Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Лекция 21. Обязательства вследствие причинения вреда




 

План:

1. Понятие и общая характеристика обязательства, возникающего вследствие причинения вреда.

2. Основание и условия возникновения обязательств из причинения вреда.

3. Субъекты обязательства вследствие причинения вреда.

4. Ответственность за вред, причиненный публичной властью.

5. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними и недееспособными лицами.

6. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности.

7. Ответственность за вред, причиненный в связи со смертью гражданина или повреждением его здоровья.

Вопрос 1.В п. 1 ст. 1064 ГК выражена сущность обязательства вследствие причинения вреда, в силу которого должник (причинитель вреда) обязан возместить в полном объеме вред, причиненный личности или имуществу кредитора (потерпевшего), а кредитор вправе требовать возмещения понесенного им вреда.

Возмещение причиненного вреда следует отнести к разновидности такого предусмотренного ст. 12 ГК общего способа защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

Правоустанавливающим юридическим фактом для такого правоотношения является нарушение субъективного права, а сами правоотношения призваны устранить последствия этого нарушения. Возникают такие обязательства, как результат факта причинения вреда. Правовое регулирование в этой области находится не в сфере свободного усмотрения его участников, а основывается на императивных нормах закона.

В связи с тем, что возникновение обязательств из причинения вреда не основано на договоре (соглашении) его участников, их относят к категории внедоговорных обязательств.

По правилам гл. 59 ГК вред возмещается в случаях, если он причинен правам, носящим абсолютный характер, - имущественным (например, право собственности) либо личным неимущественным (право на жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, охрану чести, достоинства и деловой репутации и др.). В частности, внедоговорная ответственность по правилам гл. 59 ГК наступает при возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина вследствие недостатков подаренной вещи (ст. 580), по договору перевозки (ст. 800), при исполнении договорных обязательств (ст. 1084), вследствие недостатков товаров, работ или услуг (ст. 1095).

Обязательство возместить причиненный вред может возникать в связи с нарушением как имущественных, так и неимущественных прав. При этом содержанием такого обязательства является имущественная компенсация причиненного вреда, т.е., независимо от характера нарушенного права обязанность возместить вред всегда носит имущественный характер. Вред возмещается либо в натуре (предоставляется вещь того же рода и качества, устраняются повреждения вещи и т.д.), либо в виде компенсации убытков (денежной оценки вреда).



Институт обязательств вследствие причинения вреда выполняет охранительную функцию, а также обеспечивает защиту прав и интересов, нарушение которых уже произошло. Содержание обязательства отражает его компенсационную (восстановительную) функцию. Исполнение этого обязательства восстанавливает имущественную сферу потерпевшего либо облегчает последствия нарушения тех прав, которые не могут быть восстановлены напрямую ввиду их неимущественного характера (к примеру, денежное возмещение морального вреда - ст. 151, 1099-1101 ГК).

Обязательства из причинения вреда в юридической литературе именуют также деликтными обязательствами (от лат. delictum - правонарушение), а ответственность, возникающую вследствие причинения вреда, - деликтной ответственностью.

Обязанность возместить причиненный вред не всегда является ответственностью за противоправное поведение. Так, ст. 1066, 1067 ГК, регулирующие возмещение вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны либо крайней необходимости, не оперируют понятием ответственности. Обязанность возместить вред, причиненный в результате правомерных действий (п. 3 ст. 1064 ГК), также не может быть расценена как ответственность за правонарушение. Устанавливая обязанность возместить вред в указанных случаях, закон преследует цель компенсации потерпевшему понесенных им потерь.

Согласно п. 1 ст. 1065 ГК опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность. Эта норма создает новый вид обязательств, появившийся с принятием части второй ГК. Такие обязательства не являются деликтными, поскольку вред еще не причинен. Однако именно в силу своей непосредственной связи с отношениями по возмещению вреда они урегулированы в гл. 59 ГК («Обязательства вследствие причинения вреда»).



Существуют и такие ситуации, когда определенной деятельностью вред уже причинен, но она продолжается, угрожая новыми нарушениями субъективных прав. К примеру, деятельностью химкомбината причинен вред здоровью людей, но меры по защите их от дальнейших вредных воздействий не предпринимаются. В подобных случаях необходимо, во-первых, возместить причиненный вред, во-вторых, предотвратить вред будущий.

Поэтому п. 2 ст. 1065 ГК содержит правило, согласно которому если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность. Единственным основанием, позволяющим суду отказать в удовлетворении иска о приостановлении либо прекращении вредоносной деятельности, является необходимость защиты общественных интересов. Отказ в удовлетворении иска о приостановлении деятельности не лишает потерпевшего права на возмещение вреда, причиненного подобной деятельностью.

Меры по предупреждению вреда в соответствии со ст. 1065 ГК могут быть приняты только судом. Однако по действующему законодательству аналогичные меры вправе применять и некоторые другие органы (санитарно-эпидемиологические, пожарного надзора, автоинспекции и т.д.).

 

Вопрос 2.Общим и обязательным основанием возникновения любого обязательства из причинения вреда является факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам гражданина.

Возникновение вреда называют также основанием ответственности за его причинение; при этом указывают, что сама ответственность применяется при наличии определенных условий, образующих состав гражданского правонарушения.

Вред представляет собой неблагоприятные последствия, возникающие в имущественной или неимущественной сфере потерпевшего. Вред может быть выражен в утрате, уничтожении или повреждении имущества, неполучении прибыли, дохода, нарушении (ограничении) личных неимущественных прав, умалении нематериальных благ, в том числе вследствие перенесенных нравственных или физических страданий.

Вред может быть причинен имуществу (имущественный вред) или личности. В случае причинения вреда личности, в том числе таким нематериальным благам, как жизнь и здоровье, возмещению подлежит имущественный вред в виде расходов на восстановление здоровья и имущественной сферы потерпевшего, сократившейся в результате утраты здоровья. Иначе обстоит дело, если возмещается моральный вред, вызванный нравственными, физическими страданиями, не имеющими материального эквивалента. Его компенсация способна лишь помочь загладить перенесенные страдания, создать у потерпевшего ощущение восстановленной справедливости.

Вопрос о наличии вреда неразрывно связан с необходимостью определения его размера. Причем как наличие, так и размер вреда доказываются потерпевшим.

При определении размера причиненного имущественного вреда учитываются общие правила ст. 15 ГК о составе убытков. В состав реального ущерба входят не только фактически понесенные лицом расходы, но и затраты, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15). Судебная практика выработала правило, согласно которому необходимость этих расходов и предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом (смета затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг и т.п.). Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) необходимо определять с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Применительно к обязательствам по возмещению вреда эти правила означают, что потерпевшему должны быть возмещены все понесенные или будущие расходы, необходимые и достаточные для восстановления нарушенного права (к примеру, в случае травмы на производстве, полученной по вине работодателя, к ним относятся расходы на лечение), а также неполученные доходы, которые потерпевший определенно получил бы, если бы его права не были нарушены (в приведенном примере - неполученный заработок за период нетрудоспособности).

Закон и другие правовые акты устанавливают методики подсчета размера вреда, подлежащего возмещению. Например, в случае причинения вреда окружающей среде применяются специальные Методические указания по оценке и возмещению вреда, нанесенного окружающей природной среде в результате экологических правонарушений.

В соответствии с п. 3 ст. 393 ГК, применимым и к деликтным обязательствам, вред возмещается по ценам, существующим в том месте, где обязательство подлежит исполнению (ст. 316 ГК), на день добровольного возмещения вреда либо на день предъявления иска. Суд, исходя из обстоятельств дела, может учесть цены на день вынесения решения.

Общее правило, согласно которому каждому запрещается причинять вред другому, всякое причинение вреда предполагается противоправным, а причиненный вред должен быть возмещен, если иное прямо не установлено законом, в юридической литературе получило наименование генерального деликта. На принципе генерального деликта, отраженном в п. 1 ст. 1064 ГК, основываются институты специальных деликтов, урегулированных иными нормами гл. 59 ГК. Они конкретизируют основания возникновения и порядок исполнения деликтных обязательств в зависимости от субъективных характеристик причинителя, характера деятельности, в ходе которой причинен вред, вида нарушенного права и др. (описание специальных деликтов будет дано в последующих параграфах настоящей главы).

Помимо вреда, являющегося основанием возникновения деликтного обязательства, существуют и иные условия применения ответственности за возмещение вреда: это противоправность поведения причинителя, причинно-следственная связь между его поведением и возникшим вредом, а также вина причинителя. Перечисленные условия признаются общими, поскольку их наличие требуется во всех случаях, если иное не установлено законом. Если же иное установлено, говорят о специальных условиях ответственности. К таковым, например, относятся случаи причинения вреда источником повышенной опасности, владелец которого отвечает независимо от вины (ст. 1079 ГК).

Противоправность поведения причинителя вреда. Противоправное поведение одновременно нарушает и правовую норму (общее или специальное предписание либо запрет), и субъективное право, охраняемое этой нормой.

Противоправность в деликтных обязательствах означает любое нарушение чужого субъективного абсолютного права, влекущее причинение вреда, если иное не предусмотрено в законе. Презумпция противоправности поведения причинителя вреда основывается на принципе генерального деликта, согласно которому всякое причинение вреда другому является противоправным, если законом не предусмотрено иное (к примеру, лицо было управомочено причинить вред).

Противоправное поведение может проявляться в двух формах - действия или бездействия. Бездействие должно признаваться противоправным лишь тогда, когда на причинителе лежала обязанность совершить определенное действие. Бездействие как форма противоправного поведения прямо названо только в ст. 1069 ГК: вред может возникнуть в результате действия или бездействия должностного лица государственного органа, органа местного самоуправления. Однако противоправное бездействие может стать причиной возникновения вреда и в иных случаях. Например, бездействие родителей по воспитанию ребенка может повлечь их ответственность за вред, причиненный ребенком (ст. 1073 ГК).

Причинение вреда правомерными действиями ответственности не влечет. Такой вред подлежит возмещению лишь в предусмотренных законом случаях. Примером служит причинение вреда при исполнении служебных обязанностей (например, если спасателю пришлось взломать дверь квартиры, в которой находится пострадавший).

В силу ст. 1066 ГК не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны. Понятия необходимой обороны гражданское законодательство не содержит. Согласно ст. 37 УК необходимая оборона - это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

Однако причинение вреда в случае превышения пределов необходимой обороны является противоправным действием. Согласно ч. 2 ст. 37 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и общественной опасности посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (подобные действия могут быть только умышленными).

В ст. 1066 ГК речь идет о вреде, причиненном самому посягавшему на охраняемые законом права и интересы. Если же в связи с необходимой обороной вред причиняется третьим лицам, он подлежит возмещению на общих основаниях.

В отличие от вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, возмещению подлежит (п. 3 ст. 1064, ст. 1067 ГК). Состоянием крайней необходимости закон называет ситуацию, в которой действия, причиняющие вред, совершаются в чрезвычайных условиях с целью устранить опасность, угрожающую самому причинителю вреда или иным лицам (третьим лицам), если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами.

В этих случаях суд вправе, учитывая конкретные обстоятельства дела, возложить обязанность по возмещению вреда на третье лицо либо обязать к возмещению полностью или частично как третье лицо, так и причинителя вреда (по принципу долевой ответственности), либо полностью освободить от возмещения и того, и другого, т.е. отнести неблагоприятные последствия на потерпевшего.

Право на возмещение вреда, причиненного правомерными действиями при пресечении террористического акта, предусмотрено ст. 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму».

Причинная связь между поведением причинителя и вредом. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) причинителя и наступившим вредом существует, если: а) первое предшествует второму во времени; б) первое порождает второе.

Вопрос о том, какую причинно-следственную связь следует считать юридически значимой для наступления ответственности, является одним из самых дискуссионных в юридической литературе. В каждой правовой ситуации возникновению вреда предшествует более или мерее длительная цепь конкретных событий, действий, и задача правоприменителя - выявить тот факт, который необходим и достаточен для вывода: вред причинен в результате именно этого обстоятельства.

В любом случае причинно-следственная связь признается юридически значимой, если поведение причинителя непосредственно вызвало возникновение вреда. Так бывает, например, когда вред здоровью человека причинен нанесением ему причинителем телесных повреждений. Причинно-следственная связь признается имеющей юридическое значение и в случаях, когда поведение причинителя обусловило реальную, конкретную возможность наступления вредных последствий (например, загрязнение окружающей среды вредными выбросами химического комбината создало условия для развития у проживающего вблизи него человека тяжелого заболевания). Эта причинно-следственная связь может быть установлена компетентными специалистами, экспертами.

Вина причинителя вреда. По общему правилу вред подлежит возмещению при наличии вины причинителя (п. 2 ст. 1064 ГК). Понятия вины ГК не содержит. Но ст. 401 ГК приводит понятие невиновности, которое в данном случае звучит так: лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась с учетом характера обстановки, оно приняло все меры для предотвращения вреда.

Вопрос о наличии вины как условия юридической ответственности традиционно разрешается на основе анализа психического отношения субъекта к своему поведению и его последствиям, в связи с чем различают вину в форме умысла или неосторожности.

Гражданское законодательство не раскрывает содержания понятий умысла, грубой неосторожности и простой неосторожности (небрежности). В правовой теории и практике под умыслом понимается такое противоправное поведение, при котором причинитель не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата. Неосторожность выражается в отсутствии требуемой при определенных обстоятельствах внимательности, предусмотрительности, заботливости. Неосторожность по ГК имеет две формы: грубую и простую. При грубой неосторожности нарушаются обычные, очевидные для всех требования, предъявляемые к лицу, осуществляющему определенную деятельность. При простой неосторожности, наоборот, не соблюдаются повышенные, специальные требования к такой деятельности. Критерием разграничения грубой и простой неосторожности может служить и степень фактического предвидения последствий. Если лицо предвидело наступление негативных последствий, но легкомысленно рассчитывало их избежать, хотя могло и должно было понять, что вред неизбежен, - налицо грубая неосторожность.

Юридически значимой для возникновения деликтного обязательства является вина причинителя в любой форме: умысла, грубой или простой неосторожности. Форма вины не влияет на размер компенсации. Во всех случаях вред по общему правилу возмещается в полном объеме, поэтому размер ответственности зависит от размера вреда, но не от формы вины причинителя.

Однако если будет установлена вина потерпевшего в причинении вреда, на размер компенсации окажет влияние как наличие, так и форма его вины (ст. 1083 ГК).

Вред, причиненный вследствие умысла потерпевшего, не подлежит возмещению. Если же потерпевший проявил грубую неосторожность, то это приведет к снижению размера ответственности причинителя, когда тот несет ответственность при условии своей вины (абз. 1 п. 2 ст. 1083 ГК). Простая неосторожность потерпевшего не учитывается.

В случаях, когда причинитель обязан возмещать вред независимо от своей вины, при отсутствии его вины и наличии грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения должен быть уменьшен. Суд может в такой ситуации и отказать в возмещении вреда, если иное не предусмотрено законом (в частности, в возмещении не может быть отказано, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина).

Если психическое отношение физического лица к своему поведению либо фактически проявленную им степень заботливости и осмотрительности можно установить, проанализировав его собственное поведение, то установление вины юридического лица имеет свои особенности. Вина юридического лица проявляется, по общему правилу, в вине его работников, действующих при исполнении их трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Кроме того, его вина может проявиться в действиях его участников, представителей, а также лиц, входящих в состав органов управления юридического лица.

Наличие вины причинителя вреда предполагается, т.е. существует презумпция вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК). Это значит, что в случаях, когда причинитель вреда отвечает при условии виновного поведения, бремя доказывания отсутствия вины лежит на нем. Если отсутствие вины доказано, оснований для возложения ответственности нет.

 

Вопрос 3.Субъектами обязательства из причинения вреда, как и любого другого обязательства, являются должник и кредитор. Обязанность по возмещению вреда возлагается, по общему правилу, на причинителя, который является должником. Кредитором в деликтном обязательстве выступает потерпевший.

Причинителем, как и потерпевшим, может быть любой субъект гражданского права - физическое, юридическое лицо, публично-правовое образование.

Для правильного понимания принципа, согласно которому вред возмещается его причинителем, нужно различать понятия фактического причинителя вреда и причинителя как субъекта деликтного обязательства. Дело в том, что фактическим причинителем вреда может быть любое физическое лицо независимо от его возраста и психического состояния. Однако отвечать за свои действия могут лишь деликтоспособные граждане, т.е. лица, достигшие 14 лет (п. 3 ст. 26, п. 1 ст. 1074 ГК). Не обладают деликтоспособностью также лица, признанные недееспособными; не отвечают за вред и лица, которые причинили его в состоянии, когда не могли понимать значения своих действий и руководить ими (п. 1 ст. 1076, п. 1 ст. 1078 ГК).

К примеру, обязанность возместить вред, причиненный малолетним ребенком, возлагается на его родителей или иных законных представителей. В случае возмещения вреда они не могут обратить регрессное требование к фактическому причинителю.

Имеются и иные исключения из принципа возмещения вреда его причинителем. Так, обязанность возместить вред может быть возложена на лицо, в чьих интересах правомерно действовал причинитель (ст. 1067 ГК).

В случае причинения вреда работником юридического лица (иного работодателя) в процессе исполнения им трудовых (служебных, должностных) обязанностей ответственность перед потерпевшим будет возложена на само юридическое лицо (работодателя) (п. 1 ст. 1068 ГК). Оно и будет являться должником в деликтном обязательстве.

Работниками применительно к обязательствам из причинения вреда считаются не только лица, работающие по трудовому договору, но и те, кто выполняет работу по гражданско-правовому договору, если они при этом действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ (п. 1 ст. 1068 ГК). Понятие исполнения трудовых (служебных, должностных) обязанностей в рассматриваемых правоотношениях также трактуется расширительно: в него включается деятельность, как прямо предусмотренная трудовым договором, так и выходящая за его пределы, если она была поручена работодателем по производственной и иной необходимости.

При наличии оснований для ответственности работника юридическое лицо (работодатель), возместившее вред, может обратить свои требования в порядке регресса к такому работнику - фактическому причинителю. Если же работник причинил вред в процессе осуществления деятельности, не связанной с исполнением его трудовых обязанностей, ответственность он будет нести самостоятельно.

Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива (п. 2 ст. 1068 ГК).

В случае причинения вреда в результате действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления вред возмещается, соответственно, за счет государственной или муниципальной казны. Впоследствии сумма возмещенного вреда может быть взыскана с должностного лица в порядке регресса, если вина такого лица установлена вступившим в законную силу приговором суда (п. 3 ст. 1081 ГК).

В ряде случаев вред может быть возмещен страховщиком по договору страхования, заключенному с причинителем (страхователем). После выплаты страхового возмещения потерпевшему страховщик в порядке суброгации приобретает права кредитора в отношении причинителя, ответственного за наступление страхового случая (ст. 929, 931, 965 ГК). Если страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, причинитель возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба (ст. 1072 ГК). Таким образом, бремя имущественной ответственности в итоге возлагается на причинителя.

В некоторых специальных законах предусмотрены экстраординарные ситуации, когда государство принимает обязанность по возмещению вреда на себя. В качестве примера следует привести Закон РФ от 15 мая 1991 г. «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Причинителем вреда может быть не одно, а несколько лиц (сопричинителей). Если установлено, что вред причинен совместными действиями нескольких лиц, они отвечают солидарно (ст. 1080 ГК). Если одно из лиц, совместно причинивших вред, возмещает его потерпевшему в полном объеме, оно имеет право регресса к остальным причинителям, в отношении которых он приобретает права кредитора (п. 2 ст. 1081 ГК). При этом ответственность регрессного должника будет носить уже не солидарный, а долевой характер. Размеры долей определяется для каждого конкретного случая в зависимости от степени участия в причинении вреда, а если размер долей определить не удается, доли признаются равными.

Потерпевшим, как и фактическим причинителем вреда, может быть любой субъект гражданского права, в том числе гражданин независимо от возраста и состояния здоровья. Представлять интересы потерпевшего могут его законные представители, но субъектом обязательства (кредитором) всегда является сам потерпевший. Но и из этого правила имеются исключения. Так, в случае смерти кормильца кредиторами в деликтном обязательстве становятся нетрудоспособные лица, состоявшие на его иждивении, и иные лица, указанные в п. 1 ст. 1088 ГК.

Потерпевшим в деликтном обязательстве может быть и государство либо муниципальное образование, несмотря на то, что в ст. 1064 ГК указано лишь на причинение вреда гражданам и юридическим лицам.

По общему правилу причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме. Однако и принцип полного возмещения вреда имеет изъятия. Так, в п. 1 ст. 1064 ГК предусматривается возможность выплаты компенсации сверх возмещения вреда. Это положение конкретизируется в ряде норм ГК - в частности, в ст. 1084, п. 3 ст. 1085, п. 3 ст. 1089, предусматривающих возможность увеличения в законе или договоре размера компенсации вреда, причиненного здоровью гражданина, а также вреда, причиненного в связи со смертью кормильца.

Возможность снижения размера компенсации предусмотрена в ст. 1067, п. 1 ст. 1078, п. 2, 3 ст. 1083 ГК.

 

Вопрос 4.Согласно ст. 1069 ГК подлежит возмещению вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов.

Специфика обязательства по возмещению вреда, причиненного актами власти, выражается, во-первых, в характере деятельности причинителя. Такая деятельность является властно-административной, создающей юридическую обязательность ее актов, ограничивающих субъективные права. Возможность и необходимость таких ограничений прямо основана на характере властной деятельности и вытекает из закрепленных законодательством полномочий соответствующих органов. К примеру, действия по изъятию вещи в порядке конфискации хотя и приводят к лишению собственника его прав, но соответствуют закону и компетенции соответствующего органа (должностного лица).

Во-вторых, особым образом проявляется такое условие возмещения вреда, как противоправность действий причинителя. Противоправными эти действия являются, если они: совершаются при отсутствии полномочий либо с их превышением или при злоупотреблении ими; противоречат не только закону, но и иным нормативным правовым актам, регулирующим деятельность причинителя.

Сами противоправные действия могут выражаться в различных формах. Это могут быть приказы, распоряжения, иные властные предписания, причем как устные, так и письменные, принятые как единолично, так и коллегиально, направленные тому или иному кругу граждан или юридических лиц и подлежащие обязательному исполнению. Это могут быть и действия иного рода (например, действия по государственной регистрации транспортного средства, по техническому учету объекта недвижимости и др). Противоправное бездействие также может служить основанием для возмещения вреда. Так, незаконное уклонение от государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним может быть основанием для возмещения вреда лицу, чьи права нарушены.

Условием возмещения вреда в рамках рассматриваемого обязательства является необходимость признания такого акта недействительным, действия (бездействия) - незаконным либо отмены такого акта (ст. 13 ГК). Такое признание осуществляется арбитражным судом или судом общей юрисдикции, причем при рассмотрении подобных дел действует презумпция противоправности поведения причинителя и, как следствие, бремя доказывания законности его поведения возлагается на соответствующий государственный, муниципальный орган.

Обязательным условием деликтной ответственности за вред, причиненный актами власти, как и в других деликтных обязательствах, является причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом. Установить причинно-следственную связь между поведением конкретного должностного лица и наступившим вредом сложно, особенно если вред явился результатом поведения не одного, а нескольких взаимодействующих должностных лиц. Проще установить ее, когда вред причинен изданием ненормативного акта, совершением действий, непосредственно повлекших вредные последствия (например, причинение вреда здоровью при незаконном задержании).

Виновность лица, допустившего незаконное действие, бездействие или принявшего незаконный акт, предполагается, и указанная презумпция является трудноопровержимой, учитывая безусловную обязанность должностных лиц знать и соблюдать действующее законодательство и не нарушать субъективные права граждан и юридических лиц.

Субъектами рассматриваемого обязательства (причинителями) могут быть любые государственные органы, в том числе органы законодательной, исполнительной и судебной власти РФ и ее субъектов, а также представительные и исполнительные органы местного самоуправления. Субъекты, не осуществляющие властные полномочия, не являются субъектами ответственности на основании ст. 1069 ГК, а отвечают за действия своих работников по правилам генерального деликта.

Непосредственными причинителями вреда в обязательствах, регулируемых ст. 1069 ГК, являются должностные лица. Понятие «должностное лицо» ГК не содержит. Должностными называются лица, имеющие полномочия на совершение нормативно определенных властных действий, влекущих юридические последствия в виде установления, изменения или прекращения прав и обязанностей третьих лиц. Такие лица обладают распорядительными полномочиями в отношении других субъектов, не связанных с ними служебной подчиненностью. При этом вред причиняется ими при исполнении властных, публичных функций. Если же вред возникает вне сферы такой деятельности, ответственность применяется по общим основаниям (ст. 1064 ГК) или по правилам об иных специальных деликтах, а не в соответствии со ст. 1069 ГК.

Работники государственных или муниципальных органов, не обладающие властными полномочиями за пределами этих органов либо вообще не имеющие таких полномочий (к примеру, завхозы, водители), не признаются должностными лицами для целей ст. 1069 ГК.

В случае причинения вреда должностным лицом деликтная ответственность возникает у соответствующего государственного (муниципального) органа, т.е. непосредственный причинитель и субъект деликтного обязательства в данной сфере не совпадают.

Потерпевшим в обязательстве из причинения вреда публичной властью может быть любое лицо, как физическое, так и юридическое.

Вред возмещается за счет соответствующей казны - РФ, ее субъекта или муниципального образования.

Понятие казны содержится в п. 4 ст. 214, п. 3 ст. 215 ГК, согласно которым ее состав не ограничивается средствами соответствующих бюджетов. Поэтому при отсутствии в бюджете средств, достаточных для возмещения вреда, взыскание производится за счет другого имущества, составляющего казну. Отсутствие в бюджете специальных ассигнований не означает невозможности возмещения вреда за счет бюджетных средств, поскольку принцип иммунитета бюджета (ст. 239 Бюджетного кодекса) в указанном случае не действует.

Ответчиком по делу о возмещении вреда, причиненного актами власти, является РФ или ее субъект либо муниципальное образование в лице соответствующего финансового или иного уполномоченного органа.

Например, если вред причинен действиями должностного лица районного отделения внутренних дел, ответчиком по иску о возмещении вреда будет Российская Федерация в лице Министерства внутренних дел РФ, при удовлетворении иска вред будет взыскан за счет казны РФ, а исполнительный лист будет направлен для исполнения в Министерство финансов РФ.

Система возложения ответственности достаточно сложна, и потерпевшему часто очень трудно определить ответчика по конкретному спору. Поэтому судебная практика исходит из того, что при рассмотрении иска о возмещении вреда, причиненного актами власти, вопрос о надлежащем ответчике решается судом.

Российская Федерация, ее субъект, муниципальное образование, возместившие потерпевшему вред на основании ст. 1069 ГК, имеют право регресса к непосредственному причинителю (если его вина установлена вступившим в законную силу приговором суда) в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом, в частности трудовым законодательством.

Исходя из различий законодательного регулирования выделяют две категории деликтных обязательств: а) возмещение вреда, причиненного в сфере административного управления (она рассмотрена выше); б) возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Ответственность за вред, причиненный актами правоохранительных органов и суда. Действия, которые порождают данную ответственность за вред, подразделяются на две группы.

К первой группе (п. 1 ст. 1070 ГК) относятся: 1) незаконное осуждение, 2) незаконное привлечение к уголовной ответственности, 3) незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, 4) незаконное привлечение к административной ответственности в виде административного ареста, 5) незаконное привлечение к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности.

Понятия осужденного, привлеченного к уголовной ответственности, а также сущность применения таких мер пресечения, как заключение под стражу и подписка о невыезде, определены уголовно-процессуальным законодательством. Основания применения административного наказания в виде ареста предусмотрены ст. 3.9 КоАП, в виде административного приостановления деятельности - ст. 3.12 КоАП.

Вторую группу составляют действия указанных органов, которые не влекут перечисленных в п. 1 ст. 1070 ГК последствий. Круг действий, входящих в указанную категорию (п. 2 ст. 1070 ГК), довольно широк и разнообразен. В него входят действия по незаконному задержанию, незаконному привлечению в качестве обвиняемого, нарушение процессуальных сроков и др.

Непосредственными причинителями вреда и в том, и в другом случае являются должностные лица органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Действия других органов, должностных лиц (к примеру, судебных приставов-исполнителей) могут служить основанием для возложения ответственности по основаниям и в порядке ст. 1069 ГК.

Вред по общему правилу подлежит возмещению за счет казны РФ. Случаи, в которых возникший вред может быть возмещен за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования (п. 1 ст. 1070 ГК), в настоящее время законом не определены.

Потерпевшими в отношениях по причинению вреда действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда становятся, как правило, граждане (физические лица), в отношении которых совершено то, или иное действие. В случае смерти потерпевшего право на компенсацию причиненного вреда переходит к его наследникам. Если вред причинен юридическому лицу (к примеру, в связи с незаконным осуждением руководителя причинен вред деловой репутации организации), он также подлежит возмещению исходя из ст. 16 ГК, ст. 139 УПК.

Различия же между вышеупомянутыми первой и второй группами действий (пп. 1 и 2 ст. 1070 ГК) состоят в том, что если вред, причиненный действиями, предусмотренными п. 1 ст. 1070 ГК, возмещается независимо от вины соответствующих должностных лиц, то в случае причинения вреда прочими действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры он возмещается по основаниям и в порядке, предусмотренным ст. 1069 ГК, т.е. при наличии вины (вина соответствующих лиц презюмируется).

Существенные особенности имеет ответственность за причинение вреда при осуществлении правосудия. Согласно п. 2 ст. 1070 ГК такой вред возмещается лишь в случае, когда вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Обязательное толкование нормы п. 2 ст. 1070 ГК содержится в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. № 1-П, согласно которому к осуществлению правосудия относится не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая выражается в принятии актов судебной власти по решению подведомственных суду дел, т.е. судебных актов, разрешающих дело по существу.

Таким образом, если противоправное действие судьи выражено не в принятии судебного акта, связанного с удовлетворением или отказом в удовлетворении требования (а, к примеру, в незаконном приостановлении производства по делу, отложении судебного разбирательства, задержании гражданина в административном порядке), то его вина может быть установлена иным судебным решением (например, судебным актом вышестоящей инстанции, отменившей соответствующий незаконный акт). Конституционный Суд РФ также подчеркнул, что применительно к актам судебной власти презумпция вины причинителя вреда не действует.

Обязательным условием наступления деликтной ответственности по ст. 1070 ГК является подтвержденная особым образом незаконность (противоправность) действий должностных лиц указанных органов. Если речь идет о действиях, предусмотренных в п. 1 ст. 1070 ГК, их незаконность должна быть подтверждена: оправданием потерпевшего (т.е. оправдательным приговором суда); прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям (в связи с отсутствием события преступления, отсутствием в деянии состава преступления либо недоказанностью участия гражданина в его совершении); прекращением уголовного преследования вследствие непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; отменой вступившего в законную силу обвинительного приговора или постановления суда о применении принудительной меры медицинского характера; прекращением производства по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием события правонарушения либо состава правонарушения.

Не является основанием для возмещения вреда прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (амнистия; недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность; примирение обвиняемого с потерпевшим; отсутствие заявления потерпевшего; смерть обвиняемого; изменение обстановки; истечение срока давности; принятие закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, и др.), а также снижение меры наказания на менее тяжкую, изменение квалификации правонарушения.

В случаях, предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК, вред должен возмещаться в порядке, установленном законом. Например, вред, причиненный в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности и применения других незаконных мер уголовного преследования, возмещается в порядке, предусмотренном гл. 18 УПК.

В состав подлежащего возмещению имущественного вреда включается возмещение потерпевшему: а) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования; б) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества; в) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; г) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи; д) иных расходов. Возмещение по правилам ст. 1070 ГК включает компенсацию и морального вреда.

Правила, содержащиеся в ст. 1070 ГК, не распространяются на возмещение вреда жертвам политических репрессий, когда применяются положения специальных законодательных актов.

 

Вопрос 5.Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14 лет. Малолетние в возрасте до 6 лет, как и несовершеннолетние до 14 лет, являются полностью неделиктоспособными - они не отвечают за последствия своих действий, вопрос об их вине не ставится и не рассматривается. Не несут они и имущественную обязанность возместить причиненный ими вред. Такая обязанность может быть возложена либо: а) на их родителей (усыновителей) или опекунов (граждан или воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты и другие аналогичные учреждения, являющиеся опекунами в силу ст. 35 ГК), либо б) на соответствующее учреждение - юридическое лицо, если малолетний находился в нем или был под его надзором в момент причинения вреда, либо в) на иное лицо (физическое или юридическое), осуществляющее надзор за ребенком на основании договора (пп. 1-3 ст. 1073 ГК).

Обязанность родителей (усыновителей) или опекунов возместить причиненный вред основана на том, что они должны осуществлять воспитание ребенка, а также надзор за ним (ст. 63, 150 Семейного кодекса). Обязанность возместить причиненный вред возлагается на обоих родителей и является равной долевой (ст. 321 ГК). Один из родителей может быть освобожден от ответственности лишь в случае, если по вине другого он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка.

Вина родителей (усыновителей), опекунов презюмируется, т.е. они должны доказать отсутствие своей вины в ненадлежащем воспитании или надзоре.

Единственное исключение, когда родители могут не являться субъектами деликтной ответственности за вред, причиненный детьми, установлено в ст. 1075 ГК. Согласно этой норме на родителей, лишенных родительских прав, ответственность за причиненный ребенком вред может быть возложена лишь в течение 3 лет после лишения их родительских прав. В то же время такая ответственность может наступить лишь при условии, что действия ребенка вызваны ненадлежащим осуществлением именно родительских обязанностей (уклонение от воспитания, нравственного развития и обучения, аморальное, антиобщественное поведение родителей, недопустимые приемы воспитания и т.п.). Ответственность родителей, ограниченных в родительских правах (ст. 73, 74 Семейного кодекса), наступает по правилам ст. 1073, 1074 ГК. Правила ст. 1075 ГК в этом случае неприменимы.

Условия ответственности опекуна - гражданина или специального учреждения, осуществляющего функции опеки (школы-интернаты, учреждения социальной защиты - приюты, дома ребенка, детские дома и др., лечебные заведения) аналогичны условиям ответственности родителей (усыновителей). Опекун является законным представителем ребенка. Поэтому и противоправность, и вина опекунов определяются в порядке, предусмотренном для установления условий деликтной ответственности родителей (усыновителей).

Если вред причинен ребенком в то время, когда он находился под надзором учреждения (воспитательного, образовательного, лечебного и др.) или иного лица, на которое не возложено выполнение функций опеки (детский сад, школа, кружок, спортивный лагерь и т.п.). Юридически указанные учреждения обязаны (помимо своих основных функций) лишь осуществлять надзор за находящимися в них детьми; поэтому противоправность их поведения выражается в ненадлежащем надзоре, а вина (которая предполагается) - в наличии упущений при его осуществлении.

Не исключается и возможность одновременного возложения обязанности возместить причиненный вред как на родителей, так и на учреждение, под надзором которого в соответствующий момент должен был находиться или находился ребенок. В этом случае действует принцип долевой ответственности.

Обязанность родителей (усыновителей) или опекунов возместить вред, причиненный ребенком в возрасте до 14 лет, не прекращается и тогда, когда ребенок достигает возраста полной дееспособности (п. 4 ст. 1073 ГК). Иными словами, они лишены права регрессного требования к причинителю вреда при достижении им полной дееспособности (п. 4 ст. 1081 ГК).

Лишь в исключительных случаях и посредством специального иска потерпевшего или лица, обязанного к возмещению вреда, обязанность возместить вред может быть возложена на фактического причинителя. При этом должна иметься совокупность следующих условий: а) вред причинен жизни и здоровью потерпевшего; б) ответственными за вред выступают граждане - родители (усыновители), опекуны и др.; в) указанные лица умерли или не имеют достаточных средств; г) причинитель вреда стал дееспособным и обладает достаточными средствами для возмещения вреда.

Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет. Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вполне способен осознавать значение своих действий, в связи, с чем признается полностью деликтоспособным; именно он будет ответчиком по иску о возмещении вреда.

Однако далеко не всегда несовершеннолетний обладает собственным заработком или достаточным имуществом. По этой причине обязанность по возмещению вреда может быть субсидиарно возложена на его родителей (усыновителей) или попечителей. Ответственность указанных лиц наступает на общих основаниях. Противоправность и вина оцениваются с позиций наличия у них обязанности по воспитанию и надзору за ребенком. Этим объясняется отсутствие у лиц, возместивших вред, права в регрессном порядке требовать у несовершеннолетнего (в том числе и по достижении им 18 лет) сумм возмещенного ими вреда (п. 4 ст. 1081 ГК).

Поскольку ответственность родителей является в данном случае субсидиарной, она не наступает, если у причинителя (несовершеннолетнего) достаточно собственного заработка или иных средств для возмещения вреда. При отсутствии или недостаточности таких средств ответственность родителей (усыновителей) или попечителя наступает, соответственно, в полном объеме или в недостающей части.

Если причинитель вреда находился в воспитательном, лечебном, образовательном учреждении, на которое не возложены обязанности попечителя, указанное учреждение несет субсидиарную ответственность за вред, если не докажет отсутствие своей вины, которая в этих случаях определяется исходя из необходимости осуществления надзора за несовершеннолетним (но не его воспитания).

Обязанность возмещения родителями (усыновителями), попечителями вреда, причиненного детьми в возрасте от 14 до 18 лет, прекращается, когда: причинитель достигает совершеннолетия; у него появляются доходы или имущество, достаточные для возмещения вреда; он приобретет полную дееспособность в связи со вступлением в брак или эмансипацией.

Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным. Гражданин, признанный недееспособным ввиду психического расстройства, вследствие которого возникла неспособность понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 29 ГК), является полностью неделиктоспособным, т.е. не может быть субъектом обязательства по возмещению вреда. Таким субъектом становится его опекун либо организация, обязанная осуществлять за ним надзор (п. 1 ст. 1076 ГК). Они несут ответственность при наличии вины, которая в данном случае выражается в неосуществлении должного надзора.

В случае выздоровления причинителя обязанность указанных лиц по возмещению вреда не прекращается (п. 2 ст. 1076 ГК), и права регресса они не имеют (п. 4 ст. 1081 ГК).

В случае смерти опекуна либо при недостаточности у него средств для возмещения вреда суд вправе, с учетом имущественного положения как причинителя, так и потерпевшего, принять решение о возмещении вреда за счет имущества самого причинителя (что редставляет собой меру, направленную на защиту прав потерпевшего).

Вред, причиненный лицом, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, возмещается самим причинителем (ст. 1077 ГК). Это объясняется тем, что, в отличие от факта признания лица недееспособным, ограничение в дееспособности касается лишь части ее объема, а именно способности совершать сделки. Остальные же элементы, в том числе деликтоспособность, за таким гражданином сохраняются.

Ответственность за вред, причиненный гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими. Согласно п. 1 ст. 1078 ГК дееспособный гражданин или несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет, причинивший вред в таком состоянии, за него не отвечает. Указанная норма, как следует из текста закона, касается лишь дееспособных лиц, временно пребывающих в описанном состоянии, которое может быть вызвано сильным душевным волнением, стрессом, потерей сознания, нетипичной реакцией на алкоголь или другие вещества, и не распространяется на малолетних.

Применение нормы п. 1 ст. 1078 ГК означает, что возникший у потерпевшего вред остается не возмещенным. Однако существуют исключения из этого правила. Так, причиненный таким лицом вред подлежит возмещению близкими причинителю лицами (проживающими совместно с ним трудоспособными супругом, родителями, совершеннолетними детьми), если состояние, связанное с невозможностью понимать значение своих действий и руководить ими, возникло у причинителя в связи с психическим расстройством, о котором эти люди знали, но не ставили вопрос о признании его недееспособным (п. 3 ст. 1078 ГК). Такая ответственность применяется по принципу вины за неправомерное поведение - непринятие мер по признанию гражданина недееспособным и назначению ему опекуна, который и должен отвечать за его действия.

Второе исключение - когда лицо само привело себя в состояние, в котором не могло понимать значения своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом (п. 2 ст. 1078 ГК). Это пример ответственности за так называемую предшествующую вину.

Если вред причинен жизни или здоровью потерпевшего, обязанность его возместить может быть возложена (полностью или частично) на фактического причинителя с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда и других обстоятельств (п. 1 ст. 1078 ГК).

 

Вопрос 6.Согласно ст. 1079 ГК юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с ней деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Эта норма содержит два ключевых понятия: источник повышенной опасности и деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих.

Судебная практика источником повышенной опасности признает деятельность, которая создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами. Имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств.

Вред возмещается в порядке ст. 1079 ГК, если он возникает в процессе деятельности, характеризующейся более высокой степенью опасности, чем необходимо для применения правил генерального деликта (ст. 1064 ГК).

Сами эти объекты в недействующем состоянии не признаются источником повышенной опасности; такая опасность возникает лишь в случае проявления ими своих потенциально опасных свойств (к примеру, работа деревообрабатывающего станка, движение автомобиля, морского судна и др.). При этом деятельность по использованию таких объектов отнюдь не является противоправной. Основанием деликтной ответственности по ст. 1079 ГК является не деятельность по использованию источника повышенной опасности как таковая, а факт причинения вреда в процессе ее осуществления, причем этот факт должен лежать в причинной связи с проявлением вредоносных свойств объекта при его эксплуатации.

Деятельность, связанная с повышенной опасностью для окружающих, может вестись на основании гражданско-правового договора, в ходе исполнения которого причинен вред.

Если опасные свойства деятельности проявились в возникновении вреда у лица, с которым владелец источника повышенной опасности состоит в трудовых отношениях (к примеру, вред причинен работнику "горячего цеха" в связи с выходом из строя доменной печи), владелец источника повышенной опасности также отвечает по правилам ст. 1079 ГК.

Исчерпывающего перечня источников повышенной опасности ГК не содержит.

Виды источников повышенной опасности могут быть условно разделены на четыре группы: 1) физические; 2) физико-химические; 3) биологические; 4) химические. К первой группе относятся механические, электрические, тепловые - т.е. те, что оказывают механическое, тепловое, электрическое или иное физическое воздействие (транспортные средства, промышленные предприятия, энергетические электроустановки и др.). Ко второй группе могут быть отнесены радиоактивные источники; к третьей - зоологические (дикие животные, находящиеся в ведении человека) и микробиологические (штаммы болезнетворных микроорганизмов и т.п.); к четвертой - отравляющие, взрывоопасные, огнеопасные производства и вещества.

Домашние животные в принципе не относятся к источникам повышенной опасности. Однако собаки специально выведенных пород, заведомо отличающиеся особой агрессивностью, также могут быть, при определенных обстоятельствах, признаны источниками повышенной опасности.

Субъектом ответственности за вред, причиненной источником повышенной опасности (причинителем), является его владелец, причем владелец законный (титульный). Это общее правило закреплено в п. 1 ст. 1079 ГК, согласно которому под владельцем источника повышенной опасности понимается организация или гражданин, эксплуатирующие этот источник в силу права собственности, права оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Традиционно выделяют два аспекта категории владельца источника повышенной опасности: юридический и материальный.

Юридически владельцем источника повышенной опасности признается субъект, обладающий соответствующим источником на законном гражданско-правовом основании. Так, судебная практика выработала правило, согласно которому владельцем источника повышенной опасности для применения ст. 1079 ГК не признается лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (к примеру, капитан морского судна, пилот самолета, машинист тепловоза и др.). Не признается владельцем источника повышенной опасности и лицо, которому полномочия владельца не переданы юридически (к примеру, управление автомобилем без выдачи доверенности в присутствии и (или) с разрешения собственника его приятелем). Если имущество передано во владение другому лицу, но сама передача не оформлена, ответственность будут нести и юридический, и фактический владелец.

Владелец источника повышенной опасности должен иметь соответствующий материальный объект в своем владении. Если же, к примеру, несмотря на оформление доверенности, фактическое управление транспортным средством осуществляет собственник автомобиля, он и сохранит статус владельца источника повышенной опасности.

Субъект признается владельцем источника повышенной опасности (т.е. лицом, которое несет ответственность за причиненный вред), если имеются и юридический, и материальный признаки. Однако в ряде случаев закон для распределения бремени ответственности за вред признает достаточным наличие одного из этих признаков. Так, передача транспортного средства в аренду без предоставления услуг по обслуживанию и эксплуатации (без экипажа) предполагает, что автомобиль полностью переходит во владение арендатора. Поэтому причиненный таким транспортным средством вред возлагается на арендатора (ст. 648 ГК). Если же транспортное средство передано в аренду с условием предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации, то ответственность за причиненный в процессе его использования вред, несмотря на юридическую передачу права пользования арендатору, продолжает нести арендодатель (ст. 640 ГК).

Потерпевшим в рассматриваемом деликтном обязательстве является лицо, имуществу или здоровью которого причинен вред. В случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда имеют лица, состоявшие на его иждивении (см. ст. 1088 ГК).

Условия ответственности. Для возложения ответственности за вред необходимы и достаточны три условия: наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда и причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом. Ответственность по ст. 1079 ГК наступает независимо от вины причинителя и называется поэтому повышенной ответственностью, т.е. ответственность базируется не на началах вины, а на началах риска, который заведомо принимает на себя лицо, осуществляющее деятельность, имеющую повышенную опасность для окружающих.

Однако в случаях взаимодействия нескольких источников повышенной опасности вопрос о наличии вины каждого из владельцев не только рассматривается, но и играет решающую роль при распределении последствий причинения вреда. Так, вред, причиненный одному из владельцев источника повышенной опасности по вине другого, возмещается виновным; при наличии вины владельца, которому причинен вред, он возмещению не подлежит; если же вина обоих владельцев источника повышенной опасности отсутствует, ни один из них не имеет права требовать возмещения.

В результате взаимодействия источников повышенной опасности вред может возникнуть не только у их владельцев, но и у третьих лиц. В последнем случае применяется правило о совместном причинении вреда, согласно которому сопричинители отвечают перед потерпевшим солидарно (п. 3 ст. 1079, ст. 1080 ГК).

Объем возмещения вреда в случае причинения его источником повышенной опасности определяется по общим правилам ст. 15, 1064 ГК. При этом возмещается и моральный вред, компенсация которого также не зависит от вины причинителя (ст. 1100 ГК).

Условия освобождения от ответственности. К ним относятся: а) непреодолимая сила; б) вина потерпевшего в форме умысла или грубой неосторожности; в) неправомерное завладение источником повышенной опасности третьим лицом.

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (п. 3 ст. 401 ГК). Они могут явиться основанием для освобождения от ответственности, если непосредственно послужили причиной выхода источника повышенной опасности из-под контроля его владельца.

Умысел потерпевшего полностью освобождает владельца источника повышенной опасности от ответственности (п. 1 ст. 1083 ГК). В отличие от этого грубая неосторожность - в зависимости от сопутствующих обстоятельств - влияет на возможность возмещения вреда или объем компенсации. Так, если грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению размера вреда, то в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя это является основанием для частичного освобождения последнего от ответственности. При отсутствии вины причинителя грубая неосторожность потерпевшего может повлечь и полное освобождение от ответственности. Но если вред причинен жизни или здоровью, причинитель может быть освобожден от ответственности лишь частично (п. 2 ст. 1083 ГК).

Существует ситуация, когда должны приниматься во внимание как наличие, так и форма вины причинителя: суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином - владельцем источника повышенной опасности, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен умышленными действиями.

В силу п. 2 ст. 1079 ГК владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, если докажет, что этот источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц (наглядным примером является угон автомобиля). Ответственность в этих случаях возлагается на лиц, завладевших источником повышенной опасности, и определяется по правилам ст. 1079 ГК.

Если же источник повышенной опасности хотя и выбыл из владения в результате противоправных действий третьих лиц, но этому способствовало виновное поведение его владельца (к примеру, по вине владельца не была обеспечена надлежащая охрана), вред может быть возложен как на противоправно завладевшего имуществом, так и на его титульного владельца (п. 2 ст. 1079 ГК). Такая ответственность является долевой и ее размер зависит от степени вины каждого.

 

Вопрос 7.В связи повреждением здоровья или смертью гражданина у потерпевшего (в случае смерти гражданина таковыми могут быть близкие ему лица, которые в результате этого лишаются источника доходов или содержания) возникают имущественные потери в виде утраты заработка и других доходов, в расходах на восстановление здоровья, на погребение и т.п. Такой вред может быть возмещен в денежной форме.

Поскольку причинение вреда жизни или здоровью гражданина сопровождается физическими и нравственными страданиями, то он вправе требовать и компенсации морального вреда (ст. 151, 1099-1101 ГК).

Нормы ГК, регулирующие внедоговорные обязательства, действуют также в случаях причинения вреда жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных и служебных обязанностей (ст. 1084 ГК), поскольку в основе обязательства по возмещению вреда лежит деликт. Однако если имеется специальный закон, регулирующий правила возмещения вреда в той или иной сфере и устанавливающий более высокий размер ответственности по сравнению с ГК, либо повышенный размер компенсации установлен договором, применяются соответствующий закон или договор.

Отношения между работником и работодателем по поводу возмещения вреда имеют особенности и наряду с ГК регулируются специальным правовым актом - Федеральным законом от 24 июля 1998 г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». В соответствии с этим Законом обязательному социальному страхованию подлежат граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), заключенного со страхователем, в том числе и лица, осужденные к лишению свободы и привлекаемые к труду страхователем. Страхованию подлежат и граждане, которые выполняют работу на основании гражданско-правового договора, если в соответствии с этим договором страхователь обязан уплачивать страховые взносы (ст. 5 Закона). Если вред жизни и здоровью причинен при выполнении работы на основании гражданско-правового договора, условия которого не содержат страховых обязательств, то вред возмещается на основании правил § 2 гл. 59 ГК.

К служебным и иным соответствующим обязанностям, в связи с исполнением которых может возникнуть вред жизни или здоровью, относятся обязанности военной службы, службы в милиции, прокурора, судьи и т.п. К ним наряду с правилами § 2 гл. 59 ГК применяется специальное законодательство. Так, возмещение вреда работникам милиции производится в соответствии с Законом РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции» (ст. 29).

В исключительных случаях, при масштабных бедствиях, техногенных катастрофах вред пострадавшим, напомним, возмещает государство.

Обязательство по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, возникает при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности. Нарушение этих абсолютных личных неимущественных прав является противоправным за редкими исключениями (например, причинение вреда в состоянии необходимой обороны, если не превышены ее пределы). Право на возмещение вреда возникает, если он действительно понесен (к примеру, если п


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.029 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал