Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Метрологическая несостоятельность и военные подпорки системы мировых валют




Деньги (банкноты) за всю историю существования человечества всегда имели прямую привязку к товару-инварианту (см. гл. 4), вследствие чего общество имело фиксированную единицу измерения экономических величин. Таким образом, система в принципе могла быть устойчивой, а устойчивость денежного обращения, сопровождавшего производственную и потребительскую деятельность общества, могла нарушиться только в трех случаях:

1) если ставка по кредиту «зашкаливала», вследствие чего на фоне вызванного ею общего роста цен не хватало объема эмитированной денежной массы для обеспечения торгового оборота;

2) если налоговая политика государства была такова, что возникала сверхкритическая масса безденежного населения, не обладающего покупательной способностью, вследствие чего прекращался сбыт и производство новой продукции;

3) когда средства платежа эмитировались сверх их обеспеченности товаром-инвариантом, что влекло за собой общий рост цен, утрату покупательной способности оборотными средствами, вложенными в производство, и общий развал хозяйства вследствие нарушения пропорций соответствия платежеспособности предприятий в разных отраслях их производственным мощностям и потребностям общества в продукции.

Эмиссия, не связанная с инвариантом прейскуранта,

представляет наибольший интерес к рассматриваемому нами положению вещей в экономике, поскольку является основой метрологической несостоятельности всех финансовых показателей. Началось это с 15 августа 1971 года, когда президент США Р. Никсон в одностороннем порядке подписал указ о приостановлении золотослиткового обеспечения доллара как девизной валюты. Вследствие этого деньги, как мера экономических величин, впервые в истории человечества утратили единицу измерения, свою абсолютную шкалу. Соответственно и экономические теории, не опирающиеся на понятие «инвариант прейскуранта»,утратили свою метрологическую состоятельность, то есть перестали быть научным знанием.

До этого момента Бреттон-Вудское соглашение (1944 г.) придавало валютам и выраженным в них экономическим показателям определенность и метрологическую состоятельность через привязку каждой из валют к доллару. Доллар, в свою очередь, был привязан к золоту и должен был беспрепятственно обмениваться в пропорции $35 за тройскую унцию (31,1 г). При этом золото являлось общепризнанным инвариантом прейскуранта мировой торговли. Но в результате указа Р. Никсона валюты сохраняют лишь условные, ежедневно пересматриваемые относительные соотношения между собой. Что такое доллар сегодня, вам уже не скажет ни один экономист. Исключительно благодаря «инертности мышления», изменившие свою базовую суть долларовые купюры и цифры в компьютере вот уже почти 40 лет воспринимаются в качестве денег. По данным немецкого экономиста Пауля Фрица, в предстоящей попытке соотнести эти мифические виртуальные ценности с чем-то материальным, имеющим потребительскую стоимость, успеха достигнут владельцы не более 4% «бумажных сокровищ». Именно такой разрыв сформировался между «бумажными богатствами» и чем бы то ни было реально существующим на земном шаре.



Деньгами же де-факто на каждом историческом этапе был и по определению остается конкретный товар, который в основе своей чаще любых иных товаров выступает в товарообменных операциях. Другое дело, что де-юре свидетельство о владении таким товаром может быть оформлено и на бумажном носителе, и в электронной форме. Если специалисты, ответственные за функционирование денежной системы, не выявили и не зафиксировали такой товар-инвариант, то это не значит, что его нет де-факто. Именно по этой причине мы и имеем псевдоденежные пузыри с неизбежными последующими дефолтами.

Если вы не выявили существо закона всемирного тяготения и не сформулировали его на бумаге, то это не избавляет вас от кирпича, падающего на голову. В вопросах же финансов нынешняя экономическая наука спрятала голову в песок и замалчивает первичные причины глобального финансового кризиса. Хотя понять истоки наших проблем можно даже на основе изучения тех надписей, которые наносились на банкноты с момента их возникновения и по сию пору. На современных купюрах, в отличие от всех предыдущих, не осталось уже ни одной пометки, обеспечивающей юридические гарантии ее товарного обеспечения. Устойчивость такой валюты обеспечивается уже не товарным покрытием, а военным оружием, привлекаемым для подрыва валют-конкурентов.



Экономика, лишившись с 1971 года единицы измерения экономических величин, превратилась из науки в средство «заклинания стихий». Ведь наука, по точному выражению Д. И. Менделеева, начинается там, где начинают измерять. Измерения же в отсутствие общей единицы измеряемой величины, задающей ее эталонное значение, невозможны. Это и есть метрологическая несостоятельность.

Если в механике, как в финансах, отменить эталонные значения килограмма и метра и ограничиться лишь еженедельно переоцениваемыми их соотношениями с фунтом и дюймом, то тогда при сборке международной космической станции возникнут проблемы, аналогичные ныне существующим при «сборке» глобальной макроэкономической системы. Неопределенность ценовой шкалы, отсутствие инварианта прейскуранта как товарного эталона стоимости исключает возможность экономического прогнозирования и моделирования (в особенности стратегического — долгосрочного), однозначного сопоставления экономических параметров разных регионов и разных лет.

Предназначение ныне организуемых обильно финансируемых немотивированных военных конфликтов по всей дуге «Европа-Азия» очевидно. Валюты воюющих регионов ослабевают в угоду третьей — не воюющей стороне. Глобальное финансовое казино с завидной настойчивостью разогревает не только локальные, но и глобальный исламско-христианский конфликт, не имеющий под собой никаких оснований, кроме колоссальных финансовых средств, в равной мере провоцирующих обе враждующие стороны.

Истинные пять экономических задач, которые решаются на конкретной территории через провоцирование и организацию военного конфликта, известны. Для нас важно лишь подчеркнуть, что все они, в конечном счете, ведут к доминированию валюты той страны, территория которой не задействована в военном конфликте. Именно этот итог в виде Бреттон-Вудского соглашения был получен и в результате II мировой войны XX века. Чужими руками и десятками миллионов жизней был обеспечен монопольный выход на мировую арену частного эмитента долларовой массы — Федеральной резервной системы США.

Наиболее точно этот сценарий формулирует американский историк А. Вульф: «Наилучший способ использовать преимущества войны заключается в том, чтобы всегда иметь войну, особенно если окажется возможным сделать это с минимальным участием в военных действиях» (потери США убитыми во Второй мировой войне — порядка 400 ООО человек, ббльшая часть из которых приходится на тихоокеанский театр боевых действий за пределами территории США).

Все остальные мировые войны также велись во имя формирования условий для запуска эмиссионного центра мировой валюты за счет подавления валют конкурентов. Мировые войны XIX века (наполеоновские и «крымская» — были мировыми войнами, хотя официальная история их так и не называет) открыли эти возможности для фунта стерлингов. Первая мировая война XX века подорвала монополию фунта стерлингов в угоду заправилам Федеральной резервной системы США, которая, вопреки своему названию «Федеральная», является частной корпорацией, созданной по указу президента В. Вильсона в 1913 году и получившей эксклюзивные права на эмиссию доллара. До 1913 года право эмиссии доллара принадлежало непосредственно государству, худо-бедно, но все же выражавшему интересы американского народа в целом.

Описанная выше метрологическая несостоятельность мировой кредитно-финансовой системы влечет за собой уродливые последствия не только в военно-политической, но и во всех иных сферах общественной жизни. Американский образ жизни необоснованно приобретает в общественном мнении за пределами США позитивный имидж, становится предметом зависти и подражания. В то время как сопровождающие его достаток и благополучие обязаны вовсе не «демократии и правам человека», и даже не труду простых американцев и эффективному управлению макроэкономической системой США, а держатся исключительно на эмиссионном мошенничестве в глобальных масштабах.

Суть этого мошенничества состоит в том, что все страны мира для получения мировых денег должны производить и экспортировать материальные ценности и разного рода услуги (например, транзитные), а США получают мировые деньги бесконтрольно и в любых количествах нажатием кнопки на печатном станке или банковском компьютере. Книга одного из финансистов США заканчивается красноречивым раскрытием секрета процветания США: «К счастью, мы умеем печатать доллары быстрее, чем арабы и русские — качать нефть».

Эмиссия ничем не обеспеченной долларовой массы ложится своим грузом не на США, а прежде всего на страны-держатели долларовых активов (Япония, Китай, Россия), в которые США экспортируют свою инфляцию. При этом тот, кто осуществляет эмиссию мировой валюты, получает сеньо-радж, то есть доход, равный разнице между номинальной стоимостью купюры и себестоимостью ее выпуска в обращение. Так для эмитента стодолларовых купюр сеньорадж примерно равен: $100 - $0,1 = $99,9 с каждой банкноты, и он является прямым доходом бизнеса, основанного на печатном станке. Эмиссия доллара по-прежнему обеспечивается энергосырьевыми и иными товарными ресурсами третьих стран, включая и Россию, поскольку во всех этих странах единая «партия любителей доллара» настойчиво проводит курс продажи национального продукта за рубеж в обмен на зеленую бумагу.

Устойчивость эмиссионного центра обеспечивается не его разумной политикой, а позицией потребителей этой денежной массы. Если бы Мавроди договорился о продаже за билеты «МММ» российского газа, нефти, леса, то его корпорация процветала бы и по сию пору. Бессмысленно рассчитывать на стабилизацию финансовой системы России без Указа Президента, вводящего запрет на продажу наших товаров за любые иные средства платежа, кроме российского рубля. Только тогда мы обретем рубль, обеспеченный нашей же товарной массой и сможем не на словах, а на деле претендовать на роль эмиссионного центра мировой резервной валюты. Именно так поступила в свое время Япония, обеспечив суверенитет своей экономики.

Теперь представим себе, что в практику мирового хозяйствования введены метрологически состоятельные товарно-обеспеченные деньги. Гарантирует ли это устойчивое функционирование кредитно-финансовой системы? Нет, не гарантирует.

Точно так же как хорошие физиологические параметры крови в организме человека не обеспечивают его бескризисное функционирование, если в замкнутой системе кровообращения создана пробоина, через которую идет постоянный отток крови в паразитирующую на этом организме внешнюю систему, что характерно для современного мирового хозяйства. Нынешняя брешь в системе денежного обращения не является результатом ошибки или непонимания. Это результат целенаправленного выстраивания интересов узкой группы хозяев мировой кредитно-финансовой системы (350-400 богатейших семейств в мире, примерно 50 из них — в пределах США), концептуальной порочности системы глобального мирового хозяйства, полной бесконтрольности за формированием платежных балансов со стороны участников производительного труда. Без выявления и устранения этих системных пороков мирового хозяйства, без укрепления фундамента любой внутренний ремонт денежной системы не имеет смысла.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал