Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Любек и побережье Балтийского моря




Любек играл ведущую роль в экономике балтийского побережья. С 13 до конца 15 века он оставался самым могущественным городом в этом обширном регионе, что весьма отчетливо отразилось на архитектуре города. С 1226 года Любек получил статус свободного города в рамках Священной Римской империи. Любекская епархия была слабой: епископ здесь не являлся временным сеньором. Следовательно, городской совет состоял только из зажиточных купцов, процветавших благодаря Ганзейскому союзу, который почтительно именовали "caput et principium omnium nostrorum" ("глава и источник всего, что принадлежит нам") и центр которого находился именно здесь, в Любеке. Ганза не была учреждена формальным актом, она складывалась и развивалась постепенно, и первые упоминания о ней в документах относятся лишь к 1358 году, хотя благосостояние жителей Любека определялось ее деятельностью еще с 12 века.

Любек находится на небольшом полуострове миндалевидной формы, размерами приблизительно 2 х 1 км; центральная часть полуострова расположена несколько выше над уровнем моря, чем окраины. Перед взором путника, приближающегося к городу, над чертой горизонта сначала поднимаются семь высоких шпилей - украшения шести церквей, четко ориентированных по оси запад - восток. Так создается яркий образ непреодолимого могущества: любая попытка соседних городов соперничать с ним обречена на провал. Строительство Мариенкирхе началось по инициативе любекских купцов, которые финансировали цех каменщиков и управляли им. Спустя некоторое время купцы поспорили с капитулом собора за право избирать кандидатов на церковные должности. Страсти накалились, и в 1277 году епископ был вынужден бежать из города.

Такое соотношение политических сил отразилось и на планировке Любека. Собор - резиденция епископа - размещен на южной окраине; другие здания словно бы вытесняют его за городскую черту. Мариенкирхе, напротив, гордо красуется в центре города, бок о бок с ратушей. Эти две постройки образуют поистине впечатляющий ансамбль. Группы башенок и медных шпилей, высящиеся над ним вечными мачтами и флагштоками, придают городу праздничный, нарядный вид.

История строительства Мариенкирхе свидетельствует о страстном стремлении заказчиков этой церкви к величественной монументальности. Сначала на этом месте начали возводить зальную церковь с одной башней. Строительные работы успели продвинуться достаточно далеко, но уже на последней их стадии первоначальный проект отвергли в пользу гораздо более масштабной базилики с двумя башнями. Строительство этого здания началось в 1277-м и завершилось в 1351 году; башни поднялись в высоту на 125 м, а центральный неф - на 40 м.



План и профиль этого здания соответствуют модели французского готического собора, однако в стилистическом плане преображены до неузнаваемости. Иногда фундаментальное отличие Мариенкирхе от французских образцов наивно пытаются объяснить тем, что любекская церковь построена не из камня, а из кирпича; дело, однако, разумеется, не в этом. Вся история готической архитектуры немецких земель свидетельствует о том, что из кирпича могли возводить исключительно сложные постройки (примеры тому можно найти в Пренцлау, Нойбранденбурге и Тангермюнде). Кроме того, кирпичная базилика в другом приморском городе - Онце Ливе Фраукерк в Брюгге, возводить которую начали немного раньше, чем любекскую церковь, создана в совершенно ином стиле. Итак, своеобразный облик любекской Мариенкирхе - это следствие вполне осознанного архитектурного замысла, а не просто результат использования кирпича. Кирпич всего лишь позволил строителям дополнительно подчеркнуть некоторые архитектурные формы. Вообще кирпичные церкви Северной Европы отличаются абсолютной ясностью, стройностью и синтетическим единством форм. Их четкие очертания красноречиво свидетельствуют о том, с каким высоким мастерством зодчие этого региона возводили простые, но подлинно монументальные постройки.

Западный фасад Мариенкирхе смело устремлен ввысь. Обрамляющие его башни разделены на ярусы карнизами с орнаментом из четырехлистников и увенчаны треугольными фронтонами, встроенными в шатровые шпили. Шпили такого типа часто встречаются в романской архитектуре Германии, хотя здесь они поднимаются вверх круче, чем, например, на башнях церкви Санкт-Натроклус в Зосте. Шатровый шпиль - один из устойчивых мотивов средневековой архитектуры немецких земель. Он венчает башни храмов и ратуш повсеместно - от побережья Балтийского моря до Южного Тироля, от Рейнской области до Вроцлава (Бреслау). Корпус Мариенкирхе представляет собой широкую базилику без трансепта, но с деамбулаторием и венцом капелл; широкие боковые нефы, по-видимому, можно интерпретировать как наследие первоначального проекта зальной церкви. Особенности плана этой церкви состоят в том, что боковые нефы здесь шире деамбулатория, а в пятиугольной апсиде размещены лишь три капеллы. Половина шестиугольного свода является частью капелл, вторая половина перекрывает деамбулаторий. Прежде считалось, что эта композиция была заимствована из северофранцузского собора в Кемпере. Однако, согласно последним данным, хоры этих двух зданий строились независимо друг от друга. Зато план хора Мариенкирхе оказался переработкой плана зального хора собора в Любеке. В профиле место трифория заняла непрерывная внутренняя галерея с ажурной балюстрадой и пинаклями: элементы, характерные для внешнего декора храмов, были использованы в убранстве интерьера. Верхний ярус центрального нефа оформлен в виде системы глубоких ниш, часть которых наглухо заложена кирпичом. При взгляде на ниши с окнами создается впечатление, будто вся эта система (по неясной причине именуемая "акведуком" и впервые использованная в соборе Бремена) окружена снаружи стеклянной оболочкой. Прототипы профилей некоторых колонн и пилястров Мариенкирхе можно обнаружить в соборе Кельна; к этому же образцу (точнее, к ризнице, освященной в 1277 году) восходит форма окон, разделенных на три ланцетовидных секции и лишенных ажурного декора. Пучки колонн и многие нервюры свода, окрашенные в красный цвет, резко контрастируют с белыми стенами.



Вплоть до середины 15 века по всему побережью Балтийского моря до самой Риги возводились храмы, в большей или меньшей степени ориентированные на модель Мариенкирхе. Не только план и профиль, но и общая эстетическая концепция этой церкви воспринимались в Северной Европе как идеальный образец храмовой архитектуры. В числе первых подражаний Мариенкирхе оказалась церковь Санкт-Николас в Штральзунде, часть которой была возведена еще во время строительства любекской церкви. Санкт-Николас тоже стоит рядом с ратушей. В интерьере этой церкви коридор, отделяющий аркаду от верхнего яруса нефа, огражден деревянным парапетом, который окрашен в яркие цвета, как и основание верхнего яруса, участки стены между верхними окнами, аркадные арки и колонны.

Эта полихромная роспись заслуживает особого внимания: она весьма характерна как для отделки интерьера, так и для внешнего декора североевропейских церквей. Она была призвана "оживить" различные части здания, дополнить иконографический декоративный ряд, а также, не в последнюю очередь, облегчить прихожанам восприятие храмовой архитектуры. Софиты и пазухи аркадных арок в Санкт-Николас были украшены с особой пышностью, а ярусы отделялись друг от друга фризами из позолоченных листьев на черном фоне. Деревянная галерея для музыкантов была сооружена в 1505 году.

Цистерцианская церковь в Доберане близ Ростока, возведенная в 1294 - 1368 годах, поражает беспрецедентной четкостью и ясностью форм. Она также была создана по модели любекской Мариенкирхе. Но здесь в план включен ложный трансепт, а башни в соответствии с уставом цистерцианского ордена отсутствуют. Трансепт, не выполнявший литургических функций, был отгорожен от центрального нефа двойной аркадой и, так сказать, предан забвению.

Иначе обстояло дело в цистерцианской церкви в Пельплине, где: особого внимания заслуживает чрезвычайно красивый свод трансепта - один из старейших сетчатых сводов немецкой готики. Рукава пельплинского трансепта формируют своеобразные пространственные ячейки. Оба они квадратны в плане и разделены на четыре пролета; свод каждого из них опирается на одну восьмигранную колонну, устремленную к вершине перекрытия. Таким образом, в базиликальной церкви образуется, по сути, два дополнительных помещения зального типа, необычно и элегантно расширяющих внутреннее пространство храма.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал