Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Библиотека Академии наук




 

Самым замечательным событием в области библиотечного дела России XVIII века, бесспорно, является учреждение Библиотеки Академии Наук. Создание ее было подготовлено ходом исторического развития страны и явилось естественной необходимостью.

Сегодня трудно точно сказать, когда и кому именно первому пришла мысль о необходимости создания в России научной библиотеки. В одном английском источнике описывается сильнейшее впечатление, которое произвела на Петра I библиотека архиепископа Кентерберийского, при виде которой Петр будто бы сказал, что не представлял себе, что на свете имеется так много печатных книг. Это наивное изумление молодого царя превратилось, по-видимому, в желание создать крупное библиотечное учреждение в своей стране.

В 1712 г. по распоряжению Петра I в Петербург были привезены из Москвы книги бывшего Аптекарского приказа, а затем – книги и рукописи из его личной библиотеки.

Традиционно датой основания Библиотеки считается 1714 г., когда началась работа по разбору и приведению в порядок книг, собранных в Петербурге. В начале организации Библиотека насчитывала около 2000 томов.

В первые годы своего существования Библиотека помещалась в здании, непосредственно примыкавшем к Летнему дворцу Петра и соединенная с ним галереей. Именно там и начал разбирать книги лейб-медик Роберт Арескин, которому было поручено «главное смотрение за книгами». Ему помогал Иоганн-Даниил Шумахер, магистр философии, окончивший Страсбургский университет, который был принят на русскую службу в должности «библиотекаря его величества». По мнению Ю.Н. Столярова, Шумахера можно считать первым профессиональным библиотекарем России.

Фонд Библиотеки изначально имел преимущественно светский характер, хотя было довольно много богословских книг. В Библиотеке преобладала научная литература, преимущественно книги по естественным наукам.

В первые годы существования основным источником пополнения Библиотеки были частные книжные собрания. Среди них была превосходно собранная библиотека герцога Курляндского (мужа будущей императрицы Анны Иоанновны), насчитывающая более 2500 томов по богословию, праву, медицине, филологии, философии и истории; личная библиотека ближайшего сподвижника Петра Андрея Виниуса, известного переводчика; купленная после смерти Р. Арескина его личная медицинская библиотека.

Петр I хотел, чтобы Библиотека и Кунсткамера были доступными для посетителей. Поэтому, когда один из приближенных предложил Петру установить плату за вход, тот решительно воспротивился. «Я еще приказываю, – распорядился он, – не только всякого пускать сюда даром, но если кто придет с компаниею смотреть редкости, то и угощать их на мой счет чашкою кофе, рюмкою водки, либо чем-нибудь иным в самых этих комнатах», для чего определил библиотекарю Шумахеру 400 рублей в год.



Открытие Библиотеки предшествовало открытию самой Академии наук. Академия была учреждена указом Петра I 28 января 1724 г. Основание Петербургской Академии наук явилось логическим завершением важнейших преобразований в жизни страны в первой половине XVIII века. Уже через два десятилетия она заняла видное место среди других академий мира.

Библиотека и Кунсткамера, как единое целое, вошли в Академию наук в соответствии с проектом Положения об Академии, в котором говорилось: «А чтоб академики в потребных способах недостатку не имели, то надлежит, дабы библиотека и натуральных вещей камора [Кунсткамера] открыта была». К этому времени Библиотека уже располагала книжным фондом в 11800 томов, что делало ее самым крупным российским книгохранилищем того времени и основной базой для работы ученых Академии. Поэтому вполне убедительной кажется точка зрения академика Н.К. Никольского: «Почти до половины XVIII в. Библиотека была если не возглавляющим Академию наук, то, по меньшей мере, равноправным с нею учреждением. Каждое из них занимало особое, почти одинаковое по размерам здание и имело свой отдельный круг ведения. Относительно Библиотеки нельзя было бы сказать, что она состояла в это время при Академии наук; более справедливо было бы утверждение, что тогда Академия состояла при Библиотеке, так как в административно-хозяйственном отношении последняя была совершенно независима от нее, тогда как Академия независимости не имела».



Еще при жизни Петра I началось строительство нового здания для библиотеки. Это здание, в котором Библиотека находилась почти 200 лет (до 1924 г.) принадлежит к числу немногих сохранившихся памятников русского зодчества первой четверти XVIII в. (оно известно под названием «Кунсткамера»).

В отличие от многих научных библиотек Запада, процесс комплектования библиотеки Академии наук русскими и иностранными книгами практически изначально получил целенаправленный характер. Особый указ 1720 г. предписывал посылать в монастыри сведущих людей для поисков древних рукописей и исторических книг. В 1721 г. за границу был послан библиотекарь И.Д. Шумахер для приобретения иностранных книг для Библиотеки, установления книгообменных связей и знакомства с работой крупнейших зарубежных библиотек.

Большое значение для регулярного комплектования Библиотеки имело открытие типографии Академии наук (1727). Помимо научных трудов академиков типография печатала календари, справочники, учебные пособия, сочинения по разным отраслям знания, переводную и оригинальную художественную литературу. В Библиотеку поступал обязательный экземпляр каждого издания академической типографии.

Создание типографии давало дополнительные возможности для активного книгообмена с иностранными книгопродавцами, отдельными учеными и научными учреждениями.

Важным источником пополнения фонда были личные коллекции. В частности, уже после смерти Петра I в Библиотеку была передана его личная библиотека, которую Петр пополнял всю свою жизнь. Еще во время первой поездки за границу он покупал книги по математике, анатомии и другим наукам. Из числа закупленных им во время последующих заграничных поездок многие книги сразу же передавались в Библиотеку, другие оставались в личном пользовании царя и попали в нее только после его смерти. В общей сложности в Библиотеку Академии наук было передано 1160 названий печатных и рукописных книг на русском и иностранных языках, а также большое число карт и чертежей, принадлежавших Петру.

В 30-е гг. XVIII в. Библиотека Академии наук пополнилась крупной книжной коллекцией сподвижника Петра Я.В. Брюса, большого любителя и страстного собирателя книг (более 1500 книг и 52 рукописи).

Большое число рукописных книг было получено Библиотекой от известного историка В. Н. Татищева. Находясь в Швеции и изучая в Упсальской библиотеке литературу по отечественной истории, Татищев договорился о снятии копий с наиболее ценных экземпляров. Эти копии посылались в Библиотеку Академии наук. Вернувшись в Россию, Татищев продолжал посылать в Библиотеку рукописи и карты, а также сделанные по его поручению переводы исторических трудов. Татищевым также были переданы ценнейшие летописи: Новгородская, Псковская, Львовская и др.

Фонды Библиотеки пополнялись частными книжными коллекциями, конфискованными у опальных вельмож. К группе конфискованных и переданных в Библиотеку коллекций следует отнести и личное собрание царевича Алексея Петровича.

Иностранные гости, посещавшие Библиотеку в этот период, свидетельствовали о том, что «какую бы только редкую книгу по математике, медицине и физике ни пожелали... все находились в Библиотеке».

Основная задача Библиотеки заключалась в обеспечении ученых необходимой литературой. Особый параграф Регламента Академии гласил: «Всяк из академиков читать должен новых авторов в своей науке, и как скоро о книге какой уведает, то оныя требовать должен из Библиотеки...». И действительно, академики и служащие Академии стали активными читателями Библиотеки. Но не только они могли пользоваться книгами Библиотеки.

Газета «Санкт-Петербургские ведомости» в 1728 г. писала: «Вчерашнего дня отперта здесь таки императорская библиотека... Впредь будет Библиотека равным же образом повсенедельно дважды, а именно во вторник и в пятницу пополудни, от 2 до 4 часов, отперта и всякому вход во оную свободен». Именно с этого момента можно говорить о доступности Библиотеки для общественного пользования.

До конца XVIII века Библиотека Академии наук оставалась одним из богатейших научных книгохранилищ Европы и единственной государственной общедоступной библиотекой России.

На Академию наук была возложена обязанность «свидетельствовать» (т.е. учитывать и описывать) все новые книги. Благодаря этому открывалась прекрасная возможность увеличивать русский раздел фонда. Это было особенно важно, так как начальный фонд Библиотеки состоял преимущественно из иностранных книг. Указом Екатерины II (1783) все типографии России были обязаны доставлять в Библиотеку Академии наук один экземпляр «всякой в печать сдаваемой книги». Такимобразом, вводилась система «обязательного экземпляра», обеспечившего полноту комплектования фонда отечественными изданиями. Факт формирования фонда отечественной печатной продукцией через систему обязательного экземпляра дает основание историкам считать Библиотеку одной из первых европейских национальных библиотек.

Фонд Библиотеки быстро увеличивался и достиг к концу века 52000 томов.

Оценки современников о качестве работы Библиотеки различны. Известны случаи жалоб академиков на то, что библиотека «никогда в определенные часы не отворяется», что «сочиненные и напечатанные о библиотеке каталоги так неисправны, что нельзя их хуже быть». В 1745 г. девять академиков, в числе которых были М. В. Ломоносов и В. К. Тредиаковский, подали в Сенат жалобу, в которой писали: «Книги разставлены весьма худым и при библиотеках неслыханным порядком, не только в рассуждении классов книг вообще, но и в том, что касается до книг одного класса между собою; чего ради ежели какая книга понадобится, то оную и сыскать трудно». В то же времямногие читатели высокооценивали состояние книжных фондов и каталогов Библиотеки, отмечая, что богатством фондов она может соперничать с крупнейшими европейскими книгохранилищами.

Каталоги Библиотеки стали создаваться еще при Петре I: он дал задание Шумахеру «каталоги учредить».Хотя первые каталоги стали создаваться с момента появления библиотеки, они носили служебный характер и были недоступны для читателей. Первые печатные камерные каталоги*появилисьлишь в 40-е годы. Хотя они были несовершенны, это был первый отечественный опыт подобного рода и, естественно, что теория и методика их составления только начала формироваться.

В Библиотеке Академии наук в разные годы трудились М.В. Ломоносов (1711-1765), И.-Д. Шумахер (1690-1761), А.И. Богданов (1692-1766), И.Г. Бакмейстер (?-?) и др. Особо следует сказать об участии Ломоносова в работе библиотеки. Фактически в последнее десятилетие своей жизни он как советник академической канцелярии управлял Библиотекой.

Ломоносов рассматривал Библиотеку как научно-вспомогательный институт, неразрывно связанный с обслуживаемым учреждением, в данном случае с Академией. Все его требования к библиотеке, ее деятельности были следствием такого понимания важной роли библиотеки.

М.В. Ломоносов постоянно интересовался составом фондов Библиотеки, вопросами организации фонда, составлением каталогов и практикой обслуживания читателей. Полемизируя с Д. Шумахером, он выступал против увлечения внешним украшательством Библиотеки и расходования выделенных для покупки книг денег на изготовление новых дорогих шкафов и красивых переплетов. Ломоносов писал, что истинное украшение Библиотеки и Кунсткамеры «состоит во множестве редких и нужных книг и вещей любопытства достойных...».

Историк отечественного библиотековедения Ю.В. Григорьев отмечает, что Ломоносовым были сформулированы основные принципы отбора литературы для научной библиотеки, не утратившие актуальности и сегодня. Основной акцент был сделан на приобретение книг, нужных для научной работы и книжных редкостей. Для квалифицированного комплектования фонда он считал весьма полезным привлекать ученых к отбору книг. По инициативе Ломоносова академики привлекались для составления списков необходимых книг. Он предлагал, чтобы ученые систематически следили за новой литературой и регулярно составляли сводки научных достижений по специальности. В истории Библиотеки Академии наук действительно зафиксированы факты составления академиками списков книг, которые желательно было бы приобрести за границей.

В 1761 г. Ломоносов предписал нескольким профессорам академии произвести ревизию Библиотеки и по ее итогам составить рапорт «О порядке, недостатке и излишестве книг». Ревизия должна была показать пробелы в комплектовании фонда, в предписании Ломоносова так и было записано: «Каждому смотреть того, каких книг новоизданных самых нужных и полезных не достает».

Таким образом, ученые Академии были не только активными читателями Библиотеки, они заботились о составе книжных фондов и их отражении в каталогах. Это обеспечивало высокий научный уровень комплектования книжного фонда и относительную полноту репертуара изданий по всем отраслям знания.

В целом для идей Ломоносова характерно стремление демократизировать библиотечную деятельность.

Историк М.И. Слуховский определил систему взглядов Ломоносова как «вершину русской библиотечной мысли XVIII века».

36 лет «библиотекарским помощником» проработал в Библиотеке А.И. Богданов. Его принято считать первым русским книговедом и библиографом. За годы работы в Библиотеке он втрое увеличил объем фонда русских книг, упорядочил его расстановку и составил первый печатный каталог русских книг, был автором первой в России классификационной схемы.

Подбиблиотекарь Академии наук И.Г. Бакмейстер, отдавший Библиотеке 42 года жизни, составил первое историческое описание Библиотеки Академии наук – «Опыт о библиотеке и кабинете древностей» (1741).

Фигуры некоторых сотрудников библиотеки (И.-Д. Шумахера, И.И. Тауберта) вызывают неоднозначные оценки исследователей. Долгое время деятельность Шумахера оценивалась в библиотековедческой научной и учебной литературе резко отрицательно. В последние годы Ю.Н. Столяров и А.Н. Ванеев менее предвзято и более аналитично характеризуют многолетнюю библиотечную деятельность Шумахера*.

Основание Библиотеки Академии наук является одной из важнейших реформ Петра в области культуры. При создании библиотеки было использовано все лучшее, что существовало в опыте российских и зарубежных библиотек. Библиотека Академии наук была новым типом библиотечного учреждения: новизна и демократический характер ее деятельности проявлялись в составе ее фондов и в практике обслуживания читателей. Просветительская деятельность Библиотеки сыграла огромную роль в распространении научных знаний в России.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.026 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал