Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вэй цзи. Еще не конец 3 страница




У Вас, кажется, не упомянуто об индексе «Чжоу и иньдэ», о вступительной статье и его роли для исследования[1044]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1033.

С 144 (144): «Хуан Цзун-си явно предпочитает школы ицзинистов национального направления перед теми авторами, которые привносили в понимание «Книги перемен» даосские элементы». Неужели же «национальное» направление должно противопоставляться даосскому? Слишком уж парадоксально!

С. 144,3 (145). Для знатока «И цзина» сослаться на «биографию» автора в дилетантском «Чжунго жэнь мин да цыдянь»[1045]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1034 жидковато и небрежно.

С. 168. Излишняя немецкая цитата из Краузе[1046]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1035 — заслуживает ли автор такого почтения?

С. 199 (176-177). Допущено смешение туземно-китайских иероглифических анализов с яфетической теорией. Не думаю, чтобы этот симбиоз и синкретизм был научно допустим.

С. 281 (211-212). Голословно и парадоксально: «неоконфуцианство» в связи с экспортом!.. Скорее: импортом!

С. 303 (222). Вам, переводившему эссей Су Сюня об «И цзине», странно утверждать, что он «скептически» настроен к «И». Наоборот, это для него самый сильный аргумент в пользу ли![1047]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1036

С. 326. Неверно указана роль «Пэй вэнь юнь фу»[1048]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1037, он полезен для прослеживания образа в дальнейшей литературе, т.е. для углубления и в конце концов китайского его понимания. «Цы юаню», словарю (в частности, обычной библиографии с ее обычными терминами), придано совсем неподобающее значение [с. 3 (90)].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Разрешить загадку «И цзина» Вам, конечно, не удастся, ибо она неразрешима вплоть до новых данных археологии: ведь ни одного текста (в полном смысле этого слова) еще не вырыто! А фрагменты — не текст (это надо понимать). Апокалипсис остался книгой за семью печатями (выражение также из Апокалипсиса), несмотря на наилучшие его научные истолкования.

Вы сделали решительно все для того, чтобы ввести серьезного читателя в текст «Перемен». Вы проложили столь твердую тропу, что остается лишь пожелать, чтобы, во-первых, Вы, пожив в Китае года два, смогли выпустить ее вторым, дополненным и улучшенным изданием на уже готовом солидном основании, а затем чтобы Ваши последователи шли тем же решительным путем далее, вплоть до решения проблемы «Книги перемен» в ее целом.

Блестяще доказано, что я был прав, когда в своем представлении Вас к докторской степени без защиты диссертации (погибшей в ящиках дирекции ИВ) писал: «Советская синология обогащается впервые за все время Советской Республики крупнейшим вкладом в человеческое знание, проникающее в истоки мысли Востока...»



Мы все должны испытывать к Вам чувство глубокого уважения и глубокой благодарности за этот подвиг! Ведь без Вас мы, китаисты, на все вопросы той или иной аудитории об «И цзине» должны были бы отвечать только пожатием плеч и общими словами! Я определенно заявляю, что на эту тему я лично если и мог бы написать, то именно так бы, а не иначе... если б мог! Свершилось впервые в моей жизни таинство прогресса: учитель полностью поучается у своего ученика, разработавшего целую новую дисциплину, о которой учитель знал только поверхностно. Ни одна книга не доставляла мне такого сосредоточенного удовольствия и поучительности. «На старости я сызнова живу!»

На диспуте О.О.Розенберга я доказывал, что его книга «Проблемы буддийской философии»[1049]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1038 есть блестящая книга, но не диссертация. Для Вас же скажу, что Ваша работа — и блестящая книга, и блестящая диссертация. Это одна из тех редких диссертаций, которые решительно ничего общего не имеют с зачетной работой и ученическим процессом. Зрелая книга для зрелого китаиста — вот, собственно, норма вещей, от которой не хотелось бы видеть никаких отклонений. На Вашей книге может воспитаться ученый-китаист и аспирант.

Мы (я в особенности) жаловались, что на русском языке нет научно-увлекательных книг о Китае. Вот она, хотя и не для начинающих, конечно! Поэтому печатать Вашу работу следует немедленно, с большим старанием, с резюме на английском и китайском языках. Да послужит она образцом для наших докторантов и да научит их любви к науке и научному достоинству!

Я считаю Вашу работу достойной перевода на иностранные языки, в том числе на китайский и японский (и в части исследования, и в части интерпретирующего перевода), а это — синологическое достижение из весьма редких (Пеллио, Масперо, Карлгрен).



Эта книга, как нам всем известно, начинает собою серию Ваших больших книг: «Лао-цзы», «Ле-цзы», «Чжуан-цзы», «Ван Ян-мин» и др. — все это будет нашей гордостью, ибо нам нужны именно большие книги. Ваша диссертация заслуживает докторской степени cum eximia laude — безоговорочно — по своей научной состоятельности, по силе научного суждения, научной инвенции, по научному энтузиазму и научному подвигу, каким является вся работа.

В. М. Алексеев.

ПРИМЕЧАНИЯ


 


 

ГАДАНИЯ ПО «КАНОНУ ПЕРЕМЕН»

Испокон веку Китай был страной высокоразвитой гадательной культуры. Древнейшие памятники китайской письменности — это не что иное, как гадательные надписи. И позднее, в средние века, в сопредельных странах Китай считался родиной гадательной практики, а его император величался «царем мантики»[1050]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1039.

Однако китайский подход к гаданиям всегда отличался взвешенностью и рационализмом. Уже в таком древнейшем каноне, как «Шу цзин» («Канон [документальных] писаний», глава «Хун фань» — «Величественный образец», раздел-чоу 7), была нормативно зафиксирована следующая иерархия совещательных инстанций: «Если у Вас, государь, возникнут большие сомнения, то обдумайте их сначала в своем сердце, затем обсудите их со своими сановниками и чиновниками, посоветуйтесь со своим многочисленным народом и спросите ответа у гадателей на черепашьих щитах и стеблях тысячелистника»[1051]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1040. А более чем через две тысячи лет, в XVIII в.. известный писатель, крупный ученый-конфуцианец и государственный деятель Цзи Юнь (1724—1805) утверждал: «...Сами духи не одухотворены, их одухотворяют люди. Тысячелистник, щит черепахи, сухая трава, кости — хотя по ним можно узнать, что тебе предопределено, беда или счастье, — чудотворными они становятся лишь с помощью человека»[1052]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1041.

На наш взгляд, истоки совмещения в Китае высокоразвитости мантики с ограничительно-рационалистическим подходом к ней следует искать в особенностях главного гадательного канона — «И цзина».

Неоконфуцианство не только предельно развило ицзинистическую философию, окончательно утвердив ее в качестве теоретической основы традиционного китайского мировоззрения, но и максимально усовершенствовало соответствующую гадательную технику, глубоко проникавшую в практическую жизнь.

Философское рассуждение из «Си цы чжуани» (I, 11) о Великом пределе: «Перемены имеют Великий предел. Это рождает два образца [инь и ян]. Два образца рождают четыре символа. Четыре символа рождают восемь триграмм», — стало отправным пунктом для нумерологической концепции его развертывания в 64 гексаграммы через пять промежуточных этапов — двух монограмм («двух образцов», т.е. черт инь и ян), четырех диграмм («четырех символов»), восьми триграмм («восьми гуа»), шестнадцати тетраграмм («шестнадцати гуа») и тридцати двух пентаграмм («тридцати двух гуа»), что отражено в так называемом «Расположении 64 гексаграмм [согласно] Фу-си» (Фу-си люшисы гуа цысюй).

Своеобразным аналогом принципа параллелизма филогенеза и онтогенеза явилось распространение подобного представления о происхождении 64 гексаграмм на структуру каждой отдельной гексаграммы. Ее анализ также основывается на выделении всех описанных конструктивных элементов — от одной черты до шести.

В теоретическом (философском) аспекте каждая черта может быть иньской или янской, а в практическом (гадательном) — еще и «молодой» или «старой». Обладая этими собственными свойствами, черты занимают определенные позиции в гексаграмме, которые могут им соответствовать или нет. Янским чертам соответствуют нечетные позиции, иньским — четные, поэтому наиболее гармоничной в данном смысле является гексаграмма №63 Цзи цзи (Уже конец) , а дисгармоничной — парная ей по принципу противоположности (дуй) гексаграмма №64 Вэй цзи (Еще не конец) . Первая (нижняя) позиция знаменует начало, зарождение процесса; вторая — апогей его внутреннего развития; третья — кризисный переход от внутреннего состояния к внешнему; четвертая — внешнее обнаружение процесса; пятая — его максимальное проявление; шестая — завершение или перерождение в иной процесс. Позиции также символизируют следующие свойства и образы: 1 — твердость, ступни, простолюдин; 2 — мягкость, голени, служилый; 3 — справедливость, бедра, вельможа; 4 — гуманность, туловище, придворный; 5 — яновость, плечи, государь; 6 — иневость, голова, совершенномудрый.

Две нижних, две средних и две верхних позиции занимают три диграммы, соотносимые соответственно с тремя главными уровнями мироздания — земным, человеческим, небесным.

Три нижних и три верхних позиции занимают две триграммы, первая из которых символизирует внутреннюю, наступающую, созидающуюся ситуацию, а вторая — внешнюю, отступающую, разрушающуюся ситуацию. Как и в случае с отдельными чертами, нижней (первой, нечетной) триграмме соответствует сила ян, а верхней (второй, четной) — сила инь. В данном смысле наиболее гармонична гексаграмма №11 Тай (Расцвет) , а дисгармонична парная ей по принципу противоположности (дуй) гексаграмма №12 Пи (Упадок) , Одинаковые позиции в двух триграммах, составляющих гексаграмму, коррелятивны друг другу. Эта корреляция позиций — первой и четвертой, второй и пятой, третьей и шестой — «действительна» тогда, когда на них располагаются противоположные черты.

Важнейшую роль играют называемые «женой» и «мужем» вторая и пятая позиции как центральные и потому определяющие для триграммы. Кроме того, одна из них является нижней, а другая верхней в тетраграмме, выделяемой внутри гексаграммы. В свою очередь эту «ядерную» тетраграмму разбивают на две «взаимопроникающие триграммы» (ху гуа), которые охватывают: 1) вторую, третью, четвертую и 2) третью, четвертую, пятую позиции. Они могут быть вычленены и использованы соответственно как нижняя и верхняя триграммы для получения новой, производной гексаграммы, характеризующей более глубокое состояние рассматриваемой ситуации.

Внутри гексаграммы нижняя и верхняя позиции (каждая из которых входит только в одну триграмму) означают расходящиеся крайности, две центральные позиции (каждая из которых входит в три триграммы — нижнюю или верхнюю и обе взаимопроникающие) — слишком сблизившиеся элементы, а вторая и пятая (каждая из которых входит в две триграммы — верхнюю или нижнюю и одну из взаимопроникающих) — гармоничное пребывание в середине, что отвечает их срединному положению в основных триграммах. Наличие в триграмме или гексаграмме одной черты инь или ян делает ее позицию доминирующей. С этим принципом, по-видимому, связаны способы гадания, предполагающие выделение в гексаграмме только одной изменяющейся или, напротив, неизменной (при изменении всех остальных) черты, которая обусловливает получение вторичной, производной от первой, гексаграммы.

В исходном источнике, содержащем описание техники гадания по «И цзину», — «Си цы чжуани» (I, 9) — речь идет о стеблях тысячелистника. Для осуществления этого древнейшего мантического приема (ахиллеомантики) нужно 50 стеблей тысячелистника, которые можно заместить аналогичными предметами, например, счетными палочками или спичками. Они кладутся пучком на стол, покрытый тканью, желательно шелковой, и один стебель правой рукой сразу откладывается в сторону, более не используясь, а оставшиеся 49 разделяются по центру обеими руками на два пучка. Левый из них зажимается в левой руке, а из правого правой рукой берется один стебель и помещается между мизинцем и безымянным пальцем левой руки. Затем правой рукой из левого пучка вынимаются по четыре стебля. Остаток (1, 2, 3 или 4 стебля) помещается между безымянным и средним пальцем левой руки. Отсчитанные по четыре стебли возвращаются правой рукой налево, а правый пучок берется и из него левой рукой извлекаются так же по четыре стебля. Остаток помещается между средним и указательным пальцем левой руки. Всего между пальцами левой руки может оказаться 5 или 9 стеблей в следующих комбинациях: 1 + 1 + 3, 1 + 2 + 2, 1 + 3 + 1, 1 + 4 + 4. Они откладываются в сторону, а все оставшиеся стебли обеими руками вновь соединяются в один пучок, состоящий из 44 или 40 стеблей. С ним повторяется вся вышеописанная операция, называемая «изменением». В ее результате между пальцами левой руки оказываются 4 или 8 стеблей в комбинациях: 1+1+2, 1+2+1, 1+3+4, 1+4+3. После их откладывания оставшийся пучок может состоять из 40, 36 или 32 стеблей. Затем следует точно такое же третье «изменение», в результате которого между пальцами левой руки образуются те же самые комбинации стеблей, что и во втором «изменении».

После этой трехэтапной процедуры оставшийся пучок может состоять из 36, 32, 28 или 24 стеблей. При делении на 4 указанные суммы дают соответственно числа 9, 8, 7, 6, символизирующие черты гексаграмм: 9 — «старый ян» ( ), 8 — «молодая инь» ( ), 7 — «молодой ян» ( ), 6 — «старая инь» ( ). Зафиксировав полученную черту, следует аналогичным образом осуществить еще три «изменения», которые позволят получить вторую черту, располагаемую над первой (нижней). Все шестиступенное построение гексаграммы предполагает проведение 18 «изменений». Если полученная гексаграмма состоит из одних «молодых» черт, то далее рассматривается только она и связанный с нею текст. Если же среди ее черт находится одна или несколько «старых», то таковые преобразуют в их противоположность (инь — в ян, ян — в инь) и в дополнение к первой рассматривают подобным образом выведенную из нее вторичную гексаграмму как выражающую тенденцию последующего развития ситуации, предсказанной в первой гексаграмме.

Для применения менее древнего и более простого способа гадания нужны минимум три и максимум восемнадцать одинаковых монет, которые положено изъять из обращения и использовать только мантически. В полном варианте каждая полученная черта обозначается выкладыванием трех определивших ее монет, а для получения следующей берутся новые три монеты. В сокращенном варианте все производится с помощью одних и тех же трех монет. Удобны, например, трех- или двухкопеечные, поскольку базовыми тут являются числа 3 и 2 — стандартные символы сил ян и инь. Принимается, что одна сторона монет выражает число 3, а другая — 2. Совместное бросание трех монет в качестве жребия и сложение выражаемых ими чисел дает четыре возможных суммы: 9, 8, 7, 6, с которыми следует поступить точно так же, как при нервом способе (с помощью стеблей). Здесь построение гексаграммы требует всего шести жеребьевок.

Суммарная вероятность получения черт инь и ян обоими способами одинакова. Однако при использовании стеблей в три раза более вероятно выпадение «старого ян, чем «старой инь», что обусловливает большую вероятность соответствующего появления во вторичной гексаграмме черты инь, нежели ян. В целом вероятности выпадения числовых символов при обоих способах таковы:

 
Тысячелистник 3/16 7/16 5/16 1/16
Монеты 2/16 6/16 6/16 2/16

Слегка усложнив гадание с помощью монет, можно достигнуть абсолютно той же вероятности выпадания числовых символов, что и при использовании стеблей. Такой синтезирующий оба главных мантических способа вариант был предложен в 1980 г. американскими философами Э.А.Хакером и В.Дж.Кохом (W.J.Koch)[1053]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1042. Для получения числового символа каждой черты их метод предполагает не одну, а две жеребьевки: сначала бросание одной монеты, а затем, как и при стандартном способе, — трех монет. Результаты идентифицируются с базовыми числами 6, 7, 8, 9 следующим образом:

Наконец, гадание по «И цзину» может быть осуществлено и без использования каких-либо материальных посредников (стеблей или монет). Несколько подобных методов описал выдающийся средневековый философ-нумеролог Шао Юн (1011—1077), но, возможно, они гораздо более древнего происхождения. Для методов Шао Юна характерно усиление роли триграмм и выдвижение на первый план их временного смысла, соответствующего исходной концепции «круговых перемен» (чжоу и).

Рассмотрим один такой метод. Для его реализации необходимо знать четыре числа, обозначающих год, месяц, день и двухчасье по китайской системе двенадцатеричного исчисления времени. Эти данные для ближайших 12 лет (от 1990-1991 до 2001-2002 г.) представлены в таблице 1[1054]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1043. Первую строку в ней занимают номера циклических знаков из набора 12 «земных ветвей» (ди чжи), названия которых даны во второй строке. Третья строка заполнена соответствующими им двухчасовыми периодами суток, или так называемыми стражами. В четвертой строке указаны годы, а в остальных двенадцати строках — начальные даты (по григорианскому календарю) лунных месяцев, пронумерованных в первом столбце. Тут некоторые из позиций разделены надвое и содержат две даты. Это означает наличие вставного (эмболисмического) месяца, который в китайском календаре не получает собственного номера и обозначается тем же циклическим знаком, что и предшествующий ему месяц. Однако дни во вставном месяце, как и в других, имеют свою отдельную нумерацию.

Числовые обозначения (номера соответствующих циклических знаков) года и двухчасья прямо извлекаются из таблицы, а месяца и дня — элементарно высчитываются. К примеру, гадание происходит в 18:00 15 октября 1990 года. 1990 году соответствует знак №7, 18 часам — №10, а 15 октября — это 27-й день 8-го лунного месяца. Следовательно, четыре временных координаты предполагаемого момента гадания выражаются числами 7, 8, 27, 10. Первые три из них следует сложить (в нашем примере: 7+8+27=42). Если полученная сумма меньше или равна 8, то в приписываемой Фу-си (мифическому императору, культурному герою) последовательности триграмм (1. Цянь, 2. Дуй, 3. Ли, 4. Чжэнь, 5. Сюнь, б. Кань, 7. Гэнь, 8. Кунь) надо выбрать имеющую данный номер. Если же полученная сумма больше 8, то из нее надо вычесть ближайшее меньшее число, кратное 8, и разность считать номером триграммы в той же последовательности Фу-си (в разбираемом примере: 8 x 5 = 40, 42 — 40 = 2 — триграмма №2 Дуй). Затем к первоначальной сумме трех временных показателей следует прибавить четвертый — число двухчасья — и с новой суммой проделать ту же операцию, что и с предыдущей (в примере: 42 + 10 = 52, 8 x 6 = 48, 52 — 48 = 4 — триграмма №4 Чжэнь). Первая из полученных триграмм располагается сверху, вторая — снизу, что и дает искомую гексаграмму (в примере: Дуй + Чжэнь = гексаграмма №17 Суй ).

Таблица 1

Цикл
Знак у вэй шэнь ю сюй хай цзы чоу инь мао чэнь сы
Двухчасье 11-13 13-15 15-17 17-19 19-21 21-23 23-1 1-3 3-5 5-7 7-9 9-11
Год 1990-1991 1991-1992 1992-1993 1993-1994 1994-1995 1995-1996 1996-1997 1997-1998 1998-1999 1999-2000 2000-2001 2001-2002
Лунный месяц Первые числа лунных месяцев по датам григорианского календаря
27.I 15.II 4.II 23.II 10.II 31.I 19.II 7.II 28.II 16.II 5.II 24.I
25.II 18.III 4.III 21.II 12.III 1.III 19.III 9.III 27.II 18.III 6.III 23.II
27.III 15.IV 3. IV 23.III 22.IV 11.IV 31.III 18.IV 7.IV 28.Ш 16.IV 5.IV 25.III
25.IV 14.V 3.V 21.V 11.V 30.IV 17.V 7.V 26.IV 15.V 4.V 23.IV 23.V
24.V 23.VI 12.VI 1.VI 20.VI 9.VI 29.V 16.VI 5.VI 26.V 24.VI 14.VI 2.VI 21.VI
22.VII 12.VII 30.VI 19.VII 9.VII 28.VI 16.VII 5.VII 23.VII 13.VII 2.VII 21.VII
20.VIII 10.VII 30.VII 18.VIII 7.VIII 27.VII 14.VIII 3.VIII 22.VIII 11.VIII 31.VI1 19.VIII
19.IХ 8.IX 28.VIII 16.IX 6.IХ 26.VIII 25.IX 13.IX 2.IХ 21.IX 10.IХ 29.VIII 17.IХ
18.Х 8.Х 26.IХ 15.Х 5.Х 24.Х 12.Х 2.Х 20.Х 9.Х 28.IХ 17.Х
17.XI 6.XI 26.Х 14.ХI 3.ХI 22.ХI 11.XI 31.Х 19.ХI 8.ХI 27.Х 15.ХI
17.XII 6.XII 24.XI 13.XII 3.XII 22.ХII 11.XII 30.ХI 19.XII 8.ХII 26.ХI 15.XII
16.I 5.I 24.XII 12.I 1.I 20.I 9.I 30.XII 17.I 7.I 26.XII 13.I

 

Описываемый метод построения гексаграммы не из черт, а из триграмм, предполагает выделение только одной изменяющейся черты, которая определяется посредством отдельной процедуры. Для этого берется уже имеющаяся сумма всех четырех временных показателей и соотносится с числом 6. Если эта сумма меньше или равна 6, то она прямо рассматривается как номер позиции изменяющейся черты в гексаграмме, а если больше — то сводится до разности с ближайшим меньшим числом, кратным 6, которая считается номером искомой позиции (в нашем примере: 6 x 8 = 48, 52 — 48 = 4 — позиция №4, черта ян). Установленная подобным образом черта изменяется в ее противоположность, на основании чего выделяется вторичная гексаграмма (в примере: гексаграмма №17 Суй переходит в гексаграмму №3 Чжунь , в которой позицию №4 занимает черта инь). Дальнейшие действия отвечают общим принципам гадания по «И цзину».

После получения тем или иным из описанных способов одной или двух гексаграмм надлежит найти ее или их в тексте «И цзина», что легко осуществимо с помощью таблицы 2, трансформирующей последовательность гуа по Фу-си в последовательность гексаграмм по Вэнь-вану (полуисторический персонаж XII-XI в. до н.э.), запечатленную в самом «И цзине». Ответ на поставленный перед гаданием вопрос призваны дать многосмысленные мантические формулы и афоризмы ко всей гексаграмме и к ее отдельным чертам[1055]D:\vk\shchu01\refer.htm - s1044.

Таблица 2

Верхние триграммы Нижние триграммы
8. Кунь 7. Гэнь 6. Кань 5. Сюнь 4. Чжэнь 3. Ли 2. Дуй 1. Цянь
8. Кунь
7. Гэнь
6. Кань
5. Сюнь
4. Чжэнь
3. Ли
2. Дуй
1. Цянь

 

ПРИМЕЧАНИЯ



 

СПИСОК ОСНОВНЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ, ИСПОЛЬЗОВАННЫХ Ю.К. ЩУЦКИМ

На русском языке

Баранников А.П. Хиндустани (урду и хинди). Л., 1934.

Бунаков Ю.В. Гадательные кости из Хэ-нани (Китай). Очерк истории и проблематики в связи с коллекцией ИКДП. — Труды ИЯМ. III. Л., 1935.

Васильев Б.А., Щуцкий Ю.К. Учебник китайского языка (бай-хуа). Л., 1935; 2-е изд. испр. и доп. Л., 1935.

Васильев Б.А., Щуцкий Ю.К. Строй китайского языка. Л., 1936.

Захаров И.И. Полный маньчжурско-русский словарь. СПб., 1875.

Петров А.А. Ван Би (226-249). Из истории китайской философии. — Труды Ин-та востоковедения. XIII. М.-Л., 1936.

Скачков П.Е. Библиография Китая. М.-Л., 1932.

Щуцкий Ю.К. Из китайской эссеистической литературы. — Восток. Сборник 1. Изд. «Academia», 1935.

Щуцкий Ю.К. Следы стадиальности в китайской иероглифике. — Яфетический сборник.VII. Л., 1932.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал