Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Отечественная история с древнейших времен до начала XX века. 4 страница




Киммерийцы совершали успешные дальние походы, в том числе в Переднюю и Малую Азию. Начиная с последней четверти VIII в. до н.э. киммерийцы стали тревожить северные границы государства Урарту. Около 714 г. до н.э. киммерийцы появились у северных границ этого государства. Царь урартов Руса I ходил на них не слишком удачным походом. Против киммерийцев были собраны чуть ли не все урартские войска, причем в них находился и сам царь, его туртан (главнокомандующий), и, по меньшей мере, тринадцать областеначальников. Несмотря на концентрацию сил урартов, киммерийцы нанесли им сокрушительное поражение, наголову разгромив войска туртана и двух областеначальников, захватив их самих в плен. Остальные одиннадцать областеначальников были вынуждены отступить, а сам Руса I поспешил в Урарту, оставив свои войска. Эти факты свидетельствуют о значительной боевой мощи киммерийцев, которые были способны противостоять объединенным военным силам такой крупной державы, как Урарту.

После урарто-киммерийской войны 714 г. до н.э. на протяжении примерно 35 лет всякие сведения о киммерийцах в древневосточных письменных документах отсутствуют. Это, вероятно, было связано с изменениями культурно-исторической ситуации на юге Восточной Европы, а именно, с появлением здесь нового кочевого населения, известного нам под именем скифов. Передвижения кочевников привели к политической нестабильности, что явилось причиной появления многочисленных кладов и разрушения поселений. Данные факты уточняют время окончания киммерийского и наступления нового скифского периода на юге Восточной Европы в пределах конца VIII в. или начала VII в. до н.э.

Однако, киммерийцы как этнос исчезли далеко не сразу. Часть их откочевала на запад и в лесостепные районы Украины, а другая – на протяжении еще довольно долгого времени продолжала противостоять скифам на малоазийском театре боевых действий. Это, однако, не исключало существования между скифами и киммерийцами кратковременных союзнических отношений, особенно во время их конфликта с Ассирией в 70-ые годы VII в. до н.э., когда скифы впервые появились на исторической арене и нуждались в поддержке хорошо ориентировавшихся на Древнем Востоке киммерийцев.

В 679-678 гг. до н.э. киммерийцы вторглись в Ассирию, но их царь Теушпа был разбит где-то в Малой Азии. Далее они фигурируют в качестве ассирийских наемников. В 676-675 гг. до н.э. киммерийцы вместе с урартами напали на Фригию – область в северо-западной части Малой Азии, населенную индоевропейскими племенами фригийцев, переселившимися из Европы (из Македонии или Фракии) во II тыс. до н. э. Поход был успешным. Урарты захватили много добычи и пленных, а Фригия была отдана на разграбление киммерийцам.



Затем киммерийцы обрушились на Лидию – страну на западе Малой Азии, населенную племенами лидийцев. В битве с ними около 644 г. до н. э. лидийский царь Гиг был убит, а столица его царства, город Сарды, была взята и разграблена победителями. Источники сообщали о том, что киммерийцы около ста лет владели городом Антандром на берегу Эгейского моря в северо-западной Малой Азии и этот город даже назывался Киммеридой.

В 50-х гг. VII в. до н.э. на помощь Лидии наконец пришла Ассирия. Направленные царем Ашшурбанипалом скифские отряды под предводительством Мадия разбили киммерийцев, которых тогда возглавлял Лигдамис и его сын Сандакшатру. Известно, что первый из них погиб в Киликии, в юго-восточной Малой Азии.

Победа скифов над киммерийцами привела к поселению киммерийцев в Каппадокии (область в центре Малой Азии на территории современной Турции), и у города Синоп на южном берегу Черного моря. В конце VII в. до н.э. лидийский царь Аллиат нанес им окончательное поражение.

Не подвергшиеся ассимиляции киммерийцы проникли через Балканы – в Западную Европу. Археологические следы их передвижения встречаются в Северной Италии, Южной Франции.

Такой в целом представляется история пребывания на юге нашей страны и на Древнем Востоке киммерийцев, которые в течение довольно длительного времени играли значительную роль в жизни существовавших там государственных образований.

Свидетельства письменных и археологических источников позволяют сделать вывод о реальности киммерийцев как древнейшего из народов Восточной Европы, оставивших заметный след в событиях мировой истории первого тыс. до н.э. По масштабам и мощи воздействия на окружающий этнокультурный мир, киммерийцы предваряют собой все те изменения в древнем мире, которые еще в больших масштабах происходят в эпоху скифского господства в Европе и Азии.



Скифы, их происхождение, занятия и общественный строй. В истории многих народов особое место отводилось скифам, без которых также невозможно представить историю древнейшей российской земли.

По вопросу о происхождении скифов в исторической литературе нет единой точки зрения. Согласно одной из них, скифы были вытеснены из Южной Сибири своими восточными соседями – массагетами и заняли обширное пространство между Доном и Дунаем. Однако современные антропологические материалы доказывают, что никаких монголоидных черт у скифов не было. Сделанная в свое время известным антропологом М.М. Герасимовым реконструкция внешнего облика скифов по черепам, извлеченным из скифских курганов, дает основание утверждать, что скифы были типичными европеоидами. Известный поэтический образ скифов, как «азиатов с раскосыми и жадными очами», созданный А. Блоком, не соответствовал действительности.

Согласно другой распространенной гипотезе, предками скифов были племена так называемой срубной археологической культуры. Срубная культура, названная так по погребениям в деревянных срубах, была распространена в 1500-1000 гг. до н.э. в степных и лесостепных районах современных России и Украины (между Окой и Черным морем).

Но наиболее распространенная гипотеза – скифы, вытеснившие из Причерноморья киммерийцев, – ираноязычный народ. Язык скифов оказал заметное влияние на развитие древнерусского языка. Почти вся терминология древнерусской культуры сверкает доподлинными иранизмами. Часть этих терминов заимствовано у скифов, сарматов и их потомков, часть сохранилась как наследство первоначального славяно-иранского фонда. Дон, Днепр, Днестр, Буг, Дунай – скифские названия. «Дон» – скифское «дан» (река), а «Днепр» – «дан апр» (река глубокая). Иранизмами являются такие исконные, казалось бы, слова как Бог, вера, небо, рай, святой, благой, слово, храм, хоромы, срам, чаша, могила, звезда, тьма, чтить, ворожить, гадать, вопить, думать, звать, истукан, идол, кумир, исполин, сарафан. От персидского «мэрэзу» (высшая степень неодобрения) происходят наши «мразь», «мороз», «мерзость». От персидского «парна» (молодые неженатые воины) происходят наши «парни». От «чартаг» (имеющий четыре опоры) происходят «чертог» и «чердак». От скифов пришла к нам «собака» (славянский эквивалент «пес» и «сука»).

Скифы населяли степи Северного Причерноморья с VIII-VII вв. до н.э. по III в. н.э. Территория проживания скифов именовалась античными авторами Скифией. Сами себя скифы называли сколотами, а персы называли саками. Имя «Скифия» было известно за три столетия до Геродота, и повторялась многими греческими и латинскими писателями и историками. Сведения о них содержатся и в ассиро-вавилонских клинописных документах. Но наиболее полное описание истории скифов оставил Геродот, посетивший в V в. до н.э.

Из истории скифов много известно об их завоевательных походах. Скифы были замечательными воинами. Вооружение скифов – лук и короткий меч-акинак, копье и дротики, что позволяло сражаться и в конном, и в пешем бою. Вооружение изготавливалось из железа, за исключением наконечников стрел, которые часто терялись в бою и на охоте (они отливались из бронзы). О нравах, обычаях и военном искусстве скифов оставил свои записи Геродот: «Когда скиф убивает первого врага, он пьет его кровь. Головы всех убитых им в бою скифский воин приносит царю. Ведь только принесший голову врага получает свою долю добычи, а иначе – нет. Кожу с головы сдирают следующим образом: на голове делают кругом надрез около ушей, затем хватают за волосы и вытряхивают головы из кожы. Потом кожу очищают от мяса бычьим ребром и мнут ее руками. Выделанной кожей скифский воин пользуется как полотенцем для рук, привязывает к уздечке своего коня и гордо щеголяет ею. У кого больше всего таких кожаных полотенец, тот считается самым доблестным мужем…».

Необходимым предметом у скифов был железный нож с горбатой спинкой, имевший обычно костяную ручку. Конское снаряжение состояло из узды с бронзовыми (VII-VI вв. до н.э.) и железными (VII-II вв. до н.э.) удилами, сначала со стремявидными, а затем округлыми неподвижными петлями на внешних концах. В эти петли продевались псалии. Узда украшалась бронзовыми, серебряными или золотыми с резными изображениями зверей. Такие же украшения и колокольчики были на груди у коня. Мягкие седла украшались золотыми полосками.

Скифы совершили серию походов из Северного Причерноморья в Закавказье и на Ближний Восток. Основной дорогой их стал Прикаспийский путь через Дербентский проход, но иногда использовались и другие перевальные тропы. Геродот писал о них: «Скифы вторглись в Азию в след за изгнанными ими из Европы киммерийцами и, преследуя бегущих, дошли, таким образом, до Мидийской земли». Естественно, что не все население степной зоны Северного Причерноморья и Предкавказья ушло со скифсками ордами в Переднюю Азию, часть из них осталась на прежних местах проживания.

В ходе пребывания в Передней и Малой Азии скифы сражались с Нововавилонским царством, Мидией (северо-западная часть Иранского Нагорья). Одолев мидян, скифы пронеслись через Мессапотамию, Сирию, Палестину и достигли границ Египта. По свидетельству первоисточников фараон Псаметих I откупился от них данью. В 612 г. до н.э. скифы во главе с царем Мадием участвовали в разгроме Ниневии – столицы Ассирии. Очевидцы рассказывали, что победители хватали младенцев за ноги и разбивали им головы о стены домов…

В Азии скифы и киммерийцы выступали иногда как союзники. Не однократно меняя союзников, скифы в течении нескольких десятилетий наводили ужас на местное население и, по словам Геродота, «все опустошали своим буйством и излишествами. Они взимали с каждого народа наложенную ими дань, но кроме дани совершали набеги и грабили, что было у каждого народа».

Военно-политическая активность скифов в Азии длилась вплоть до начала VI в. до н.э. В 585 г. до н.э. они были разбиты мидянами и вернулись в Причерноморские степи. За время пребывания в Передней Азии скифы испытали на себе влияние урартской, ассиро-вавилонской, греко-ионийской культур. Вернулись они с культурой, отличной от той, которая была у них до похода в Азию, и той, которая осталась у населения степей, не участвовавшего в походе. Культура, принесенная вернувшимися, наслоилась на местные культуры, частично заменив некоторые их элементы.

С момента возвращения скифов из Передней Азии начался собственно скифский период в истории южнорусских степей, о котором сохранились более или менее достоверные сведения в античных источниках. Вернувшись из походов, скифы составили господствующую группу кочевников, так называемых «царских скифов», считавших остальных скифов своими рабами. Именно они образовали ядро формирующегося государства, центр которого находился в низовьях Днепра. В Крыму обитали «скифы-кочевники». Между реками Ингул и Днепр, наряду с кочевниками, обитали «скифы-земледельцы».

В VI в. до н.э. персидский царь Дарий с огромным войском переправившись через Боспор и Дунай, вторгся в скифские владения. Но скифы одержали победу над завоевателями. Победа над Дарием способствовала сплочению скифов, укреплению их политического объединения и свидетельствовала о развитости у скифов социальных отношений.

Атака кочевников
К V в. до н.э. скифы еще сохранили первобытнообщинный строй в его последней фазе – военной демократии. Действующими органами строя были: народное собрание, совет старейшин и племенные вожди.

Формирование у скифов государства многие исследователи относят ко времени правления царя Аттея (погиб в 339 г. до н.э.). Судя главным образом по археологическим источникам, IV в. до н.э. был временем создания скифского государства, обладавшего в это время крупным ремесленным, торговым и, вероятно, административным центром – Каменским городищем.

Основу экономики Скифского царства IV в. до н.э. составляло, как полагают исследователи, торговля зерном, вывозившимся в греческие города Северного Причерноморья, преимущественно в города Боспорского царства. Эта торговля находилась в руках скифской военной знати, представители которой получали за вывозимый хлеб различные предметы роскоши, изделия из драгоценных металлов, в том числе и высокохудожественные шедевры греческих ювелиров. В обмен на скот, кожи, меха, зерно, а также рабов, скифы получали от греков ткани, вино, оливковое масло, различные украшения. Все эти вещи в изобилии представлены в царских курганах скифов.

Жизнь этого процветающего царства внезапно обрывается в середине III в. до н.э., что увязывается с сообщением Диодора о превращении Скифии в безлюдную пустыню в результате вторжения сарматов. Однако скифы не были уничтожены полностью.

Ко II в. до н.э. происходит возрождение их государства, занимавшего теперь только степи Крыма и земли по нижнему течению Днепра и Буга. В Крыму же находилась и столица нового царства, остатки которой открыты на городище Керменчик, расположенном на окраине Симферополя. Ученые отождествляют это городище с крепостью Неаполис (упомянутой Страбоном) и называют его Неаполем Скифским во главе со значительно эллинизированной скифской верхушкой. В царстве этого периода господствует оседло-земледельческий уклад. Вещевой комплекс культуры поздних скифов имел сарматский облик.

В III в. н.э. скифское царство уничтожено готским нашествием, столица и многие поселения были разгромлены. В эпоху Великого переселения народов скифы окончательно растворились среди множества племен. По мнению академика Б. Рыбакова часть скифов была ассимилирована славянами.

От скифского времени сохранилось огромное количество памятников археологии. Самые значительные из них связаны с заупокойным культом. На широком пространстве южнорусских степей исследованы сотни курганов рядовых кочевников, представителей аристократии, и племенных вождей (царей). Огромный интерес представляют Келермесские курганы (Левобережье Кубани), дотируемые временем возвращения скифов из завоевательных походов. В могилах вождей обнаружен богатейший погребальный инвентарь, часть которого составили военные трофеи из Передней Азии.

Находки из скифских захоронений можно условно разделить на две группы. Первую группу составляют изделия собственно скифского производства, представленные бронзовыми котлами, костяными и металлическими изделиями в непревзойденном скифском зверином стиле, кухонная керамика, бытовые металлические изделия и др. Вторую группу составляют привозные греческие изделия, зачастую изготавливаемые специально для скифов парадные предметы вооружения с рельефными изображениями из античной и скифской мифологии, образцы престижной у скифов чернолаковой и краснофигурной греческой керамики, тарной посуды (амфоры), бронзового оружия и конской сбруи.

Итак, скифы – еще один представитель реального народа, обитавшего в древности на юге нашей страны. Их исторический путь и судьба были типичным для многих древнейших народов: военные походы; занятие земледелием, ремеслом и торговлей; приобщение к античной культуре; постепенное усложнение социальных и политических связей, завершившихся образованием государства. Однако неразвитость политических структур скифского общества, социально-экономических отношений, обусловили слабость и неустойчивость первых скифских политических объединений. Тем не менее, исторический опыт скифов по развитию материальных условий жизни, культуры, созданию государства, несомненно, был воспринят другими народами и племенами, вступавшими с ними в контакты, и таким образом, внес свой вклад в сокровищницу мировой цивилизации.

Сарматы, их место и роль в древнейшей истории. Сарматы – народность индоевропейской языковой семьи, обитавшая во времена Геродота в причерноморских степях (у Геродота и Гиппократа – Sauromatai, у более новых греческих авторов – Sarmatai, у латинских писателей – Sarmatae). Название «сарматы» возникло от греческого «савроматы», что означает «ящероглазые».

В VII в. до н.э. - IV н.э. племена сарматов занимали огромные степные пространства Поволжья и Южного Приуралья. Среди номадов (племенных объединений), сарматы, как новое мощное объединение кочевников, начинают доминировать в IV - III вв. до н.э. Они надолго становятся ведущей политической силой в евразийских степях, и особенно в Северном Причерноморье. Этноним «сарматы» первоначально обозначал группу кочевников, живших к западу от Танаиса (река Дон) на правобережье, но постепенно стал общим для обширного кочевнического мира евразийских степей, заменив прежнее имя – скифы.

Продвигаясь с урало-каспийских районов, сарматы проникают на запад позднее, чем скифы, которых они в конечном итоге заменяют в степях к северу от Черного моря, частично разбросав их, а частично поглотив. Это вторжение сарматских племен из Азии в Европу совершалось постепенно и несколькими последовательными потоками. В то время, когда писал Геродот (середина V в. до н.э.), граница между сарматами и скифами проходила по Дону (Древний Танаис). Не существует никаких непосредственных сведений, которые сообщали бы более точную дату массового перехода сарматов на западный берег Дона и начала их дальнейшего продвижения. Но Плиний, описывая народы Северного Причерноморья, отмечал, что «имя скифов повсюду переходит в имя сарматов». Впоследствии это имя приняло такой же неопределенный характер, какой имел ранее термин «скифы» в широком употреблении.

Сарматы на всем протяжении своей истории не представляли собой единого союза родственных племен. Это был скорее конгломерат номадов со сложными взаимоотношениями внутри него, включающий в себя и несарматские по происхождению народы. Среди сарматов было много различных племен: аланы, роксоланы, аорсы, языги, сираки и другие.

Успех расселения многочисленных сарматских племен был связан не только с количественным составом их орд, но и превосходством в военном деле. Сарматы, будучи великолепными всадниками, были вооружены не только луками и стрелами, но и длинными железными мечами и тяжелыми копьями, рубить и колоть прямо с коня, в отличие от скифов, которым для того чтобы пустить в ход свои короткие «акинаки», приходилось спешиваться. Сарматы использовали и металлические доспехи (пластинчатые и кольчужные). Этот комплект вооружения позволял им вести успешные сражения с легковооруженными местными племенами и штурмовать укрепленные поселения. Римский автор писал о сарматах: «Племя воинственное, свободное, непокорное и до того жестокое и свирепое, что даже женщины участвуют в войнах наравне с мужчинами».

Стратегия и тактика сармат в воинских предприятиях была, видимо, такой же, как и у скифов и других кочевых племен неожиданные нападения конной лавой, с обстрелом противника тучей стрел, концентрированные удары отборной конницы. Высоко боеспособным было и пешее войско, вооруженное луками и кинжалами. Военные походы дружинников являлись одним из основных средств обогащения родоплеменной верхушки и имущественной дифференциации сарматского общества. Уже во II-I вв. до н.э. сарматы завоевали значительную часть территории Северного Причерноморья.

Основным занятием сарматских племен являлось экстенсивное скотоводство. Рассказывая об образе жизни сарматов-роксолан, географ Страбон описывает их следующим образом: «Войлочные шатры устроены на повозках, в которых они проживают. Вокруг шатров пасутся стада, молоком и мясом которых они питаются. Разыскивают пастбища, выбирая всегда районы, богатые травой – зимой в болотах вокруг Меотиды (Азовского моря), а летом и в полях». Другие древние тексты также описывают кочевую жизнь сарматов. Древнеримский автор I в. н.э. Помпоний Мела писал: «Сарматы не живут в городах и даже не имеют постоянных мест жительства; они вечно живут лагерем, перевозя свое имущество и богатство туда, куда привлекают их лучшие пастбища, или принуждают отступающие или преследующие враги». Письменные и археологические материалы позволяют предполагать, что сарматы с весны до поздней осени кочевали со своими стадами, а зимой жили на постоянных зимовках.

Сарматское стадо состояло в основном из овец, коз и лошадей, наиболее приспособленных для круглогодичного содержания на подножном корму.

Сарматские племена были хорошо знакомы с обработкой дерева, строительной техникой. Вполне вероятно, что на зимниках сарматы наряду с легкими каркасными жилищами или юртами сооружали и бревенчатые дома. Места расположения сарматских зимовок нам неизвестны, поэтому трудно установить маршруты перекочевок и их протяженность. На основании археологических и этнографических данных можно предположить, что радиус кочевания южно-уральских сармат был сравнительно невелик, порядка 250-400 км.

Имеется немало оснований предполагать наличие у сарматских племен примитивного земледелия, которое играло подсобную роль. Важное место в жизни древних номадов занимали домашние промыслы - изготовление глиняной посуды, кожевенное дело, прядение, ткачество, обработка дерева, кости, камня и т.д.

Амазонка
Сарматские племена находились на стадии разложения родоплеменного строя. Легкая отчуждаемость скота и частые военные набеги способствовали быстрому обогащению родоплеменной верхушки, являвшейся, видимо, одновременно и военной аристократией. В этот период возникает частная собственность на скот и орудия труда. Интенсивное разложение родового строя на ранних этапах сопровождалось наличием некоторых архаических черт, например «гинекократии» – пережитка матриархальных отношений. О воинственности савроматских женщин – «амазонок», об особом их положении в обществе, неоднократно упоминали античные источники. Геродот писал, что амазонки стреляли из лука, бросали дротики, ездили верхом, участвовали в войнах наравне с мужчинами. И ни одна девушка не выходила замуж, пока не убьет врага.

Судьба сарматов была различна. Активное их взаимодействие с греческими городами Северного Причерноморья и Боспорским царством привело к сарматизации местного населения. В III-I вв. до н.э. сарматы племени сираков, проникшие на Северный Кавказ в среду меотов, практически полностью ассимилировали местное население, у которого распространились многие черты сарматской культуры, в том числе курганные погребения с прямоугольными могильниками. Политическая гегемония сарматов в Северном Причерноморье была подорвана в III в. нашествием готов, а в IV в. сармато-аланские племена были разгромлены гуннами. Из ныне существующих народов ближе всех к сарматам по языку находятся осетины.

Греческие колонии – города-государства в Северном Причерноморье. Боспорское царство. Во второй половине VII в. до н.э. на территории Северного Причерноморья появились греческие поселения. Это были колонии – города-государства, которые основывались выходцами из той или иной метрополии, т.е. полиса материковой Греции. Возникновение греческих городов-колоний в Причерноморье явилось результатом колонизационной деятельности греков, охватившей в VIII-VI вв. до н.э. весь Средиземноморский бассейн. Греки, обычно создавая свои колонии в населенных пунктах, учитывали возможность развития торговых связей с местным населением, наличие в колонизируемой стране условий для сбыта изделий греческого ремесла, поставки из них продуктов питания и рабов.

Греческие авторы в своих сочинениях упоминали свыше тридцати названий греческих городов-колоний, основанных в регионе в VII-VI вв. до н.э. Вблизи Днепро-Бугского лимана возникла Ольвия (недалеко от нынешнего Николаева), которую основали выходцы из города Милета. В 422 г. до н.э. колонистами из Гераклеи Понтийской, расположенной на южном берегу Черного моря, которое греки называли Понт Эвксинский, был основан Херсонес (близ современного Севастополя). На месте нынешней Керчи находился Пантикапей, вокруг которого на берегу пролива и Черного моря возникли Нимфей, Тиритака, Киммерик, Мирмекий и другие греческие поселения. На территории теперешней Анапы возникла Синдская гавань (позже Горгиппия). Самым северным поселением греческих колонистов являлся Танаис на Нижнем Дону (недалеко от Ростова-на-Дону), основанный в III в. до н.э. Значительное количество греческих колоний находилось на черноморском побережье Кавказа: Питиус (Пицунда), Диоскурада (южнее современного Сухуми), Фасис (Поти) и др.

Эти поселения, как правило, возникали на месте корабельных стоянок, небольших эмпорий (торговых станций-факторий), т.е. тех мест, где контакты между греками и местными варварскими племенами становились регулярными.

Есть разные объяснения причин эмиграции греков в Причерноморье, одна из которых нехватка хлеба в материковой Греции, но важно подчеркнуть, что на новых местах поселенцы воспроизводили привычные формы социально-политического быта. Это были классические древнегреческие полисы с демократическим устройством (политическими правами пользовались только свободные). Правили выбранные на народном собрании архонты, вокруг города находилась земледельческая округа – хора.

Почти все города-государства Причерноморья были рабовладельческими республиками. Античное рабство в отличие от рабства в восточных деспотиях и патриархального рабства народов, находившихся на стадии разложения первобытнообщинного строя, основывалось на высоком уровне развития товарного производства.

В Причерноморье сложились крупные земельные латифундии, производившие зерно, вино, масло. В Крыму, в частности, появились кипарисы, оливковые рощи, сады, виноградники, виноделие; широкое развитие получили добыча рыбы, выращивание зерна.

Античные города сохраняли торговые связи со своими метрополиями. Через удобные гавани греческие корабли увозили из Причерноморья в сосудах-амфорах зерно, вино, масло, произведенные трудом рабов или купленные у соседних племен. Половина хлеба, которым питались афиняне, привозилась из Пантикапея. Вывозились также рабы, кожи, соленая рыба. Ввозились оливковое масло, ткани, керамика, мрамор, соль. Население античных городов занималось торговлей со скифами, синдами, меотами, колхами, городами Малой Азии.

Среди греков, поселившихся в Причерноморье, были искусные мореходы, земледельцы, ремесленники, купцы. Они умели строить корабли, храмы, театры, стадионы.

Отличительной чертой жизни в причерноморских городах был высокий уровень материальной и духовной культуры. Благодаря археологии до настоящего времени дошли шедевры античных ремесел, скульптуры, мозаики, литературы. Культура античных городов сохраняла общеантичные черты (регулярная планировка, архитектурное оформление домов) и самобытный характер погребальных сооружений, скульптурных надгробий, стенной росписи и т.д.

Особенно ощутимым было культурное влияние центров античной цивилизации на местное население. Греческая колонизация оказала заметное влияние на местное население, создала предпосылки для приобщения его в той или иной степени к эллинской культуре. Заимствование ряда технических навыков, знакомство с культурными достижениями Греции и синкретизация некоторых религиозных культов в дальнейшем привели к инфильтрации варварского населения в состав жителей античных городов Северного Причерноморья. Процесс подобного влияния был двухсторонним – переселенцы из греческих метрополий заимствовали у местного населения тактику боя, некоторые виды вооружения и типы одежды.

Образование греческих поселений в прибрежной территории Черного и Азовского морей имело огромное значение и для политического развития населения Северного Причерноморья. Прежде всего, существование античных городов-колоний, а позднее и государств (Боспорское царство), способствовало ускоренному распаду родоплеменных отношений в среде земледельцев и кочевников.

Беспокойный период борьбы между скифами и сарматами (III-II вв. до н.э.) затронул и жизнь греческих городов. Под напором сарматов часть скифов бежала в Тавриду, где они смешались с племенами тавров. К концу II в. до н.э. тавро-скифы были вынуждены признать высшую власть сарматского племени роксолан. Под угрозой оказалась независимость Пантикапея, Херсонеса, других греческих городов Тавриды.

Единственным реальным противником скифов могло стать Боспорское государство, возникшее на основе греческой колонии Пантикапей еще в V в. до н.э. Греческие города по берегам Боспора Киммерийского (Керченского пролива) около 480 г. до н.э. объединились в единое государство – Боспорское царство, под эгидой Пантикапея, ставшего столицей страны. Первоначально это был союз самостоятельных городов-государств (Танаис в устье Дона, Фанагория на Таманском полуострове и др.). Первой правящей династией нового государства стали Архенакриты. Однако уже в 438 г. до н.э. власть перешла к правителям из рода Спартокидов, которые удерживали ее вплоть до 107 г. до н.э., когда государство было захвачено Митридатом VI Понтийским.

С конца V в. до н.э. обозначилось стремление Спартокидов к территориальному расширению государства. Цари Спарток I и его преемник Сатир I вели боевые действия на территории Крыма и северо-восточного побережья Черного моря. Основным объектом экспансии стала Синдика, присоединенная к Боспору путем длительных дипломатических переговоров, политических интриг и открытых военных действий. Затем были подчинены племена Прикубанья и Восточного побережья.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал