Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ 4 страница




Допущенные правящими коммунистическими партиями извращения в теории и практике руководства общественным развитием привели к утрате главного, что было в марксовой концепции социализма: понимания человека как цели, а не средства. Вместо этого сложилось представление о че­ловеке как «винтике» государственно-бюрократической ма­шины. Все это имело негативные последствия для общества, которое в конце концов было доведено до кризисного со­стояния. В таком же положении оказалось и само комму­нистическое движение в целом. Думается, здесь весьма уместно будет привести предвидение Макса Вебера, который в 1919 г. отмечал, что смелый русский эксперимент лишит социализм уважения и авторитета на последующие сто лет.

В настоящее время в коммунистических партиях идут ложные процессы критической оценки пройденного пути, ;ересмотра прежних теоретических установок, организаци­онных принципов, политической стратегии и тактики. Про­цесс трансформации коммунистических и рабочих партий в каждой стране имеет свою специфику. Некоторые партии прекратили свое существование. На базе других формиру­ются современные левые политические объединения. Те же партии, которые сохраняют в своем названии слово «ком­мунистическая», исключают из программных документов

к. 140


устаревшие теоретические постулаты. Коммунизм они рас­сматривают как весьма отдаленную перспективу естествен-ноисторического развития цивилизации, а в качестве непосредственных задач своей деятельности выдвигают вы-ражение и защиту насущных интересов людей наемного труда. Общий же вектор эволюции коммунистического дви­жения направлен в сторону его сближения с социал-демок­ратическим течением.

движение

Современная социал-демократия явля-ется одним из самых влиятельных no-литических течений в развитых стра­нах. Как и коммунистическое движе­ние, оно ориентируется на социалистические ценности. Представления социал-демократов о социализме — это про­дукт длительной, почти столетней эволюции. Генетически их идейные воззрения также восходят к марксизму, однако из этого учения социал-демократы сделали более умеренные политические выводы; главным методом политического дей­ствия они избрали не революцию, а реформы.

Родоначальником реформистского течения в рабоче движении считается Эдуард Бернштейн (1850 — 1932). Но это верно только в том смысле, что он был первым, кто открыто выступил с теоретическим обоснованием курса на постепенное реформирование буржуазного общества. Ре­формизм же как явление существовал в рабочем движении и до него.

Новым в подходе Бернштейна к социалистической теорииЦ и практике явилась постановка вопроса о возможности мирной трансформации капитализма в социализм, че не предполагали в условиях своего времени К. Маркс и Ф. Энгельс. Рассматривая социально-экономические аспек ты эволюции феодального и буржуазного общества на ни сходящих стадиях, Бернштейн обратил внимание н имеющееся сходство в соответствующих процессах, а не их различие. По всем признакам, утверждал он, общ ственная, или «коллективная», собственность разовьется » вследствие насильственного уничтожения капиталисти* ской собственности, а наоборот, последняя исчезает, ко: первая достигнет достаточно высокой ступени развити»»^ подобно тому, как феодализм пал в условиях вполне сло-~




лившейся буржуазной собственности [12. С. 377]. Таким образом, Бернштейн акцентировал внимание на процесс возникновения реальных элементов нового общества в не­драх старого, из чего и выводил возможность мирной транс­формации капиталистического общества в социалисти­ческое.

Обосновывая собственную точку зрения на социально-экономические закономерности перехода к социализму, Бер­нштейн проявил и иное понимание политических закономерностей этого процесса. Прежде всего он поставил под сомнение марксистский тезис о необходимости социа­листической революции и диктатуры пролетариата. При этом он исходил из того, что развитие демократии, рас­пространение всеобщего избирательного права, рост соци­ал-демократических партий и их влияния создают условия для мирного преобразования общества в социалистическом направлении. И такая трансформация, по мысли Бернш­тейна, скорее всего произойдет посредством расширения существующих уже теперь политических и экономических институтов и учреждений [12. С. 346].



Эти идеи Бернштейна, а также его идейно-политических последователей К. Каутского, Р. Гильфердинга, Ф. Адлера и других не сразу были восприняты социал-демократами полностью и безоговорочно. Некоторые социал-демократы с симпатией относились к революции в России. Между двумя мировыми войнами социал-демократы сохраняли вер­ность революционным методам преобразования общества на уровне официальных программных документов. И только после второй мировой войны окончательно закрепились качественные изменения в идейно-политической платформе социал-демократии.

Своеобразным историческим рубежом в идейной эволю­ции социал-демократического движения был учредителвный конгресс Социалистического интернационала во Франкфур-те-на-Майне в 1951 г. С этого момента интегрирующей идейной основой социал-демократии стала концепция де­мократического социализма, которая закреплена в приня­той конгрессом декларации «Цели и задачи Демократического социализма». В июне 1989 г. в Стокгольме конгресс Социалистического интернационала принял


новый программный документ — «Декларацию принципов: В этом документе подтверждается приверженность т] ционным ценностям социал-демократии, с учетом прак ческого опыта уточнены взгляды на экономически проблемы, излагается точка зрения по широкому кру: проблем современности.

Каковы же основные положения концепции демократий
ческого социализма? |

Прежде всего отметим, что общий взгляд современно^
социал-демократии на новое общество лежит в русле col
циалистической традиции. В ряду общественных ценностеЩ
на первое место она ставит свободу, социальную справещ
ливость
и солидарность. Социализм, говорится в Декла*!
рации 1951 г., стремится к освобождению зависимости!
народов от меньшинства, которое владеет или распоряжаЛ
ется средствами производства. Его цель состоит в том»
чтобы обеспечить всему народу решающее право в эконо»
мике. Он стремится к такому сообществу, в котором сво|{
бодные люди сотрудничают в качестве равных. Jf

Концепция демократического социализма исходит из того|
что утверждение в отношениях между людьми принципоя|
свободы, социальной справедливости и солидарности може$|
произойти только в процессе всесторонней демократизация!
общества. Поэтому социал-демократы с самого начала вь1т|
двигают следующие четыре цели общественного развития^
политическая демократия, экономическая демократия, соци*|
альная демократия и международная демократия. |

Политическая демократия в пониманиц| социал-демократов означает: осуществление в полном еме всего комплекса прав и свобод человека, предусм ренных соответствующей Декларацией ООН; народ» представительство на основе свободных, всеобщих, равн: и тайных выборов; правление большинства при соблюде: прав меньшинства; наличие более чем одной партии, в числе и оппозиционных; равенство всех граждан nej законом; наличие системы независимой правозащиты и m чинение судей только закону; культурная автономия гр; с их собственным языком. Словом, социал-демократы ляются приверженцами принципов представительной мократии в ее плюралистической форме.


Экономическая демократия предполагает признание приоритета интересов общества над частными интересами, необходимости смешанной экономики, осно­ванной на сочетании частной, государственной и коллек­тивной, или общественной, форм собственности. В то же время в Стокгольмской «Декларации принципов» указыва­ется, что ни частная, ни государственная собственность сами по себе не гарантируют экономической эффективности, социальной справедливости. Поэтому социал-демократы, не отказываясь от обобществления и государственного сектора в рамках смешанной экономики, главное внимание уделяют демократическому контролю над экономикой. Его обяза­тельным компонентом является реальное участие трудя­щихся и их объединений в управлении экономикой как на уровне производственных компаний, так и в национальном масштабе. При этом в качестве главных рассматриваются задачи обеспечения полной занятости населения, роста об­щественного производства, постоянного повышения жизнен­ного уровня, справедливого распределения дохода, удовлетворения стремления людей к вознаграждению в со­ответствии с их трудовым вкладом.

Социальная демократия означает торжество принципов свободы, справедливости и солидарности во всех сфе*рах общественной жизни, реализацию всех основных прав личности, удовлетворение элементарных жизненных потребностей всех членов общества. Данная цель достига­ется путем реального обеспечения права граждан на труд, отдых, жилье, образование, медицинское обслуживание, обеспечение в старости и при невозможности трудиться. На это же должны быть направлены другие социальные программы. Социальная демократия означает также устра­нение всех юридических, социальных, экономических и политических видов неравенства между мужчиной и жен­щиной, между социальными слоями, между городом и де­ревней, между регионами и между этническими общностями. Решением этих задач открывается путь для духовного расцвета людей, к сознательному и культурному развитию личности.

Международная демократия предполагает достижение такого миропорядка, при котором все народы


Земли будут жить в мире и безопасности, решать свои проблемы не вооруженной борьбой, а путем добровольного сотрудничества по обеспечению достойных человека условий жизни. Важнейшими предпосылками такого миропорядка социал-демократы считают устранение всякого неравенства между народами, справедливое перераспределение мирового богатства, соблюдение национального суверенитета и права на национальное самоопределение, разрешение конфликтов путем переговоров, создание системы коллективной безо­пасности. Ни один народ, по убеждению социал-демократов, отдельно не может для себя самого найти долговременные решения всех экономических и социальных проблем. По­этому только политика партнерства и солидарности может привести к смягчению и, в конечном счете, к преодолению неравенства и конфликтов между народами, к решению стоящих перед мировым сообществом глобальных проблем. Таковы в предельно кратком виде основополагающие социально-политические установки современной социал-де­мократии. Нельзя не видеть, что их ориентация на исполь­зование регулируемых рыночных отношений, реализацию принципов политического и духовного плюрализма, береж­ное отношение к суверенитету личности, повышенное вни­мание к условиям, качеству жизни трудящихся представляют важный вклад в развитие современной соци­алистической мысли и практики. Эти воззрения отражают интересы значительной части населения стран Запада. Не случайно в послевоенный период, в условиях стабильного развития капиталистической экономики, особенно в запад­ноевропейских странах, социал-демократы превратились в одну из наиболее влиятельных сил, входивших в прави­тельства или возглавляющих их в настоящее время.

Сопоставление кон мун истин ее кого :
д е мо к рати че с ко го

Каково же историческое значение этих идейно-политических течений в рабо­чем движении? Можно ли с высоты сегодняшнего дня однозначно утверж­дать, что в споре между большевиками и меньшевиками в России или, если брать в международном масштабе, между коммунистиче­ским и социал-демократическим течениями одни были пра­вы, а другие нет?


Видимо, окончательно и бесповоротно теоретически ре­шить этот вопрос невозможно. Из изложенного видно, что оба эти движения, обобщенно говоря, отличались друг от друга не по представлениям об общественном идеале, а по способам его реализации: первые тяготели к социальной революции и непосредственному переходу к социализму, вторые — к социальным реформам и постепенному движе­нию к новому обществу. В этом и заключается суть основной альтернативы, сложившейся в мировом рабочем движении еще на рубеже последних двух веков.

Думается, и коммунистическое, и социал-демократиче­ское движения непременно должны были возникнуть как диалектический диалог, как альтернатива, как потребность накопления разнопланового опыта и теоретических воззре­ний на перспективу собственного движения. Трудно сегодня сказать, какое из них оказало большее влияние на фор­мирование облика современного мира. Ясно, что коммуни­стическое движение возникло как реакция на политическое бессилие прежних социалистических партий. Но и появив­шаяся затем западноевропейская социал-демократия не смогла бы добиться ощутимых политических успехов без опыта коммунистических партий. Таким образом, деятель­ность того и другого движений была исторически законо­мерной и оправданной.

Несомненно, эти политические течения, олицетворяю­щие поиск человечеством путей движения к социальному равенству и справедливости, в своем преобразованном виде и впредь будут оказывать существенное влияние на мировое развитие. Как и прежде, в связи с различиями условий деятельности они в чем-то будут отличаться своей уже новой тактикой, снова дополняя и обогащая опыт друг друга. Однако в современных условиях, как уже отмечалось, одновременно с преобразованием социальной базы этих дви­жений, с их внутренней идейной эволюцией открывается и реальная перспектива их сближения и сотрудничества.

14.2. Социально-политические идеи анархизма, троцкизма, «новых левых» и других течений

Спектр современных левых социально-политических те­чений не ограничивается коммунистическим движением и


социал-демократией. В него входят также анархизм, троц­кизм, движение «новых левых», движение «экосоциализма», сторонники идей национального социализма в развива­ющихся странах и др.

,!Щ|Щщ Анархизм (от греч. anarchia — безна-
чалие, безвластие) — это обществен­
но-политическое течение, отрицающее
необходимость государственной и всякой иной власти, про­
поведующее неограниченную свободу личности, непризна­
ние общего для всех порядка в отношениях между людьми.
Это течение сложилось в середине XIX в. Основные его
теоретические положения были выдвинуты немецким фи­
лософом Максом Штирнером (1806—1856) и французским
философом и экономистом Пьером Прудоном (1809—1865).
Видными представителями анархизма были русские рево­
люционеры М. А. Бакунин (1814—1876) и П. А. Кропоткин
(1842—1921).

Основой мировоззрения анархизма является индивиду­ализм. Сторонники этого течения крайне негативно отно­сятся ко всему тому, что стесняет свободу личности. Естественно, что наиболее враждебно анархисты относятся ко всем разновидностям государственной власти, в которой они видят главное препятствие на пути к утверждению свободы личности. Поэтому государство, любую политиче­скую власть они попросту объявляют злом, которое должно быть немедленно уничтожено. По их мнению, основной задачей социальной революции является установление без­государственного общественного строя, который будет пред­ставлять собой федерацию автономных производственных ассоциаций, коммун, провинций и социальных общностей.

В обыденном употреблении термином «анархия» зача­стую обозначается полный хаос, беспорядок, которые слу­чаются в жизни при отсутствии необходимого управления. Но неверным было бы полагать, что и анархисты идеал будущего безгосударственного устройства жизни видят в хаосе, неупорядоченности и неуправляемости общественных процессов. Напротив, только анархия, т. е. отсутствие ка­кого-либо принуждения в отношениях между людьми, по их убеждению, и может породить подлинный общественный порядок, основанный на свободном самоуправлении и вза-


имодействии всевозможных ассоциаций индивидов. Именно в таком смысле следует понимать широко известный девиз сторонников этого движения: «Анархия — мать порядка!». Разумеется, устранение государства из жизни общества на данном этапе его исторического развития немедленно при­ведет к хаосу и социальным потрясениям, но иного мнения на сей счет придерживаются анархисты.

Для более полного представления о сущности социаль­но-политических идей анархизма обратимся к основной теоретической работе М. А. Бакунина «Государственность и анархия». В ней автор пишет: «Мы не только не имеем намерения и ни малейшего опыта навязывать нашему или чужому народу какой бы то ни было идеал общественного устройства, вычитанного из книжек или выдуманного нами самими, но в убеждении, что народные массы носят в своих, более или менее развитых историек» инстинктах, в своих насущных потребностях и в своих стремлениях, со­знательных и бессознательных, все элементы своей будущей нормальной организации, мы ищем этот идеал в самом народе; а так как всякая государственная власть, всякое правительство, по существу своему и своему положению поставленное вне народа, над ним, непременным образом должно стремиться к подчинению его порядкам и целям ему чуждым, то мы объявляем себя врагами всякой пра­вительственной, государственной власти, государственного устройства вообще и думаем, что народ может быть только тогда счастлив, свободен, когда, организуясь снизу вверх, путем самостоятельных и совершенно свободных соединений и помимо всякой официальной опеки, но не помимо раз­личных и равно свободных влияний лиц и партий, он сам создает свою жизнь.

Таковы убеждения социальных революционеров, и за это нас называют анархистами. Мы против этого названия не протестуем, потому что мы действительно враги всякой власти, ибо знаем, что власть действует столь же развра-тительно на тех, кто облечен ею, сколько и на тех, кто принужден ей покоряться. Под тлетворным влиянием ее одни становятся честолюбивыми и корыстолюбивыми де­спотами, эксплуататорами общества в свою личную или сословную пользу, другие — рабами» [8. С. 437].


Нельзя с ходу отметать все теоретические положения анархизма, особенно относящиеся к проблемам обществен­ного самоуправления. Такие его идеи, как организация общества на началах автономии и свободной федерации индивидов, общин, провинций и наций, на принципах сво­боды, равенства, справедливости для трудящихся, освобож­денных от эксплуатации, и сегодня оказывают существенное влияние на развитие различных социальных учений и по­литических течений. Именно эти идеи анархизма роднят его с социалистическими течениями.

Ныне это политическое течение существует в различных странах в виде анархистских и анархо-синдикалистских групп. Возрождается оно в настоящее время и у нас в республике, однако количество его приверженцев невелико.

Троцкизм Троцкизм — это, несомненно, левое
движение, имеющее длительную исто­
рию. Его основателем является один
из организаторов Октябрьской революции Л. Д. Троцкий
(1879—1940), создавший после высылки из страны IV Ин­
тернационал. Это объединение оказалось нежизнеспособным
и сегодня существует в виде нескольких центров в Западной
Европе, США, ряде стран Латинской Америки и Азии.

Основу теоретической концепции этого политического течения составляет троцкистская доктрина «перманентной (лат. permanentis — постоянный, непрерывный) револю­ции». Надо заметить, что сама идея непрерывности рево­люции впервые была высказана Марксом и Энгельсом. Такую революцию они понимали как диалектическую смену этапов революционного процесса, объективно развивающе­гося «до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти» [59. Т. 1. С. 261 ].

У Троцкого идея непрерывности революции имеет иной-смысл. Перманентность революционного процесса, развитие социалистической революции в каждой стране он связывал не с внутренними условиями, а с внешними факторами, с победой мировой революции. Из этого вытекала политиче­ская установка революции на «экспорт», искусственное под­талкивание ее во все новых странах извне, из единого мирового революционного центра. Таким образом, диалек- .


тическое понимание революционного процесса в концепции Троцкого подменяется субъективистским подходом, при ко­тором игнорируются объективные условия революции, за­кономерная связь между ее этапами, а последние произ­вольно смешиваются.

Как известно, будучи одним из главных действующих лиц революционных событий в России, свою доктрину «пер­манентной революции» Троцкий пытался реализовать в практической политике. Но ему, как и многим революци­онерам той поры, имевшим точно такие же взгляды, вскоре пришлось с горечью убедиться, что мировая революция, вопреки всем усилиям подтолкнуть ее, не происходит. Столь же безуспешными оказались его попытки «организовать» мировую революцию в период своей зарубежной деятель­ности. Однако, несмотря на это, Троцкий до конца своей жизни не сомневался в правильности основных постулатов своей доктрины.

Современные троцкисты, продолжая в основном придер­живаться романтизированных и утопических идей основа­теля своего движения, пытаются подвести многообразие и противоречивость мирового развития под схемы, родившиеся в иной исторической обстановке. В частности, некоторые из них, считают, что происходящие в мировом хозяйстве процессы интернационализации и образования транснаци­ональных корпораций якобы свидетельствуют о создании «интернационального базиса мировой революции» и тем самым будто бы подтверждают прогноз Троцкого и его теорию «перманентной революции».

«Н^яййМаяЁЙШй Концепции национального социализма
сон^ци?"*; широкое распространение получили в
афро-азиатских странах в 60—70-е го­
ды. Их общей особенностью является поиск «третьего пути»
к социализму, лежащего между опытом западных стран и
практикой большевизма, который бы больше соответствовал
национальным традициям развивающихся стран. Вследствие
этого в концепциях национального социализма переплета­
ются элементы различных политических теорий, религиоз­
ных источников, родоплеменных порядков и нравов. Таковы
«индийский социализм», «африканский социализм», «авто-


хтонный социализм» (от греч. autochthones — абориге! коренные жители) в Латинской Америке и др. Одноврема во всех этих разновидностях социалистических концет национального типа прослеживается сходство с социал-д( мократической концепцией «демократического социали; ма». Их объединяет и терпимое отношение к различи] формам собственности, и приверженность идее шло] ской демократии, и стремление к социальной сп] Не случайно поэтому в рядах Социнтерна находятся многие политические партии Азии, Африки, Латинской Америки. ^

,:Д|йЩйЙ«1^;(Н<>вй^::, Движение «новых левых» родилось Ц
/?евы^| ! ;| период бурных студенческих выступ^

лений в западных странах в 60-е года!

текущего столетия. Общая направлен-f
ность этого движения — отрицание ценностей капитала-!:
стического общества, борьба против бюрократии щ
подавляющих человека властных структур — позволяет!
отнести его к левой части политического спектра. Однако»
это крайне противоречивое и пестрое по своему социальному)
составу движение. Оно создало столь же противоречивую;
леворадикальную идеологию. Вожаки бунтовавшей молоде­
жи чаще всего среди своих идейных вдохновителей называли
немецко-американского философа и социолога Герберт^
Маркузе
(1898—1979). В качестве источников теоретичен?
ских представлений движения «новых левых» признавались!
также произведения немецко-американского психолога 'Ш.
социолога Эриха Фромма (1900—1980), австрийско-амери-j
канского врача и психолога Вильгельма Райха (1897—1957)#
немецкого философа и социолога Теодора Адорно (1903—1
1969) и др. |
Идеологи «новых левых», обращаясь к учению Карлй|
Маркса, по-своему интерпретировали некоторые его кате^Г
гории и идеи. Например, Маркузе полагал, что рабочий
класс индустриально развитых стран, включаясь в потре*-
бительскую гонку, интегрируется в социальное целое и те*§
самым утрачивает свою революционную роль. В этих
ловиях, по его мнению, революционная инициатива в
ках развитого общества переходит к радикальном^
студенчеству, гуманитарной интеллигенции и люмпи
рованным слоям населения, а в мировом масштабе —


обездоленной массе бедных стран, противостоящих бога­тым.

По-своему интерпретируют «новые левые» и задачи ре­волюционной борьбы. Особенностью их стратегии является общая направленность на отрицание или, по их термино­логии, на «великий отказ» от институтов и ценностей со­временного, индустриально развитого общества, превра­щающих как само это общество, так и составляющих его индивидов, по выражению Г. Маркузе, в «одномерные» феномены («одномерное общество» — «одномерный чело­век»). Это наложило глубокий отпечаток и на их теорети­ческие представления о природе и сущности будущего социалистического общества, путях его утверждения. Такие представления выступают преимущественно в виде указаний на то, чего при социализме не должно быть из того, что присуще современному обществу. При этом полностью об­ходились экономическая структура будущего общества, ха­рактер управления его социальной жизнью, место в этих процессах общественных институтов и многие другие про­блемы.

Обращает на себя внимание и такая особенность идео­логических построений «новых левых», как стремление со­единить, совместить различные теоретические подходы к анализу общественных явлений.

Наиболее характерным в этом отношении является твор­чество Э. Фромма, который предпринял попытку объединить марксизм и фрейдизм. Он рассматривал идеи Маркса и Фрейда как важные вехи в борьбе за возрождение гума­низма. «Маркс, — писал Фромм, — намного глубже проник в сущность социальных процессов и гораздо меньше, чем Фрейд, зависел от социально-политической идеологии своего времени. Фрейд глубже проник в природу человеческого мышления, аффектов, страстей, хотя он и не смог возвы­ситься над принципами буржуазного общества. Оба они снабдили нас интеллектуальным инструментарием, с по­мощью которого можно прорваться сквозь обманную завесу рационализации и идеологий и проникнуть в сердцевину индивидуальной и социальной реальности» [102. С. 369]. Поэтому в своем творчестве Фромм преследовал цель обо­гатить чисто субъективистскую концепцию личности, раз-


работанную Фрейдом, динамикой социальных процессов и одновременно смягчить «обезличенность объективизма» марксовой теории общества психологизмом фрейдизма.

Что касается самого фроммовского варианта обновлен­ного таким образом марксистского учения о социализме, то он свелся к признанию необходимости внутреннего са­моусовершенствования личности, осуществления «револю­ции в себе». Рецепты, которые были для этого предложены, оказались близкими к религиозным требованиям об «очи­щении души». Не случайно некоторые из работ Фромма прямо посвящены анализу психологических аспектов дзен-буддизма и других восточных религий. Эти идеи и пред­ставления Фромма на определенном этапе эволюции движения «новых левых» пользовались среди его участников немалой популярностью. Некоторая часть сторонников этого движения погрузилась было в дзен-буддийский самоанализ по Фромму. Нельзя, конечно, отрицать познавательный и психолого-практический смысл таких подходов. Но, как известно, идея избавления общества от пороков путем внут­реннего самоусовершенствования человека была выдвинута задолго до Фромма.

В процессе идейной эволюции движения «новых левых» концепция «марксизированного психоанализа» была вытес­нена учением В. Райха о «сексуальной революции». В этом учении предпринята новая попытка свести воедино идеи Маркса и Фрейда. Марксову категорию «отчуждение» Райх пытается дополнить положением о «сексуальном отчужде­нии» человека. Согласно его концепции, современное об­щество основано в конечном счете на сексуальном подав­лении, служащем массовым источником неврозов. Следо­вательно, в ходе революционных преобразований упразд­нению подлежат главным образом те социальные институты, которые служат подавлению сексуального влечения. К та­ким институтам он относит прежде всего авторитарно ор­ганизованные семью, школу и церковь.

Данными положениями Райх, в сущности, десоциологи-зирует учение Маркса и одновременно гиперсексуализирует идеи Фрейда. Считая, что в марксистском понимании со­циализма человек предан забвению, Райх провозглашает личностную проблематику, и прежде всего половой вопрос,


основой революционной стратегии. Главной задачей истинно революционной партии, считал Райх, безусловно является революционное половое воспитание, призванное способст­вовать осознанию на массовом уровне сексуального подав­ления. Такая партия должна придать политический харак­тер данным проблемам и трансформировать тайное или открытое сексуальное сопротивление молодежи в револю­ционную борьбу против капиталистического социального порядка. Соответственно и гегемоном социалистической ре­волюции выступает у Райха молодежь. Подобное положе­ние, как известно, в свое время отстаивал Л. Троцкий, считая молодежь «барометром революции».


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал