Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава XVIII. Когда Огнегрив, раздвинув папоротники, выступил на поляну, первым ему навстречу бросился полосатый Ежевичка




 

Когда Огнегрив, раздвинув папоротники, выступил на поляну, первым ему навстречу бросился полосатый Ежевичка. Он летел со всех лап, торопясь поприветствовать вернувшихся с битвы воинов.

— Мы победили? — задыхаясь, пропыхтел он и вдруг замер, выкатив глаза на Крутобока. —

А это кто такой? Пленный?!

— Нет, Грозовой кот, — вздохнул Огнегрив. — Это долгая история, Ежевичка, сейчас я очень устал, чтобы рассказывать ее. Иди к маме, пусть она тебе объяснит.

Ежевичка послушно отошел, но на мордочке У него было написано горькое разочарование. «Он и не помнит, как когда‑то сосал молоко вместе с котятами Крутобока!» — подумал Огнегрив. В первые дни после смерти Серебрянки Златошейка самоотверженно кормила и выхаживала ее сирот наравне со своими детьми.

Полосатый котенок недоверчиво покосился на Крутобока и нехотя обернулся к своей сестренке.

— Гляди, Рыжинка! — пояснил он. — У нас в племени новый кот!

— Кто же он? — удивилась Рыжинка.

— Предатель! — рявкнул Частокол, проходя мимо них в свою пещеру. — Впрочем, мы все теперь предатели. Так сказала великая Синяя Звезда! Котята ошеломленно переглянулись, и Огнегрив едва сдержался, чтобы не одернуть Частокола. Он прекрасно понимал досаду старшего воина, но тот не имел права срывать свой гнев на беззащитных котятах! Впервые в душе его шевельнулось что‑то, похожее на симпатию к Ежевичке, и, повернувшись к котенку, Огнегрив бодро сказал:

— Выше нос, Ежевичка! Мы победили и прогнали Речных котов! Нагретые Камни остались за нами.

Ежевичка радостно взвизгнул и запрыгал вокруг глашатая.

— Ура! Вот здорово! Пойду, расскажу всему лагерю! — и они с Рыжинкой вприпрыжку побежали прочь.

— Это котята Звездоцапа, я угадал? — полюбопытствовал Крутобок, провожая их долгим взглядом.

— Они самые, — кивнул Огнегрив. Сейчас ему меньше всего хотелось обсуждать эту тему. — Пошли к Пепелице, пусть залатает наши раны. По дороге Крутобок не сводил глаз с обугленной поляны.

— Тут никогда уже не будет, как раньше! — уныло пробурчал он.

— В следующий сезон Юных Листьев тут будет еще лучше, чем было! — подбодрил его Огнегрив, надеясь, что друг имеет в виду последствия пожара, а не отношение к себе бывших товарищей. — После пожара лес растет еще быстрее и гуще!

Крутобок ничего не ответил. Казалось, он не слишком радовался своему возвращению, словно предчувствовал, что пройдет немало времени, прежде чем он сможет вернуть себе прежнюю любовь и уважение племени. Глаза его были пусты и печальны, и Огнегрив понял, что серый воин уже начал тосковать о своих оставленных котятах. Ведь он ушел, даже не простившись с ними!



Почти все воины сгрудились на полянке целительницы. Заметив Огнегрива, Пепелица приподняла голову от паутинки, которой затыкала кровоточащую рану на боку Белыша, и покачала головой:

— Вот и Огнегрив пожаловал! Великое Звездное племя, у тебя такой вид, будто ты подрался с чудовищем на Гремящей Тропе!

— Что‑то вроде этого, — проворчал Огнегрив и уселся ждать своей очереди. Только теперь он почувствовал, как сильно болят его раны. Из прокушенной лапы все еще сочилась кровь, поэтому он нагнулся и принялся вылизывать ее.

— Зачем ты привел его обратно?! — услышал он возмущенный голос Дыма и, подняв голову, увидел, что молодой воин с отвращением смотрит на Крутобока. — Мы не желаем жить с ним в одном лагере!

— Кто это «мы»? — сквозь зубы спросил Огнегрив. — Я всегда считал, что Крутобок с рождения принадлежит Грозовому племени, как Песчаная Буря, как…

Он замолчал на полуслове, потому что Дым демонстративно повернулся к нему спиной. Крутобок виновато поглядел на Огнегрива.

— Они никогда не признают меня своим, — печально сказал он. — Они правы. Я бросил свое племя, а теперь…

— Дай им время, — попытался утешить его Огнегрив. — Они привыкнут, и все будет хорошо, вот увидишь!

Но он и сам не слишком верил в то, что говорил. Синяя Звезда потеряла всякий интерес к жизни племени, так что никто не помешает недовольным каждый день демонстрировать Крутобоку свою ненависть. И это как раз в то время, когда всем им угрожает неведомая смертельная опасность! Как может племя выстоять перед лицом предсказанной беды, если будет ослаблено внутренними распрями?



Интересно, знает ли Крутобок что‑нибудь о надвигающейся гибели? Слышал ли он о таинственной «своре», о которой дважды посылало пророчества Звездное племя?

«Какое все‑таки счастье, что Крутобок снова вернулся домой!» — подумал Огнегрив. Что бы ни готовила им судьба, они встретят беду вместе, плечом к плечу. Огнегрив вновь принялся зализывать свою рану, надеясь, что больше никто не испортит ему настроения.

— Отлично, постарайся как следует промыть ранку! — похвалила его подошедшая Пепелица. Она обнюхала кровоточащее место и быстро осмотрела другие раны на теле Огнегрива. — Я дам тебе паутинку, чтобы остановить кровотечение, но тебе придется лечь и держать ногу в покое!

— Ты уже осмотрела Синюю Звезду? — спросил Огнегрив, когда Пепелица вернулась с мотком паутины. — Она сильно пострадала?

— У нее прокушено плечо, — отозвалась целительница. — Я дала ей нужные травы и отправила в пещеру.

— Схожу, проведаю ее! — вскочил Огнегрив.

— Сходи, только не вздумай будить ее, если она уснула. Дела племени могут подождать, Огнегрив. А теперь давай‑ка я займусь тобой, — сказала Пепелица и быстро лизнула Крутобока в серое ухо. — Я рада, что ты вернулся, толстяк.

«Хоть кто‑то ему рад!» — устало подумал Огнегрив по дороге к пещере Синей Звезды. Возможно, со временем остальные тоже изменят свое отношение, тем более если Крутобок сумеет делом доказать свою преданность Грозовому племени.

— Огнегрив! — подскочила к нему Песчаная Буря. — Мы с Кисточкой собираемся поохотиться!

— Спасибо, — кивнул Огнегрив.

— Ты в порядке? — взволнованно спросила

Песчаная Буря, делая еще один шаг навстречу. — Почему ты такой печальный? Я думала, ты будешь рад, ведь мы победили, и Крутобок вернулся.

Огнегрив не удержался и прижался щекой к боку Песчаной Бури. Какое счастье, что она, наконец, простила его!

— Конечно, но… Понимаешь, я не уверен, что другие воины когда‑нибудь простят его. Им будет не так‑то просто забыть, что Крутобок сначала влюбился в кошку из вражеского племени, а потом и вовсе покинул своих товарищей!

— Что было, то прошло, Огнегрив, — пожала плечами Песчаная Буря. — Теперь он снова здесь, верно? Они привыкнут, вот увидишь.

— Да не в этом дело! — взорвался Огнегрив, теряя терпение от боли и усталости. — Сейчас мы не можем позволить себе никаких раздоров!

Я думал, хоть ты это понимаешь, а ты…

Гнев полыхнул в зеленых глазах Песчаной Бури.

— Прости, что разочаровала тебя своей глупостью! — процедила она. — Я пыталась помочь, но, видно, неудачно!

— Песчаная Буря, я не хотел… — залепетал Огнегрив, но было уже поздно. Песчаная Буря повернулась к нему спиной и отправилась к пещере воинов, где ее поджидала Кисточка.

Окончательно подавленный, Огнегрив поплелся в пещеру Синей Звезды. Заглянув внутрь, он подумал сначала, что предводительница спит, свернувшись в своем гнездышке, но она вдруг распахнула глаза и резко подняла голову.

— Огнегрив? — хмуро спросила она. — Что тебе нужно?

— Я только хотел сообщить, что все коты благополучно вернулись в лагерь и, насколько я мог убедиться, никто из них серьезно не пострадал.

— Хорошо, — безо всякого интереса ответила Синяя Звезда и добавила: — Твой оруженосец неплохо сражался сегодня.

— Это верно! — с невольной гордостью подтвердил Огнегрив. Что и говорить, за время ученичества Белыш нередко показывал себя не с лучшей стороны, но в трусости его никто не посмел бы упрекнуть!

— Думаю, пришло время посвятить его в воины, — продолжала Синяя Звезда. — Сегодня же на закате проведем церемонию посвящения!

Надежда затеплилась в груди Огнегрива. Неужели Синяя Звезда наконец‑то поняла, что племя остро нуждается в новых воинах?!

Но его надежда тут же угасла, поскольку Синяя Звезда, презрительно осклабившись, прошипела:

— Придется устраивать церемонию! Для меня‑то это, конечно, ничего не значит, но коты так доверчивы, что могут не признать Белыша без этого пустого кривляния!

«Интересно, значит ли эта церемония хоть что‑нибудь для моего Белыша? — уныло подумал Огнегрив. — Постиг ли он смысл воинского закона? Ведь если он не сумел принять закон в свое сердце, значит, он не достоин стать воином, несмотря на свою отвагу!»

Но Синяя Звезда уже приняла решение, так что Огнегрив не стал ей перечить и попытался лишь немного поправить дело:

— Быстролап тоже должен стать воином, Синяя Звезда. Сегодня он показал себя молодцом.

— Быстролап всего лишь отнес в лагерь твое сообщение. Это обязанность оруженосца. Он не готов стать воином.

— Но он вернулся и принял участие в битве! — возразил Огнегрив.

— Нет! — с досадой взмахнула хвостом Синяя Звезда. — Я не доверяю Быстролапу. Белыш гораздо сильнее и храбрее его, кроме того, он не раболепствует перед Звездным племенем, как все остальные! Побольше бы нам таких воинов!

Огнегрив не посмел сказать ей, что племени меньше всего нужны воины, не уважающие закона. Он склонил голову и попятился к выходу.

— Увидимся на церемонии, — пробормотал он и побежал обрадовать Белыша.

Ему показалось, что оруженосец был польщен тем, что будет, наконец, произведен в воины. Огнегрив объяснил ему, как следует вести себя во время церемонии, и отправился в пещеру, чтобы хоть немного вздремнуть. Он приблизился к входу — и сердце у него провалилось в пятки. Возле воинской пещеры восседали Долгохвост с Быстролапом.

Подойдя к Долгохвосту, Огнегрив кивком подозвал его к себе и отвел в сторонку, чтобы оруженосец не смог услышать их разговора.

— Долгохвост, — начал он, смущенно подыскивая нужные слова. — Я очень сожалею, но у меня плохие новости. Синяя Звезда согласилась посвятить в воины Белыша, но…

— Но отказала в этом Быстролапу?! — злобно закончил Долгохвост. — Я правильно тебя понял, глашатай?!

— Мне очень жаль, Долгохвост! — опустил голову Огнегрив. — Я пытался переубедить ее, но она твердо стоит на своем.

— Почему я должен тебе верить?! — огрызнулся Долгохвост. — Странно, что твоего оруженосца она выбрала, а моего отвергла, хотя Быстролап никогда не убегал жить к Двуногим!

— Я не хочу снова начинать этот спор! — повысил голос Огнегрив. На самом деле Белыш никогда не собирался покидать лес, но все племя знало некрасивую историю похищения оруженосца. Одно время Белыш повадился ежедневно бегать к Двуногим за едой, после чего те решили оставить хорошенького котика у себя и заперли его в своем доме. — Синяя Звезда сказала, что посвятит Белыша в воины за отвагу, проявленную в бою, а Быстролап…

— А Быстролап побежал предупреждать племя! — гневно бросил ему в лицо Долгохвост. — Ты не подскажешь мне, кто отослал его?! Он хотел остаться и принять бой, но ты послал его в лагерь с сообщением!

— Я знаю, — печально кивнул Огнегрив. — Поверь, я расстроен не меньше, чем ты! Я сделаю все, чтобы Быстролап как можно скорее стал воином, обещаю тебе!

— Если я поверю в это, я должен буду и в летающих ежей поверить! — скривился Долгохвост. Повернувшись спиной к Огнегриву, он с яростью заскреб когтями по земле, словно закапывал грязь, и побежал к своему оруженосцу.

Солнце начало опускаться за стену лагеря, когда Огнегрив в сопровождении Крутобока вылез из пещеры. Сон придал ему сил, и он смирился с предстоящей церемонией, хотя по‑прежнему не ожидал от нее ничего хорошего.

Тени сгустились над поляной, и из пещеры вышла Синяя Звезда. Огнегрив с радостью отметил, что двигалась она легко и свободно, и даже поврежденное в битве плечо не помешало ей одним прыжком вскочить на вершину скалы.

— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, придут к подножию скалы на общее собрание племени! — громко закричала предводительница.

Крутобок дружески толкнул Огнегрива и ухмыльнулся:

— Ты здорово поработал с Белышом! Вот уж не думал, что это «наказание» станет таким отличным воином!

В ответ Огнегрив лишь молча потерся щекой о плечо серого воина. Крутобок был настоящим другом! Он не забыл, каким ударом стала для Огнегрива трагедия с Пепелицей, и понимал, что значит для друга сегодняшняя церемония, на которой дерзкий и непослушный оруженосец наконец‑то будет посвящен в воины! Сам Крутобок уже пережил такое торжество, когда его оруженосец Папоротник стал воином по имени Бурый.

Множество котов высыпало на поляну. Новость о посвящении Белыша мигом облетела весь лагерь. Пепелица вылезла из своей палатки и устроилась у подножия скалы, Златошейка привела с собой обоих деток, а Синеглазка с малышами наблюдали за происходящим от входа в детскую.

От внимания Огнегрива не укрылось и то, что остальные оруженосцы присоединились к собравшимся позже всех. Он видел, как Веснянка силой выталкивала из пещеры упирающегося Быстролапа. Нехотя выйдя на поляну, черно‑белый котик сел дальше всех от скалы, и остальные оруженосцы тут же устроились вокруг него.

Огнегрив даже растерялся от такой демонстративной враждебности. Разве Белыш виноват в том, что Синяя Звезда выбрала его и отвергла остальных?! Будь он на месте оруженосцев, он непременно порадовался бы за товарища!

Но Белышу, похоже, и дела не было до чужой черствости. Он выскочил из пещеры старейшин и, размахивая хвостом, кинулся к Огнегриву. Глаза его сияли.

— Я очень горжусь тобой, Белыш, — шепнул Огнегрив ему на ухо. — Завтра утром, когда пойдешь охотиться к гнездам Двуногих, непременно зайди и порадуй Принцессу.

Белыш радостно посмотрел на него, но только хотел ответить, как со скалы раздался громкий голос Синей Звезды.

— Белыш! Я видела, как ты сражался сегодня против воинов Речного племени, и решила, что ты готов стать воином.

Белоснежный котик обернулся к скале, впился глазами в предводительницу и не отводил взгляда, пока не прозвучало последнее слово ритуала:

— Я, Синяя Звезда, предводительница Грозового племени, призываю моих предков‑воителей взглянуть с небес на этого оруженосца. Он не жалел сил, постигая воинский закон, и теперь я могу представить его вам как настоящего Грозового воина!

Голос предводительницы был похож на воронье карканье, она произносила слова сбивчивой скороговоркой, давая понять, что относится к ритуалу без всякого почтения. Холодок пробежал по спине Огнегрива. С какой стати звездные предки будут обращать свои небесные взоры на Белыша, если ни он сам, ни его предводительница нисколько не почитают Звездное племя?!

— Белыш! — продолжала Синяя Звезда. — Обещаешь ли ты хранить верность воинскому закону и, не жалея собственной жизни, защищать и оберегать свое племя?

— Обещаю! — горячо воскликнул Белыш. «Понимает ли он, что сейчас пообещал?» — с тоской подумал Огнегрив. Он не сомневался в том, что Белыш сделает все, чтобы защитить свое племя — ведь в племени живут его друзья! Но сможет ли он всегда быть верным воинскому закону?!

— Тогда властью, дарованной мне Звездным племенем, я даю тебе имя воина, — продолжала Синяя Звезда, с трудом выдавливая из себя слова. — Белыш, с этого дня ты будешь зваться Белохвост. Звездное племя гордится твоей храбростью и независимостью, а мы поздравляем тебя с вступлением в ряды воинов нашего племени!

Спрыгнув со скалы, Синяя Звезда подошла к бывшему Белышу и положила подбородок на его голову. Белохвост почтительно лизнул предводительницу в плечо и отошел к Огнегриву.

После этого, согласно ритуалу, нового воина должны были поздравить соплеменники, но сейчас никто не произнес ни слова. Тихий гул прокатился по рядам, и Огнегрив понял, что от внимания котов не укрылась вызывающая непочтительность, с которой Синяя Звезда провела церемонию. Покосившись на оруженосцев, сгрудившихся у края поляны, Огнегрив заметил, что все они старательно разглядывают свои лапы, а Быстролап и вовсе повернулся к бывшему товарищу спиной.

Даже неунывающий Белохвост поник головой, но тут сквозь толпу протиснулась Чернобурка, которая когда‑то выкормила и вырастила его, и ласково потерлась щекой о щеку своего подросшего малыша:

— Ты молодец, Белохвост! — громко воскликнула она. — Я так тобой горжусь!

Ее слова послужили сигналом для остальных. Первыми к молодому воину подошли Крутобок с Пепелицей, за ними потянулись и другие. Все называли котика его новым именем и от души поздравляли. Огнегрив с облегчением перевел дух, хотя Долгохвост так и не появился, а оруженосцы подошли позже всех, подгоняемые Веснянкой. Они скороговоркой поздравили Белохвоста и тут же отошли. Быстролапа среди них не было.

— Сегодня тебе предстоит бессонная ночь, — бодро напомнил Огнегрив бывшему оруженосцу, делая вид, будто церемония прошла, как обычно. — Не забудь, ты должен до самого рассвета не сомкнуть глаз! Белохвост молча кивнул и с гордо поднятой головой направился к центру поляны. Он держался с достоинством, но Огнегрив прекрасно понимал, что церемония испорчена завистью оруженосцев и безверием Синей Звезды.

Долго ли проживет племя, если его предводительница перестанет почитать звездных предков?

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал