Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ЕГО ВЗАИМОСВЯЗЬ С МЕТОДОЛОГИЕЙ И ТЕХНИКОЙ ПРИКЛАДНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ




Раскрывая содержание данного вопроса, надо иметь в виду необ­ходимость, с одной стороны, соблюдения социологами принципов социологической науки, формирования социологического мышления и способности к профессиональной рефлексии, а с другой стороны, умения пользоваться правилами и методическими приемами сбора, обработки и анализа социальной информации, различными методами внедрения социологии в практику.

Исходя из постановки данных задач, можно утверждать, что одной из важнейших функций социологии является разработка принципов, способов и методов принятия и реализации практических решений.

Эта функция требует универсализма, присущего социологическому способу освоения действительности и обусловленного объективной тенденцией развития социального объекта к целостности. Специфи­ческая особенность социологического мышления — стремление к ин­теграции и комплексности целостного социального объекта.

Сама интегральная природа социального объекта требует, в свою очередь, всесторонности познавательных и практических способнос­тей, которая проявляется: 1) в умении соединить в одно целое эмпи­рические (опрос, наблюдение,..), эмпирико-теоретические (статисти­ческие, выборочные...) и теоретические методы производства, систе­матизации, типологизации и объективации социальных факторов (метод восхождения от абстрактного к конкретному, конкретно-исто­рический метод); 2) в творческом воображении, профессиональной интуиции; 3) в способности тонкого восприятия психологического со­стояния человека и адекватного реагирования на него; 4) в зрелости моральных убеждений социологов.

Можно сказать, что основным преимуществом социологического мышления является его способность к универсальной перестройке форм и методов теоретической и практической деятельности человека и общества. Социологи, подобно представителям других обществен­ных наук, сознательно или бессознательно принимают определенные онтологические, гносеологические и идейно-политические взгляды. Объективную основу системы методологических взглядов социолога составляют либо знания закономерностей, либо знания эмпирического опыта и обыденных представлений об общественной жизни, исходя из которых выдвигаются определенные приемы и методы получения новых знаний. Формирующаяся таким путем система принципов и правил и выступает методологическим руководством к поиску научной истины, дальнейшему познанию и преобразованию действительности.

Любой метод неразрывно связан с комплексом теоретических представлений социолога. Чтобы воспользоваться методом или даже полученными с его помощью данными, социолог должен овладеть некоторым минимумом теоретических знаний. А это уже «приложе­ние» теоретико-методологических концепций.[157] Что же в таком случае является научным методом в социологии, каково его содержание и связь с исходными теоретическими посылками?



Конечно, генетически понимание любого научного метода связано с практической деятельностью исследователя. На определенном уровне практики накапливается опыт в виде суммы умений, традиций, запре­тов, который фиксируется на интуитивном, донаучном, уровне как совокупность правил, предписаний по принципу «делай так-то, чтобы получить то-то». Значительно позже такая совокупность стихийно-эм­пирических правил постепенно была превращена человеком в систему правил, а затем уже осознана и переосмыслена как метод, методика, не только в частнонаучном, но и в более общем философском пони­мании. Человек уже мог обозреть не только будущий результат как цель своей деятельности, но и ту последовательность шагов в пред­стоящих ему действиях, которая даст возможность кратчайшим путем и с наименьшими усилиями достичь поставленной цеяи. Метод как система предписаний, норм методической работы становится теорией. В свою очередь, теория как система категорий, законов, принципов содержит в себе знания о становлении, развитии явления, следуя которой можно с меньшими усилиями и более адекватно познать объективные законы данного явления. Тем самым теория становится методом. Вообще метод не может быть «начисто» выделен (как не может быть и «чистых» методик), очищен от породившей его теории, ибо он описывает систему и последовательность действия для полу­чения одних знаний из других, представляющую «аналог» развития модели, построенной в рамках данной теории. Примером может слу­жить безуспешная попытка использовать в социологических исследо­ваниях социометрический метод Дж. Морено вне породившей его социометрии как методологии.



Зависимость метода научного исследования от теоретико-методологических принципов изучаемого объекта достаточно хорошо обоснована классиками марксизма-ленинизма. Критикуя субъективный метод в социологии Михайловского, В.И. Ленин показал, что пороч­ность этого метода вытекает из исходного теоретического положения: признав нечто желательным или нежелательным, социолог должен найти условия осуществления последнего. В.И. Ленин пишет, что такой методологический подход представляет собой «ребячью мораль, претендующую на наименование социологии». Субъективный выбор некоторой схемы желательного или нежелательного состояния, есте­ственно, требует и соответствующего «субъективного метода в соци­ологии», в котором произвольно, по прихоти исследователя, выхва­ченные из общей связи факты привлекались для иллюстрации положений, дедуцированных, в свою очередь, из произвольно сформули­рованных постулатов, принципов.

Именно через социологическую теорию социальный объект представляется в знании, и через теорию он влияет на характер деятель­ности социолога, в значительной мере определяя все прочие ее позна­вательные приемы. Теория делает научный метод в социологии зави­симым от исследуемого объекта — общества. Благодаря теоретичес­кому содержанию социологические методы исследования общества приобретают объективную определенность.

Таким образом, можно дать методу следующее определение: «Метод — это способ построения и обоснования социологического знания, совокупность приемов, процедур и операций эмпирического и теоретического познания социальной реальности».[158] Данное определе­ние выгодно отличается от широко употребляемого в практике пони­мания метода как регулятивных норм и правил, согласно которому не объект, не его теория определяют цели и направленность социологи­ческого исследования, а набор отработанных методических приемов и навыков социолога. («Хвост вертит собакой», — сказали бы англий­ские феноменологи.)

Любой научный метод включает в себя, с одной стороны, позна­ние объективной истины, закономерностей, а с другой стороны, реа­лизацию требований этих закономерностей науки как норм, правил, приемов исследования объективных фактов и их практического изме­рения. Причем в научном методе действуют объективные и всеобщие законы изменения и развития вещей, правила же являются лишь их нормативной конкретизацией и применением. И, на самом деле, любой метод познания всегда содержит две органически связанные сторо­ны — объективную и субъективную. Причем в методе объективная закономерность переходит в правило действия субъекта. В связи с этим и возникает понимание «правильности» как критерий оценки методических действий социолога, т.е. соответствуют они правилам, рецептам данного метода или нет. «Этим правильность, — отмечал П.В. Копнин, — отличается от истинности. Истинность выявляется непосредственно путем сравнения содержания мысли с объектом, между которыми устанавливается тождество, а правильность — путем сравнения действия (теоретического или практического) с положением (правилом, приемом), правильность связана с объектом через истинность системы знания, на основе которой формируется правило поведения».[159]

Правила действия нельзя отрывать и нельзя отождествлять с ис­тинностью. Правильность — это, как уже было сказано, оценка не содержания мысли, а действий социолога (идут они по известным правилам или нет); истинность — оценка содержания мысли, установ­ление его соответствия объекту исследования. С методологической точки зрения правильность основывается на истинности, а не наоборот, как может показаться некоторым социологам. Причем, и это надо особо подчеркнуть, в своей деятельности социолог осуществляет пере­ход от истинности (зависящей от объекта, а не от правил действия субъекта) к правильности (зависящей не от самого объекта, а от правил действия субъекта).

Иными словами, речь идет об определении направления деятель­ности социолога на достижение научных и практических результатов путем осуществления в методике исследования обоснованного пере­хода истинности в правильность. Если метод основывается на объек­тивно истинной теоретической системе знаний, то он по существу не может быть неправильным. Неправильным может быть практическое применение такого метода, в частности распространение сферы его действия за пределы предмета исследования, закономерности которого отражены в социологической теории, лежащей в основе данного ме­тода.

Так, в многочисленных публикациях, посвященных опросу, можно найти множество частных правил и инструкций по его проектирова­нию и осуществлению. Значительно хуже обстоит дело с пониманием сущности и границ использования метода в целом. Насколько просто бывает вступить в общение с респондентом, правильно поставить вопросы и получить ответы, настолько же трудно воссоздать в полу­ченных ответах целостную истинную картину явления или процесса. Эти обстоятельства социологи не всегда учитывают, что приводит к снижению надежности и результативности их методических разрабо­ток. Некоторые социологи начинают сомневаться в самом методе, а практики испытывают недоверие к возможностям прикладной социо­логии вообще. Методика социологического опроса должна реализовать присущие социологии принципы применения данного метода. Во-пер­вых, его применение всецело определяется теоретической концепцией, задачами исследования и спецификой изучаемого объекта. Во-вторых, социологическим опрос можно назвать лишь тогда, когда он направлен на целостное восприятие изучаемого объекта в его развитии. В-тре­тьих, он учитывает включение людей в определенную конкретно-историческую систему общественных отношений. В противном случае социологическим методом опрос назвать нельзя. Тогда он относится либо к другим научным дисциплинам, либо к вненаучному познанию, либо к научному браку.

Социологический подход к социальным объектам отличается комплексностью, анализом взаимодействия экономических, социальных, политических и духовных процессов. Поэтому понятно, что характе­ристики многих из них не отражаются в обыденном знании людей о себе и социологический опрос может применяться только в комплексе с другими методами (наблюдением, экспериментом..,).

В практике массовых опросов мы также часто встречаемся с ситуацией, когда социолог не учитывает границы применения метода. Так, в вопросы анкеты включают задачи, которые респондент объек­тивно не может решить и на которые не в состоянии дать правильные ответы. И, тем не менее, метод в большинстве случаев «срабатывает». Но как? В результате получаются ложные данные. Поэтому социолог должен поставить вопрос, содержащий задачу, которую респондент объективно может (так как он располагает соответствующей инфор­мацией) и хочет решить в конкретной ситуации опроса.

Отсюда понятны и попытки раздвинуть фактические границы действенности опроса путем совершенствования процедур психологи­ческой обоснованности формулировок вопросов для усиления готов­ности респондента сообщить правдивую информацию.

Логика решения исследовательской проблемы требует, чтобы со­циолог дал сначала предположительный ответ на познавательный во­прос в «проблемном» виде, потом перевел этот ответ в ряд логических следствий, те, в свою очередь, — в программные вопросы, а затем уже в технические. Когда же используются беспрограммные опросы, то нередки грубые ошибки. Логические этапы опускаются, и тогда социолог, пытаясь восполнить пробел, ставит перед респондентами, разумеется в несколько измененном виде, исследовательскую пробле­му. И хотя респонденты на его вопрос отвечают, они выражают при этом, скорее, свою растерянность перед поставленной задачей, нежели действительные установки, мотивы. Социолог, опустив максимальное число звеньев исследовательского процесса, прямо спрашивает рес­пондентов о том, как улучшить работу предприятия, снизить текучесть кадров и т.п. Вопросы, сформулированные на языке управленческих решений, существенного эффекта, конечно, не дают.

Логика опроса получается такой, что многоплановым, проблем­ным вопросам сопутствуют малоинформативные ответы. К тому же их интерпретация весьма проблематична. Чтобы избежать подобных ошибок, необходимо тщательно обосновывать эмпирический уровень исследования, осторожно оценивать информационные возможности опрашиваемых, их готовность предоставить точную информацию.

Мы уже говорили, что многие социологи сомневаются в познава­тельных возможностях опроса. Сомнения возникают главным образом у теоретиков. Практикам-методистам, напротив, присущ оптимизм, порой чрезмерный. Это касается нс столько оценки принципиальных возможностей опроса (методологический уровень), сколько оценки его техники. Здесь-то как раз и важно помнить, что способ наблюдения признаков при опросе весьма уязвим. Это обстоятельство должно быть компенсировано соответствующим техническим обеспечением (проце­дуры, характеризующие способ общения, внешние условия ситуации замера, время опроса респондента, анкетера). И еще важнее то, что социолог здесь сталкивается с серьезными трудностями по переводу профессионального языка на бытовой язык респондентов и обратно, причем сам социолог вынужден в значительной степени руководство­ваться своими обыденными представлениями о респонденте как ис­точнике первичной информации.[160]

Исходя из сказанного, можно сформулировать еще ряд таких важных понятий, как «методология», «методика», «техника» социоло­гического исследования.

Поскольку любой метод опирается на совокупность ранее полу­ченных общих знаний (принципов), постольку «методология» пред­ставляет собой учение о методах и принципах познания и практики. Это сложная, целостная система знаний. В свою очередь, поскольку метод связан с предварительными знаниями, методология, естественно, делится на две части: учение об исходных основах (принципах) по­знания и практики и учение о способах и приемах исследования, опирающихся на эти основы. В учении об исходных основах познания и практики анализируются и оцениваются те философские представ­ления и взгляды, на которые социолог опирается в процессе познания ч преобразования действительности. Следовательно, эта часть методологии непосредственно связана с философией, с мировоззрением. В учении о способах и приемах исследования рассматриваются общие стороны частных методов познания, составляющих общую методику исследования.[161]

Поэтому под методикой следует понимать совокупность методов и приемов для реализации целей и задач социологического исследо­вания (например, методика изучения профессиональной ориентации, методика социального анализа деятельности предприятия и др.). Ме­тодика включает в себя технику.

Техника — совокупность технических (простейших) и организа­ционных приемов эффективного использования того или иного метода (например, техника опроса, техника составления вопросника, техника кодирования и обработки информации и др.). Иногда под методикой понимают совокупность технических разновидностей метода с указа­нием правил их применения в конкретных исследовательских ситуа­циях (например, методика опроса, использующая технику почтового анкетирования по месту жительства и технику закрытых и открытых опросов).[162]

На практике очень часто методика сводится к чисто техническому организационному фактору, а ее связь с исходными теоретико-мето­дологическими основами исследования становится туманной и рас­плывчатой, подобно субъективистской позиции желаемого и нежела­емого, доброй или злой води социолога- На самом деле методика должна способствовать получению истинного знания об объекте, по­зволяющего сделать не только частные, но и общетеоретические вы­воды. Поэтому правильнее определить методику как реализацию ме­тода или совокупность методов в соответствии с логикой и теорети­ческим аппаратом данного исследования. Ясно, что выбор того или иного метода обусловлен природой изучаемого объекта и ее отраже­нием в теории. Именно объективные отношения между людьми, про­являющиеся в различных эмпирических обстоятельствах, «определя­ют, — по словам Маркса, — действия как частных лиц, так и отдель­ных представителей власти и ... столь же независимы от них, как способ дыхания. Став с самого начала на эту объективную точку зрения, мы не будем искать добрую или злую волю... а будем видеть действия ооъективных отношении там, где, на первый взгляд, кажется, что действуют только лица».[163]

Чтобы воспользоваться методикой или даже полученными с ее помощью фактами, социолог должен овладеть некоторым минимумом соответствующих методологических принципов, а это уже «приложе­ние» определенных теоретических знаний, концепций. Если теория, отражающая объект, истинна и метод, построенный на ее основе, правилен, то на практике мы получаем результат, который предсказы­вала теория.

Именно через применение методологических принципов в мето­дике происходит реализация методологии.

Органическая взаимосвязь принципов социологического метода наиболее последовательно выступает в разработанном Марксом методе восхождения от абстрактного к конкретному, движении от одних типов знания к другим и к практике, на различных этапах которой приме­няются различные методы (моделирование, сравнение, типологизация, эксперимент и др.).

Как справедливо отмечал В. А. Ядов,[164] именно отказ от диалектико-материалистических принципов привел к разного рода ложным утверждениям о нашей социальной реальности. На самом деле фило­софские принципы непосредственно включаются как в макро-, так и в микросоциологический анализ социальной действительности, позво­ляют более глубоко анализировать эмпирически регистрируемые реа­лии и интерпретировать наблюдаемые явления в контексте социаль­но-философского видения исторического процесса.

На наш взгляд, в прикладном социологическом исследовании ме­тодология реализуется через применение трех взаимосвязанных прин­ципов: конкретизации, типологизации и объективизации.

Первым исходным и обязательным принципом социологического исследования является принцип конкретизации, позволяющий при переходе от социального заказа к конкретному анализу представить социальный объект как носителя противоречия в конкретно-истори­ческих условиях современной стадии развития общества (политическое отчуждение, манипулирование массами, самоуправление и демокра­тия). Методика, реализующая этот принцип, должна удовлетворять учету: 1) разнородности состава социально-классовых слоев и групп; 2) возможных изменений социального объекта, вписывающихся в рамки исторической закономерности; 3) предпочтительности реализа­ции того или иного варианта развития объекта; 4) разнообразия пре­вращенных форм проявления закономерностей в виде достоверньк фактов; 5) управленческих решений, отражающих основные аспекты развития социальных объектов.

Второй принцип социологического исследования — принцип типологизации — заключается в определении типичных социальных объектов, обосновании типологической модели и типичной методики анализа объекта как развивающейся целостности. Методика требует развитого в конкретно-историческом аспекте социологического знания об изучаемом объекте.

Третий принцип социологического исследования — принцип объективизации — предусматривает обращение к самим фактам, к их объективному содержанию, которые в своей совокупности образуют социальный объект как целостность. Методика строится посредством использования приема сведения индивидуального к социально-обще­му, социально-классовому.

Использование любого из этих принципов неумолимо влечет за собой применение другого, любой принцип является представителем другого, они диалектически взаимосвязаны и неразделимы.

Методологическая роль данных принципов заключается в том, что содержание любой проблемы, ставшей объектом прикладного социо­логического исследования, может быть относительно однозначно оце­нено с точки зрения закономерностей объективного развития, которым подчиняется конкретно-исторический тип общества и объективизация которых приводит к их осознанию как задач социального управления.[165]

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал