Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






БАБА ЯГА




 

Наши далёкие предки чтили Лесную Жрицу, Повелительницу Сти хий и зверей, которая известна нам из сказок как Баба Яга. Она веду нья (то есть ведающая женщина), которая живёт уединённо в лесу, в своей деревянной избушке «на курьих ножках». Живёт и одевается она очень просто, сама прядёт и ткёт, топит печь и баню, ест растительную пищу; во всех сказках ей очень много лет. В хозяйстве у неё – кот и другие домашние животные, которые служат ей не за страх, а за совесть.

Избушка Яги чаще всего стоит в самой середине заповедного (особого) леса, на гра нице с «триде сятым царством». То есть на границе нашего мира Яви с другими ми рами (царствами), которых превеликое множество («тридесять»). Баба Яга – страж этой границы. Она охраняет вход в далёкий ска зочный мир: это и соседние нам миры Яви, и Небесные миры светлых божеств, и нижние миры Нави… Всех, кто ищет туда путь и попадает к ней, она подвергает испытаниям (прежде чем показать дорогу), пропуская туда только достойных и чис тых душой и телом.

Баба Яга – дарительница и советчица: указывает доброму путнику дорогу, дарит волшебного коня или орла, на которых можно добраться в тридесятое царство, даёт совет в беде. Она понимает язык леса, язык зверей и птиц, разговаривает с ветром и водой. Ей служат лесные духи, звери, птицы, рыбы и другие существа. Дружит с Лешим и Водяным. Баба Яга владеет волшебством, лечит травами, умеет переме­щаться по воздуху на своей ступе и может казаться невидимой. У неё есть волшебный клубочек, скатерть-самобранка, сапоги-скоро ходы, гусли-самогуды, ковёр-самолет, меч-самосек и множество других та инственных вещей. Она хранитель ница (если надо – то и воинственная) своего лесного пространства и окрестностей со всеми их обитателями. Раньше в каждом большом лесу (который нельзя было обойти за день ходьбы) была своя Баба Яга, и тогда такой лес ста новился «особым». Говорят, что когда появились на нашей земле первые большие леса (в умных книгах пишут, что было это после отступления ледниковых гор), их хранительницы были молодыми. Шло время, росли леса, сменялись поколения людей, и стали называть лесных жриц сначала долгоживущими, а потом уже и старыми Бабами Ягами. Такими их знали и запомнили наши прадеды и деды, которым ещё довелось с ними встречаться, такой образ и пришёл к нам вместе со сказками наших предков.

Лесные ведуньи всегда помогали и до сих пор помогают народу, с которым живут рядом – дают советы нуждающимся, лечат обращающихся к ним за помощью, охраняют селян от чужаков, заботятся о плодородии лесов и полей. Иногда даже освещают семейный союз, по просьбе людей, одаряя новую семью волшебным подарком.



В современных сказках у Бабы Яги иногда бывает «злой образ». Сейчас люди забыли, что раньше Баба Яга была их помощницей и охранительницей. Забыли, что она обучала ленивых детей разным ремёслам и до машнему труду. Люди сами привозили к ней таких детей для обуче ния, либо их приносили на своих крыльях гуси-лебеди. Обучала она и особо одарённых, способных детей понимать лес, понимать язык растений, птиц и зверей, обрядам почитания Стихий природы, всевозможным приметам, траволечению и многому-многому другому. Такие дети становились травниками, знахарями, целителями, лесниками, предсказателями, жрецами, кудесниками. Когда люди разучились по нимать лес и Природу, перестали жить с ними в ладу – они и к Бабе Яге стали относиться по-другому. Но в старинных сказках остался добрый и мудрый образ Бабушки Яги – советчицы и дарительницы, воительницы и целительницы, охраняющей лес и границы между мирами, охраняющей покой сельских мирных жителей и всех лесных обитателей.

 

«Что же ты не говоришь со мною? - сказала Баба Яга, - Стоишь как немая?»

«Не смела, - отвечала Василиса, - А если позволишь, то мне хотелось бы спросить тебя кой о чём».

«Спрашивай, только не каждый вопрос к добру ведёт: много будешь знать, скоро состаришься!»

«Я хочу спросить тебя, бабушка, только о том, что видела: когда я шла к тебе, меня обогнал всадник на белом коне, сам белый и в белой одежде: кто он?»

«Это день мой ясный», – отвечала Баба Яга.

«Потом обогнал меня другой всадник на красном коне, сам крас ный и весь в красном одет: это кто такой?»

«Это моё солнышко красное!» – отвечала Баба Яга.



«А что значит чёрный всадник, который обогнал меня у самых твоих ворот, бабушка?»

«Это ночь тёмная – все слуги мои верные!» – молвила Баба Яга».

(«Василиса Прекрасная», русская народная сказка)

 

«Вот Марья Моревна улучила добрую минуту и стала Кащея выс прашивать. Где он себе такого доброго коня достал. Кащей сказал: «За тридевять земель, в тридевятом царстве. За Огненной рекой живёт Баба Яга, у неё есть такая кобылица, на которой она каждый день во круг света облетает. Много у неё и других славных кобылиц; я у неё три дня пастухом был, ни одной кобылицы не упустил, и за то мне Баба Яга дала одного жеребёночка…»

(«Марья Моревна», русская народная сказка)

 

«Пошла девочка. Вот идёт, идёт и пришла. Стоит хата, а в ней сидит Баба Яга, костяная нога и ткёт.

«Здравствуй, тётушка!»

«Здравствуй, родимая!»

«Меня матушка послала просить у тебя иголочку и ниточку рубашку шить».

«Хорошо, садись покуда ткать».

(«Баба Яга», русская народная сказка)

 

«Вдруг видит девочка – стоит избушка на курьих ножках, об одном окошке, кругом себя поворачивается. В избушке старая Баба Яга прядёт кудель. А на лавочке сидит братец, играет серебряными яблочками. Девочка вошла в избушку: «Здравствуй, бабушка!»

«Здравствуй, девица! Зачем на глаза явилась?»

«Я по мхам, по болотам ходила, платье намочила, пришла погреться».

«Садись покуда кудель прясть».

Баба Яга дала ей веретено, а сама ушла».

(«Гуси-лебеди», русская народная сказка)

 

 

«Входит солдат в избушку – там сидит Баба Яга-костяная нога, се дая, беззубая.

«Здравствуй, бабушка! Скажи, где мне искать мою королевну?»

«Подожди немножко, вот я созову всех своих ветров и у них спрошу. Ведь они по всему свету дуют, так должны знать, где она те перь проживает».

(«Заколдованная королевна», русская народная сказка)

 

«Шла-шла Марфа, шла-шла и пришла: избушка на курьей ножке, на петушьей головке. Она говорит: «Избушка, избушка, стань к лесу глазами, ко мне воротами, чтобы мне, дорожному человеку, зайти и выйти!».

Избушка повернулась к лесу глазами, к ней воротами, она зашла; там сидит старушка – языком в печи пашет (метёт). Губами горшки обнимает, в зубах шёлковый пояс плетёт. Говорит: «Что ты, девушка, зашла? Куда идёшь, куда путь держишь? Здесь чёрный ворон не пролётывал. Не то, что русский человек прохаживал!». Пригласила её, а потом сама себя по щеке ударила, по другой приправила: «Ох, я, - говорит, - дура, плёха, дорожного человека не напоила, не накормила, стала вести выспрашивать!».

Накормила, напоила Марфу, спать уложила, стала вести выспрашивать. «Куда, - говорит, тебя бог несёт? Волей али неволей, али своей охотой?». Она говорит: «Волей-неволей, а более – своей охотой».

(«Марфа крестьянская дочь», русская народная сказка)

 

«Баба Яга всё дело справила – коня убрала, а Ивана-царевича накормила, напоила и стала спрашивать, кто он да откуда и куда путь дер­жит.

«Я, бабушка, такого-то царства, такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Был у твоей младшей сестры, она послала к середней, а середняя к тебе послала. Дай свою голову моим могутным плечам, направь меня на ум-разум, как мне добыть у девицы Синеглазки живой воды и молодильных яблок».

«Так и быть, помогу я тебе, Иван-царевич. Девица Синеглазка, моя племянница, - сильная и могучая богатырка...»

(«О молодильных яблоках и живой воде», русская народная сказка)

 

«Ехали братья по долам, по горам, по зелёным лугам и приехали в дремучий лес; в том лесу стоит избушка на курячьих ножках, когда надо повёртывается.

«Избушка, избушка, повернись к нам передом, к лесу задом; нам в тебя лезти, хлеба-соли ести».

Избушка повернулась. Добрые молодцы входят в избушку – на печи лежит Баба Яга костяная нога, из угла в угол, нос в потолок.

«Фу-фу-фу! Прежде русского духа слыхом не слыхано, видом не видано; нынче русский дух сам на ложку садиться, в рот катиться».

«Эй, старуха, не бранись, слезь-ка с печи да на лавочку садись. Спроси: куда едем мы? Я добренько скажу».

Баба Яга слезла с печки, подходила к Ивану Быковичу близко, кланялась ему низко: «Здравствуй, батюшка Иван Быкович! Куда едешь, куда путь держишь?»

«Едем мы, бабушка, на реку Смородину, на калиновый мост; слышал я, что там чудо-юдо живёт».

«Ай да Ванюша! За дело хватился!..»

(«Иван Быкович», русская народная сказка)

 

«Стоит на опушке, на перекрёстке лесных дорог, избушка на курьих ножках. И скачут по тем лесным дорогам богатыри да Иваны-царевичи, все по своим делам: тот невесту ищет, тот в заморские земли торопиться.… Встанет конь перед избушкой, крикнет добрый молодец: «Избушка-избушка, повернись ко мне передом, к лесу задом!». Повернётся избушка, выглянет оттуда Баба Яга: «Тьфу-тьфу, русским духом пахнет! Здорово, милок! Зачем пожаловал? Дело пытаешь иль от дела лытаешь?». И тут надо ответить так: «Здравствуй, бабушка! Вот только бы ты меня, добра молодца, сначала накормила-напоила да на постель уложила. Я бы улёгся, а ты бы и спрашивала». Кто с ней вот так вежливо поговорит, для того она всё сделает. А иной Иван-царевич возьмёт да и гаркнет: «Не твоё дело, старая! Неси мне быстрее еды, да чаю полный самовар, а то мечом голову отсеку!» Тут она его и сграбастает, как миленького…»

(«Сказочная азбука»)

 

 

БАННИК

 

Служебный дух – обитатель и хранитель бани. Живёт за каменкой или под пол ком; обычно невидим, а иногда имеет шапку-невидимку. Людям показы вается чаще всего в виде старика с радужными (разноцветными) гла зами, покрытого листьями от веников и с длинной бородой. Может при нимать облик животного – кошки, собаки, зайца и других мохнатых созданий. В народе есть поверье, что Банник первый раз появляется в бане после того, как там побывала роженица.

Банник живёт в бане, моется там и на водит порядок. Он поддерживает хороший пар и греет баню, ко гда парятся хозяева. Ему следует оставлять воду, мыло и веник, иначе он обижается и брызжет кипятком, скидывает камни с каменки, напускает угару. Дружит с Домовым и Дворовым, с домашними кош ками (а собак не очень привечает). Днём обычно спит. Для того чтобы его задобрить, приносят в баню соль и хлеб, ставят в праздники угощения

Банник вредит тем, кто плохо следит за баней и оставляет её грязной, кто приходит в неё из-за своей лени поздно, после захода солнца или моется ночью. Тогда он пугает приходящих всякими способами. Очень не любит, когда люди в бане ругаются или кричат. Тех, к кому Банник хорошо относится, он мо жет защитить от демонических су ществ и недругов. Он охраняет баню, когда хозяева отсутствуют, и участвует в святочных гаданиях девушек. Но если за баней нет должного присмотра, банник стано вится злым, сердитым и может совсем уйти от ленивых хозяев к дру гим.

На Новгородчине есть пословица: «Нет злее банника, да нет его добрее».

При входе в баню мужчина должен переступать порог правой но гой, а женщина – левой. При этом нужно испросить разрешение: «Бан­ный дедушка! Дозволь попариться!». При выходе из бани благодарят Банника словами: «Спасибо тебе, баннушко, на парной банечке». В народе говорят, что если уж что-то случилось, то надо выскакивать из бани и просить: «До мовой! Дворовой! Помогите! Помогите!». Обычно они приходят на выручку человеку, помогают и за щищают его от чем-то рассерженного «Банного старосты».

 

Иногда в бане живёт Шишига – существо, которое показывается в бане тем, кто идёт туда без молитвы и оберега или без разрешения, без согласия Банника. Она может принимать облик знакомых людей или родствен ников и запарить нежеланных гостей до смерти. Может испугать роженицу и подменить оставленного без присмотра ребёнка: такие «подменные» дети не рас тут, не ходят, не говорят и скоро умирают. Её можно почуять по тихому шуршанию в углах. Может остаться жить в пустой бане, после ухода Банника. Хотя в его присутствии во всём ему подчиняется, и вреда от неё добропорядочным хозяевам нет.

 

 

«Кто такой наш баннушко?

Не игрушка, не зверёк.

Ростом – с детский сапожок,

Чёрненький мохнатушко.

То в углу он возится,

То по крыше носится.

То сидит за печкою,

Борода колечками:

«Мойтесь, мойтесь побелей,

Станет жить повеселей.

Я на тех всегда сердит,

Кто ревёт и кто не мыт».

«Где мочалка, бабушка?»,

«А подспрятал баннушко».

«Ну, а где ботинок мой?», –

«Баннушко унёс домой».

(«Баннушко» Т. Смертина)

 

«Женщина одна рассказывала. Пошла она как-то в баню взять что-то. Подходит к бане, – а она ночью шла то, – и чует, что она горячая вроде. Приоткрыла дверь, а оттуда пар валит, и будто вениками хле щутся. Закрыла она дверь и убежала. А это банный староста сам па­рился».

«У нас в бане за каменкой банник жил. Его Митькой окаянным звали. Мы перед призывом в армию вытягивали его верёвкой из бани. Сначала его концом верёвки дразнили. Он хайлом как схватит, разо злится, потом как дёрнет верёвку, мы все попадали. А сам он весь из шерсти, лица, рук, ног нет».

(«Былички и бывальщины»)

 

«Лён-то у нас по вечерам чесали. Ведь дни-то коротенькие осенью. Пришла в баню чесать лён. Чесала-чесала. На полках сидит как белая кошка, глаза сверкают-сверкают такие у ней. Я сказываю: «Кис, кис, кис…». Киска не двигается. Да я бегом это!»

«Вот топила ночью байну (баню). Тогда мужики ездили в 12 часов ночи, поздно. Топила байну, топила-топила…. Ну, потом мужики приехали, пошли в байну мыться: и каменка разрытая, и вода вся вылита. Вот, вот ночью в байну ходить!»

(«Легенды. Предания. Бывальщины»)

 

БЕРЕГИНЯ

 

Существо миров Светлой Нави, оберегающее что-либо: дерево, ле сок, поляну, утёс, ручей или другие места («бер» – лес, беречь; «йогиня» («егиня») – владеющая йогой, то есть наукой единения со стихиями). Они дети той стихии, которую хранят и оберегают: Земли, Воды, Воздуха, Огня. У каждой стихии Природы есть свои Берегини – лесные, горные, водяные, воздушные и другие. Обычно они неви­димы или прозрачны, но могут являться людям в виде красивых и нежных девушек, легко передвигающихся по воздуху и воде, сквозь горы и огонь.

Обычно Берегини доброжелательны к лю дям, и помогают человеку на суше и в воде при трудных обстоятельст вах. Они обе регают сон усталых путников в лесу, если те знают законы лесного гостеприимства и приносят дары лесу. В христианских рукопи сях новгородского Софийского собора упоминается о требах, кото рые ставили Славяне рекам, источникам и Берегиням. Раньше люди дружили с Берегинями и пользовались их помощью и советами, так как эти Девы – хранительницы древней мудро сти. В старину древние празднества в честь Берегинь назывались «Русалиями», позднее их стали называть Русальной неделей. Одни считают, что эти названия даны в честь русоволосых светлых Дев, другие говорят – в честь защитниц всех Русов. В эти дни наши предки ставили угоще ние всем Берегиням на опушках лесов, берегах рек и озёр, оставляли им подарки и украшения на камнях, на стволах и ветвях деревьев. Считалось, что в эти дни Берегини собираются вместе для своих особых обрядов и водят хороводы под земным небом, и нельзя было им мешать. Когда Русалии заканчивались, и Бере гини покидали землю, чтобы вернуться к своим местам обитания или в Светлую Навь, люди устраивали им весёлые проводы: пели, плясали, играли на гуслях и свирелях, водили хороводы, устраивали игрища, уносили в лес или в воды рек подарки.

Берегиня может жить только в чистом месте; она может погибнуть в нашем мире (то есть вер нётся в мир Светлой Нави), если будет уничтожено место её обитания здесь: высохнет река, разрушится гора, будет вырублена роща.

Берегини на Западе называются греческим словом «Нимфы», мор ские Берегини – «Нереиды», Берегини земных вод – «Наяды», а Бе ре­гини – покровительницы деревьев называются по-гречески «Дриады». Они – часть живой природы вокруг человека, часть нашего мира.

На севере Руси, до сих пор, берёза счита ется деревом Берегинь, как воплощение небесного света и чистоты. Поэтому опавшую осеннюю листву берёз там и сегодня называют «золотом Берегинь».

 

 

«Пошёл пригожий молодец в лес – и видит: на ветвях большой бе рёзы качается красавица. Волосы у неё зелёные, будто берёзовые ли­стья, а на теле и нитки нет. Увидала красавица парня и засмеялась так, что у него мурашки по коже побежали. Понял он, что это не про стая девушка, а Берегиня».

(«Энциклопедии русских преданий»)

 

«Ах, разве это было не вчера, -

Дочь леса светлая свою справляла свадьбу,

И вместе с нею веселились все?

Она была и птицей, и ручьём,

Тропинкой тайной и кустом весёлым.

Она была безстрашной и хмельной,

Она не знала этой ночью меры

Стыдливости и смеха, попросив

Калиновую дудку у кукушки.

Она прошла, танцуя, меж озёр,

Наигрывая песенку, и – сразу

Ни одного несчастного не стало

На праздничной, на свадебной земле.

Дочь леса светлая не признаёт печали…»

(Э. Сёдергран, стихи Эстонии)

 

«Русалочка не чувствовала смерти; она видела ясное солнце и сотни каких-то прозрачных, чудных созданий, реявших над ней, а сквозь них просвечивали белые паруса кораблей и розовые облака в небе. Голоса их звучали, как музыка, но такая нежная, что человеческое ухо не расслышало бы её, так же как человеческие глаза не различали их самих. У них не было крыльев, но они носились в воздухе, лёгкие и незримые. Русалочка увидала, что и у неё такое же тело, как и у них, и она всё больше и больше отделяется от морской пены. «К кому я иду?» – спросила она, поднимаясь в воздухе, и её голос звучал такою дивною музыкой, какой не в силах передать земные звуки. «К доче рям воздуха! – ответили ей воздушные созданья. – У Русалки нет безсмертной души, и обрести её она может, только если полюбит человека. У дочерей Воздуха тоже нет безсмертной души, но они могут заслужить её добрыми делами…».

(«Русалочка» Х.К. Андерсен)

 

«Люси посмотрела на серебристую берёзу: у неё был мягкий льющийся голос, и она походила на стройную девушку, с развевающимися вокруг лица волосами. Она взглянула на дуб: это был высокий, но крепкий старик с курчавой бородой; но лучше всех было буковое дерево, под которым она стояла: это была грациозная богиня, спокойная и величественная.

«Деревья, деревья, деревья, - начала Люси. – Проснитесь, деревья, проснитесь. Разве вы не помните? Разве вы не помните меня? Дриады и нимфы, придите, придите ко мне!».

Хотя не было ни дуновения ветерка, они зашелестели, и шум листвы был похож на слова. Люси показалось, что она вот-вот поймёт то, что пытаются сказать деревья».

(«Принц Каспиан» К.С. Льюис)

 

«Лёг дикий посох мимо ног;

На ней из воздуха одежда;

Листов берёзовых венок

Её опора и надежда»

(«Вила и Леший» В.В. Хлебников)

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал