Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. Новая сила 3 страница




- Это ты прости, я тоже не сдержался ни там, ни сейчас.

Постояв так какое-то время, чувствую, как незримые волны проходят через тело, словно напоминая о чем-то. Как будто что-то там, за горизонтом, напоминало о долге, который я должен совершить. Или это должен сделать кто-то иной?

- Пора поднимать луну. Слова сами срываются с моим губ, после чего удивленная аликорночка отодвигается назад и озадаченно смотрит мне в глаза.

- От-откуда ты знаешь?

Беспомощно разведя руками, не менее шокировано отвечаю на ее взгляд.

- Неужели ты... Да нет, быть того не может... А если да...

Кобылка нарезает вокруг меня круги, нервно оглядывая меня со всех сторон. В ее взгляде светится не только нервозность, но и предвкушение, словно она стоит на пороге открытия и боится поверить в то, что это правда.

- Дэс, ты мне веришь?

- Что? Я смотрю в глаза Луны, но теперь там лишь решительность, как перед прыжком в омут.

- Ты мне веришь?

Озадаченно кивнув, позволяю аликорну подтолкнуть меня к ограде балконе. Ее рог начинается светиться, едва она становится рядом со мной и прижимается к ноге боком.

- Ты слышишь что-то такое, там, за горизонтом? Не отвечай словами, если так - просто потянись туда вместе со мной.

Я все еще не понимаю, что происходит, однако послушно закрываю глаза. Зов чего-то мощного раздается оттуда, словно из-за края земли. Оно просит нас исполнить свой долг, хотя обычно не взывает так яростно - не знаю откуда, но я знаю это. Вдруг, я понимаю, что словно вишу в воздухе, поддерживаемый неведомой силой, что щедро идет отовсюду. Голос, сперва тихий, вскоре звучит достаточно громко: голос Луны, говорящей о временах, настолько древних, что по сравнению с ними даже она с сестрой кажутся маленькими крохами. Она рассказывает о великих Древних, кто повесил на небосвод светила и дал аликорнам и их детям право управлять ими, пусть и не всегда рождались те, кто имел к этому особенный талант. На самом деле, и теперь я понимал это с особой ясностью, управлять луной и солнцем мог бы любой, достаточно искусный - не сильный - дабы позвать светила. В этом мире это были сферы магии, сжатой чудовищно мощными чарами, такими сильными, что по ним можно было ходить. Именно потому луна светила отдельно от солнца, а светило дня не было центром их системы.

И сейчас луна звала меня. Найдя силы призвать ее там, в Лесу, словно получил какое-то.... разрешение, даже благословение на это действо. И теперь я знал, что должен делать. Но от этого становилось только страшней.

"Не бойся, любимый, мы с тобой..."

Не знаю, кто именно шепнул эти слова, но они укрепили мою уверенность, и оставалось лишь незримой рукой схватиться за призрачные пути и позвать-потянуть за собой огромный шар магии, достаточно мощный, чтобы испепелить половину планеты, но достаточно слепой, чтобы каждый искусный маг мог позвать его за собой.



Касание. Кажется, я что-то произношу, но в голове начинает звучать мелодия, дивная музыка, в которой слышны нотки Луны и многих иных, кто был достаточно умен, даже вести ЭТО за собой.

Неосознанно усиливаю зов, теперь я веду в странном противостоянии, и это за мной следует светило, но теплые касания любимой показывают, что она внимательно следит за мной, готовясь подхватить эстафету, если что-то пойдет не так.

- Давай, любимый, еще немного, и у тебя получится...

Слова принцессы греют душу, непонятным образом пробиваясь сквозь лунную музыку, и все решительней я тяну свою цель на себя и вверх.

Наконец, цель устойчиво становится на давно проложенные рельсы, а я открываю глаза, успев заметить, что парю в воздухе, протягивая руки навстречу ночному светилу. Какие-то звуки затухают в ночной прохладе, когда приходит осознание того, что от меня исходит странное пение, и, словно закрепляя свои песнопения, мой рот сам произносит последние слова.

- И именем Луны объявляю я Литургию Ночи!

Едва это сорвалось с моих губ, как странная сила отпускает меня, бережно ставя на камень балкона, однако Луна тотчас сбивает меня с ног, обнимая так, словно не видела меня несколько месяцев и лихорадочно покрывает лицо поцелуями.

- Да, да, да, ты правда смог это сделать, да! Последнее она почти кричит, прижимаясь ко мне всем телом и выдавливая из легких последний воздух.

Лишь когда из груди начали вырываться странный свист, поняша поспешно отпустила меня и села рядом, практически пожирая меня своим взглядом. Казалось, еще немного, и она будет скакать по балкону, словно сумасшедшая. Едва воздух вновь начал наполнять легкие, как я смог задать единственный вопрос.



- Что я сделал?

Вместо ответа любимая торжествующе ткнула копытцем в небо, и, проследив за ее жестом, я увидел ночное светило, гордо возвышающееся на небосводе.

- Ты... Ты правда смог это сделать, Дэс. Луна, она поднялась, отвечая на твой зов. Незадолго до твоего появления Твайлайт Спаркл, уже будучи аликорном, тоже смогла поднять светила. С нашей помощью, разумеется, да и тогда это произошло лишь благодаря огромному источнику магии, какой она из себя представляет. Она никому это не рассказывала, так как это являлось государственным секретом. Однако...

Кобылка внезапно всхлипнула, вытирая слезинки, появившиеся в уголках ее глаз.

- В отличии от нее, ты позвал луну так, как зову ее я. Как некогда звали наши сородичи...

Наверно, в моих глазах был такой шок, что принцесса невольно улыбнулась сквозь слезы, глядя как я осторожно сажусь на пол.

- Да, единороги с другой стороны планеты плетут чары, как это сделала Твайли, ты же... Что это за Литургия, Дэс?

Я знал, как и тогда, с Литургией Магии, в глубине души давно был готов ответ, но теперь не было сомнений в его правильности. Литургии, что были созданы мной - это результат моей связи с возлюбленными, нечто, что очень важно для каждого из нас, что является делом, в которое каждый из нас вкладывал душу. И это то, что я получил, когда их щедрые души открылись мне - кусочек каждой из них. Магия, что являлась центром жизни Твайлайт, вырывалась из тела, преобразуя мир. Ночь, которую воплощала Луна, призывалась на землю, даруя покой. Значит, скоро я смогу понять, что дала мне одна милая зеброчка, нужно было только подождать...

От осознания ценности их даров, я не могу сдержать невольные слезы и торопливо вытираю их рукавом, однако осторожное касание копытца заставляет опустить руку и с улыбкой взглянуть на кобылку.

- Литургии - это вы, все трое, что приняли меня к себе. Это наше выражение единства и любви, что изменяет окружающий мир.

Даже слезы не помешают разглядеть счастливую улыбку на лице Луны, когда она подается вперед, обнимая меня и счастливо плачет.

- Плюс, теперь я могу заменять тебя, когда будешь достаточно ленива, чтобы поднять светило!

- Дурак... Тихо прошептала кобылка, прижавшись ко мне всем телом. - Представляю, как удивится Селестия, когда узнает об этом...

- О чем узнает? Веселый голос второго диарха заставил нас резко открыть глаза и синхронно повернуться в сторону Тии, неслышно опустившейся на балкон у самого стекла. - Неужели моя сестренка нашла себе замену на посту управления луной?

Аккуратно сложив белоснежные крылья, принцесса подошла к нам и внимательно осмотрела, словно перед ней было необычное произведение искусства. Судя по всему, оценка была положительной, так как она благосклонно кивнула и одним рывком поднялась в воздух.

- Жду вас днем в "библиотеке". Не забудь, Дэс.

Последние слова были едва слышны, когда аликорночка развернулась в сторону своей башни и быстро полетела в ту сторону, оставляя нас наедине.

- К-как она?..

Понимая, что романтичный момент уже сорван, Луны тихо рассмеялась.

- Это ведь Тия. Не забудь, она тысячу лет управляла луной и прекрасно чувствует, кто именно ей управляет. Но вот за подобное вторжения я ей устрою диету образца военных лет.

Судя по хитрому взгляду кобылки, ее сестру ждало нечто достаточно увеселительное и приятно. Ну, может приятного там будет только для самой Луны, но общего настроя это не изменило.

- Ладно, пойдем, моя темная и ужасная пони.

Подхвати довольно пискнувшую кобылку, я направился к дверям, бросив по пути взгляд на небо, откуда мне приветливо мигнули звезды.
Когда она зовет тебя, твоя душа ответит на этот зов. Литургией Ночи.

Глава 4.5 Новая магия

Магия старая - трюки новые.

 

Витражи замка, как и всегда, ласкают взгляд, переливаясь всеми цветами радуги и показывая различные моменты истории Эквестрии - годы спокойствия, времена объединения и прочее. Кое-где, разумеется, присутствуют и напоминания о том, что во всяком королевстве может случиться беда, но, в отличии от летописей человечестве, подобное не всегда оборачивалось кровавой резней.

Любуясь витражами, чуть не пропускаю поворот, но Луна вовремя успевает поймать меня за футболку и потянуть в нужную сторону.

- Прости, задумался.

Поняшка улыбается в ответ и первая следует вглубь замка. Наши шаги отчетливо слышны в коридоре, предупреждая стражу о нашем приближении. Все тот же пост у двери, все те же чары, и лишь другие лица проверяющих. Но вот, проход на тайный "полигон" открыт, я делаю шаг вперед и оказываюсь нос к носу с молодым единорогом, который с горящими от любопытства глазами изучает меня с ног до головы, и лишь появление принцессы заставляет его смущенно кашлянуть и отойти в сторону.

- Я извиняюсь. Принцесса Луна. Капитан Дэс. Принцесса Селестия попросила уведомить вас, что ждет вас на третьем полигоне. Сюда, прошу.

Еще раз поклонившись, единорог направился к одной из огороженных областей. В отличии от некоторого числа находящихся здесь ученых, этот жеребец выделялся отсутствием подобия медицинского халата и своей пронзительно яркой синей шерсткой, резко контрастирующей с фиолетовой гривой и темно-серым хвостом.

- Какой необычный окрас. Незаметно шепнул я Луне, но вместо нее послышался голос жеребца.

- Нет, что вы, Капитан Дэс, это результат того, что я по неопытности попал под экспериментальные чары. Хорошо хоть хвост и шерсть остались природных цветов.

Недоуменно моргнув на манер Алоувишеса, поспешно извиняюсь, за что получаю недоуменный взгляд от ученого. Слегка отстав от провожатого, Луна с улыбка показывает, чтобы я наклонился пониже.

- Ну представь, Капитан Ночной Стражи и вдруг извиняется перед тем, кто ниже рангом.

Описав глазами полукруг, что, к несчастью, не выглядит так же убедительно, как у пони, выпрямляюсь и продолжаю путь. Который заканчивается через пару десятков шагов у входа в полигон. Взяв блокнот и карандаш со стоящего рядом столика, пони первый шагнул внутрь.

- Принцесса Селестия, капитан Дэс и...

- Благодарю, Саен Тис.

Подняв голову, кобылка улыбнулась и подошла к нам. После коротких обнимашек, от которых у несчастного ученого упала челюсть, она указала мне на круг в центре площадки. Сам полигон представлял из себя нечто вроде куба на десять метров, стены которого, как и пол, были сотканы и защитных чар, поддерживаемых, как я уже узнал, при помощи мощных магических накопителей, вмурованных в стену.

- Мне бы хотелось, чтобы ты воспроизвел то, что было сегодня ночью.

- Эм... Для этого что, необходимо было запихивать меня на полигон? Уровень моего недоумения резко скакнул вверх, как и правая бровь, но Селестия и ухом не повела. Закатив глаза, соединяю руки и опускаю веки. Теплая волна зова исходит от самого сердца и устремляется куда-то за горизонт и.. ничего. Поспешно вытираю выступивший пот и концентрируюсь на поиске ночного светила. Облегченно выдыхаю, когда получаю внятный и ясный отклик, но стоит мне потянуть его на себя, как нечто вроде вереницы образов появилась в голове, складываясь в слова.

"Младший Зовущий, лишь Старшие в этом мире могут звать нас в нарушение порядка, что установлен в прошлом." Светило словно замолкло, однако спустя несколько секунд возобновило странный монолог. "Однако мы чувствуем источник зова - Ayeme o'Luna, Средоточие Луны... Душа, если тебе будет угодно. Пока есть она - ты можешь звать нас во исполнение долга, но не более того."

"- Стой... Подожди!" Я резко схватился за голову, боясь, что светило перестанет отвечать.

"Я здесь, пока звучит твоя... Литургия. Спрашивай, возлюбленный Луны." Успев подивиться крайней осведомленностью того, что вроде как должно быть обычным светилом, продолжаю странный разговор.

"- Почему ты разумен? Как это вообще возможно?" В ответ появились странные образы, которые сперва нельзя быо понять, и лишь затем на меня снизошло понимание - луна смеялась!

"Мы разумны настолько, насколько разумен взывающий к нам и от силы его. Мы лишь энергия. Спроси у двух Древних, что стоят рядом, хотя бы одна, но ответит..."

Мягкий "обрыв" связи сигнализирует об окончании разговора, когда жестокая судорога бросает меня на землю под обеспокоенными взглядами принцесс и ученого. Все тело словно перестает меня слушаться, но обе кобылки ложатся рядом со мной, укрывая крыльями и начиная странные песнопения, которые некогда я уже слышал от аликорнов. Старая школа магии песен, ныне забытая, но все еще полезная - мышцы расслабляются и я могу наконец вытянуться в полный рост.

Отправив ученого за пределы полигона, Луна удивленно смотрит мне в глаза.

- Ты слышал луну?

Сил хватает лишь на кивок, но большего и не требуется.

- Если тебе стало плохо после того, как ты позвал светило, значит... тебя посчитали младшим. Коротко рассмеявшись, Луна опускает голову и прижимается к моей щеке. - Прости, что не сказали о возможных последствиях, но я до конца надеялась, что у тебя получится скопировать мой талант.

В ответ мой недоуменный взгляд и вопросительное мычание, принцесса указала на выход из полигона.

- Не здесь. В библиотеке.

Достаточно быстро подняв меня в воздух с помощью телекинеза, обе кобылки перевезли меня в отдел с книгами, успев по пути отдать пару приказов. Уже там они подпитали меня темной магией и устало присели на подушки у стола.

- Тия, расскажи ты.

Недовольно посмотрев на младшую сестренку, пони пробормотала что-то вроде "твой Страж, ты и объясняй", однако затем лишь кротко вздохнула и повернулась в мою сторону.

- Если ты не против, я начну с далекой истории...

***

 

Некогда, еще при сотворении мира, его населяли первые Древние - существа настолько могущественные, насколько и бесформенные. Созданные некогда тем, кого я называю Высшим, они разделялись на части, творя мир и живущих в нем существ. Именно тогда один из Древних, что в будущем дал начало роду аликорнов, сотворил два сгустка магии, имеющих свою силу и подобие разума, после чего поместил их на небосвод. Эта идея была благосклонно принята другими Древними, ибо свет одного сгустка помогал жить детищам Древних, а другой уравновешивал жизнь ночных обитателей, что также были сотворены этими сущностями.

Сами светила представляют из себя сконцентрированные сгустки энергии, по которым даже можно спокойно ходить. Если только тело защищено от космической температуры, отсутствия воздуха и прочее, что, впрочем, легко решается теми, кто управляет этими светила.

Как-то так получилось, что право на обязательное управление солнцем и луной получили именно аликорны, исправно исполняющие свою работу с момента появления.

***

 

- О-окей, но если лишь аликорны могут управлять светилами, то каким образом это могут делать единороги?

Все это время я лежал на одной из подушек, поглаживая "Вуну" по животику, на что с неодобрением, и, как мне казалось, завистью, поглядывала Селестия.

- А вот это уже касается вопроса появления пони как таковых. Твоя очередь, Луна.

Сладко потянувшись, поняша начала рассказ, даже не потрудившись перевернуться на живот...

***

 

Задолго до рождения нынешних правительниц Эквестрии один из аликорнов начал изучение магии в попытке создать нечто новое. Амбициозный и сильный, он открывал новые и новые заклинания, но все это было не тем, что он так жаждал сотворить. Его эксперименты в магии мира, находящейся в телах живых существ, становились все более и более рискованными. Аликорны с тревогой следили за работой собрата, но пропустили момент, когда первые чары новой "стихии" были сотканы под небесами этого мира.

Мощный магический всплеск огромной волной пронесся по планете, сокрушая континенты и изменяя облик земной тверди. Но самое страшное было то, что это было именно магической катастрофой, навеки искажающей магическую структуру мира. Ее последствия стали видны, едва аликорночки, молодые Древние, принесли новых жеребят.

Волшебство мира расщепилось, и аликорны, которых и так было мало после того ужасного "эксперимента", произвели на свет единорогов, пегасов и земных пони. Увы, не аликорны были результатом эволюции, но другие пони стали жертвами магической деградации.

Разумеется, рождались и аликорны, но их было пугающе мало, а сами кобылки все реже и реже приносили жеребят, а молодые аликорночки не могли зачать от не-аликорнов. Наступил момент, когда Древних просто не осталось - слишком мало было их для поддержания собственного вида. У последней пары, жившей несколько тысячелетий назад, родились две дочки, получившие дар двигать светила. Однако и единороги, будучи потомками Древних, тоже могли это делать. Да, для этого нужно было умение и большее число магов, но природа магического мира выкрутилась из опасной ситуации. К несчастью, были и те, кто не смог принять никакой магии и разум оставил этих несчастных, живущих, словно дикие звери. Те самые "пустые предки", чья жизнь - вечный укор знающим пони. Эти несчастные даже не знают о своем дефекте, проживая в дальних областях планеты и больше напоминая лошадей с мира людей.

Все существа изменились, каждому виду была доступна лишь своя область магии и своя частичка знаний ушедших лет.

Что до проклятого Древнего... Они нашли его тогда, стоящего в центре магического шторма, с измененным обликом. Его тело словно истлевало, обнажая то тут, то там кости и плоть, а сила, что исходила от него, несла погибель всему живому. Ужаснувшись поступку своего собрата, аликорны попытались схватить его, однако подлец успел скрыться. Как оказалось, он передал свое искусство одному из ближайших и родственных пони виду - зебрам, говорящим с окружающей их природой посредством отваров и медитаций. Соблазнив некоторых из них новыми знаниями, он посеял ядовитые семена некромантии в их сердцах и скрылся.

Где сейчас этот проклятый первый не-мертвый не знает никто, вполне может быть, что он мертв или спит глубоко в недрах земли, забытый всеми, даже своими учениками.

***

 

- И это как раз затрагивает еще один пункт нашей встречи. Селестия вытянула из шкафа еще одну книгу и пролевитировала мне в руки. Уже знакомая мне обложка с лошадиным черепом услужливо открылась на первой странице, а зеленый круг узнаваемо вспыхнул вокруг нас с Луной. Нет, вокруг меня одного - присутствие аликорна артефакт лишь терпел, не более того.

- Попробуй прочитать, Дэс.

Голос Тии отвлек меня от созерцания странного пламени, из которого и был соткан магический круг.

- А? Прости, гхм, хорошо...

Искаженные письмена на мгновение поплыли, но вскоре приняли вид эквестрийских письмен, которые затем изменились на английский язык, и вновь вернулись к первоначальному облику, словно не зная, что выбрать.

- Можно эквестрийский.

Не обращая внимания на удивленные лица кобылок, бегло просматривая первую страницу, на которой четкой и уверенной рукой (рукой ли?) было выведено " Некромантия. Ритуалы подъятия." Прочитав название вслух, я повернулся к Луне.

- Такая большая книга и полна лишь чарами подъема мертвых?

Хриплый смех заставил меня дернуться и чуть не уронить фолиант. На мгновение метка в виде лошадиного черепа ярко засветилась и пропала, после чего на читателя ощерился уже знакомый аликорнам белый человеческий череп с бирюзовым пламенем, вырывающимся из глазниц.

- А.... Эм... Это что, я?

Не обращая на меня внимания, Луна вдруг показала язык своей сестре.

- Ха, ты проспорила мне... Не помню, на что спорили, но это книга мастеров!

Селестия выглядела весьма мрачной, словно и впрямь проиграла какое-то важное пари.

- Ладно, ладно, проиграла.

Будучи единственным, кто оставался "не в теме" вопроса, я громко кашлянул и выразительно посмотрел на пони. Одного раза им не хватило, потому пришлось еще пару раз прочищать горло, пока Луна не снизошла до ответа.

- М-м-м, понимаешь, любимый, когда-то давно, задолго до моего изгнания, я отправлялась в дальние страны на поиски новых знаний для этой библиотеки. У одной зебры я нашла и купила, разумеется, инкогнито, том мастера чар, что открывается в соответствии с возможным потенциалом владельца. Выложив за него весьма приличную сумму и вернувшись в наш Замок, вдруг слышу от этой белокрупой нахалки, что это просто весьма хорошая подделка! Увы, во дворце мы как-то не держали придворного некроманта, а потому нельзя было проверить, кто прав. И сейчас, через столько лет, справедливость восторжествовала!

Показав язык старшей сестре, поняша вновь легла на подушку животом вверх, подставляя нежную шерстку под мою руку. Второй рукой я держал тот самый фолиант, который сам открылся на все той же первой странице.
"Некромантия. Высшая форма тома."

- Ого, Дэс открыл всю книгу... Хм, думаю, это и будет его учителем некромантии. Чтобы обуздать твой талант к этой магии, тебе стоит хорошенько узнать основы составления чар, только пожалуйста, не забывай, что это, конечно, всего лишь волшебное искусство, но я не потерплю сообщений о разгуливающих по Кантерлоту или Понивиллю подъятых, или того хуже, конструктов!

Селестия с серьезным видом ткнула копытцем в мою сторону, ясно показывая, что она не шутит. Одна выражение ее лица тотчас смягчилось.

- Ну, пони уже давно используют ритуал погребения, когда тело умершего распыляется на мельчайшие частицы - потому, как ты помнишь, у нас и нету кладбищ. Были когда-то, но все уже давно заброшены. Тем не менее, если будешь заказывать что-то у грифоньих торговцев - все должно оставаться в тайне.

Понимая всю ситуацию, я согласно киваю, успевая заметить, что название книги поменялось на просто "Некромантию" и замерло в этом состоянии.

Магическое поле окутывает книгу и переносит ее на стол, в то время как Луна встает на ноги о обходит меня по кругу.

- Ты как-то заикнулся о том, чтобы научиться создавать вещи из чистой магии. В принципе, многие единороги это делают, даже не задумываясь о процессе, к примеру твоя подруга Лира, которая, по твоим словам, теперь иногда слышит музыку твоего мира в своей голове. Я внимательно прочитала письмо Твайлайт, написанное моей сестре во время вашего выступления на балконе библиотеки и она обнаружила забавную особенность - в своем стремлении скопировать твои руки, единорожка неосознанно изменила чары, с помощью которых она играет на музыкальных инструментах. Увы, этот эффект не заметить невооруженным глазом, да и необходимо знать теорию обычной магии на более высоком уровне. В общем, это могли бы заметить очень немногие, но в момент музицирования ее телекинез принимает облик человеческой конечности, что улучшает ее игру на лире. Однако проблема в том, что единороги используют магию постоянно, пусть и не продвигаясь особо в глубины теории. Ты же знаком с ней год и пару месяцев. Не удивлюсь, если твой выбор будет весьма ограничен. А теперь сядь прямо и закрой глаза.

От подобного стремительного перехода от лекции к практике я немного ошалел, но тем не менее послушно принял указанную позу и опустил веки. Ходящая вокруг меня Луна начала размещать какие-то источники магии, образующие круг, центром которого было мое тело - это я понял по возмущению магического поля. "Спасибо Зекора за умение, которое привычно магам этого мира..." Фон волшебной энергии начал постепенно меняться, закручиваясь вокруг меня в ленивом подобии водоворота. Внезапно что-то пробило стену энергии и теплое дыхание Селестии раздалось у моего уха.

- Расслабься. Моя сестра передаст схему чар, но воплотить их придется тебе самому.

Кончик рога касается моего затылка и волна образов затопляет разум. В голове успевает мелькнуть мысль "а не лучше ли было проводить это на полигоне?", но потому мозг практически насильно переключается на схему энергопотоков, которые было необходимо закручивать вокруг некоего "скелета" чар, воплощая предмет в реальность. Это не так то просто в плане разума - само заклинание не требует очень уж большого объема силы, однако его "использование" каждый раз будет той самой проверкой концентрации и остроты ума.

- Дай ему форму...

Луна шепчет на крае слуха, однако ее голос прерывает процесс изучения чар, заставляя нервно перебирать в голове различные предметы. К несчастью, каждый вариант отметается в сторону, словно заклинания не желают облекаться в подобный вид, с каждым вариантом магия словно... оскорбляется? "Я точно двигаюсь не в том направлении, мне нужна основа, нужен якорь, опора для вещи. Нет, для меня. Что для меня опора?" Перед мысленным взором встают мои друзья, намекая на то, что вопрос может быть интерпретирован иначе. "Опора - это твоя семья." Едва понимание озаряет рассудок, как в поле зрения появляются... нет, не мои родители. Разумеется, я их ребенок, но теперь моя семья кто-то другой.

Три милые фигурки выходят из тумана, и чары жадно исследуют ту, кто вышла первой. Луна. Чувство, словно магия довольно урчит, как котенок, охотно беря ее за основу, но в то же время указывая на необходимость найти нечто похожее на нее.

И тут вспоминается снежная равнина Кристальной Империи и лунные лучи-струны, что проливались бесконечным потоком на эту землю. Мои попытки сыграть на них тогда были несбыточны и глупы - кто я такой, чтобы менять музыку ночи? Но ведь можно представить что-то подобное, дальнюю копию великого инструмента. Арфа. Подобие Великой Арфы, что вечно освещает ночное небо, мягко касается моих пальцев, как вечное напоминание о моей связи с одной принцессой. Я не умею играть на ней, но руки движутся сами, наигрывая подобие мелодии к Литургии Ночи, после чего инструмент мягко деформируется.

Довольный вздох обеих принцесс заставляет открыть глаза и покоситься на левую руку, где мирно покоился созданный мною лук. Казалось, оружие соткано из серебра и лучей лунного света, оно мягко сияло даже в свете библиотеки, но стоило мне подумать о том, что оно слишком выделяется, как искра темной магии прошла от меня по плечам оружия, придавая ему мрачный облик...

- Найтмер Мун!

Неосознанно произнесли все трое, глядя на темный лук, который вновь принял светлый вид. С восхищением проведя по нему правой рукой, я понял, что не почувствовал особых затрат энергии на его создание, однако нечто словно бы давило на разум, заставляя концентрировать отдельную часть сознания на удержании нитей заклинания сплетенными. Сейчас это не казалось особой проблемой, но я понимал, что до использования его в гуще сражения мне предстояло поработать не над силой, но ювелирной манипуляцией магией. Это означало, что поход в Вечнодикий Лес в ближайшее время отменяется - слишком уж сильно я полагался на везение, отправившись вглубь этого мира.

- Мне необходимо понять, как пользоваться новыми силами. Один раз мы уже дали шанс расправиться с нами.

Встав на ноги, вытягиваю вперед руку с луком.

- Другого не будет!

***

 

Стена полигона мягко вздрогнула, едва снаряд вонзился в магическое поле и тотчас распался.

- Отлично. Никогда не видел, чтобы так стреляли из этого оружия. Обычно используют магию или копыта...

Единорог с энтузиазмом начал черкать в блокноте, пока я концентрировался на следующей мишени. Этот ученый симпатизировал мне больше, чем Эркейн Хорн, предложивший самой Селестии провести вивисекцию "объекта".

- Ну, я ведь не пони.

- Да, разумеется, разумеется. Жеребец торопливо кивнул и отошел в сторону. Выпрямив пальцы правой руки, делаю жест, словно беру что-то из воздуха, одновременно с этим связывая магическую линию с созданным луком в руке, как и советовали аликорны. Как оказалось, снаряды для лунного лука предполагалось извлекать из своей же энергии. От силы, вложенной в магические стрелы, зависела сила выстрела, к тому же, можно было положить на тетиву различные чары, что открывало простор для новых комбинаций. Впрочем, сейчас я тренировался лишь в самой стрельбе - в отличии от Воздаяния, Наследник Воли и волшебный лук не учили управляться с собой, и если клинком я владел весьма неплохо, то к дистанционному оружию нужно было привыкнуть.

Слава Высшему, практически сразу обнаружилась удачная особенность любого созданного предмета - в моем случае для натяжения тетивы почти не требовалась физическая сила. Вместо этого повышалось давление на разум, словно я натягивал тетиву не мышцами рук, а мозгом. То еще сравнение, но оно ярко и точно описывало положение дел.

- Готов.

Дождавшись подтверждения от единорога, отпускаю тетиву, которая с характерным звуком ударяется по руке, не причиняя боли. "Теперь я понимаю, почему Луна так спокойно управляется с копией Хорнд-муна..." Волшебное оружие словно жаждет служить, убирай возможные негативные эффекты, присущие реальным вещам. Разумеется, платой за это становится сосредоточенность на крепости магических линий, не позволяющих энергии распасться на мельчайшие составляющие эфира.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.026 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал