Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. Иные пути 2 страница




- Дискорд...

- Лишь персонификация Хаоса. Мощная, почти всесильная, но - конечная. Предел есть даже у Хаоса. Это не его лап дело - слишком упорядоченно и подготовлено для него. И, с его силой, он не нуждается в чарах, таких, какими вы привыкли их видеть, а мы оба с тобой видели, что твой "побег" от меня был результатом магии.

На какое-то время воцарилась тишина, прерываемая лишь тогда, когда Смерть задумчиво тарабанил какой-то такт на поверхности стола. В какой-то момент мелодия показалась мне знакомой, в голове сразу всплыла картина играющей Лиры, но ее фигура была словно отгорожена от слушателей пурпурным барьером, истощавшим незримый яд. Встряхнув головой, смотрю на своего собеседники, но в ответ, разумеется, тишина. Жнец лишь молча покачал головой, после чего достал из воздуха серый бокал с моим символом и поставил передо мной. Спустя мгновение он наполнилась водой, источавшей неяркий желтый свет.

- Пей, это эйнус, любимый напиток нежити.

Осторожно взяв в руки предложенный бокал, я сделал маленький глоток и с удивлением почувствовал теплую волну чего-то приятного, прокатившуюся по телу. Казалось, чувство проходит даже сквозь чары сокрытия смерти, и, что еще более странно - этот вкус нравился именно личу, к тому же намного больше, чем живому!

От неожиданности я резко выдохнул и чуть не выронил эйнус.

- В первый раз вкус напитка всегда становится неожиданностью для того, кто его пьет.

Его же стакан в данный момент был наполнен простой водой, будто жидкость в нем менялась после каждого глотка - в течении всего разговора я замечал краем глаза, что цвет содержимого менялся как минимум раз пять.

- Зачем я тебе?

- Какое высокое самомнение. Холодно произнес Смерть, соединив пальцы рук и опустив на них подбородок. - Если ты считаешь, что это я искал встречи с тобой, то ты глубоко заблуждаешься. Это ты нашел лазейку для общения. Все не-мертвые, сохранившие рассудок, могут это сделать. Увы, мало кто до этого доходит.

- Могу ли я исцелиться? Стать таким, каким я был?

Помолчав какое-то время, мой собеседник заинтересованно приподнял бровь и откинулся назад.

- А что же не так? Сейчас практически живой человек, со всеми плюсами и минусами. Ну, за исключением того, что потихоньку теряешь энергию. Хм, ну, еще и бесплодие. Ты ведь не думаешь, что даже если они и смогут превратить тебя в пони, то твои возлюбленные смогут зачать жеребят?

В принципе, подобные мысли приходили ко мне в голову, но теперь в словах Смерти я углядел некую зацепку.

- То есть, стать живым все-таки можно?

Смерть скептически посмотрел на меня, наклонив голову набок.

- Да. Но задай себе вопрос - хочешь ли ты этого? И, что еще более важно - хотят ли этого они?



Это был удар ниже пояса, и он, разумеется, знал это. Если я вновь стану смертным, то мои дни рано или поздно, но закончатся. И кобылки с этим не смогут смириться, особенно теперь, когда аликорны знают, что я могу прожить вечность, как и они сами.

- Но... Но ведь наверняка есть и другие способы стать бессмертным!

Слова произносились, но мы оба знали, что они пусты и бессмысленны: может есть и другие пути, но кто гарантирует, что они сработают на мне? Когда Смерть заговорил, я невольно вздрогнул от неожиданности.

- Тебе необходимо собрать осколки души, которую я разорвал под действием чар. Их всего два - светлый и темный кусочек твоего "я". Если собрать их вместе и соединить в твоем теле с остатками того, что находится там сейчас - ты вновь станешь смертным. Светлый осколок хранится в мире, где властвует Тьма. Темный находится ближе, чем ты думаешь...

На этой странной ноте Смерть оборвал свою реплику и внимательно посмотрел мне в глаза.

- Пора возвращаться. В ту же секунду неведомая сила аккуратно "изъяла" меня из комнаты и бросила в немую тьму сна.

"Слишком уж много я сплю!" - последнее, что приходит мне в голову.

 

Глава 3.3 Совсем не триумфальное возвращение

 

Поджав... а хвоста то нет!

 

Мягкая трава прекрасно сыграла роль ложа, но все-таки до кровати ей далековато. Глаза открываются с видимой неохотой, но осознание того, где я нахожусь, словно кнутом подстегивает тело, вынуждая принять сидячее положение. Лежащий рядом Вайт Рэм все еще спит, в то время как наши маги, включая Фаерфлая, настороженно следят за лесом. Больше на поляне никого нет. Негромко кашлянув, привлекаю внимание Мистхил, в ее глазах появляется облегчение и единорожка подходит ближе, оставив свой пост.



- Слава Селестии, вы пришли в себя, Капитан.

- Да слава, слава, ты лучше скажи, где все остальные? Невольно потирая нос, останавливая сильное желание чихнуть. По непонятной причине атмосфера на поляне больше напоминает затишье перед бурей, и громкий чих здесь был бы явно неуместен.

- После того, как вы исцелили Рэма, тела мантикор начали быстро истлевать и это привлекло внимание каких-то странных растений. Они выглядели словно большие моллюски на корненожках. И это... эти... растения начали поедать трупы.

Тут она стала еще бледнее, чем обычно, хотя мне казалось, что с ее белой, под стать Селестии, шкурой это просто невозможно. Пару раз глубоко вдохнув, поняша взяла себя в копыта.

- Они не оставили ничего, после этого вновь скрылись в лесу, хотя одно попыталось подойти к вам, но было быстро спугнуто Старом. Мой брат решил, что в подобной ситуации нам нужно прорываться в сторону червоточины и потому отправил фестралов на разведку. Пегас и грифина спрятались неподалеку, на деревьях - они следят, чтобы никто не подобрался к нам с воздуха.

Закончив доклад, единорожка обеспокоенно оглянулась на стену леса, копытца поняши нервно копнули землю. Было понятно, что сложившиеся обстоятельства весьма беспокоили стражницу, но все-таки держалась кобылка относительно спокойно для медика, чье призвание было исцелять и ухаживать за ранеными. Мне ничего другого не оставалось, кроме как взъерошить ей гриву с ободряющей улыбкой и осторожно встать. Слышавшие доклад Мистхил жеребцы быстро обернулись в мою сторону, синхронно кивнули и вновь уставились на деревья, ожидая возможного нападения.

Едва я открыл рот, чтобы отдать приказ, как мне на голову что-то свалилось, опрокидывая на спину и пресекая любую попытку вдохнуть.

- П-простите, Капитан... Фестралка, а это была она, тяжело дышала и с трудом сползла с меня, перекатившись на спину. - Летела... летела так быстро, как могла...

Наконец, кислород соблаговолил наполнить мои легкие и я смог осознать, что это вообще было. Появившийся в воздухе Стар тяжело взмахивал крыльями, последние метры практически допланировав на воздушном потоке и бессильно рухнув вниз. Появившийся из кроны ближайшего дерева пегас успел подхватить товарища и благополучно приземлиться.

Вынув из перевязи Клауд флакон с питьем фестралов, я напоил им кобылку, пока Стоун делал то же самое со Старом.

- Спасибо... Ночная хищница благодарно улыбнулась и попыталась встать на ноги, однако моя рука не позволила ей это сделать.

- Докладывай, что там, Клауд?

- Летучие мыши... Капитан, здоровенные летучие мыши. Если мои глаза меня не обманывают - а в полумраке они не лгут - эта твари с полметра ростом! Они... уф... Они кружили над тем местом, где мы высадились. И, эх, судя по всему, они явно не питаются фруктами или бабочками. Мы постарались убраться оттуда так быстро, как могли, но я не уверена, что они нас не заметили. Все-таки, подобные зверюшки отличаются от тех, что живут рядом с нашим селением. Нам... фух... нам придется прорываться, Капитан...

Молча наклонив сосуд с питьем, продолжаю поить фестралку, которая жадно присосалась к флакону, стремясь как можно быстрее опустошить его.

"Летучие мыши, мда? Нам явно стоит подготовиться получше, если мы решим еще раз появиться в этом проклятом мире."

Бесполезный контейнер отправляется в седельную сумку фестралки, а сама она перекатывается на живот, все еще приходя в себя.

- Стража, слушай мою команду! Прорываемся ко вратам в Эквестрию, никто не должен отставать ни на шаг! Мистхил, Фаерфлай - на вас щиты, Мистспиер, мы с тобой прикроем отряд сверху. Никто не поднимается в воздух, наши противники - летучие мыши переростки, надеюсь, это последнее, что подарит нам Лес! Выдвигаемся, как только фестралы придут в себя, сейчас - проверьте сумки и особенно мешочек с душами Леса.

Последние слова я уже говорил единорогу, выразительно указав на его сумку. Едва Найт Стар более-менее оправился после отвара своего народа, я отдал приказ и Ночная Стража двинулась в сторону врат.

Все достаточно хорошо поддерживали заданный фестралами темп, постепенно наращивая скорость, и вскоре я понял, что теперь лишь мое присутствие не давало им броситься вперед еще быстрей. Впрочем, на таких дистанциях мне ничего не светило, потому я разумно берег силы. Через какое-то время воздух прорезал звук хлопающих крыльев. Едва я поднял голову, как в лицо спикировала какая-то тварь, отдаленно напоминающая летучих мышей, однако с более зубастой пастью. Полет создания прервался на середине, когда оно смачно впечаталось в выставленный медиком щит и сейчас медленно сползало на землю. Казалось, атака одного существа стала неким сигналом для всей стаи и вскоре большое количество этих тварей заполонило воздух, бессильно кидаясь на колдовские барьеры. Мыши так плотно облепили кокон, что весь отряд был вынужден остановиться. Подождав, когда за их мордами уже не было видно ничего, вырываю косу из перевязи на спине и втыкаю ее в землю, разрывая контакт.

- Давай, Мистспиер!

Жеребец поспешно кивает и начинает плести какое-то сильное заклинание. Я же эффектно хлопаю в ладони, позволяя тьме на пару мгновений скрыть меня из глаз подчиненных.

- И спустилась тьма на мир грешный, и взвыли те, кто коснулся плаща Идущего пред Богом. И таким словами начну я Откровение о конце мира сего!

(не забываем, что человеческий мир Дэса отличается от нашего, а потому и религиозная литература там совершенно другая - прим. автора)

Из окружающей меня черной пелены раздалось низкое гудение, перерастающее в грохот колокола. Стоящий вокруг меня стражники быстро заткнули уши копытами или лапами, но вскоре звон пропал, а вместе с ним и все звуки. Больше всего подобной глухоте напугались летучие мыши, чья эхолокация сыграла с ними злую шутку.

"И ходили они вокруг стен города в молчании семь дней и ночей, и на восьмой день по приказу Бога их крик разрушил стены, и множество защитников пало от чуда сего."

Подобные мысли я додумывал про себя, боясь нарушить концентрацию и сбить чары. Данное заклинание основывалось на магии звуков, что иногда использовала Твайлайт, например для того, чтобы заставить воздух издавать нежные мелодии, когда он проходит через камыш. Думаю, мои подруги-музыкантши могли бы оценить подобные чары, когда громкий голос настраивал слух жертв на одну волну, после чего "отключал" звуки для усиления эффекта следующего действия. Предварительно обезопасив своих подчиненных, я посмотрел на летучих мышей, все еще висящих на барьере. И хлопнул в ладони.

Брызнувшая из ушей кровь стала самым ярким доказательством того, что чары сработали - звук в их черепных коробках был настолько громкий, что их перепонки просто не выдержали. Сами прекрасное было то, что никого из своих они не задели.

Уже знакомое чувство сочащейся крови и привкус железа заставил меня торопливо зажать нос и смотреть за тем, как Мистспиер все-таки активирует заклинание и дождь из маленьких серых копий рушится с неба, пронзая тела тварей.

"Что у него все так завязано на копьях? Ха, это говорит маг, который для активации чар вспомнил религию. Агностик хренов."

Торопливо машу рукой и мы срываемся с места, все еще укрытые щитами волшебников, в той же неестественной тишине после моей магии. Кажется, что мы бежим во сне, под градом снарядов и корчащихся в агонии тел хищников. Шаг, другой, еще один... Барьер рушится, единорог больше не держит свое чародейство, я наугад отмахиваюсь от ближайшей твари посохом, который успел схватить после завершения плетения заклинания. Еще немного: полянка буквально на расстоянии вытянутой руки, но с неба опускаются новые твари. Одна вцепляется в наспинную броню Вайт Рэма, который вроде как успевает отмахнуться и рвануть вперед. "Ну да, ему еще нужен отдых."

Я первый оказываюсь у врат, кидаю в них посох, умудряюсь схватить фестралку и швырнуть во врата, успев лишь взмолиться о том, чтобы там уже не было никаких тварей. По скрюченным пальцам пробегают искры темной энергии и простенький щит едва-едва отгораживает Ниру, бегущую последней, от погони. К несчастью, темные защитные чары возводятся намного медленней, чем обычные заклинания, а потому каждый удар отдавался болью, с которой магия вытягивалась из тела, чтобы уйти на подпитку барьера - магия безжалостна, как и правила, которые стоят за ней.

"Еще чуть-чуть..."

Волна темной энергии откидывает мышей назад и бессильно затухает, но в этот момент на поляне не осталось уже ни одного стража.

Когда круговерть останавливается, я делаю шаг вперед и падаю на колени перед Луной. На ее лице читается облегчение, когда она обнимает меня и прижимается своим теплым телом.

- Ты вернулся... Мы с сестрой ждали вас.

С трудом поднимаю взгляд и замечаю принцессу Селестию, исцеляющую мелкие раны Ночной Стражи. Поймав мой взгляд, аликорн тепло улыбается и кивает мне. Найдя силы кивнуть в ответ, устало утыкаюсь носом в шерстку принцессы Ночи.

Мы выбрались. На сегодня охота закончена.

 

Глава 3.4 Земля кристаллов и холода

 

Когда магия пасует, ты всегда можешь положиться на силу

 

- Нашла что-нибудь, Зекора?

Зеброчка отрицательно покачала головой и потянулась за другой книгой.

- Дэс, я уже говорила тебе - никто не знает толком, откуда взялись эти врата и почему они соединяют миры. Даже Древние.

Луна раздраженно захлопнула фолиант.

После того, как нас доставили в Кантерлот, и Ночная Стража отправилась зализывать раны, я направился в тайную библиотеку в сопровождении своих любимых, чтобы найти хоть что-то о Вечнодиком Лесе. Настоящем Лесе, что простирался на многие мили за вратами в Эквестрийском Лесу. И с каждой книгой меня не покидало ощущение, что Луна права, а я ищу нечто другое.

- Ладно, сдаюсь... Устало протерев глаза, все равно тянусь за очередным источником знаний. - Что-нибудь интересное есть? Может, полезные заклинания?

Лавандовая аликорночка все это время читала какую-то книгу о теории магии, и потому была вне зоны доступа, принцесса Ночи лениво перелистывала страницы книги без обложки, в то время как Зекора внимательно просматривала том по некромантии. Осознав, что за книга находится перед колдуньей, я лишь устало покачал головой: рассказав о том, что во мне просыпаются таланты к подобной магии, мне пришлось невольно открыть ящик Пандоры. И больше всех заинтересовалась именно зеброчка, ведь ее народ довольно обширно практиковал это ремесло, да и сейчас можно найти тех, кто вечно ищет ответы в мире умерших.

- Нашла. Мордочка полосатой кобылки была полна сосредоточенности, пока она вчитывалась в сероватые страницы фолианта. - "... и вершиной познания Смерти станет лишь тот, кто уйдет за грань. Тех, кто не смог пройти обряд, ждет лишь забвение, иные же явят себя как личи. За всю историю некромантии два десятка ар-тари..." - некроманты. Перевела Зекора, вернувшись к чтению. - "... два десятка ар-тари шагнули за грань, но лишь девятеро не покончили с собой, когда народ отвернулся от них. И звали их..." Так, это не то... А, вот: "и дана им иная сила, едва души их прошли сквозь мрак Серых Пустошей, бойтесь встать на пути у одного из королей мертвых, ибо многие чары не действуют на личей. Иллюзией его не удивишь - слишком многое истерзанная душа повидала в туманном мире призраков, льдом не скуешь - их оболочки всегда полны тьмы и хлада. Сила его от Смерти, и не вам, глупцы, поражать его слабостью, а ваша сила если и возрастет, то и его увеличится на столько же. Вы можете скрестить с ним клинки, ибо тело их материально, но так не убить уже мертвого. И не пытайтесь создать схожую по силе копию чарами - каждому из подобных им не было и нет. И единственная слабость их - сосуд, где держится душа некроманта. И называется он..."

- Филактерия. Прервал я зеброчку, чувствуя, как по телу бегут мурашки. Ведь если это правда, и личам правда нужен сосуд для души... Медленно обернувшись, встречаюсь взглядом с любимыми.

- Где же моя филактерия?.. Что, если ее кто-то уничтожит?

Прошедшая по телу волна странного ощущения заставила схватить себя руками за плечи. Филактерия связана со мной, более того, она была в порядке, теперь я знал это. И она находилась в этой комнате, с нами.

- Она... Она тут. Быстро, что могло послужить филактерией, что сейчас есть с нами?

Недоуменно переглянувшись, пони одновременно коснулись обручей табуна, но это было не то. А так как я единственный был одет, то просто начал выворачивать карманы. Монеты с вычеканенными изображениями поняш, трубка, сбор трав, знак Гварда, мой обруч... Все это было не то.

- Проклятье, да что может быть филактерией?

С раздражением бью кулаком по столу, но когда в голову приходит безумная мысль, меня пробивает истеричный смех. Обеспокоенно смотрящие на меня любимые лишь подливают масло в огонь, едва мой неосознанный зов к филактерии находит ответ.

- Я и есть филактерия. Наконец выдавливаю из себя, когда смех отпускает свои тиски, а разум по-настоящему свыкается с этой мыслью. То есть неведомая сила создала тело, абсолютно точно копирующее мое собственное, после чего указало на него в качестве сосуда для души.

- Ты уверен? Казалось, еще немного, и челюсти поняш будут подметать пол библиотеки, но что-то в моих глазах убеждает их, что никто не сошел с ума.

- Более чем, любимые. Проклятье, я должен посмотреть в глаза тому, кто это сделал. Он, конечно, избавил меня от необходимости охранять филактерию, но если уничтожат тело...

- Убьют и тебя, Дэс. Подтвердила Зекора, закрыв фолиант. - Но... По крайней мере мы точно знаем, что с тобой все будет в порядке и никто не убьет тебя, расколов сосуд.

- Или скинув его в вулкан.

Улыбнувшись на недоуменный взгляд Луны и Твайлайт, лишь пожимаю плечами, после чего рассовываю вещи обратно по карманам.

- Ладно, этот вопрос решили. Что делать с Лесом?

- А что с ним делать? Поинтересовалась темно-синяя кобылка, с интересом рассматривая свои передние копыта. - Ты ведь не думаешь пытаться сжечь его? Поверь, это бесполезно, ты можешь повредить часть массива, но это пагубно скажется на экологии и не остановит волков. А за вратами лес настолько велик, что там и поджог то будет курам на смех...

- К тому же, я абсолютно бесполезен там...

Мрачно буркнув подобную фразу, устало сажусь в кресло и откидываюсь на спинку стула. Глаза предательски закрываются, однако волна темной магии вновь пробуждает разум и заставляет виновато посмотреть на аликорночек. Их рога светятся остаточной магией, а их взгляд выражает сочувствие - основательно потратившись в Лесу, я все еще требовал "подзарядки", но это должно было вскоре исчезнуть.

- Пока я вновь не наберу силы, мне придется полагаться на оружие. Которое почти не активно там! Нет, тень там есть, но в таком густом лесу есть открытые поляны, где может подстерегать опасность в виде волков или хищных растений! И что мне делать, тратить магию или отсиживаться за спинами подчиненных?

Воцарившаяся тишина прерывалась лишь шелестом, с которым Твайлайт переворачивала страницы книги. Казалось, она делала это на автомате, в то время как на ее мордочке была отображена серьезная работа мысли. Но на этот раз идею подала Зекора.

- Меч, что ты заказал...

- Слишком тяжел для подобного, и сделан под одну руку. Может во рту его и удобно держать, но он и пони шею потянет.

- Нет, перековать! Внезапно встряла Луна, перестав чертить какие-то загогулины на исчерканном свитке. - Что если облегчить его?

Ответом на такие слова стал мой скептический взгляд: оружие можно утяжелить, но вот облегчить - это вряд ли. И дело не в том, что я не верил в магию, но ведь обсидиан, из которого и был сделан меч, не поддавался никаким чарам. Вулканическое стекло было усилено еще на стадии готовки материалов, если я правильно помнил лекцию Твайли. А потому любая попытка наложить на него дополнительное заклинание будет обречена на провал. Но выражение лица Луны было настолько хитрым, что можно было легко понять - аликорночка нашла вариант, как обойти подобную преграду.

- Да, облегчить. Знаешь, кристальные пони называются так не только за красивую шкурку. Они очень хорошо работают с драгоценными камнями, больше всего легендарных кузнецов выходило именно из этого народа. И у нас тут как раз одна Империя появилась... Последнюю реплику она произнесла ехидным голосом, ткнув копытцем в сторону Твайли. - И я точно знаю, что мы можем попросить одну принцессу повлиять на другую принцессу, дабы та оказала тебе максимальную поддержку. Что думаешь?

- Думаю, что в моем положении выбирать не приходиться.

Потянувшись в кресле, я встал на ноги и с наслаждением щелкнул суставами. Меня ждала поездка в Кристальную Империю, думаю, принцесса Кэйденс будет рада видеть меня, в отличии от ее мужа. "Благая Тьма, как же я рад, то Твайлайт не переняла характер ее братца, иначе, боюсь, мы бы точно не сошлись." Уже идя в сторону выхода, рассеянно провожу рукой по обручу табуна и задаюсь вопросом, стоит ли оставить его в Кантерлоте, дабы не бесить Шайнинг Армора, но затем лишь решительно убираю руку от украшения - этот надутый индюк может лопнуть от негодования, но прятать символ моей любви я точно не намерен!

***

К моему сожалению, никто из любимых не мог поехать со мной: Луна была по уши погребена в государственных делах, требующих внимания диарха, Зекора работала над новыми отварами, временами создавая некоторые неудобства тем, кто находился недалеко от места экспериментов, а потому она вернулась в Вечнодикий Лес. Твайлайт отговорилась тем, что у нее еще много книг, которые необходимо изучить, а так же она взялась за бухгалтерию и сбор теоретических материалов для Ночной Стражи. В принципе, она бы согласилась на что угодно, лишь бы не присутствовать при встрече своего жеребца и родного брата, и скорее приняла бы участие в чаепитии с Дискордом, чем отправилась в Кристальную Империю.

Однако, к моему удивлению и радости, кое-кто все-таки собирался в страну кристальных пони.

Лениво вытянувшись на нижней полке в купе и прикрыв глаза, в пол-уха слушал разговор Флаттершай и Эпплджек.

Наша фермерша прослышала о том, что в Кристальной Империи нашелся какой-то пони, создающий новые виды сидра из обычных яблок. Разумеется, как только выдался свободный день, та собрала вещи и направилась к Твайлайт, чтобы подруга помогла выйти на след неизвестного "сидродела".

Пегаска отправилась с нами лишь для получения нового опыта общения с кристальными животными, оставив своих питомцев на попечении Дискорда и взяв с него обещание тщательно следить за состоянием их здоровья. "Интересно, какую же клятву надо потребовать у персонификации Хаоса, чтобы он воздержался от своих шуточек..."

Впрочем, я был рад тому, что не еду туда один - вряд ли жители другой империи так уж спокойно воспримут мое появление, даже если и появлюсь там с разрешения принцессы, а если я буду вместе с обычными кобылками, это наверняка поможет понизить градус настороженности. Однако сейчас я потихоньку засыпал, убаюканный мерным постукиванием колес.

-... так что сейчас с Вайноной все в порядке, благодаря твоим лекарствам, сахарок.

Можно было не открывать глаза, чтобы представить себе, как скромная пегаска в смущении прячет лицо за длинной челкой.

- Эм... Ничего особенного, Эпплджек, я всегда рада помочь всем животным. Почти все мои друзья завели питомцев, это так мило! Интересно...

Тут пегаска на какое-то время замолчала и в вагоне было слышно лишь перестук колес. Я уже было провалился в сон, когда наша "укротительница" вновь заговорила, но уже тише.

- Интересно, а у Дэса есть питомец?

- Хм.. Не думаю. То есть, он отлично сдружился с Алоувишесом Твайлайт, да с Вайноной иногда играет, но никогда не видела, чтобы в библиотеке появилось новое животное. Хотя, хех, я не так что там и бывает. Елки...

Судя по голосу, поняша была весьма удивлена к концу разговора.

- В чем дело, Эпплджек?

- Я... Я... Я не могу сказать ни одного своего обычного словечка. То есть, он не сыплются из меня, как горох из стручка, но... Хм, вот только это и вспомнила.

Негромкий смех пегаски приятным колокольчиком наполнил воздух, едва не заставив меня улыбнуться и таким образом разрушить образ спящего человека.

- Знаешь, я, кажется, слышала что-то такое от Твайлайт. Она как-то сказала, что рядом с Дэсом даже у Зекоры проблемы с рифмами. Знаешь, а ведь и правда, с момента как они... ну, вместе, она почти перестала говорить рифмами, если он рядом. Надеюсь, он точно спит? А то неудобно обсуждать его вот так...

- Спит, спит, сахарок. Интересно, что ему снится?

- Дом? Осторожно поинтересовалась пегаска. Судя по звукам, она осторожно слетела с верхней полки и приземлилась на пол.

- Сахарок, а где его дом? Голос Эпплджек был очень серьезен, и это была не та обычная серьезность, с которой она говорила о делах на ферме или что-то вроде того. Казалось, сейчас говорила кобылка, умудренная опытом, столь непривычная для меня. - Ты ведь была ТАМ, и все видела.

- Его дом здесь, с Твайлайт, принцессой Луной и Зекорой. В интонациях Флаттершай послышался металл, словно она использовала Взгляд на собеседнице. - Он... Он заслуживает дом, что бы мы ни видели... И наши друзья дали ему то, что нужно всем нам. Любовь, Эпплджек. Помнишь, как изменилась Твайлайт? После того, как они стали одним табуном, она стала еще добрей, она словно... Словно расцветала каждый раз, как Дэс оказывался рядом. Интересно, что же они чувствуют, когда этот человек рядом?

Фыркнувшая в более привычной манере фермерша с хрустом надкусила яблоко, чуть не заставив меня подпрыгнуть от неожиданности. Мне было неудобно, что я подслушиваю, особенно когда речь идет обо мне. "Ну, по крайней мере, в отличии от того случая в библиотеке, ты слышишь весь разговор, мда, Дэс?"

- Это не ко мне, сахарок, я то не была в табуне или паре, как это чаще всего бывает у Эпплов. Думаю, ты тоже, м?

- О, нет, конечно. В ее голосе была слышна как улыбка, так и скрытая печаль. - Твайлайт говорит, что чувствует себя... защищенной, вне зависимости от того, рядом он или нет. И она очень сблизилась с принцессой Луной. Ну, знаешь, начала лучше ее понимать, как и Зекору. Интересно, как же Дэс объединяет таких непохожих кобыл?

- Ну так разбуди и спроси, Флаттершай. Что мне нравится, он не лжет своим друзьям, если это касается их. А вот не договаривать любит.

Спрыгнув со своего места, она подошла ко мне и осторожно потрясла за плечо.

- Слушай, сахарок, тут наша подруга хочет у тебя кое-что спросить...

Приоткрыв глаза, я успеваю заметить, как пегаска в шоке смотрит на земную пони, пытаясь совладать со своей челюстью и явно не замечая, что фермерша откровенно веселится от этой ситуации.

- Эпплджек!!!

 

***

Когда поезд начал подъезжать к нашей остановке, я поспешно надел пальто и проверил карманы на предмет билетов и купона на свой багаж. Вздрогнув в последний раз, наш вагон остановился прямо напротив перрона. Как это ни странно, мы были не единственными пассажирами, кто вышел на этой остановке. Но, в отличии от нас, семья единорогов быстро скрылась из виду, стремясь как можно быстрее попасть Империю, пока наша компания забирала багаж. Едва шипения и лязг за спиной известили об отбытии поезда, мне ничего не оставалось, кроме как двинуться в сторону столицы.

Вот здесь погода была похожа на зиму Российской Империи, однако этот эффект достигался скорее из-за сильного ветра, чем общей температурой воздуха, потому пони лишь повязали шеи шарфами, в то время как был вынужден прикрыть глаза очками, купленными еще на вокзале для этой поездки. Как то не хотелось потом пару дней ходить с красными глазами. Узнав о предстоящем визите к Кэйденс, Рэрити со своим обычным энтузиазмом взялась на работу, как всегда не обращая внимания на мои попытки напомнить ей о наличии зимней одежды. Результатом этого стало черное, в пол, пальто с цветами кобылок табуна в виде небольших полос на рукавах и моей меткой на спине. Так как Меткоискатели еще не знали о том, что я вроде как уже обзавелся "кьютимаркой", показывать эту одежду жеребятам мы с Рэрити посчитали слишком уж опасным, а потому я с ужасом ожидаю зиму и надеюсь лишь на то, что успею заказать ей что-то более нейтральное до начала холодов.

- Тебе помочь? ЭйДжей указала на несколько свертков, являющихся моим багажом и на данный момент взваленных на мою спину, отчего меня слегка заворачивало в сторону под порывами ветра. На мое возмущенное бурчание кобылка лишь рассмеялась. - Точно, ты ведь не привык, что кобылки делают большую часть работы. Ну, хотя это не касается Эпплов, у нас все трудятся одинаково.

- Хоть где-то сексизм и равноправие нашли гармонию. Невнятно произнес я, так как шарф мешал высказать это более громко. Впрочем, обе пони это и так услышали. Если честно, сейчас я завидовал Флаттершай - с ее пегасовой устойчивостью к холоду, она вполне могла обходиться и без одежды, хотя и повязала шею из чувства солидарности.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал