна прекрасно знают о чейнджлингах, а мое слово на самом деле не так уж много будет значить для большинства пони - все-таки я представитель другого вида. Чувствую, эти две интригантки - Кризалис и Тия, явно что-то задумали, но вот что..."

На автомате распрощавшись с чейнджлингами, я отошел к фонтану, краем глаза поглядывая на Мунскрим. Сама же кобыла какое-то время смотрела в воду, после чего перегнулась через ограждение и опустила туда передние ноги, вызвав небольшое возмущение на поверхности воды.

- Значит, это правда?

Вопрос окончательно вывел меня из задумчивого состояния, заставив вздрогнуть от неожиданности.

- Что - "это"?

- Вы умеете ходить по чужим снам, как одна из принцесс Эквестрии?

После моего кивка, она практически впилась взглядом мне в глаза, в ее взоре было столько надежды и отчаяния, что мне стало даже немного не по себе.

- Помогите мне, господин посол...

- Просто Дэс, успокойтесь, в чем дело?

Я успокаивающе поднял руки, когда она попыталась схватить меня копытцами за ладони. Спокойная и уверенная в себя кобылка практически мгновенно превратилась в готового разрыдаться чейнджлинга. Такая перемена как минимум пугала, но нужно было выяснить хотя бы причину такой метаморфозы.

- Мой... Мой приемный сын сбежал из страны, к-королева сказала мне...

Тут ее нервы окончательно сдали и она разрыдалась на моем плече, которое я вовремя подставил, опустившись на колени и приобняв чейнджлинга.

- П-простите... К-королева Кризалис с-сказала, что К-капитан Ночной Стражи , ходящий по снам, может что-то знать о Ф-ф-ф...

- Фаерфлае? Внезапно для себя произнес я, когда ко мне пришло понимание. Практически оттолкнув меня от себя, Мунскрим широко открыла глаза.

- То есть в-вы знаете?! Где он, что с ним?

- Успокойтесь, с Фаерфлаем все в порядке, он в целости и сохранности. После того, как он сбежал из Верлии, ваш сын направился в Эквестрию, той зимой он был найден мной на территории королевства. Так как ему некуда было идти, я предложил ему протекцию принцессы Луны и работу. Сейчас он находится в Кантерлоте, просто, зная слухи о своей схожести с королевой Кризалис, он предпочитает не встречаться с другими чейнджлингами.

Кажется, из Мунскрим словно выпустили воздух - она обмякла и чуть не упала на землю, однако я вовремя подхватил кобылка и перенес на скамейку, сев рядом с ней.

- Глупый... Глупый сынок... Ну и что, что слухи... Бормотала кобылка в полубредовом состоянии. Обеспокоившись ее здоровьем, я кладу руки на лоб чейнджлинга и закрываю глаза. Вновь приходится прибегать к магии, что боевым молотом бьет по мозгам - лечить не калечить, на это требуется больше сил. Однако ее тело в более-менее нормальном состоянии, и мое "недолечение" ничем не сможет ей помочь.

- Говорите, он приемный? Откуда он? Я пытаюсь задавать свои вопросы как можно тише, чтобы не привлекать внимание прохожих и не травмировать саму Мунскрим. Однако сама она вроде приходит в себя, ее глаза открываются, а сама она пытается встать, уже не особо волнуясь о том, как выглядит в этот момент.

- Он, Фаерфлай, он не из этой страны. Несколько лет назад другое королевство было вырезано в кровавой войне с грифонами, королева Кризалис спешила с подмогой, но расстояние было слишком велико, а та страна была еще меньше нашей. Когда войско прибыло, на месте столицы остались лишь обугленный руины - грифоны не жалели огня, стараясь выжечь "заразу" дотла. Там она и нашла Фаерфлая - еще жеребенка, ничего не соображающего. Он был, как и я, из предкоролевской крови. Тот род было уже не возродить, королева погибла вместе со всеми, а потому мне поручили воспитать выжившего. И я вырастила его, как своего родного сына!

Если до этого кобыла говорила, уставившись в одну точку, то на последних словах она гордо подняла голову.

- Я полюбила Фаерфлая, дала ему имя, семью, но... не смогла спасти от слухов. Судя по всему, он был из очень сильного рода, может, его стать и не сильно выделяется на фоне других жеребцов, однако его глаза говорили красноречивей всего. В нашем королевстве нет такой близкой крови, они давно выродились, ведь королева Кризалис не начинала свой собственный род, а лишь наследовала его от предыдущей повелительницы. Об уничтоженном уль, то есть стране, приказали молчать, а чейнджлинги не посмеют ослушаться прямого приказа королевы. И, разумеется, поползли слухи, когда у Фаерфлая изменились глаза. Сам монарх лишь посмеивался над этим, когда я говорила ей о том, что думат ее подданные. А сам он принял это все слишком близко к сердцу. И... Вы знаете остальное.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.02 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал