Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Особенности защиты трудовых прав работников в суде




Современная конституционная трактовка принципа свободы труда позволяет говорить о том, что это межотраслевой правовой принцип, выражающийся в принадлежности лицу исключительной возможности распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Несомненно, что данный принцип должен быть наиболее полно отражен и конкретизирован в трудовом праве, регулирующем общественные отношения в важнейшей сфере жизнедеятельности общества - сфере наемного труда.

Трудовой кодекс РФ, вступивший в действие с 1 февраля 2002 г., в ст. 2 в качестве одного из основных принципов правового регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений закрепил свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности. Кроме того, ст. ст. 2, 3 и 4 ТК РФ закрепили также принципы запрета принудительного труда и дискриминации в сфере труда.[62]

В соответствии с п. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Пленум ВС РФ в п. 3 своего Постановления указывает, что заявление работника о восстановлении на работе подается в районный суд в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки, либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки, а о разрешении иного индивидуального трудового спора - в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ч. 1 ст. 392 ТК РФ, ст. 24 ГПК РФ).

В соответствии с п. 5 указанного Постановления судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотивам пропуска без уважительных причин срока обращения в суд (ч.ч. 1 и 2 ст. 392 ТК РФ) или срока на обжалование решения комиссии по трудовым спорам (ч. 2 ст. 390 ТК РФ), так как ТК РФ не предусматривает такой возможности. Не является препятствием к возбуждению трудового дела в суде и решение комиссии по трудовым спорам об отказе в удовлетворении требования работника в связи с пропуском срока на его предъявление.

Однако, довольно часто судами нарушаются данные положения. Так, отменяя решение суда первой инстанции от 10 сентября 2009 года, которым Х. отказано в иске к МУ «Д.н.» о взыскании расчета при увольнении в сумме 56076 рублей в связи с пропуском срока обращения в суд, судебная коллегия в определении от 16 ноября 2009 года указала, что если часть заработной платы выплачена работодателем не в день увольнения, а спустя некоторое время, либо работодателем совершены действия, свидетельствующие о признании долга по заработной плате, то срок обращения в суд начинается для истца с даты выплаты работодателем части суммы либо с даты совершения действий, свидетельствующих о признании долга.



В рассматриваемом случае истица была уволена с 01.02.2009 года, окончательный расчет с ней произведен не был, в суд истица обратилась 12.05.2009 года, как указал суд, с нарушением 3-месячного срока. Вместе с тем, судом не дано оценки тому обстоятельству, что 19.03.2009 года работодателем в адрес истицы было направлено письмо, из которого следовало, что расчет при увольнении будет произведен с истицей при поступлении в бухгалтерию распоряжения об увольнении, что свидетельствует о признании долга ответчиком.

Решением суда первой инстанции от 22 октября 2009 года в пользу А. взыскана с УВД города Н. невыплаченная заработная плата за период с 1 сентября 2003 года по 22 июня 2009 года в сумме 116795 рублей 86 копеек.

Отменяя данное решение, судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в определении от 18 января 2010 года указала на неисследованность судом доводов ответчика о том, что истец с 2003 года должен был знать об издании приказов о выплатах надбавок за сложность, напряженность и специальной режим работы, знал о размерах надбавок и о том, что надбавки не выплачивались в установленном законом размере, в связи с чем вывод суда о том, что истец о нарушении своего права узнал в день увольнения - 22 июня 2009 года, в суд обратился с иском 21 сентября 2009 года, то есть в пределах 3-месячного срока, требует дополнительной проверке и исследования[63].



В своем обзоре кассационной и надзорной практики за первый квартал 2010г. судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда указала, что в случае если работодателем в судебном заседании заявлено о пропуске работником (истцом) срока для обращения в суд, суд должен обеспечить работнику возможность представить свои доводы относительно данного обстоятельства, в том числе, доказательства уважительности причин пропуска срока.

Так, Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 16.11.2009 г. отказано в удовлетворении иска К. к ООО «ТоксСофт-Сибирь» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Отказывая в удовлетворении исковых требований К., суд исходил из того, что истцом пропущен без уважительных причин срок для обращения в суд за защитой нарушенных прав. Поскольку представителем ответчика в судебном заседании сделано соответствующее заявление (о пропуске истцом вышеуказанного срока), а истец не обращался к суду с заявлением о восстановлении пропущенного срока, суд принял решение об отказе в иске К.

Из материалов дела следует, что в судебном заседании от 02.10.2009 г., на котором истец не присутствовал, ответчиком заявлено о пропуске истцом срока для обращения в суд. Судебное заседание отложено на 16.11.2009 г., о чем истец был извещен надлежащим образом и своевременно, просил рассмотреть дело в его отсутствие. Не известив истца о заявлении ответчика и не направив ему копию указанного заявления, суд лишил истца возможности представить доказательства уважительности причин пропуска указанного срока. Судебной коллегией по гражданским делам Красноярского краевого суда решение отменено с направлением дела на новое рассмотрение[64].

Как уже говорилось выше, работник, обратившийся за судебной защитой нарушенных рудовых прав освобождается от судебных расходов. Причем освобождается вне зависимости от исхода дела и полностью. Так, С. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю А. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Решением Абаканского городского суда исковые требования С. были удовлетворены частично. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия решение Абаканского городского суда отменено, в удовлетворении исковых требований С. отказано.

ИП А. обратился в суд с заявлением о взыскании с С. расходов на оплату услуг представителя, ссылаясь на то, что указанную сумму он уплатил представителю Ш. за оказанные им юридические услуги по настоящему делу. Определение суда заявление о взыскании судебных расходов удовлетворено в части.

Согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. Удовлетворяя заявленное требование суд, руководствовался ст. 94 и ст. 100 ГПК РФ и исходил из того, что расходы на оплату услуг представителя относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела, для которых установлен общий порядок распределения между сторонами.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее. В соответствии со ст. 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Как разъяснено в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 года №2, по смыслу подп. 1 п. 1 ст. 333.36 части второй НК РФ и ст. 393 ТК РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, освобождаются от уплаты судебных расходов. Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. К последним ст. 94 ГПК РФ относит расходы на оплату услуг представителей.

Таким образом, работник, выступающий истцом в гражданском деле, возникшем из трудовых отношений, освобождается от судебных расходов независимо от результатов разрешения поданного им заявления и вывод суда о возложении на С., освобожденную в соответствии с действующим законодательством от судебных расходов, обязанности их возместить, неправомерно (Определение № 33-24/2010)[65].

Еще одной особенностью при рассмотрении судом трудовых споров является то, что в соответствии со ст. 397 ТК РФ обратное взыскание с работника сумм, выплаченных ему в соответствии с решением органа по рассмотрению индивидуального трудового спора, при отмене решения в порядке надзора допускается только в тех случаях, когда отмененное решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Так, Определением суда удовлетворено заявление ООО «Нефто» о повороте исполнения решения суда.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее. Решением Шебекинского районного суда от 17.01.2005 г. П. восстановлена на работе в качестве директора ООО «Нефто». С ООО «Нефто» в пользу П. взыскана оплата вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебные расходы.

Постановлением Президиума Белгородского областного суда от 16.06.2005г. решение Шебекинского районного суда от 17.01.2005г. отменено и вынесено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований П. отказано.

В определении поворот исполнения решения мотивирован тем, что в постановлении Президиума Белгородского областного суда содержится указание о том, что выплаченные денежные суммы могут быть зачтены при разрешении вопроса о выплате истице причитающейся денежной компенсации, предусмотренной ст. 279 ТК РФ. П. не представлено сведений о наличии спора по указанной компенсации. Такой вывод требованиям процессуального закона и установленным обстоятельствам не соответствует.

Условия и порядок поворота исполнения первоначально принятого решения в отношении денежных сумм, выплаченных работнику, регламентированы законом. Согласно ст. 397 ТК РФ и ст. 445 ГПК РФ, обратное взыскание с работника сумм, выплаченных ему в соответствии с решением органа по рассмотрению индивидуального трудового спора, при отмене решения в порядке надзора допускается только в тех случаях, когда отмененное решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах. Таким образом, если решение суда о восстановлении работника на работе не было основано на представленных им ложных сведениях или подложных документах, то при отмене решения суда выплаченные работнику компенсации взысканы с него быть не могут.

Постановлением Президиума Белгородского областного суда от 16.06.2005г. решение Шебекинского районного суда от 17.01.2005г. отменено ввиду неправильного применения норм материального права[66].

В виду того, что трудовые права закреплены также и в Конституции РФ, гражданин за защитой вправе обратиться и в Конституционный суд Российской Федерации.

При этом гражданин, обращающийся в Конституционный суд по защите трудовых прав должен помнить о том, что:

Во-первых, его права и свободы должны быть нарушены именно законом, а не другими актами. Под законом в данном случае следует понимать федеральные конституционные законы, федеральные законы, а также конституции, уставы и законы субъектов федерации.

Во-вторых, данные законы должны затрагивать не любые, а именно конституционные права и свободы.

В-третьих, для обращения в суд необходимо, чтобы обжалуемый закон применялся или подлежал применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе.

Однако, несмотря на сложность правоприменительной практики рассмотрения трудовых споров, практика Конституционного Суда Российской Федерации по защите прав и свобод граждан в сфере труда и трудовых отношений уже достаточно обширна. Судом рассмотрен ряд дел, связанных, в частности, с защитой от дискриминации в трудовых отношениях по возрастному признаку, обеспечением доступа к правосудию при разрешении трудовых споров, необоснованными запретами проведения забастовок для отдельных категорий работников при коллективных трудовых конфликтах, ограничением права на социальное обеспечение в случае болезни в период безработицы, лишением пенсий граждан, осужденных к лишению свободы по приговору суда, а также граждан, выехавших на постоянное жительство за пределы Российской Федерации.

Анализ принятых решений позволяет делать некоторые обобщения правовых позиций Суда о содержании конкретных трудовых и социальных прав, закрепленных в Конституции, о степени свободы законодателя в регламентации этих прав, о возможностях и пределах защиты отдельных прав и свобод в области труда и социального обеспечения посредством конституционного судопроизводства, а также о влиянии решений Конституционного Суда на развитие законодательства в этой сфере.

Конституционный Суд РФ в определениях и постановлениях по вопросам проверки конституционности отдельных положений трудового законодательства в течение последнего десятилетия все чаще обращается к проблеме соотношения и разграничения принципов свободы труда и свободы экономической деятельности.

Так, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24.01.2002 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений части второй статьи 170 и части второй статьи 235 Кодекса законов о труде Российской Федерации и пункта 3 статьи 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в связи с запросами Зерноградского районного суда Ростовской области и Центрального районного суда города Кемерово» Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что запрет на увольнение работника, являющегося членом профсоюза и совершившего противоправное деяние, являющееся законным основанием для расторжения трудового договора по инициативе работодателя, представляет собой несоразмерное ограничение прав работодателя как стороны в трудовом договоре и в то же время субъекта экономической деятельности и собственника.

Подобная позиция Конституционного Суда РФ была обусловлена следующим. С одной стороны, положения ст. 37 Конституции РФ, обусловливая свободу труда, право работника и работодателя посредством согласования их воли устанавливать его условия и решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, вместе с тем выступают в качестве конституционно-правовой меры этой свободы, границы которой стороны не вправе нарушать. Поэтому, заключая трудовой договор, работодатель обязан обеспечить работнику условия труда в соответствии с указанными требованиями Конституции РФ, а работник - лично выполнять определенную соглашением трудовую функцию, соблюдая действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

С другой стороны, Конституция РФ гарантирует свободу экономической деятельности, поддержку конкуренции, признание и защиту равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации (ст. 8) и закрепляет право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34, ч. 1), а также право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ст. 35, ч. 1 и 2).

Таким образом, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что, предусматривая в соответствии с требованиями ст. 37 Конституции РФ гарантии трудовых прав, в том числе направленных против возможного произвольного увольнения работника, законодатель не вправе устанавливать такие ограничения, которые ведут к искажению самого существа свободы экономической (предпринимательской) деятельности. Иное противоречило бы положениям ст. 55 Конституции РФ, в соответствии с которыми защита прав и свобод одних не должна приводить к отрицанию или умалению прав и свобод других, а возможные ограничения посредством федерального закона должны преследовать конституционно значимые цели и быть соразмерными.

В Определении Конституционного Суда РФ от 15.01.2008 № 201-О-П «По жалобе открытого акционерного общества» Центр восстановительной медицины и реабилитации «Сибирь» на нарушение конституционных прав и свобод положением части первой статьи 82 Трудового кодекса Российской Федерации" Конституционный Суд РФ в продолжение ранее изложенной позиции сделал акцент на том, что, предусматривая меры, направленные на дополнительную защиту трудовых прав работников, в том числе механизм контроля профсоюзов за правомерностью действий работодателя при увольнении работников, законодатель должен обеспечивать баланс соответствующих конституционных прав и свобод, являющийся необходимым условием гармонизации трудовых отношений в Российской Федерации как социальном правовом государстве, что составляет правовую основу справедливого согласования прав и интересов работников и работодателей как сторон в трудовом договоре и как участников социального партнерства.

Приведенные позиции Конституционного Суда РФ свидетельствуют о его повышенном внимании не только к принципу свободы труда, касающемуся в первую очередь работника, но и к принципу свободы экономической деятельности, характерному для стороны работодателя. При этом основой соотношения названных принципов, по мнению Конституционного Суда РФ, должен выступать баланс интересов обеих сторон.[67]

Таким образом, необходимо обратить внимание на то, что законодатель предоставил работникам широкие права в части защиты нарушенных трудовых прав. Самой действенной на настоящий момент остается судебная защита, которая в свою очередь предоставляет широкие возможности в применении мер к восстановлению своего нарушенного права.

 

 



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал