Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






История Передней Азии, от распада Израильского царства до смерти Навуходоносора




(953–561 гг. до н. э.)

События в Египте

В то время, когда Давид и Соломон пытались создать прочное государство в среде израильского народа, в Египте происходили следующие события. Фивы утратили свое значение и возвысилась новая династия, 21-я, в Нижнем Египте, в области дельты Нила. Первым представителем новой династии был Несубанебджед, первый жрец Амона Фиванского. Дочь одного из этих царей, как сказано выше, была одной из первых жен в гареме Соломона; с другой стороны, и в Египте этого времени ощущается сильное семитское влияние, отразившееся даже в египетском языке внесением массы чуждых семитских слов. Первый царь новой, 22-й, династии Шешонк (961 г. до н. э.), соединил под своей властью весь Египет, воспользовался событиями, последовавшими за смертью Соломона, чтобы продвинуть свои владения в сторону Сирии.

Фараон Шешонк и его имя, написанное клинописью с таблички из Карнакского храма.

Иуда Малек, (царственный Иуда).

Из списка завоеванных Шешонком городов в Карнакском храме.

В 949 г. до н. э. он устремился с большим войском на южную часть Иудейского царства, стал брать город за городом (названия этих городов и теперь еще можно прочесть на внешней стороне Карнакского храма) и ограбил сам Иерусалим. Опасность, грозившая со стороны Египта, не способствовала сближению разрозненных частей еврейского народа. Даже попытки к этому не было сделано. Вскоре дело дошло до войны между Иудейским и Израильским царствами, и разрыв между ними стал окончательным с тех пор как царь Омри, 4-й или 5-й после Иеровоама (899–875 гг. до н. э.) избрал столицей для своего царства удобно расположенную Самарию (Шомром). Даже религия, служившая могучим средством единения для народа, лишь обострила отношения между обоими царствами. В этом отношении все преимущества были на стороне Иудейского царства. Главный город Иерусалим и находившееся в нем святилище Иеговы привлекали к себе все умы и придавали большую прочность маленькому Иудейскому царству. Уже Иеровоам старался бороться против этого влечения и с этой целью воздвиг в древних местах поклонения (Дан и Бетел) изображения быков, посвященных Иегове. Он не посмел отменить культ Иеговы, но все же постарался сблизить его с обычным у ханаанейских народов служением Баалу и думал этим угодить народу. Отчасти он достиг цели в массе народа, но зато вызвал со стороны лучших людей вражду и сильнейший отпор: они вооружились против него в защиту истины. Дело в том, что в эту пору религиозные верования широко распространились в среде еврейского народа и приобрели большое значение. Верование в Единого Бога стало более глубоким и ясным.



Израильское и Иудейское царства

Представление евреев о себе как о великом, избранном свыше вечным Богом и наиболее приближенным к нему народе, превратилось в непреложную истину. И чем мрачнее, чем безотраднее была действительность, чем грознее отовсюду надвигались опасности, тем более перерождалось это верование в возвышенный идеализм, которого не могли сломить ни тирания правителей, ни поражения, претерпеваемые от врагов. Мало того, конечная гибель Иудейского царства, само разрушение священного города и храма только способствовали укреплению этого идеализма, только еще более возвысили его и расширили его стремления. Этот идеализм вызвал к жизни одно из возвышеннейших явлений древнего мира — явление пророков и созданной ими литературы, которая и теперь, как 3 тысячи лет тому назад, действует на воображение тем духом неколебимой уверенности среди несчастий и бедствий, который одушевлял пророческую литературу. Первым среди этих могучих деятелей еврейского народа был Илия, смело вооружившийся против служения Баалу и его жрецов. Воспользовавшись страшным голодом, он вынудил царя Ахава, сына Омри, поступить по желанию сильно взволнованного народа и восстановить служение Иегове в Израильском царстве… При криках толпы: «Иегова есть Бог, Иегова есть Бог!» несколько жрецов Баала были умерщвлены народом при ручье Киссон. При том же царе Ахаве все более и более надвигавшаяся с востока опасность привела к заключению союза между царями обоих царств — Иудейского и Израильского — и царем Тирским. Союз был скреплен брачными узами между семьями этих царей (853 г. до н. э.).



Ассирийское царство

Действительно, опасность, грозившая со стороны Ассирии с тех пор, как она одолела Вавилонию, стала в это время явной и близкой. Долгое время оба эти царства существовали рядом. Несколько династий следовали одна за другой в древневавилонском царстве, и от них дошли только имена.

Карта древней Передней Азии (современные названия даны в скобках).

Независимо от этих царств, в верховьях рек Тигра и Евфрата образовалось Новоассирийское царство, в XIII в. до н. э., в лице своего славного царя-завоевателя Тиглатпаласара I (около 1125 г. до н. э.) добившееся преобладания над Вавилонией, что однако привело к долгим упорным войнам, во время которых счастье клонилось то на одну, то на другую сторону. В этом царстве столицей стал г. Ниневия, на левом берегу среднего течения Тигра, и здесь с царя Ашшурбанапала (883–858 гг. до н. э.), возвеличившего Ассирию, начался новый ряд сильных и воинственных царей.

Ритуальная встреча ассирийского царя Ашшурнасирпала II (883–850 гг. до н. э.) после удачной охоты.

Рельеф из дворца в Кальху.

Ашшурнасирпал на троне.

Рельеф из дворца в Кальху.

Сам Ашшурбанапал уже распространил свои владения на запад до моря; его преемник Салманасар II (858–823 гг. до н. э.), как говорят надписи, сражался против целой коалиции из 12 сирийских князей и всех их победил.

Обелиск Салманасара.

Bвepху пленные иудеи перед Салманасаром. Внизу: поднесение дани от царя Израильского.

В этой коалиции участвовало 260 военных колесниц и 10 тысяч воинов царя Ахава, который вскоре погиб в походе против Дамаска. При его сыне, Иораме, возбудилась сильнейшая реакция в пользу древнего богопочитания. Ииуй, восставший против Иорама и поддерживаемый учеником Илии, пророком Елисеем, умертвил и Иорама, и его мать Иезавель, а затем подослал убийц к союзнику Иорама, иудейскому царю Охозии. Одновременно он приказал перебить всех жрецов Баала и вновь восстановил в Израильском царстве служение Иегове. Подобное же случилось и в Иудейском царстве, где была жестоко убита правительница Аталия, на время рискнувшая ввести идолопоклонство.

Все эти события не помешали поступательному движению ассирийского могущества. Ииуй вскоре оказался данником ассирийского царя. Затем царь Ададнерари III предпринял ряд походов на запад. В надписях говорится, что он подчинил своей власти Дамаск, Израиль, Эдом и Палестину (землю филистимлян), а с другой стороны — Мидию и Персию. В одной из надписей, относящихся к тому же государю, есть имя Саммурамат (Семирамиды), занимающей выдающееся место в сказаниях греков; но с этим именем возможно связать только довольно смелое предположение о том, что Саммурамат, наследовавшая вавилонский престол, вышла замуж за Ададнерари III Ассирийского, и это супружество примирило и соединило обе страны. Тиглатпаласар III (745–727 гг. до н. э.) возобновил походы на запад. Зорко следя за постоянными раздорами между Израильским и Иудейским царствами, Тиглатпаласар III охотно откликнулся на призыв иудейского царя Ахаза, который молил его о защите от врагов.

Ассирийская мощь обрушилась разом на Израильское царство и Дамаск. Царь ассирийский стал здесь распоряжаться полновластно, наказывая виновных, назначая дани, смещая царей и правителей. С ужасом и отвращением современник этих событий, пророк Исайя, говорит, что и ассирийские жертвоприношения стали вводиться в еврейском народе, под давлением ассирийского гнета…

Ассирийское войско в походе, жители завоеванной страны принудительно переселяются в Ассирию. С ассирийского барельефа.

Вверху на воинах хорошо видно вооружение тяжелой пехоты, конические бронзовые шлемы и большие круглые бронзовые щиты.

Гибель Израиля 722 г.

Покорив Сирию, Тиглатпаласар III стал ближайшим соседом Египта, и покоренные Ассирией народы естественно обратили взоры в сторону Египта. В 727 г. до н. э. умер Тиглатпаласар. Этим обстоятельством задумал воспользоваться последний ставленник Ассирии, израильский царь Осия. Он уже задолго до этого общался с Шабакой, основателем новой эфиопской династии в Египте (25-й по порядку), и не стал платить дань Ассирии. Однако ассирийские силы, всегда бывшие наготове, тотчас же явились для наказания ослушника — гораздо ранее, чем вспомогательное египетское войско успело двинуться из Нильской долины. Всякие попытки к освобождению из-под ассирийской власти были подавлены.

Ассирийский временный военный лагерь.

В центре царь, принимающий послов

При втором преемнике Тиглатпаласара, Саргоне II, пала Самария, столица царства Израильского, и оно само перестало существовать; даже Египет стал платить дань Ассирии, даже долго противившийся ей Тир покорился и кипрские города признали себя подвластными ему. Из Самарии 27 280 жителей, по ассирийской системе, были отведены в Ассирию и поселены на восточной границе Ассирийского царства.

Царь Саргон

По летописным отрывкам и по прекрасно сохранившейся надписи можно из года в год проследить не только походы царя Саргона, но и его мирные деяния — прорытие каналов, заселение пустынных местностей и т. п.

Ассирийский царь Саргон II (722–705 гг. до н. э.).

Рельеф из Карзабада.

Дворец Саргона II Ассирийского в Дур-Шаррукине (Харсабоде) 712–707 гг. до н. э.

Реконструкция.

Парадные ворота во дворце Саргона II. Реконструкция.

После взятия Самарии и покорения Сирии Саргон двинулся походом на Вавилон и Элам, затем в 715 г. до н. э. против мидян, и два года спустя 45 князей и представителей этого народа были уже данниками Саргона. Подручный его князь, посаженный Саргоном на вавилонском престоле, восстал против него и был побежден, и ассирийский царь, присоединив к своему титулу титул царей Вавилонских, стал называться «владыкой Шумера и Аккада».

Статуя крылатого быка из дворца Саргона II. 712–705 гг. до н. э.

Транспортировка статуи крылатого быка. Прорисовка рельефа из дворца Синахериба в Ниневии. 705–680 гг. до н. э.

Синалериб

Саргону наследовал его сын Синахериб (царствовавший 705–681 гг. до н. э.). Ему еще раз пришлось бороться с Вавилоном и усмирять беспокойные сирийские народы.

Осада крепости ассирийским войском.

На переднем плане царь, стреляющий из лука, его прикрывают щитоносцы личной охраны, придворный евнух держит царский колчан со стрелами и второй лук. На втором плане стены крепости разбираются мощным тараном, оснащенным башней для стрелков.

Во главе их, несмотря на неоднократные предостережения пророка Исайи, стал иудейский царь Езекия, ожидавший помощи от Египта. Но Синахериб так поставил дело, что египтяне не успели помочь восставшим, и Езекии пришлось просить мира.

Возвращение ассирийских войск после победы.

На колесницах везут боевые знамена. Специальные чиновники подсчитывают головы убитых врагов, которые приносят им воины

Однако ему нелегко было отделаться от Синахериба: тот потребовал, чтобы ему были открыты ворота Иерусалима, и когда Езекия отказался исполнить это условие, «то был заперт в своей столице, как птица в клетке», — так гласит одна из современных ассирийских надписей. Вся остальная страна была уже в руках Синахериба. Однако Иерусалим был спасен и на этот раз. По этому поводу сохранились самые диковинные рассказы: Геродот сообщает, что подошло египетское войско под началом Шабатаки, которому бог в сновидении обещал удачу, и в то время, когда войска сошлись в поле, полевые мыши будто бы в одну ночь уничтожили всю обивку щитов и все, что было кожаного в вооружении войска Синахериба.

Синахериб на троне. Рельефное изображение на его дворце в Ниневии.

Еврейские источники рассказывают, кроме того, будто ангел Господень прошел ночью по лагерю ассирийцев и избил их 180 тысяч, т. е. намекают на то, что какая-то повальная болезнь послужила поводом к отступлению Синахериба. Ассирийская надпись говорит об этом событии довольно темно и сбивчиво. Несомненно только то, что египтяне были отбиты. Однако осада Иерусалима была снята, и Синахериб не появлялся более в Сирии. Он был занят войнами с Вавилоном и Эламом и там окончательно утвердил владычество своей династии и народа, более чем когда-либо грозное и могущественное.

Асархаддон

Смерть Синахериба была ужасна: двое его сыновей убили своего отца в храме бога Нисроха. Четвертый его сын, Асархаддон, захватив власть, сумел удержать завоевания отца на территории Ирана и еще раз подчинил себе Сирию. На одной из скал сирийского побережья он приказал высечь свое изображение рядом с изображением египетского царя Рамсеса II и своего отца Синахериба; Манассию (сына Езекии), иудейского царя, как пленника, он выслал на житье в свою старую столицу, Вавилон. На его долю выпала еще одна удача, о которой не дерзали помыслить его предшественники: он завоевал Египет. Египетскому царю Тиргаку (или Тахарке) он нанес страшное поражение и благодаря этому был признан повелителем всего Верхнего и Нижнего Египта, стран Мероэ и Куш. Он распорядился своим завоеванием так: всю страну он поделил между двадцатью князьями-правителями. Позднее египтяне старались скрыть, что они некоторое время находились под чужеземным игом и что их страна входила в состав Ассирийского царства одной из его провинций. Они не сообщили об этом грекам, а только рассказали им о каких-то внутренних смутах, о совместном правлении двенадцати князей, о какой-то додекархии, как и сообщают греческие историки. Это происходило в 672 г. до н. э. Имена 20 князей, посаженных Асархаддоном, сохранились до нашего времени; они, большей частью, египетского происхождения. Асархаддону наследовал сын его, Ашшурбанапал (668–626 гг. до н. э.) — человек, по-видимому, необычайной физической силы и, как все ассирийские цари, страстный охотник.

Ашшурбанапал (Сарданапал, 668–626 гг. до н. э.) и его царица за столом. Рельеф из царского дворца в Ниневии.

Ашшурбанапал охотится на львов. Рельеф из царского дворца в Ниневии

В одной из надписей он хвалился тем, что «мощного льва пустыни» он ухватил за уши и проколол своим копьем. Этот царь сам отправился в Египет и закончил его завоевание. Он проник до самых Фив и там учредил служение своим богам — Ашшуру и Иштар. Его владычество простиралось по всей Передней Азии. В своем Ниневийском дворце он принимал послов лидийского царя Гигеса — «послов страны (как гласит современная надпись), о которой не слыхивали предки Ашшурбанапала»; в Египте правили посаженные им правители; в Эламе — подручный ему царь; в Вавилоне — его младший брат. Этот брат — «неверный брат Шамашшумукин» — восстал против Ашшурбанапала. Подобные восстания последовали в Эламе и в Египте, где во главе восставших стал Псамметих, сын одного из ассирийских ставленников; и лидийский царь Гигес примкнул к этому враждебному движению. Однако Ашшурбанапал после продолжительной борьбы одолел своих врагов. Мятежный брат попал в плен и «был брошен в огонь» или погиб среди пламени горящего Вавилона. Подобно Вавилону, был усмирен и Элам, и кумиры его богов были перенесены в Ассирию; все, что связано с восстаниями, было повержено в прах. Покоренных князей Ашшурбанапал заставлял, как простых работников, принимать участие в его постройках, либо впрягал их в свою колесницу, не следуя отвратительному обычаю этих семитов-завоевателей, сдиравших кожу со своих пленников. От обладания Египтом Ашшурбанапал благоразумно отказался.

Народ и государство Ассирийское.

Итак, в половине VII в. до н. э. Ассирийское царство стояло в полном блеске своего могущества. То было первое великое царство, основанное на завоеваниях, — первое известное так называемое мировое государство, созданное усилиями целого ряда воинственных и необычайно деятельных государей. Эти государи распоряжались силами своего народа. Любопытной характеристикой является то, чти в оставленных ими надписях они всюду говорят от своего имени и в первом лице. Силы их народа были превосходно организованы и подчинены воле своего государя; исполнительная власть была необычайно быстродействующей. Надписи в совершенно определенных числах дают цифру убитых в сражении и взятых в плен или выведенных из отечества на поселение в Ассирии. На высеченных в камне изображениях видно, как царские писцы записывают необходимые им сведения на кожаных полосах, а в одной из громадных груд мусора на месте развалин Ниневии найдены не только донесения полководцев царю и отчеты ему различных правителей, но и такая громада писаных таблиц, что ее с некоторым основанием называют библиотекой или архивом Ашшурбанапала. Этот царь, по-видимому, более чем все другие выказывал склонность к мирной государственной деятельности. Особенно хорошо были устроены военные силы ассирийцев, и ассирийские цари особенно заботились об укреплении городов, а особенно своей столицы Ниневии, против всякого нападения извне. Племя было воинственное, ассирийское войско превосходно. Из слов пророка Исайи нетрудно понять, какое впечатление производили постоянная готовность ассирийского войска к войне, его быстрые и верно направленные движения. Пехота была хорошо вооружена, воинские одежды покрыты нашитыми на нее стальными панцирями; конусообразные шлемы или железные колпаки прикрывали голову, защищая череп от боковых ударов большими железными лопастями; ноги были прикрыты наколенниками или же защищены чешуйчатыми штанами; наступательным оружием были копье и короткий меч на перевязи. Рядом с тяжеловооруженной пехотой видны легковооруженные стрелки и пращники, а также достаточное количество конницы. Разнообразны военные картины и на ассирийских стенных изображениях: парады, лагерные сцены, переправы через реки, осада и защита городов, тараны и метательные машины в полном ходу. На других изображениях — различные моменты битвы — отряд пехоты, у которой первый ряд коленопреклонен и копья выставлены вперед, второй ряд держит копья несколько прямее, а через оба передние ряда стрелки третьего ряда пускают тучи стрел. Местами изображения передают и момент победы: побежденные, умоляя о пощаде, в отчаянии ломают руки; головы убитых приносят полководцу, который помечает их число. Ассирийцам досталась на долю культура, существовавшая уже в течение тысячелетий и завещанная семитам долины Тигра и Евфрата, по всей вероятности, несемитским племенем. Затем культура эта была несколько развита ассирийцами и осталась у них в полном застое. В пластике эти восточные семиты пошли дальше египтян: в изображаемых ими фигурах больше оживления и меньше натянутости в формах. В водяных сооружениях и в астрономии, развившейся из астрологии, а равно и в некоторых областях производства предметов роскоши, восточные семиты сделались даже учителями Запада, и вавилонские весы и меры, вследствие временного преобладания их торговли, распространились и на Восток, и на Западе. В общем же эта культура носит на себе характер культуры чисто внешней и преимущественно практической: то, что известно из их литературы, не блистает глубиной внутреннего содержания…

Образцы ассирийского декоративного стиля.

Цилиндрические печати, использовавшиеся для запечатывания тюков с товарами.

В долгий период времени, с 3800 по 700 г. до н. э., в течение которого была собрана библиотека, приписываемая Ашшурбанапалу, невозможно отметить сколько-нибудь значительного повышения умственного и нравственного уровня.

Боевые значки ассирийского войска.

Ассирийские воины при осаде крепости. С рельефов Ниневии.

Пращники и лучники составляют задние ряды. Их задача — сбить неприятеля со стен и прикрыть атаку пехоты. В таком случае иногда перед стрелками ставился еще специальный отряд тяжеловооруженной пехоты с огромными, в человеческий рост, щитами, чтобы защитить их от метательных снарядов и вылазок осажденных

Вторжение скифов

Потрясение грозного Ассирийского царства произошло совершенно случайно. Скифские пастушеские, воинственные племена неизвестного происхождения,[8] жившие по берегам рек, текущих с севера в Черное море, побуждаемые голодом или жаждой добычи, вдруг устремились с севера на области, входившие в состав Ассирийского царства.

Бой греков со скифами. Самое раннее изображение скифов с греческого саркофага, датируемого VI в. до н. э., хранящегося в Британском музее

Не довольствуясь тем, что могла дать их алчности Мидия и бедные горные страны, скифы огненным потоком устремились оттуда в плодоносную долину рек Тигра и Евфрата, все предавая огню и мечу. Геродот, близко знакомый с обычаями и нравами скифов, написал о них превосходный очерк, составляющий одну из самых драгоценных и самых любопытных страниц его бессмертного творения. Этот очерк, подтвержденный исследованиями скифских могильных насыпей в степях на юге России, в связи с добытыми там драгоценными памятниками, ныне хранящимися в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге, дает довольно полную характеристику скифов. Геродот рисует скифов народом воинственным и храбрым, у которого мужество на войне уважалось так же, как любовь к родине и родным обычаям. Нравы скифов, по его описанию, были суровы и жестоки. Высшим богом у них был бог войны, которому не ставили ни капищ, ни кумиров. Олицетворением грозного божества являлся старый железный меч, водруженный на высоком холме из прутьев. Ему ежегодно приносили в жертву скот и лошадей, а также одного из сотни врагов, взятых в плен на войне. «Возлив вино на голову пленника, — описывает Геродот эти скифские человеческие жертвоприношения, — его зарезают над сосудом, потом несут эту кровь на холм из прутьев и льют ее на меч». Еще более жестокими оказываются военные обычаи скифов: они пьют кровь первого убитого врага, сдирают кожу (скальп) с головы убитого противника и, как трофей победы, вешают на узду своего коня; кожей, содранной с рук врага, обивают колчаны; из верхней части вражеских черепов делают чаши, оправляя их то в кожу, то в золото, и хвалятся ими на пирах перед иноземцами.

Пластины со скифских горитов для луков. Прекрасные образцы скифского звериного стиля». Сцена терзания грифонами оленей (вверху), лежащий олень (внизу).

При заключении союзов и договоров скифы опять прибегают к крови и оружию: «налив вина в большую глиняную чашу, мешают его с кровью заключающих договор, уколов шилом или порезав ножом их тело; потом погружают в чашу саблю, стрелы, секиру (род топора) и дротик. При совершении сего произносят многие заклинания. Потом выпивают чашу и заключавшие союз, и важнейшие из их свиты».

Любопытен еще один обычай, упоминаемый Геродотом именно как обычай народа, страстно любившего войну и всю жизнь проводившего в этой войне, среди привольных степей, лежавших на рубеже Азии, этой колыбели народов. «Ежегодно, — говорит Геродот, — каждый правитель собирает скифов своего округа, растворяет чашу вина, которую пьют все, истреблявшие неприятелей на войне. Не отличившихся военными подвигами старшина этим вином не угощает: сидят они особо, без всякой почести, и это считается у них за великое бесчестье. Кто же убил очень много неприятелей, те связывают даже и по два стакана и из обоих пьют одновременно».

Серебряная никопольская ваза с изображением скифов. IV в. до н. э.

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ТАБЛИЦА К НИКОПОЛЬСКОЙ СКИФСКОЙ ВАЗЕ

Эта ваза, добытая из кургана Чертомлык, в 20 километрах к северо-западу от г. Никополь (Украина), представляет собой один из важнейших памятников греческого искусства, «которому подобного нет ни в одном из музеев Европы» — по замечанию академика Стефани, известного знатока классической древности. Этот сосуд, высотой в 67 см, в самой широкой своей части имеет в поперечнике 38,5 см. Он сделан из серебра; его подножие, шейка, ручка и все предметы, рельефно изображенные на разных частях вазы, густо вызолочены, тогда как основная поверхность остальных частей не покрыта позолотой. Ваза имеет форму амфоры и, очевидно, была предназначена для хранения вина при пиршествах. Поэтому внутрь ее шейки вделано мелкое ситечко. Такие же ситечки видны и в трех носках, приделанных к нижней части вазы. Одному из них художник придал форму лошадиной головы, украшенной двумя крылами и лучезарным венцом; два других носка сделаны в виде львиных голов. Отверстия этих носков затыкались пробками, прикрепленными к небольшим серебряным цепочкам; от одной из таких цепочек еще сохранилась часть при одной из львиных голов. Нижняя часть вазы, вплоть до фриза, украшена резными изображениями трав, птиц и цветов. Кругом всей вазы, по фризу, группами, размещены фигуры скифов, ухаживающих за конями — сильным рельефом (местами более чем наполовину) выступающие из фона. Эти изображения знакомят со многими сторонами степного быта скифов и служат одним из главных оснований для изучения скифских древностей. Выше фриза, на самых плечах сосуда, художником помещены изображения грифонов, терзающих оленя. «Эта ваза, — по замечанию академика Стефани, — носит на себе отпечаток лучшего греческого стиля IV в. до н. э.»

Восхваляя мужество скифов и превознося их воинские подвиги, Геродот всюду рисует их тактику как тактику всех степных народов: война постоянно на коне, завлечение неприятеля в глубь безлесной и безводной степи, нападения из засады, быстрый и беспощадный натиск на оплошного врага — вот постоянные воинские приемы скифов.[9]

Этот народ, никому из ближайших не родственный, неведомо откуда явившийся, говоривший непонятным языком, суровый и в жизни, и в обычаях, беззаветно храбрый и беспощадный в нападениях, навел ужас на все сирийские народы. Города сдавались скифам без боя или откупались богатыми откупами; войска не выдерживали их натиска, поражаемые суеверным страхом. Пределом их нашествия была граница Египта, на которой царь Псамметих I выставил сильное войско, но в то же время благоразумно предложил скифским князьям богатые дары. От границ Египта они возвращались через земли филистимлян, затем еще некоторое время, 7–8 лет, они продолжали быть грозой и ужасом стран, расположенных между Евфратом и Средиземным морем, и наконец, пресыщенные хищением, отягощенные богатой добычей, вновь удалились в свои северные степи.

Это нашествие (или нашествия) скифов имело одно несомненно важное последствие: могущество Ассирии было подорвано. Ашшурбанапал умер (в 626 г. до н. э.) и едва только его наследник, Ашшурубаллит, успел вступить на трон, как на Ассирию обрушились полчища варваров, которые потрясли Ассирию не только тем, что страшно ее опустошили, но и тем, что лишили ее прежнего нравственного обаяния, разрушили политическое преобладание Ассирии, грозное войско которой не в силах было отразить натиск северных варваров. Этим воспользовался Киаксар, правитель Мидии, для освобождения Мидии из-под ассирийской власти. Он нашел себе подражателей в политике, направленной против Ассирии: Набопаласар, наместник Вавилона, также захотел воспользоваться благоприятным случаем, чтобы основать или восстановить самостоятельное Вавилонское царство. Киаксар не сразу напал на Ассирийское царство: сначала он занялся распространением своего царства на западе и здесь впервые столкнулся с державой, развитие которой было уже в тесной связи с историей западного мира, а именно с Лидийским царством.

Лидийское царство образовалось на западном берегу Малой Азии; греки оттеснили лидийцев от устья реки Галис; притом это царство неоднократно (и до вышеописанного нашествия скифов) подвергалось хищническим нападениям северных народов. В 689 г. до н. э. Лидийское царство быстро возвысилось в правление Гигеса, захватившего в свои руки бразды правления. В то время, когда, с одной стороны, он заискивал у греческого оракула, добиваясь от него санкции своих прав на власть, с другой стороны, его послов видели в Ниневии, у царя Ашшурбанапала, где они молили могущественного владыку о помощи против нового нашествия скифов. Помощь Гигесу была послана, но он плохо отблагодарил своего защитника, послав помощь против ассирийцев их сопернику Псамметиху. Ближайшему наследнику Гигеса пришлось еще раз вымаливать у ассирийского царя помощь против тех же варваров, и он должен был признать себя вассалом Ассирии.

Разрушение Ниневии

При Алиатте (612–563 гг. до н. э.), третьем преемнике Гигеса, произошло столкновение лидийцев и мидийцев. 30 сентября 610 г. до н. э. оба войска изготовились к битве. Но именно то событие, которое дает возможность так точно определить этот факт — солнечное затмение, бывшее в этот день, — воспрепятствовало началу битвы или прервало ее и привело к мирному соглашению: р. Галис была установлена границей между Лидией и Мидией. После этого мидийцы вместе со своими союзниками, вавилонянами, обратились против Ассирии, чтобы закончить начатое скифами разрушение этого царства. Война окончилась (в 606 г. до н. э.) взятием Ниневии, которое так прославлено баснословным рассказом о гибели какого-то Сарданапала — будто бы изнеженного потомка мощных воителей. Но какие бы сказания ни были связаны с гибелью последнего из ассирийских царей Ашшурубаллита, достоверно известно только то, что разорение Ниневии было, во всяком случае, полное — великолепное Ассирийское царство пало окончательно. Страшная ненависть против ассирийских владык способствовала тому, что победители беспощадно истребили не только их народ, но и саму столицу, которую буквально сравняли с землей.

Падение Ассирии. Независимость Вавилонии

А между тем очень немногое изменилось вследствие исчезновения Ассирии. Вавилония со своей древней столицей выступила на место Ассирии при подобных же бытовых условиях: народ и правители этого Нововавилонского царства и в доблестях, и в своих пороках немногим отличались от народа и правителей Ассирии.

Вавилония унаследовала от Ассирии ее стремление к господству над Сирией, к столкновению с Египтом — столкновению, ближайшей жертвой которого пришлось быть Иудейскому царству. Ему суждено было погибнуть именно тогда, когда оно успело достигнуть в своем духовном развитии всемирно-исторической высоты; и из этих нескончаемых войн человечество успело вынести неоцененное духовное сокровище.

После смерти Езекии в 697 г. до н. э. на иерусалимский престол вступил 12-летний мальчик, Манассия. Он поклонялся Баалу, но среди борьбы с чуждыми вероисповеданиями, среди военной сумятицы, среди шумных передвижений ассирийского войска, среди страшных бедствий скифского нашествия, под гнетом всевозможных бед и опасностей победоносно проявилось величайшее откровение семитского духа, в целом ряде пророков. Они в это гибельное время стали действовать заодно со священством, и в правление царя Иосии (4-го после Езекии) произвели другую важную религиозную реформу, которую опять-таки связали с прославленным именем первого законодателя еврейского народа (622 г. до н. э.). Результаты этой реформы видны в пятой из книг, приписываемых Моисею (Второзаконие). Речью Моисея и начинается эта книга — и действительно вынуждает возвратиться к простейшим воззрениям первобытного времени, которые в течение веков приобрели более глубокое значение и одухотворились. В высшей степени важным является значение пророков в среде еврейского народа. Они, помимо священства, стоявшего во главе религиозной жизни народа, являлись строгими хранителями основных начал верования в Иегову и постоянно развивали их независимо от официальной религии. Существеннейшее из религиозной реформы, произведенной при Давиде и Соломоне — сосредоточение богослужения в Иерусалиме и соответственно усиление влияния, оказываемого священством на жизнь народа через соблюдение жертвоприношений и очистительных законов — было сохранено. Все неприменимое к жизни было опущено в этом законе, а все касавшееся простых нравственных обязанностей, например, гуманного отношения ко вдовам и сиротам, должникам, рабам, поденщикам значительно усилено. Более всего на вид была выставлена простая и внушительная идея тесного союза Иеговы с народом. Это отношение к божеству было представлено в виде договора между господином и рабом. Если этот раб, этот сын Израилев, окажется верным слугой своего господина, Иеговы, то он должен получить от него награду здесь, на земле, т. к. в бессмертие души не верили ни евреи, ни другие семитские народы. Особенно настойчиво отвергаются все чуждые богопочитания: поклонения Астарте, Молоху, Милькому, Хамосу, Баалу, распространенные между соседними племенами. Об отношении Иеговы к остальным народам и их богам ничего определенного не высказано; но уж идея Единого, всем человечеством правящего Бога подготавливается в основе воззрений, высказываемых Второзаконием, — идея, исключающая всякую возможность зарождения политеистических воззрений языческого мира. Все существующее с замечательной односторонностью, но зато и с необычайной энергией сводится к этому Богу и его народу — и подобная односторонность, подобная энергия уже сулят этому верованию великую будущность; непреодолимая преграда начинает воздвигаться между этой нацией и всеми другими нациями: и именно потому, накануне гибели и разрушения самого царства, идолопоклонству навсегда был положен конец.

Финальная сцена осады города. Ассирийский рельеф.

Воины на крепостной башне еще оказывают сопротивление, но к стенам уже подведены осадные насыпи, вымощенные кирпичом, по которым неприятель взбирается на стены. Из ворот выходят жители, покидают обреченный город.

Вавилония и Египет. Битва при Каркемише

А между тем гибель была уже близка. Прежде чем она настала, евреям пришлось потерпеть жестокое поражение от фараона Нехо (610 г. до н. э.), сына Псамметиха, который задумал завоевать Сирию. Победитель отдал Иудею в управление второму сыну Иосии, которому не дозволил даже называться царем… Между тем Ниневия пала.

Ближайшим следствием этого события было то, что Вавилония и Египет, однажды освободившиеся из-под ассирийского ига, очутились теперь лицом к лицу. Столкновение между ними было неизбежно: Сирии предстояло быть наградой победителя; она же послужила и полем битвы для обеих стран-соперниц. В 695 г. фараон Нехо с большим войском устремился к Евфрату. Вавилонское войско выступило под начальством Навуходоносора (сына Набопаласара), которого отец вместо себя выслал в поле. При Каркемише, на левом берегу Евфрата, последовала битва и окончилась тяжким поражением египтян. «Не убежать ни быстрому, ни сильному — меч пожирает всех и насыщается вполне», — так изображает это поражение пророк Иеремия. Но и его собственному народу эта победа вавилонян была не в радость.

Навуходоносор. Гибель Иудейского царства. 586 г.

На некоторое время Навуходоносор вынужден был удалиться в Вавилон, где незадолго перед тем умер его отец. Но, утвердившись там, Навуходоносор вновь обратился к завоеваниям и покорил своей власти арабских князей, аммонитян, моавитян, амореев, Арпад, Хамат, Дамаск, Иудею — один народ за другим. Но иудейский царь Иоаким три года спустя имел неосторожность отпасть от Вавилонии, понадеявшись на помощь со стороны Египта. Навуходоносор снова явился с войском и отбросил войско египетское. Сыну Иоакима оставалось одно: просить мира в халдейском лагере. Он сам и 10 тысяч наиболее знатных людей были выведены из Иудеи в Вавилон, а в Иерусалим посажен наместник, который относился снисходительно к побежденным. Но евреи не унимались: они еще раз приняли сторону Египта против Нововавилонского государства, когда фараон Априй, внук фараона Нехо, в 589 г. до н. э. объявил войну Навуходоносору. Евреи поспешили восстать задолго до окончания воинских приготовлений фараона. Грозный воитель тотчас явился под стены Иерусалима, отбил наступающих египтян, полтора года осаждал город и наконец взял его в 586 г. до н. э. Тогда сбылось пророчество Иеремии: и город, и храм были истреблены огнем. Последний из иудейских царей, Седекия, был ослеплен и в цепях отведен в Вавилон, а с ним и большинство жителей Иерусалима, стертого с лица земли. Вавилоняне, как и ассирийцы, держались варварского обычая массами переселять жителей побежденных стран в свои пределы.

Осада Тира.

Вся Сирия покорилась завоевателю, не исключая и финикийских городов, кроме одного города Тира, т. е. Нового Тира, расположенного на острове. Много лет подряд вавилонские войска стояли на берегу напротив этого города и не могли достигнуть своей цели. Только в 573 г. эта борьба окончилась договором, по которому город добровольно признал над собой верховную власть Вавилонского царя, но не был вынужден отворить свои ворота вавилонским войскам.

Смерть Навуходоносора. 561 г.

Навуходоносор, по-видимому, был правителем разумным и деятельным, и его воинские подвиги не составляли единственной цели его жизни. Вавилонские надписи перечисляют его постройки — все они были предназначены служить общественным нуждам. Превосходной системой каналов при посредстве огромного искусственного бассейна близ Сиппара он сумел наконец совладать с бурной рекой. На обеих реках, соединенных каналом, было облегчено судоходство и судам открыт путь к верховьям Евфрата. Торговые караваны свободно могли передвигаться из конца в конец царства, в котором всюду был мир и порядок. Против неминуемой опасности, грозившей Вавилонскому царству со стороны Мидии, возраставшей в силе и могуществе, Навуходоносор принял свои меры: воздвиг целую систему весьма искусно расположенных укреплений, так называемую мидийскую стену, которая, выше каналов и Сиппарского бассейна, простиралась между Тигром и Евфратом.

Кирпич с надписью из построек Навуходоносора.

Саму же столицу своего царства Навуходоносор обнес громадными стенами и укреплениями. Вавилон, со своим величавым царским дворцом, с высочайшей башней бога Баала, с «висячими садами» на искусственных уступах горы, орошаемый широкой и мощной рекой, представлял собой величественное зрелище, которое должно было пленять воображение восточных народов не менее, чем некогда пленяли его «стовратные» Фивы. К тому же в правление могущественного царя Навуходоносора опасность Вавилону не грозила: Мидия, Лидия, Вавилония жили между собой в мире, скрепленном договорами; Египет, четвертое из сильных в то время государств, вынужден был держаться своих естественных границ и тоже не склонен был нарушать установившийся мир… Когда Навуходоносор скончался в 561 г. до н. э., после 45-летнего царствования, он оставил своему сыну цветущее и на восточный лад прекрасно устроенное государство.

Черная вавилонская камея с изображением Нвуходоносора

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.023 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал