Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. Новая сила 1 страница




Глава 4.1 Другая точка зрения

Кроме прокурора обычно слушают еще и адвоката

 

Темнота странного помещения внезапно расступилась под напором синих огней, являя взору круглую комнату, стены которой были испещрены странными рунами. Лишь в центре, над необычным возвышением в виде перевернутой пирамиды, клубилось облако дыма.

- Зачем ты звал меня, Сомбра? Вновь поинтересовался я. В ответ странные глаза появились в центре сгустившейся тьмы глядя прямо на меня. Алая радужка на зеленом белке в обрамлении фиолетовой темной магии очень сбивала с толку, словно это принадлежало не живому существу, а какому-то нарисованному монстру, алый рог лишь усиливал впечатление. Впрочем, живым короля-тирана можно было назвать лишь с большой натяжкой. Внезапно туман сорвался с места и облетел меня по кругу, внимательно изучая со всех сторон, казалось, он даже принюхался, после чего вновь занял свое место в центре пустой комнаты.

- Темный, воистину. И не-мертвый... И ты несешь их запах, лич... Что же ты?

- Сперва ответь на этот вопрос сам, ты звал - и вот я тут. Что же ты?

Задумчиво хмыкнув, облачко приняло облик головы единорога, чье изображение я видел в заметках Твайлайт. Он все так же внимательно изучал меня, после чего открыл рот.

- Я - король Сомбра, вернее то, что осталось от него. Жалкие останки, почти дотла выжженные огнем Кристального Сердца. Уж ты знаешь, как оно относится к таким, как я и ты: все еще можно почувствовать на твоем теле ярость этой проклятой штуковины. Скоро мой дух рассеется, и лишь Тьма знает, остались ли другие осколки души, потому мне нужно успеть передать как можно больше информации до того, как это подобие тела исчезнет в волнах магии.

Слушая поверженного тирана, начинаешь понимать, что в голове слишком много вопросов, которые просятся наружу, но мой странный собеседник решил помочь, создав небольшое кресло перед возвышением.

- Позволь кое-что уточнить. После моего поражения от магии этой проклятой принцессы, огонь Сердца выжег тьму из этого куска души, вернув мне мой разум.

- Разум? Разве все это ты творил не по своему желанию?

- Вздор!!! Казалось, гнев единорога сотрясает само основание пещеры, указывая на то, насколько сильным существом он когда-то был. Впрочем, Сомбра быстро успокоился и заговорил вновь, глядя сквозь меня, словно воспоминания из далекого прошлого застилали его взор...

***

 

Многие сотни лет назад это королевство перешло под мое командование, когда слабый король предыдущей династии вел нас всех в небытие. Подхватить поводья управления Империей было не так уж и трудно, намного трудней было удержать их в своих копытах. Все, по сути, лежало в руинах.



И тогда пришли ОНИ... Прекрасные, могущественные принцессы, решившие поддержать нового правителя, готового склониться перед ними. Но Селестия и Луна хотели лишь помочь стране, а потому несли свет разума и надежды в сердца кристальных пони. После тяжелых лет восстановления, Империя вновь встала на все четыре копыта, гордо неся свет по всей Эквестрии. Но уже тогда я чувствовал, что среди слабых подданных нет того, кто продолжил бы вести мое детище в будущее уверенными шагами. И тогда я решил изучать магию, надеясь продлить свое существование, пока не найду наследника. Я вижу вопрос в твоих глазах, но увы, любовницы не могли дать жизнь от меня. В последней отчаянной попытке обратился к принцессам, но аликорн Дня отказалась помогать, сказав, что нет магии, которая могла бы продлить мое существование. Однако младшая... повелительница Ночи и Снов решила учить меня своей странной и могущественной магии Ночи и луны, но все было тщетно - моих талантов не хватало на то, чтобы впитать ее знания и наставления. И, глядя на тебя, я понимаю, в чем дело.

Уже тогда, я... полюбил принцессу Ночи, словно глупый жеребец. Она была идеальной кобылой - умной, настойчивой, ее сила вызывала трепет у всех, кто дерзал встать на пути Луны. Но никого не впускала в свое сердце одинокая повелительница, и вскоре я бросил учебу, наткнувшись на нечто иное.

Тьма.

Мы знаем, что за большую цену эта сущность дарует большую награду... Если ты думаешь, что именно тогда начался тот период раскола, то ты ошибаешься. Темные чары отодвинули мою старость, изменив тело, но не затронув мой разум.
Затем пришли они. Вендиго, наследия страшного прошлого, они пришли с далекого севера, высасывая жизнь и тепло. Мы пытались бороться, о да, я лично водил кристальных пони, стараясь подавить их магией и положительными эмоциями. И знаешь, каков был результат? От моей Империи осталась лишь столица, до поры до времени удерживаемая защитой Кристального Сердца. Но когда духи холода подступили к городу... Сердце перестало работать! Более того, оно не подпускало меня - императора, но худо-бедно работало на эмоциях граждан.



В этот момент я понял, что наша единственная надежда - это принцессы Эквестрийские, к чьим границам эти твари боялись даже приближаться.

Я просил их, умолял о помощи, но обе принцессы были сильно заняты столь "опасными" грифонами, докучающими на юге страны. В вежливой манере меня выставили за дверь, оставляя моих подданных на растерзание тварям.

И тогда выход был найден. Тьма вновь услужливо подставляла плечо, но, в отличии от того же Сердца, защита всегда была не самым удачным пунктом этой магии, а потому, оно запросило цену: страдания и чувство угнетенности, которое подпитывало бы мага, служащего щитом для города. Побочным эффектом было безумие, поглощающее чародея. И я сам стал щитом, ведь кто, как не император должен первым положить себя на алтарь во благо Империи?..

***

 

Воцарившаяся тишина лишь усилила чувство недоверия, однако мне было непонятно, чего он хотел добиться этим рассказом, будь это ложь или правда.

- И я стал защитой от Вендиго, Старших Вендиго, осаждавших город. И с каждым днем, чем больше сил мне давали подданные, тем больше тьма поглощала меня, беря заслуженную плату. Когда духи пропали... Я не смог вернуться, и, навеки запертый в оболочке безумного короля, жаждал лишь освобождения. Потом вновь пришли ОНИ... Прекрасные и могущественные, ха, они некогда предали меня, но теперь пришли "восстановить справедливость". Я помню теперь. Помню их ярость, скрывающую стыд, их разрушительные чары, проламывающие мои щиты. И моя память навеки запомнит заклинание, которое я принял от Луны. Она знала, что во всем этом лишь их вина, и мое сердце дрогнуло, на миг сбросив оковы безумия: собрав все силы, разум породил чары забвения, достаточно сильные, чтобы слегка исправить память аликорнов. Увы, забвение стерло и весь город, отправив его в никуда на многие годы. Что было потом, ты знаешь сам...

Оглушенный исповедью Сомбры, я мог лишь бессильно сжимать кулаки, не понимая, как же можно было так небрежно отнестись к настолько очевидной угрозе? Не знаю почему, но я верил королю-тирану, наверно потому, что он не требовал свободы или мести, он просто рассказал историю, в которой не пытался очернить принцесс, наоборот, местами даже понимая их. Но от этого становилось только гаже на душе.

Пустая комната безмолвно внимала словам духа, неизменная, какой и останется на века, даже когда осколок этого некогда великого правителя канет в небытие, подчиняясь законам мироздания. Пока в моем разуме шла странная борьба между настороженностью и любопытством, темное облачко нарезало круги по периметру комнаты: наверняка Сомбра успел выучить наизусть каждый сантиметр своей гробницы, однако деятельной душе было неприемлемо бездействие, это было ясно и так.

- Почему она так с тобой поступили?

Помолчав какое-то время, Сомбра начал кружить вокруг меня, но в его движениях не было никакой угрозы, лишь вечная задумчивость темного короля пронзала комнату и разум любого, кто зашел бы сюда.

- Первым делом диархи думают о своем государстве, их нельзя винить в этом. А после чар забвения - винить их еще бессмысленней. Не пытайся открыть им правду. Бывший тиран успел произнести это раньше, чем я открыл рот. - Мои чары будут стирать истину, раз за разом, ведь не зря после них я обратился в тень и был изгнан в забвение вместе с Империей.

После этих слов, облачко в очередной раз превратилось в магическую проекцию головы единорога и продолжило бессмысленный полет по комнате. Он что-то бормотал, обращаясь, казалось, к самому себе.

- Они предали меня... Все отвернулись от своего Императора, и даже ОНА не обратила на нас свой взор. А теперь приходишь ты, немертвое создание, непривычное взгляду, и несешь на себе ее запах, ее след... И следы еще нескольких...

В какой-то момент я понял, что он обращается уже ко мне.

- Почему так, лич? Что заставило повелительницу Ночи одарить тебя своей благосклонностью, если по сути ты страшнее того, чем был я?

В его голосе не было гнева, лишь вечное недоумение, сковывающее разум и не позволяющее найти ответ. Его лицо приблизилось ко мне, внимательно изучая каждую деталь, будто это могло помочь узнать причину такой несправедливости.
- Ты стал чем-то иным по своей воле, исказив свою природу.

- Я сделал это ради своих подданных!

Глаза единорога полыхнули гневом, фиолетовое сияние усилилось, однако это почему-то лишь подстегнуло желание открыть ему правду, которую он скрывал от самого себя.

- Ты сотворил это лишь боясь смерти, прикрываясь подобной отговоркой, словно трус. Да, Империя нуждалась в правителе, но это не значило, что на смену тебе не нашелся бы никто, достаточно смелый, чтобы поднять знамя и повести за собой других пони.

- Кристальные пони не способны даже постоять за себя!

- И ты считаешь, что было бы лучше сменить одну проблему на другую? Встав с кресла, я в гневе отбросил его в сторону, крича в лицо королю-тирану. - Именно поэтому Луна не увидела твоих чувств, настоящий повелитель сперва думает о подданных, а лишь потом о себе! Знаешь, что стало с ней через какое-то время? Ее обида пробудила в себе демона, поглотившего разум кобылы и обратившего ее в Найтмер Мун! Подняв кровавое восстание, она пыталась свергнуть сестру и установить вечную ночь, за что была заточена на луну!

Зрачки духа испуганно расширились, он начал беспорядочно метаться по комнате, не останавливаясь на одном месте дольше, чем на пару секунд.

- Нет... Нет, нет, нет... Принцесса... Это... Это ложь!

- Ты знаешь, что я не лгу. Холод, с которым я парировал призрачного собеседника лишь подтвердил мои слова, однако внезапно проснувшееся чувство жалости побудило меня продолжить.

- Но, как ты помнишь, на мне ее след, а я явно не выгляжу, как путешественник по планетам. Через тысячу лет после заточения, она вырвалась на свободу и была очищена от скверны шестью пони, ты видел их в свой прошлый "визит". Именно та, что задействовала твою ловушку у Сердца вскоре стала аликорном и моей возлюбленной.

Можно было подумать, что из облака, в которое обратилось лицо Сомбры, выпустили воздух, так как оно опустилось на возвышение. Из его центра донесся странный вздох... облегчения?

- Она счастлива?

Понимая, что король спрашивает о Луне, киваю головой.

- По крайней мере она так говорит, а я сам готов пойти на все, что угодно, лишь бы сделать ее такой.

Испустив пару искр, сгусток тумана вдруг принял форму высокого серого единорога, чья шкура потемнела, едва он отошел от источника света в виде колдовского огня.

- Итак... Теперь становится до конца ясно, почему же я ощутил тебя даже сквозь защиту Кристального Сердца. Так же, как и то, почему ты ответил на мой Зов. Боюсь, в этой части мира лишь нас двоих можно считать по-настоящему темными магами, и, как видно, ты шагнул дальше меня, оставаясь собой... Достойный вышел бы приемник, но учить тебя банальным чарам - это впустую тратить твое и мое время...

Фигура единорога дергается, словно он хочет подпрыгнуть, но этому не позволяют манеры и самоуважение бывшего короля Кристальной Империи. Сомбра чересчур внимательно смотрит мне в глаза, после чего губы чародея раздвигаются в хищной улыбке.

- Да, из тебя выйдет толк... Я предлагаю сделку, лич.

В ответ лишь вопросительно приподнимаю бровь, ожидая продолжения предложения.

- Это будет обмен... Ты получаешь мой опыт, позволяющий взглянуть на темную магию с точки зрения опытного магистра, в обмен нужно лишь забрать меня отсюда!

Чуть не проглотив язык, от подобной наглости, я молча уставился на жеребца, подозревая, что тот слегка тронулся после всего, что с ним произошло, однако на мою попытку возразить единорог лишь замахал копытами, вновь говоря сам с собой, и, отчасти, со мной.

- Хотя... Наверняка остались и другие осколки души, и уж они точно заражены тьмой больше, чем могут вынести. Он освободил того пегаса, что некогда сунулся в гробницу еще до второго пробуждения... Да, да... Лич сможет мне помочь...

Словно вспомнив о моем присутствии, Сомбра нервно дергает головой.

- Теперь я точно уверен, времени почти не осталось... Послушай, я не успею научить тебя всем премудростям темной магии, но мне довелось услышать твой разговор с кузнецом... Не удивляйся, по городе разбросано много мелких кристаллов, чьи грани полны обычной магии. Мы использовали это для слежения за своими подданными, но сейчас это не важно. Мы, я могу помочь - без нужных материалов никто не перекует тебе клинок так, как это нужно тебе. Но для подобного тебе нужны останки мощного мага и у меня есть тут одни на примете...

Подозревая, что у него на уме то, что пришло мне в голову, я даже привстал с кресла, которое он вновь создал для меня, однако мне на руки вдруг упал алый рог. Не веря своим глазам, подношу вещь к лицу и сверяюсь с призрачным обликом единорога. Рог Сомбры.

- Разрушь мой рог и выпусти меня на свободу, а пыль из него пойдет на закалку клинка. Но поклянись...

Король в одно мгновение оказывается рядом со мной, черты его лица нервно дергаются.

- Поклянись, что ты будешь защищать принцессу Луну от одиночества, как оберегаешь ее сейчас. Клянись, бессмертный!

- Клянусь своей проклятой сущностью, что не оставлю ее, пока она не отошлет меня прочь, но и тогда я буду следить за ней. Достаточно, король-тиран?

Осколок некогда могущественного мага устало кивает, после чего обращается в облако, которое стремительно впитывается в рог.

"Запомни, ты обещал... А теперь уничтожь этот осколок и беги из этого места... Сюда что-то приближается, но судьба не даст вам вцепиться друг другу в глотку на этот раз. Выполняй... Наследник."

Едва голос стихает, как энергия покрывает руку, усилив живую ткань.

- Прощай, настоящий Король Сомбра.

Хруст.

***

 

Вышедшая из пещеры высокая фигура осматривается по сторонам и уверенно двигается куда-то на восток. Миг, и он переносится на какое-то расстояние, словно телепортируясь в ночи. Едва человек пропадает из поля зрения, как ближайший сугроб словно взрывается изнутри, обнажая под собой темно-синего единорога, чья короткая серая грива скрыта под теплой повязкой. Проследив за цепочкой следов, идущих от пещеры, жеребец нервно дергает щекой и закрывает глаза.

- Вы уверены, что он уничтожил его?.. Разумеется, Мастер, если вы не чувствуете осколок... Да, Мастер, я буду следовать плану. Рано или поздно, но мы уничтожим эту угрозу для Эквестрии. Он смог одурачить даже принцесс, но спасует перед разумом ученого. Да, Мастер, разумеется...

Словно выйдя из транса, пони находит в снегу седельную сумку и прикрепляет ее себе на спину, в очередной раз перепроверив шнурки, после чего бросает последний взгляд на восток.

- Я все равно вскрою тебя, Дэс, рано или поздно.

Губы Эркейн Хорна искривляются в злой усмешке перед тем, как чары телепортации переносят его к следующей цели...

Глава 4.2 Кузница Империи

... где куются сердца ее жителей.

 

Появившийся у барьера путник шатался от усталости и дрожал от холода, его лицо побледнело, а тело била дрожь. Казалось, он вот-вот готов упасть - как оказалось, его путь обратно не был сокращен странными переносами, вызванные силой Сомбры. Поиски пропавшего из замка человека продолжались до сих пор, но этого Дэс не знал - боясь замерзнуть от холода, человек не спал, а потому не мог передать весточку своим любимым, хотя и понимал, что его долгое отсутствие будет замечено. Не понятно было, почему пегасы Империи не смогли найти высокую фигуру человека в черном пальто.

Может быть из-за странной пелены, появляющейся над головой Гварда, отвлекающей внимание парня и пегасов друг от друга, но этого никто знать не мог...

***

Шаг, еще шаг... Когда Империя появилась передо мной, не было сил радоваться, просто равномерно передвигаешь ногами, временами поддерживая силы уставшего организма дозами магии. Перед глазами плывет - первый всплеск адреналина давно прошел, сейчас в голове лишь тупая усталость. До барьера десять шагов, но я истощен магически, поддерживая тепло и убирая чувство голода, а потому не уверен, что пройду их.

Девять. Это изматывает, весь проклятый снег, и ничего кроме снега.

Восемь. Эту зиму я проведу дома, и плевать...

Семь. Должен сделать еще пару шажочков, меня наверняка ищут.

Шесть. Глупо будет упасть в паре метров от барьера, за которым живительное тепло.

Пять. Так мало магии...

Четыре. Любимые...

Три. Зекора...

Два. Твайлайт...

Один. Луна...

Падая вперед, успеваю услышать свист воздуха и почувствовать тепло чьей-то шкурки. "Неужели кто-то летел так быстро, что успел подставить себя в качестве подушки? Вот глупый пегас."

Глаза с неохотой открываются, когда меня осторожно переворачивают на спину, срывая пальто, чтобы живительно тепло быстрее добралось до холодной кожи.

- Великая Любовь, как ты умудрился укрыться от патрулей, Дэс? Тебя ищут все принцессы и половина жителей Империи, а ты прокрался прямо под их носом!

Кэйденс нервно машет крыльями, оставаясь на земле, ее рог светится мягким светом, позволяя согревающим чарам делать свое дело - принцесса понимает, что делать все нужно предельно аккуратно, иначе магия лишь навредит.

- Эх, куда ты умудрился пропасть на все это время... Не отвечай, я вижу, как тебе плохо. Попытаюсь привести тебя в стабильное состояние, через пару минут тут будет патруль. Странно, что я тебя нашла - твои кобылки говорили, что ты движешься, но не знали, где точно находишься.

Пони провела мягким копытцем по лбу, не переставая поддерживать чары тепла, но вскоре она начала нервно стучать другой ногой по земле.

- Твоя магия... Ну где же патруль, я не владею темной магией, для этого нужна Луна, или Твайлайт, или Зекора, хоть кто-нибудь...

- Принцесса Кэйденс, вы нашли его!

Глаза с трудом открываются, успевая заметить трех земных пони и одного единорога, склонившихся надо мной. Мордочки кобылок выражают крайнюю степень удивления и сочувствия, когда они ловят мой взгляд.

- Вы уже согрели его? Давайте отнесем Капитана во Дворец на волокушах, а вы сможете сообщить его табуну радостную новость.

На этих словах мои глаза вновь закрылись и я потерял сознание.

***

 

- Ваше Величество, мы...

- Благодарю, можете оставить его тут, я позабочусь о нем до прибытия табуна Дэса из патрулей.

Тихий цокот копыт обрывается, когда дверь комнаты мягко закрывается за кобылками, а я чувствую, как некто ложится на кровать рядом со мной. Ее тело источает тепло, даже большее, чем обычно исходит от поняш, однако недостаточно опасное для моего замерзшего тела. Попытавшись что-то сказать, понимаю, как сильно тело устало, ведь с губ срывается лишь невнятный хрип, который Селестия тотчас прерывает, приподняв меня телекинезом и опустив на груду подушек. Что-то теплое касается губ и нос улавливает запах темного отвара, который принцесса вливает в меня с осторожностью матери, держащей дитя.

Волна энергии позволяет меня чувствовать себя чуть менее паршиво, однако этого не хватит на то, чтобы даже приподняться. Но глаза уже не желают закрываться в тот же момент, как я их открываю. Зрение фокусируется на белоснежной кобылке, лежащей рядом со мной и с беспокойством глядящей в мою сторону.

- Сколько...

- Больше недели с того инцидента с Шайнинг Армором. Странно, что у тебя хватило сил пройти весь этот путь, Дэс.

- Почему...

- ... я здесь? Ты напугал нас всех, после того, как пропал из Империи, а затем не появлялся во снах, в то время как твой табун чувствовал, что силы покидают тело их жеребца. И мы прибыли сюда так быстро, как только смогли. Кэйденс к тому времени уже организовала поиски, которыми руководила вместе со своим мужем.

- И все-таки, почему здесь ты, Тия, если весь мой табун и так сорвался с места. Кто сейчас в Кан...

Сильная волна сонливости заставила меня замолкнуть на полуслове, но мужественная борьба со сном хотя бы позволила мне не упасть в объятья Морфея.

- Спи, Дэс...

Вместо ответа Селестия укрыла меня крылом, и я прижался к ее теплому боку, чувствуя мягкую шерстку. Долгие ночи колдовской бессонницы были готовы требовать плату за такое небрежное отношению ко здоровью...

***

Открыть глаза очень сложно, веки словно налиты свинцом, но окружающее тепло напоминает о том, что я смог превзойти холодную равнину, полную равнодушного снега и злого ветра. Империя всегда была необычным местом, судя по книгам Твайлайт, и все зависело от силы положительных эмоций, питающих Кристальное Сердце. Однако сейчас все было достаточно хрупко, а потому за пределами барьера все так же простирался холодный пейзаж, через который пришлось идти, подпитывая себя чарами.

Воспоминания об этом переходе заставили меня дернуться и неосознанно застонать от боли в уставшем теле, но нужно было хотя бы приподняться - жутко хотелось пить, а тело словно было погребено под мешками с песком, не дающими пошевельнуть и пальцем.

- Воды... Просипел я, и, что странно, меня услышали: магический фон изменился и кружка с чем-то теплым коснулась губ. Жадно опустошив предложенную воду, нахожу в себе силы повернуть голову и встречаюсь взглядом с Селестией. Принцесса тепло улыбается и указывает лицом в другую сторону, слегка приподнимая меня телекинезом. Оказывается, я спал в уютном кольце, состоящего из кобылок моего табуна и второго диарха Эквестрии. Лежащая в ногах Твайлайт периодически дергала крыльями во сне, словно хотела куда-то лететь. Ее голова весьма удобно устроилась на кьютимарке Луны, в то время как сама принцесса Ночи держала мою левую руку передними ногами, находясь параллельно мне. Зеброчку я с удивлением обнаружил рядом со своей головой, где она образовала нечто вроде нимба своим телом, свернувшись вокруг подушки калачиком.

- Давно они тут? Мой голос звучит сипло и тихо, однако его можно услышать в абсолютной тишине покоев, прерываемой лишь тихим посапыванием кобылок.

- Лучше спроси, сколько времени ты сам проспал. Уже два дня прошло с тех пор, как тебя нашла Кэйденс.

- Два дня?!.. Вспомнив о спящих пони, быстро закрываю рот, хотя в этом и нет нужды - вряд ли меня можно было услышать, даже если бы вздумалось орать во весь голос.

- Тебя не было девять суток, и если вспомнить, в каком состоянии тебя нашла Кэйденс, то ты достаточно быстро идешь на поправку - идти столько дней без сна, еды и воды, думаю, тебе долго придется приходить в себя. Зачем ты вообще ушел? Ее голос строг, но это не может скрыть ее беспокойство, отдающееся приятным теплом в моей груди. Последний слова заставляют резко дернуться в сторону, но кобыла успокаивающе удерживает меня копытцами.

- Порошок... Там, в кармане... Это остатки рога Сомбры.

Глаза принцессы с изумлением распахиваются и она торопливо левитирует ко мне сферу темной магии, полностью заполненную бело-красным порошком. При виде остатков тела короля Империи возвращаются воспоминания, заставляющие вспомнить его слова. Впрочем, их можно было проверить, и очень просто. Внимательно посмотрев на Селестию, ловлю ее взгляд.

- Король Сомбра использовал темную магию, чтобы защитить своих подданных от Вендиго.

В ту же секунду странный туман на мгновение застилает мой взор, а когда пелена пропадает, успеваю заметить, как принцесса потирает висок копытцем.

- Ты что-то сказал, Дэс?

Ничего не остается, кроме как покачать головой в ответ.

- Давно ты тут, Тия?

По щекам принцессы проскальзывает румянец, когда она пытается отвести взгляд, но быстро сдается и слегка рассерженно смотрит мне в глаза. Сфера с порошком уплывает куда-то в сторону и рог пони перестает светиться.

- Два дня. Я помогала твоим кобылкам следить за тобой и слегка устала, потому и уснула здесь же... Чего ты смеешься?

Селестия раздраженно фыркает, пока тихий смех пробирает мои легкие, которые тотчас отзываются, заставляя меня согнуться в приступе острого кашля. По счастью, это было не переохлаждение, от которого меня спасли вовремя наложенные чары еще там, за барьером, но легче от этого не становилось: заклинание пропускало холод, но не допускало простуды или тотального обморожения, пока в маге было достаточно сил на его поддержание.

- Нет, ничего, Тия.

Кашель пропадает так же быстро, как и появляется, после чего я протягиваю руку и аликорн наклоняется вперед, позволив мне уткнуться в ее волшебную гриву.

- Я боялся не дойти.

- Мы все тоже этого боялись. Ее шепот вызывает улыбку и желание прижать принцессу к себе, что я и делаю, чувствуя кожей тела нежную шерстку.

- И еще ты смешно сердишься.

- Ну тебя.. Спи, "Королевский Ночной Гвард, покоритель тундры". Кобылка тихо фыркает и чары сна обрушиваются на меня, утягивая в мир без сновидений...

***

 

Пробуждение на следующий день сопровождалось радостными восклицаниями и осторожными обнимашками, однако Селестии в комнате не было. Мне было подумалось, что видел я всего лишь сон, однако посыльный пегас известил Луну о том, что принцесса отправилась обратно в Эквестрию по "делу королевской важности". Нам оставалось лишь пожать плечами и вернуться ко становлению меня на ноги, что было не такой уж и простой задачей - постельный режим и отвары возвращали мне силы, как и кошмары, на которых мы с Луной устраивали еженощные набеги, но все это было недостаточно быстрым способом. Правда, ничего другого нам не оставалось, потому я старательно проходил через все процедуры, взбунтовавшись лишь против постельного режима - если я не болел в прямом смысле этого слова, то какой смысл ограничивать свободу передвижения, и, через пару дней, принцессы пришли к выводу, что тело восстановилось. А это значило, что я, наконец, мог вновь исследовать город вместе со своими любимыми, наотрез отказавшихся ехать домой. Флаттершай и Эпплджек хотели остаться в Империи, но дела дома вынудили поняш отбыть в Понивилль после того, как обе удостоверились в том, что со мной ничего не случится.

Увы, первая же попытка выйти на прогулку обернулась неудачей - посыльный кристальный пони затормозил буквально в паре сантиметров передо мной и, извинившись перед кобылками, передал мне конверт со странной печатью в виде кристалла и наковальни.

- "Уважаемый Капитан, я вынужден сообщить, что работы по улучшению вашего клинка ведутся не так удачно, как хотелось бы. К сожалению, нельзя передавать подобную информацию через курьера, и потому я хотел бы встретиться с вами в моей кузне. Мастер-кузнец Кристалл Хаммер." Ну, хоть имя его узнаю, а то развели секретности...

Скатав письмо в трубочку, с сожалением повернулся к кобылкам.

- Накрылась наша прогулка.

Удивленно дернув ушками, Зекора поинтересовалась причинами подобного вывода, на что пришлось выразительно помахать пергаментом.

- Пфф, просто посмотрим кристальные кузни. Луна легкомысленно махнула крыльями, чуть не задев ими проходящего мимо жеребенка.

- Но, что если вас туда не пустят. Хм, ладно, понял.

На меня скептически смотрели три кобылки, две из которых были принцессами целого королевства. Последней каплей стал зажегшийся в Твайли интерес, когда она поняла, что никогда не была в кузницах кристальных пони и ничего не знает об этом. А это значило, что пытаться отвертеться теперь было бессмысленно и вредно для здоровья.

Сам путь до уже знакомого здания занял не так уж много времени, и вскоре мы вчетвером стояли перед "бункером". Двери медленно отворились, впуская нас внутрь, после чего также неторопливо захлопнулись за нашими спинами, однако в коридоре никого не было. Вместо этого под ногами зажглись кристаллы, которыми, как оказалось, был выложен даже пол, однако в первый визит они были черного цвета, успешно маскируясь под обычный камень. Теперь же некоторые из них зажглись, образуя дорожку, ведущую вглубь здания.

- Оригинально.

Синхронная оценка тихим эхом прошлась по коридору и бессильно затихла за ближайшим углом, уже после того, как наш табун двинулся вперед. И вновь все тот же спуск вниз, множество дверей, изолированных чарами звуконепроницаемости, как сходу определила Твайлайт.

Наконец, мы остановились перед очередным куском кристалла, вытесанного под дверь, который мягко открылся, стоило Луне коснуться ручки. Едва мы переступили порог, как на нас обрушились звуки молота, опускающегося на нечто ярко светящееся на наковальне. Сосредоточенно хмурящийся на заготовку единорог тотчас обернулся в нашу сторону и набросил чары тишины на свою работу, отсекая наши ухи от высоких тональностей, с которым орудие кузнеца опускалось на металл. Впрочем, стоило приглядеться, как можно было заметить очень уж запоминающуюся форму...

- Это что - мой клинок?

Жеребец устало кивнул и поклонился кобылкам, не переставая бить по тому, что некогда было фламбергом.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал