Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ 6 страница




Сопоставление показывает также, что несомненной за­слугой Маркса является то, что он верно предвосхитил общую линию общественного прогресса. Это признают и авторы рассмотренных концепций стадий экономического роста: «Никто, кроме Маркса и марксистов, — пишет Джон Гэлбрейт, — не предвидел, что экономика гигантских кор­пораций станет сутьюэкономической системы» [27. С. 380]. Однако современное марксистское обществоведение можно упрекнуть за то, что не оно поставило задачу ис-


следования нынешнего западного общества на основе ме­тодологии Маркса. В этой связи подчеркнем, что современ­ное «информационное общество» — это не просто качественный скачок в развитии технологической базы про­изводства, а совершенно новая ступень в общественном бытии человечества, несущая с собой коренные изменения в системе экономических, политических, социальных и культурных отношений людей, полное осмысление которых вне методологи Маркса невозможно. Так что анализ со­временного общества, его сущности, закономерностей и пер­спектив представляет большое поле для деятельности различных исследовательских школ и направлений.

Попытки найти ответы на некоторые новейшие проблемы современного общественного развития предпринимаются идеологами так называемых альтернативных движений.

15.2. Социально-политические идеи альтернативных

движений

«альтернативные

В XX в., несмотря на присущий ему динамизм, появилось не так много но­вых идеологических систем. Основные (либерализм, консерватизм, социализм и производные от них) , хотя и апробировались в нынешнем веке, модифицировались, приспосабливаясь к изменившим­ся обстоятельствам, но возникли еще до начала нашего столетия. Уходящий век во многом проверил на практике традиционные социально-политические концепции, показал пределы возможностей общественного развития в русле прежних тенденций. Альтернативные социальные идеи — это попытка выйти за рамки традиционных идеологических систем и осознать синхронно со временем новые обществен­ные проблемы и конфликты, возникающие на исходе этого тысячелетия, прежде всего с позиций гуманизма, через системы категорий и ценностей, где ведущим понятием выступает «человек».

Носителями альтернативного мировоззрения прежде все­го являются участники новых социальных движений. В качестве таковых выступают не классы или партии и даже


не социальные группы, а объединения единомышленников, образующиеся на основе общей приверженности к опреде­ленным социальным ценностям. Проблемный спектр аль­тернативных движений и соответственно круг отстаиваемых ими ценностей весьма широки: пацифизм (от лат. pacificus — умиротворяющий), т. е. борьба против всяких войн, за мир на земле; феминизм (от лат. femina — женщина), т. е. утверждение равноправия женщин, повы­шение их роли в социальной жизни; экологизм, т. е. защита окружающей среды; утверждение контркультурных стилей жизни; развитие альтернативных систем образования; куль­тивирование новых религиозных систем. Соответственно и участников таких движений называют «пацифистами», «фе­министами», «зелеными» и т. д. В качестве общих понятий, интегрирующих их многообразие, все чаще используются термины «альтернативные» и «новые» социальные движе­ния.



Появление первых, начальных форм новых социаль­ных движений относится к 70-м годам. За истекшее вре­мя они прошли стадию социальной мобилизации и в ря­де стран уже одержали заметные политические победы. Сформировавшись идейно и организационно, они в опреде­ленной степени вписались* в партийно-политический меха­низм западного общества. В качестве наиболее известных теоретиков альтернативных движений выступают И. Ил-лич, Э. Шумахер, Р. Трамперт, И. Штрассер, К. Амери, П. Келли, Т. Эберт и другие. Однако произведения этих авторов в нашей республике известны лишь узкому кругу специалистов, причем главным образом на языках оригиналов.

Эти основания достаточно очевидны, в последние десятилетия возник ком-плекс взаимообусловленных проблем, которые не входили в предмет анализа прежних идейно-политических кон­цепций. К таким новейшим проблемам относятся:

П экономические — продолжение экономического роста в новых условиях или отказ от него, поиск во-


зобновляемых источников энергии, разработка «мягких» технологий, определение оптимальных соотношений между концентрацией и децентрализацией производства;



П международные — сохранение мира, отказ от ядерного оружия, преодоление разрыва в уровнях экономического развития между Севером и Югом, поиски форм сосуществования Запада и Востока;

П социальные — достижение нового общественного консенсуса, связанного с изменениями в социальном со­ставе населения, обеспечение равноправия женщин, вы­работка нового отношения к труду, ликвидация безработицы;

П моральные — раскрепощение личности, само­реализация, социальная ответственность;

Пполитические — дальнейшее развитие и воплощение демократических принципов, политического плюрализма, демократии участия;

Пкультурные — демассификация культуры, формирование контркультуры.

Конечно, многие из этих проблем существовали и рань­ше. Но уже в 70-е годы принципиально изменились их масштабы и острота. К тому же они приобрели всемирный, а не, как было прежде, локальный или региональный ха­рактер. Это обстоятельство и подвело современную соци­ально-политическую мысль к новому рубежу, к поиску ответов на возникшие проблемы вне рамок прежних идео­логических концепций и постулатов.

подхода к новым социальным реалиям

Сущность Радикальное новшество альтернатив-
альтернативного ного подхода к новым социальным про­
блемам не в осознании их серьезности,
не в поиске их решения на традици­
онных путях, а в изменении оценки
перспектив развития общества. Тенденции индустриального
общества ныне далеко не все рассматривают как гарантию
прогресса. Цивилизация, обеспечившая высокие материаль­
ные достижения — доходы, качество и доступность товаров
и услуг, прогресс науки, техники, медицины, воспринима­
ется очень и очень многими как неспособная удовлетворить


духовные запросы человека. Ряд известных на Западе иде­ологов (Л. Браун, А. Горц, Э. Шумахер, Э. Фромм и др.) вообще в конце пути индустриального общества видят тупик или катастрофу. Поэтому проблемы последних 20 лет стали не столько проблемами текущего момента, сколько импе­ративами будущего. Отсюда и поиск альтернативы нынеш­нему общественному развитию.

Имеющиеся на сегодня альтернативные концепции — это сложный идеологический феномен, и потому кратко изложить их суть весьма непросто. Тем не менее все раз­новидности альтернативных идей — экономических, по­литических, экологических, этических — можно свести к нескольким обобщенным положениям.

Отправным моментом концепций альтернативного раз­вития выступает положение об исчерпанности и бесперс­пективности индустриального общества. Основой такого вывода является сознание того, что индустриальный тип развития неизбежно приводит к концентрации и центра­лизации производства, сращиванию крупного производства и государства, образованию на этой базе «мегамашины», противостоящей индивиду, что в сочетании с углубляю­щимся разделением труда он ведет к отчуждению сущно-стных сил человека. Поэтому теоретики альтернативных движений предпочитают говорить о современном обществе как о «системе», которая представляет безликую центра­лизованную структуру, где личность не имеет возможности не только реализовать цель своего развития, но и зачастую даже осознать свои интересы. При этом социальная природа «системы» отождествляется как с капитализмом, так и с социализмом, под которым в идеологических концепциях альтернативных движений понимается административно-командная модель общественного устройства. С «х по­зиций, и то и другое представляет собой две разновид­ности индустриального общества, которые ориенти­руются на экономический рост, максимизацию потреб­ления. В силу этого современная «система», с точки зрения альтернативистов, является антигуманной и без­нравственной, превращая человека не в цель, а в сред­ство безудержного экономического развития. По отно­шению к данной «системе» альтернативные экономиче­ские, социально-политические и духовные установки


рассматриваются в качестве антисистемной или внесистем­ной силы.

Ключевую роль в подходе альтернативистов к обще­ственному развитию играет идея децентрализации. Это тре­бование имеет много аспектов: антиэтатизм, т. е. конфликт с государством; разукрупнение и, следовательно, конфликт с господствующей экономической моделью мас­сового товарного производства; самоуправление, требование «прямого участия», а значит, конфликт с механизмом пред­ставительной демократии; снятие отчуждения личности, неизбежного, по мнению проводников альтернативных идей, в больших социальных системах.

Проиллюстрируем это общее положение на примере под­хода альтернативных движений к решению проблем эко­номического развития.

Исходным моментом альтернативных экономических мо­делей является разрыв с традицией индустриальной эпохи. Авторы этих концепций утверждают, что предотвратить экологическую катастрофу можно, только затормозив тех­нологическое развитие, отказавшись от экономического ро­ста и выработав новые принципы социального поведения. Суть этих принципов выражена в постулате, сформулиро­ванном Э. Шумахером: «Малое — это прекрасно». На практике это означает развитие разнообразных мелких ре­месленных предприятий, мастерских по производству по­требительских изделий, альтернативных производственных коллективов, сельскохозяйственных коммун, «экологиче­ских банков» и многих других учреждений, социально це­лесообразных и дружественных по отношению к окружающей природе.

Аналогичные подходы предлагают альтернативисты и в организации деятельности людей в других областях обще­ственной жизни. В сфере услуг это означает формирование туристских бюро, осуществление проектов социальной са­мопомощи молодежи и безработных, создание спортивных организаций, мелких предприятий торговли. В сфере об­щественно-политической деятельности — функционирова­ние различных гражданских комитетов, политических групп, «инициатив заинтересованных» и т. д. В области науки и культуры учреждаются самодеятельные исследо-


вательские институты, издательства, информационные цен­тры, альтернативные газеты и журналы, кинотеатры, видео-и дискотеки, школы и детские сады. Все это, по расчетам альтернативистов, должно привести к раскрепощению че­ловека, освобождению его от жестокого давления нынешней социальной системы, установлению гармонии в его отно­шениях с природой и обществом.

Таким образом, суть предлагаемой альтернативы — об­щество, целью которого является свободное развитие лич­ности. Главная же задача на нынешнем этапе движения к такому обществу осознается альтернативистами как пре­одоление отчуждения в экономике, политике, культуре, частной жизни. И хотя в разработке приемлемых рецептов достижения поставленных целей альтернативисты продви­нулись не дальше других, все же это тоже поиск путей нелегкого движения человечества из «царства необходимо­сти» в «царство свободы».

политического

В целом во всех альтернативных кон­
цепциях развития демократическое бу­
дущее предполагается осуществить,
аль^рй**и§Иы;ЭД: Я ориентируясь на складывание по со-
двищв^^й ; ; | седству с нынешними институтами го-
V сударства «власти» какого-то другого
сообщества с особым образом жизни,
особыми ценностями, нормами, принципами, при условии
взаимной терпимости коалиций по отдельным вопросам и
нахождения уравновешивающих компромиссов. Как это вы­
глядит на практике, мы показали выше.

* Пассионарность (лат. passion — страсть, энтузиазм) — термин, используемый некоторыми этнографами для характеристики степени активности социальных общностей в зависимости от имеющегося у них запаса некоей социальной энергии.

Следует отметить, что стратегия новых социальных дви­жений переустройства общества посредством внедрения «ма­лых ниш» альтернативного стиля жизни в «большой социум» выглядит весьма утопично. Но альтернативисты зато нахо­дятся по ту сторону революционного насилия и, как пра­вило, не несут в себе ту, так сказать, пассионарность*, которая на разных этапах была присуща буржуазии или




 


рабочему классу как ведущим силам общественного разви­тия. Стратегия «малых дел», безусловно, представляет собой антипод радикализма в сфере политического действия. Все формы политического действия альтернативистов носят не­насильственный характер. В основе такого подхода лежит убеждение, что достичь высоконравственных целей пере­устройства современного общества можно только ненасиль­ственными средствами. Слишком высокую цену приходится платить за революционные и насильственные действия.

Основой своей внутренней организации альтернативные социальные движения считают «принцип базисной демо­кратии». Он означает прямую децентрализованную демо­кратию, стержневой идеей которой является постоянный контроль за должностными и выборными лицами, за ру­ководящим ядром со стороны масс и возможность сменяе­мости руководства любого уровня в любое время. Кроме того, в партиях «зеленых», как правило, действует так называемый «императивный мандат», который предписы­вает партийному руководству и фракциям этих партий в парламентах выполнение установок и требований массового базиса. Существенными элементами внутрипартийной ба­зисной демократии являются принципы гласности и кон­сенсуса.

Понятие «базисная демократия» трактуется не только как организационный принцип новых социальных движе­ний. Этот термин понимается и как политическая органи­зация общества, и как социально-политическая деятель­ность масс, и как программа ненасильственных действий по внедрению новых ценностей в сознание масс путем парламентских акций.

Общая оценка '.и перепективы ал ьте р нати в н ых

Давая общую оценку социальным кон­цепциям и политической стратегии альтернативных движений, следует от­метить такую их особенность, как стремление с максимальной полнотой учесть не только все достижения цивилизации, но и обна­жившиеся опасные пределы развития по пути индустриа­лизма, вобрать в себя как результаты научного знания, так и императивы вечных ценностей, мобилизовать не один лишь разум, но и колоссальный потенциал человеческих


эмоций. Нельзя не указать также и на преимущественную ориентацию на будущее. В этом альтернативные идеи род­ственны утопической мысли прошлого. При этом воспро­изводятся и основные слабости последней: антиисторизм, отрыв от реальности, нигилистическое отношение к дейст­вительности, апеллирование к разуму и чувствам людей, убежденность в возможности разрешения всех противоречий общества применением какой-то универсальной схемы. Надо отметить и такую черту альтернативных концепций, как эклектизм: они вбирают в себя многие идеи и либеральных, и консервативных, и социалистических учений.

Хотя альтернативные движения и приняли в целом весь­ма широкий размах, все же пик их подъема уже позади. Тем не менее социально-политические идеи, которыми они вдохновляются, стали важным фактором политической жиз­ни на исходе XX в. Эскизы альтернативного мира влияют на политику, экономику, культуру во многих странах. Аль­тернативные идеи и практика, которые еще 15—20 лет назад были неприемлемы с точки зрения широких слоев, сейчас рассматриваются многими как перспективные. На этой волне в новой форме возрождается социалистический идеал, получивший название «экосоциалистическое обще­ство». Безусловно, альтернативные идеи являются серьез­ным материалом для исторического творчества.

16. СОВРЕМЕННЫЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДОКТРИНЫ КАТОЛИЦИЗМА, ПРАВОСЛАВИЯ И ИСЛАМА

16.1. Политика и религия

Социально-политическая роль

Наличие взаимосвязи между религией и политикой очевидно. Религия никог-рвлигиоз^х да не сводилась лишь к вере в Бога ив потустороннюю жизнь, к соверше­нию религиозных обрядов. Именно со­циальные учения позволяли монотеистическим религиям овладевать массами и тем самым влиять на расстановку сил в обществе. Религия по-своему объясняет реально су-


ществующий мир и регулирует не мнимые, а реальные отношения между людьми. Без религиозной интерпретации чисто земных отношений между людьми религия не смогла бы выполнять сложные социальные функции, в том числе и интегрирующую, потеряла бы свою привлекательность, перестала бы существовать. Сами причины возникновения новых религиозных движений, как правило, носили соци­ально-политический характер. Такие движения появлялись в ответ на назревшие потребности общественной жизни. Фактически каждая вновь возникшая религиозная секта выступает как социально-политическая ячейка, а система ее воззрений — это новая социально-политическая докт­рина, появляющаяся в религиозной форме. Такова в сущ­ности история возникновения христианства, ислама, буддизма, других религий.

Возникновение христианства, например, было связано с освободительным движением рабов в Римской империи. По мысли Ф. Энгельса, первоначально оно явилось как созданное массами революционное движение. Христианство вербовало своих приверженцев среди рабов и неимущего свободного люда, проповедуя презрение к богатым, могу­щественным, господствующим социальным группам рабо­владельческого общества [59. Т. 21. С. 8 ]. Понятно поэтому, почему жизнь первых христианских общин строится на принципах идеологии наивно-утопического коммунизма. Вот какая характеристика дается одной из таких общин в деяниях апостолов: «Никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее... Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели зем­лями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду» [13. С. 1166].

Жизнь Иисуса Христа предстает как подвиг самопожер­твования во имя идеи. По тем временам его выступление было призывом к идеологической и социальной революции. Смертный человек объявил себя богоравным, бросая вызов жрецам храмов, сокрушая идеологическую надстройку. Вы­ходец из «черни», родившийся в хлеву, сын жены плотника провозглашался народом «царем Иудейским». Иными сло­вами, кто был «ничем», становится «всем». Как народный лидер Иисус третировал высший иерусалимский свет своими


демократическими замашками. Претендент на престол и посланец Божий въехал в город на осле. Что это, как не отказ от привилегий? Итак, это не столько проповедник-примиренец, сколько революционер, возмутитель спокой­ствия. Именно это было основной причиной его мученичества. «Поскольку учение Христа, — пишет Ге­гель, — было революционным, он был обвинен и казнен» [18. Т. 2. С. 268].

Мусульманство возникло, как известно, гораздо позже христианства — в VI в. нашей эры. Ислам многое заим­ствовал из Библии как в части догматики, так и в части социальной доктрины. Это относится, например, к идее страшного суда, представлениям о рае и аде, о сатане (шайтане), бесах (джиннах). В социальной сфере дух ран­нехристианского эгалитаризма также был присущ и осно­вателю ислама пророку Мухаммеду. По крайней мере на первых порах своей деятельности в роли пророка он активно выступал в защиту бедных, хотя в ряде социальных прин­ципов его учения признаются имущественные различия, богатство и бедность как естественный факт, установленный Аллахом.

Буддизм является самой древней из трех мировых ре­лигий, он зародился в первом тысячелетии до нашей эры в Индии. В дальнейшем 'он завоевал миллионы последова­телей в разных странах Азии, но на территории Индостана утратил свои позиции и исчез. Приверженцы буддизма считают, что это вероучение явилось результатом проповеди Сиддхартхи Гаутамы Будды. Согласно буддийскому преда­нию, сын главы племени шакьев Сиддхартха Гаутама, по­раженный фактом обилия переживаемых людьми страданий, в 29 лет расстался со своими благами и соблазнами рос­кошной жизни и занялся размышлениями о причинах стра­даний и способах их преодоления. С момента, когда он узрел истину, Гаутама стал Буддой, т. е. пробужденным, просветленным. Соответственно всякий, кто уверовал в воз­можность собственного освобождения от страданий и одно-

* Эгалитаризм (фр. egalitarisme — равенство) — идея устранения социальных различий и социального неравенства путем всеобщей уравнительности, а также стремление к практическому ее осуществлению.


временно подобно Будде вступил на путь «спасения», на путь к «просветлению», становится буддистом.

В действительности появление буддизма было вызвано важными изменениями в индийском обществе: разрушением родоплеменных связей и порядков и возникновением круп­ных рабовладельческих государств. Буддийская идеология и обрядность явились своеобразной реакцией народных масс на эти социально-политические изменения. Прежние веро­вания уже не могли удовлетворить потребности в утешении. Буддизм же уравнял всех людей, объявив жизнь любого человека независимо от его социального положения неиз­бежным несчастьем, от которого все же можно «освобо­диться». Одновременно, предложив одинаковый для всех путь спасения, буддизм фактически отказался оправдывать кастовый социальный строй. Этим он и стал привлекатель­ным для широких народных масс.

Социально- Качественно новым этапом в усилении

политическая роль общественно-политической роли рели-
цвокви
г гии стало возникновение церкви —

религиозной организации, выступаю­щей в качестве средства упорядочения отношений внутри религиозного объединения и его связей со светскими об-щностями и организациями. Заметим, что церковь как организация характеризуется всеми основными атрибутами, присущими социальному институту. Ее элементами явля­ются: общее вероучение (идеология), религиозная деятель­ность (культовая и внекультовая), церковная структура (система управления жизнью, деятельностью, поведением верующих). В церкви действует определенная система ре­гулятивных норм и правил (религиозная мораль, конони-ческое право и др.).

По мере развития церкви усиливались и ее политические функции. Постепенно власть церкви частично приобрела политический характер, так как она стала претендовать на роль высшего авторитета в укреплении не только семьи, но и общественной морали, в соблюдении норм и правил, в которых заинтересовано все общество. Церковь стала играть огромную роль и в укреплении авторитета государ­ственной власти. Многие авторы, анализируя нынешнюю деятельность церкви, рассматривают ее как один из влия-


тельных компонентов политической системы общества. Осу­ществляя эту деятельность, церковь исходит из того, что людям нужны не только духовность и вера, но и религиозное обоснование их стремления к нормальному удовлетворению сугубо земных потребностей.

Выполнение указанных общественных функций, как из­вестно, невозможно без соответствующей идеологии. Поэ­тому в деятельности любой церкви, особенно это характерно для католицизма, значительное место отводится разработке ее социально-политической доктрины. При этом религиоз­ные идеологи, опираясь на священные книги и учение отцов церкви, исходят из возможности торжества социальной справедливости и гармонии уже в этой, земной жизни. Социальное учение каждой церкви по-своему формулирует конечную «земную» цель для миллионов верующих, дви­жение к которой становится смыслом их повседневной жиз­ни. Тем самым обусловливается участие верующих во всех областях жизни светского общества, в том числе и в сфере политики.

Далее рассмотрим основные положения современных со­циально-политических доктрин католицизма, православия и ислама. Поскольку к буддизму мы не намерены обра­щаться специально, то кратко коснемся особенностей его социального учения в данном месте.

Есть ли социальная Прежде всего следует отметить, что
доктрина взгляды буддизма на общественную
в уддизмв жизнь и на задачи человека в этой
жизни непосредственно вытекают из
этого вероучения. Важнейшим его положением является
идея тождества между бытием и страданием. В соответствии
с этим всякое существование есть страдание, и причина
его заложена в самом человеке. Этим буддизм ^доводит
критическую оценку того мира, в котором живет человек,
до логического завершения. Все в этом мире обречено на
мучение. Более того, любое человеческое чувство, страсть,
желание усугубляют страдания. Поэтому для избавления
от страданий человеку бесполезно обращаться к внешнему
миру. Для этого человек должен, подобно Будде, заняться
внутренним самосовершенствованием, отказаться от жажды
жизни, стремления к наслаждениям, власти, богатству.


Таким образом, путь к спасению буддизм видит в пра­ведной жизни, суть которой — постепенное преодоление в себе всяких желаний, любых человеческих привязанностей вплоть до полной отрешенности от внешнего бытия и пе­рехода в состояние абсолютного внутреннего покоя — нир­вану. На достижение такого состояния, которое тем не менее не тождественно небытию, и ориентирует своих при­верженцев буддийское вероучение.

Наиболее действенным фактором спасения еще при жиз­ни буддизм считает выход человека за пределы реального общества, т. е. вступление его в сангху — монашеский орден. Сангха раннего буддизма была объединением людей, добровольно порвавших с мирской жизнью, со всеми зем­ными заботами. Вступающий в сангху человек должен был отказаться от семьи, собственности, перестать соблюдать предписания той социальной среды, к которой принадлежал, принять на себя обет целомудрия, пройти обряд посвящения, носить установленную для монахов желтую тогу. Монаше­ская жизнь подробно регламентировалась. Монахов окру­жали почет и поклонение со стороны верующих. Позже это приведет в ряде стран к прямому обожествлению буд­дийского духовенства.

Теперь можно ответить на поставленный выше вопрос. Как видно, буддизм не стремится преобразовать обществен­ные отношения, чтобы улучшить их. Он не выдвигает и задачу исправления людей для того, чтобы они стали лучше в качестве членов человеческого сообщества. Буддизм пы­тается увести, отрешить человека от той социальной ре­альности, в которой он родился. В этой связи говорить о наличии социальной доктрины у буддизма, по нашему мне­нию, можно лишь условно. Учение буддизма имеет соци­альное значение лишь постольку, поскольку путь верующих-буддистов к спасению, к покою, к нирване ведет к определенным изменениям и в их реальных общественных отношениях.

16.2. Социально-политическая доктрина католицизма

Источники Социальная доктрина католицизма

социального учения претерпела сложную эволюцию. Од-

диц 9 ним из основополагающих социаль-


но-политических документов католической церкви стала опубликованная в 1891 г. энциклика папы Льва XIII (1810—1903) «Рерум новарум» («О новых вещах»), акту­альность которой велика и поныне. Вехами на пути развития социального учения католицизма были деятельность выда­ющегося папы-реформатора Иоанна XXIII (1881—1963) и коллективная мысль Второго Ватиканского собора (1962— 1965). В 1991 г., когда исполнилось 100 лет с момента появления «Рерум новарум», папа Иоанн Павел II (р. 1920) откликнулся на этот юбилей опубликованием своей соци­альной энциклики «Центесимус аннус» («Сотый год»), по­лучившей широкий отклик в мире. Значение этого важнейшего документа современного католицизма — в под­ведении итогов развития социальной католической мысли за 100 лет и в, том новом, что внес в католическую соци­альную доктрину сам папа Иоанн Павел II. Кроме того, содержание энциклики нацелено в будущее, это программа деятельности на ближайшие годы. Какова же суть основных социально-политических целей, содержащихся в этих до­кументах католической церкви?

Оценка Прежде всего обращает на себя вни-
с!эврвме^^!|*!1ир* мание чуткое восприятие современны­
ми идеологами католицизма ме­
няющихся социальных реальностей, непредвзятая оценка
окружающей действительности. Современный мир видится
ими во взаимозависимости всех стран и народов, его со­
ставляющих, во всем его многообразии. Не только приз­
нается единство мира, но и делается важный вывод о
необходимости международного сотрудничества, солидарно­
сти в решении глобальных проблем, стоящих перед насе­
лением Земли. Католическая социальная доктрина полагает
императивом ликвидацию деления мира на военшкполити-
ческие блоки, противостояния Север—Юг, ибо все это про­
тиворечит идее общечеловеческой солидарности. В этой

* Энциклика (лат. encyclica — общий, для всех) — окружное папское послание, адресованное всем католикам и имеющее для верующих директивное значение. Энциклики носят программный характер и могут быть посвящены религиозным, общественно-политическим, моральным и другим вопросам. Они пишутся на латинском языке и называются по первым словам текста.


связи в энциклике «Центесимус аннус» делается принци­пиальный вывод о том, что мир и процветание — благо, принадлежащее всему человечеству.

Подход Если в «Рерум новарум» мысль о том,
к прр5д|м*м войны что сохранение жизни есть священный

' И МИР»'1!:;:.•::•:: ' ' - ""• ' .


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал