Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 8. ПИР ДАУД




Итак, я полетел с рекомендательным письмом от Хайдера Гула в Адану и Стамбул и разыскал Пира Дауда. Это был огромный человек с черной бородой, слегка тронутой сединой. Если он был учителем Гурджиева, ему должно было быть сейчас больше ста лет. Но выглядел он на 60. Он принял меня в своих комнатах в мечети Рустам Паши, и мы разговаривали через переводчика.

- Вы ученик Джурджизада?
- Да - я следую за теми, кто утверждает, что они унаследовали его право учить.

Он сделал презрительный жест: "Никто не может унаследовать бараку Учителя, кроме Саидов - потомков Пророка. Являетесь ли вы, в таком случае, учеником провозвестия Гурджиева?"

- Не знаю, - ответил я. - Я никогда не встречал его при жизни и не могу сказать, каким было его подлинное провозвестие. Во всяком случае, я разочарован тем, что случилось с его именем на Западе и ищу истинный путь.

Он кивнул: "И не может ничего продолжаться, кроме механического повторения. Провозвестие учителя не переходит к его наследникам, так было и с Гурджиевым. Если вы ищете знание, вы должны быть созвучны работе развития, принимающей во внимание обстоятельства и требования времени. Можно освещать свой дом керосиновой лампой, если вы хотите, но когда у вас есть возможность использовать электричество, вы его используете... Знаете ли вы разницу между отдельными типами знания?" - неожиданно обрушил он на меня свой вопрос.

- Шесть месяцев назад я сказал бы, что да. Но теперь, чем больше я думаю, тем больше уверен, что не знаю. Но я могу научиться.

Он одобрительно кивнул: "Хорошо. Знать, как мало вы знаете - первый шаг ко многому. Для некоторых это - отправной пункт для отчаяния и самообвинения. Если вы убеждены, что можете научиться - вы не попадете в этот тупик, но нужна дисциплина. Есть ли она у вас?"

- Думаю, что теперь есть, - ответил я. - Более того, я знаю ее вкус и знаю разницу между дисциплиной и тем низким страхом, от которого я страдал в гурджиевской работе. Ужас перед "высокопоставленными", ужас быть вызванным к одному из них, ужас, что о тебе подумают, как об отстающем.

Дисциплина, как я ее понимаю, это искреннее желание и слияние с тем, для чего человек вступил в союз. Это условие, при котором человек добровольно отдал свою свободу в определеленных аспектах тем, кто лучше подготовлен руководить им, чем он сам.

Он пристально посмотрел на меня: "Идет ли этот ответ из сердца - или из головы? Механически, чтобы угодить, или он прочувствован?"

Мне не пришлось долго раздумывать: "Из сердца и еще глубже".
- Хорошо. Дисциплина вам нужна, чтобы следовать по трудному пути, чтобы не останавливаться, для преодоления того, что вы считаете противоречивым, нерациональным или запутанным. Вы можете позволить себе обуздать вашу вознесенную до небес "критическую способность", когда вы получаете указание от того, кто действительно знает, что он делает и для кого только то, чему он учит, является важным.



Никто полностью не подготовлен к тому, чтобы обучать - и он не может пользоваться этой техникой из-за страха, что он еще более усугубит и без того уже достаточный беспорядок в уме. Техника разрабатывалась столетия, причем учитывались время, место и обстоятельства. Всякая деятельность или приемы применяются человеком, отвечающим за сферу деятельности... Они могут постоянно меняться, и поэтому руководитель деятельности должен был быть постоянно в контакте с основным планом ее. Только та деятельность, которая проводится в согласии с основным планом, является деятельностью, имеющей под собой силу. Случайное применение услышанных краем уха и полупонятных истин не может привести ни к чему, кроме путаницы, потери времени и иногда - движению назад. Знаете ли вы, что значит быть в миру и не принадлежать миру?

- Я слышал об этой концепции, но для меня ценно ваше объяснение.
- Это значит, что вы должны жить в мире, а не оставлять его, как монах или отшельник. Правда, в определенное время, в соответствии с вашими способностями, от вас могут потребовать провести некоторое время в каком-либо месте или братстве, но только в течение ограниченного периода. Вы должны использовать все возможности, чтобы отличиться на своей работе или в своем деле, позволяя духовной технике воздействовать на изменение мышления по отношению к мирской деятельности.



Слишком для многих западных людей метафизическая продвинутость оказывается равной уходу от скверны мира. Вы не можете быть осквернены миром - при условии, что вы придерживаетесь определенных нравственных ценностей и верований. Вы можете общаться с самыми страшными и развращенными людьми, подвергаться всяким влияниям - и не страдать.

У вас есть место в вашей семье и в обществе, из которого вы не можете убежать для того, чтобы засесть в пещере и предаться медитации. У вас есть ряд ответственностей, которые вы не можете с себя сбросить. Медитация, в конце концов, может занимать 25 секунд, равно как и 25 лет. Если ваша система столь неэффективна и недейственна, что вам приходится медитировать 25 лет, тогда что-то не в порядке либо с вами, либо с системой, либо, возможно, с тем и с другим.

Если вы настолько просвещены, что знаете, над чем медитировать, тогда вы можете сосредоточить на этом свои умственные центры и медитировать несколько секунд, полностью отключаясь от остального. Сидя в пещере, в лохмотьях, питаясь орехами и ягодами, вы можете произвести только физиологические изменения или воздействия, представляющие из себя мало ценности в эзотерическом смысле.

- Могу ли я спросить тогда о цели монастырских братств в Гиндукуше?
- Ваш вопрос не только несвоевременен, но и неточен, - отрезал он. - Существование некоторых обитателей власти ничего в том, что я сказал, не меняет. Люди в тех центрах имеют дело с судьбой мира, но вы, вы даже не можете начать постигать что-либо из их деятельности. Они - не обычные люди, не говоря уже о монахах. Они не знают ни покоя, ни даже удовлетворения, ибо им приходится возмещать недостатки человечества. Это - реальные люди, испытывающие бытие и небытие и давно вступившие в стадию эволюции, когда ни одно из состояний не имеет для них никакого значения.

- Гурджиев сказал, что он посетил один из них и его друг, князь Любоведский, был одним из обитателей братства. Был ли он одним из Бессмертных?

Глаза Пира Дауда сверкнули: "Ваша невероятная наивность противоречит вашему возрасту! Гурджиев сказал это, Гурджиев сказал то! Кант сказал это, Чехов сказал то! Всякий имеет что сказать, и вы иногда тратите всю свою жизнь, читая их и мучительно пытаясь объяснить то или это, а затем применить личные переживания или с грехом пополам разбираетесь в результатах чужих желаний. Это ничего не дает".

"Вам бы следовало уже понять, что многое из того, о чем писал Гурджиев - аллегория. Все его действующие лица, места и ситуации. Что вам до того, даже если такой князь действительно существовал? И если бы он был одним из Абдулов? Вы роетесь в песке, привлеченный кусочками слюды, пытаетесь соединить их и сделать окно, не понимая, что сам песок можно превратить в чистейшее стекло.

Не обременяйте себя личностями или событиями вне вашей теперешней ситуации - тем, что нельзя понять и использовать. Определенная литература основывается на опытах и деятельности прошлого и живет лишь на протяжении жизни Учителя, чьим долгом было произвести некоторое воздействие на ограниченную часть человечества.

Спросите себя, как тогда эта трансформация может иметь какую-либо основательность по отношению к развитию, если затрагиваемые ею обстоятельства, время и люди уже больше не те. Вы обманываете себя, придавая этим вопросам такое значение, и вы обманываете других тем, что популяризируете это. Вы не можете искать утешения в сетовании: "Это все, что было доступно" или "Нет никакого другого источника". Всегда существовала литература воздействия и всегда были указаны возможности встретить другой источник.

В проецировании учения никогда не было вакуума. Только в западном интеллекте есть вакуум. Запад поощрял и популяризировал культ полуграмотных гуру, чьей единственной претензией к славе было сиденье под деревом и использование собственного пупка как хрустального шара. О да, Запад всегда искал мудрость Востока, но - всегда неправильно, не там. Всегда красочная, слегка эротическая реальность, но суровая - никогда. Западная мысль так и не смогла оправиться от мертвой хватки организованной церкви, несмотря на то, что помогала и содействовала монополии этой церкви тем, что никогда не оспаривала ее права. Любой намек на то, что организованная церковь не имеет эзотерики, венчается смертью на костре. Я настолько же христианин, насколько Христос, но я христианин не того образца, который установили святые отцы. Ваш св. Августин утверждал, что христианство существовало среди древних народов, но и он придерживается того мнения, что на него повлияли нехристианские учения.

Вы, поощряемый образом Гурджиева, хотите следовать учению его. Весьма похвально. Однако, поскольку учения, возникшие из образа, более не действенны, вы должны искать способ оживить их сегодня. Если вы найдете его, тогда следуйте за ним, не тратьте напрасно время в бесплодных размышлениях, насколько это совпадает с методом Гурджиева, или Симона Петра, или Фараона! Хотите ли вы следовать учению, которое развивается или настроено органически, или вы хотите соединить обрывки отношений между тысячью и одной не схожих, но захватывающих обстоятельств, людей и цивилизаций? Если последнее, то изучайте археологию, антропологию или образцы культур и довольствуйтесь интересными находками и волнующими перспективами. Не хотите ли духовных "проводников" в виде краснокожих индейских вождей или сверхъестественного голоса, говорящего с вами? Займитесь спиритизмом. Но если вы стремитесь к реальному прогрессу с дисциплинированной упорной работой, тогда откажитесь от своего образа мышления и самонадеянной гордости и уверенности в широте своего "интеллекта" и испытайте то, что может быть только пережито.

Отправляйтесь теперь в Тавриз и найдите там Даггаша Рустама, мастера барабана. Он или примет вас, или нет. Если да - можете продолжать работу, если нет..." - он выразительно развел руками.

Это не книга о путешествии, и хотя поездка в Тавриз была интересной, мне было не до осмотра достопримечательностей. Достаточно сказать, что вряд ли кто-нибудь совершил бы такую поездку без достаточной на то причины!


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал