Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Мудрость лидерства




Из всех прекрасных истин о душе, которые

были возрождены из забвения в наш век,

самая радостная, полная божественного

откровения и надежды, следующая: ты

сам повелитель своей мысли, творец

своей натуры, создатель своих обстоя­-

тельств, своего окружения и своей судьбы.

Джеймс Аллен

 

Сердце мое застучало быстрее, когда я свернул на трехрядную загородную дорогу, которая должна была привести меня в мой гольф-клуб — тот, что считался одним из самых престижных в стране. Среди его членов были судьи, сенаторы, финансисты и знаменитости. А десятилетняя очередь на членство в этот клуб отчетливо демонстрировала, что в обозримом будущем ситуация не изменится. Принадлежность к этому клубу я считал своей большой удачей. Конечно, было бы еще лучше, если б я мог посещать его регу­лярно. При всех тех проблемах, с которыми столкнулись «Глобальные Технологии», в последнее время партия в гольф казалась мне несбыточной мечтой.

Здание клуба представляло собой внушительную де­ревянную постройку с величественными колоннами. Из клуба открывался превосходный вид на ухоженное поле для гольфа и окружавшую его пышную растительность. Подъезжая к зданию, я сразу увидел Джулиана. Он сидел на верхней веранде, его столик был защищен от солнца зонтиком. Видно было, что он читает книгу и потягивает что-то из стакана. В нарушение строгих клубных правил он был одет все в ту же алую тунику. Я не мог сдержать улыбки. Джулиан всегда все делал по-своему.

— Джулиан! — окликнул я его, выйдя из машины и подходя к нему.

Увидев меня, он поднялся и протянул мне руку:

— Спасибо, что приехал, Питер. Обещаю, ты не будешь разочарован.

Мы уселись, и я заказал мартини. Еще один день в конторе выдался непростым, и я надеялся, что немного спиртного поможет мне расслабиться. Последние меся­цы я провел в таком напряжении, что любым способом стремился успокоить свои нервы.

— Что ты читаешь? — спросил я, посмотрев на книгу в кожаном переплете, которая была в руках у Джулиана.

— Это книга о жизни Ганди.

— Не знал, что ты интересуешься Ганди. И вооб­ще, за все годы, что я тебя знаю, не припомню, чтобы ты держал в руках книгу.

— Я уже совсем не тот вечно спешащий, перегру­женный делами Джулиан Мэнтл, которого ты знал раньше. Ты даже не можешь представить, насколько я изменился. Вот один из многих уроков, который я по­лучил в Гималаях: сочетание двух начал — знания и мужества — делает возможным все. Поэтому теперь я стараюсь каждый день читать что-нибудь из хорошей литературы. Это открывает мне путь к знаниям, в ко­торых я нуждаюсь, и помогает сосредоточиться на том, к чему я стремлюсь. А осознав, к чему я стремлюсь, я обретаю смелость продолжать движение.



— Интересно, а почему именно Ганди?

— Еще находясь в обители мудрецов, я серьезно занялся изучением проблем лидерства. Большинство людей, услышав слово «лидерство», связывают его с миром бизнеса. В их воображении возникают руково­дители фирм, которые вдохновляют своих людей на все большую самоотдачу и развивают умение каждого со­трудника видеть в ежедневных задачах большие пер­спективы. Но мудрецы показали мне, что лидерство следует воспринимать шире. Лидерство — это целая философия жизни. Замечательным лидером может быть не только руководитель компании или менеджер, им может быть и заботливый учитель, и увлеченный исследователь, и нежная мать. Тренеры руководят спортивными командами, а политики — общественны­ми формированиями. Но при этом все начинается из­нутри. С самодисциплины, помогающей управлять собой и познавать себя. С понимания, что сущность жиз­ни заключается в лидерстве. Как однажды выразился Роберт Льюис Стивенсон: «Жизнь можно закончить или оставшись тем, кто мы есть, или став тем, кем мы можем стать».

По-настоящему мудрые люди стремятся не только к лидерству в бизнесе, но и к лидерству в своей повсе­дневной жизни. Поэтому, вернувшись с Гималаев, я увлекся изучением биографии Ганди — человека, кото­рый, по моему мнению, был одним из величайших ли­деров, когда-либо существовавших в истории человечес­тва. Он обладал мудростью, чтобы вести свой народ в будущее, которое он предвидел, но также он обладал сильным характером и мужеством, что помогало ему вести самого себя.



— С этим трудно не согласиться.

— Однажды, спускаясь со ступенек поезда, Ганди обронил одну сандалию. Она слетела с ноги и упала на шпалы. Поскольку поезд уже отправлялся, он не мог достать ее и тут сделал нечто, что удивило его спут­ников.

— И что же? '!

— Он снял другую сандалию и бросил ее поближе к первой. Его спутники тут же попросили разъяснить этот поступок. Шагая босиком по платформе, он мягко улыбнулся и ответил: «Теперь какой-нибудь бедняк найдет на этих рельсах не одну бесполезную сандалию, а целую пару обуви».

— Надо же!

— Ганди также отличала необычайная скром­ность — очень важное качество лидера.

— Да? Никогда бы не подумал, что скромность сколько-нибудь важна для лидеров.

— Но тем не менее это так, — ответил Джулиан, вежливо подзывая официанта и заказывая ему цветоч­ный чай.

Вскоре официант принес Джулиану чайничек и изящную фарфоровую чашечку. Джулиан стал наливать чай. Он наливал, пока чашка не наполнилась, но и затем, к моему удивлению, все продолжал лить. Чай стал проливаться со стола на пол веранды, а он все продолжал лить.

— Джулиан, что ты хочешь мне доказать? — спро­сил я в изумлении.

— Важнейший урок лидерства, — отвечал он не­возмутимо. — Большинство руководителей во многом похожи на эту чашку.

— Как это?

— Так же, как эта чашка, они уже полны до краев. Их ум так переполнен мнениями, идеями и предпочте­ниями, что ничто новое не может туда проникнуть. А в нашу эпоху быстрых изменений, когда руководителям нужно постоянно знакомиться с новыми взглядами и понятиями, вооружаться новыми умениями, это серьез­нейший недостаток.

— И где же выход?

— Выход прост. Они должны опустошить свои чашки. Руководителям нужно всегда оставаться вос­приимчивыми к новым знаниям, а себя считать вечными учениками — не имеет значения, сколько ученых сте­пеней и званий украшает их имена на дорогих визитках. Они должны выработать в себе то, что мудрецы Вос­тока называют Умом Начинающего. Это важнейшее качество для любого лидера, которому уготован успех. Им следует научиться смирению. Вот почему я и гово­рю, что скромность — это один из важнейших предме­тов науки лидерства. И вот почему я восхищаюсь Ганди.

Джулиан продолжал говорить, не обращая внимания на удивленные взгляды посетителей, расположившихся на веранде, чтобы отдохнуть после партии в гольф:

— Странник, о котором я рассказал тебе вчера, тот самый, что встретился мне в горах, был главой общины Великих Мудрецов Сиваны. Когда я принял его усло­вия и обещал распространить на Западе их систему лидерства, он назвал свое имя — Йог Раман — и по­вел меня по запутанным горным тропам, которые нако­нец вывели нас в цветущую зеленую долину. По одну сторону долины высились укрытые снегом Гималаи, величественно уходя вершинами в лазурное небо. С другой стороны долину обрамлял густой сосновый лес, наполнявший ее своим ароматом.

Йог Раман улыбнулся мне и сказал: «Добро пожа­ловать в Нирвану Сиваны».

Затем мы стали спускаться узкой тропой, которая шла через густой лес. Я и сейчас помню тот дивный аромат сосны и сандалового дерева, напитавший собою воздух этого почти потустороннего мира. Почва под деревьями была густо укрыта орхидеями всех оттенков и еще какими-то экзотическими цветами, подобных ко­торым мне не приходилось раньше встречать. Неожи­данно, когда лес стал расступаться, я расслышал голоса других людей. Подойдя ближе, я увидел картину, кото­рую, уверяю тебя, не забуду до конца своей жизни.

— Что же это было? — спросил я.

— Перед нами раскинулась целая деревня, которая, как мне показалось, была сотворена из роз. В центре деревни стоял крохотный храм. Нечто подобное мне приходилось видеть во время поездок в Таиланд и Непал. Но этот храм был увит красными, белыми и розовыми цветами, сплетенными друг с другом длин­ными разноцветными стеблями и лентами. Вокруг храма располагались похожие друг на друга хижины, по всей вероятности жилища монахов.

— Но еще больше меня поразили обитатели этих жилищ, — добавил Джулиан. — Мужчины были оде­ты в такие же алые одежды, что и на Йоге Рамане. Проходя мимо, они приветливо улыбались. На их лицах было выражение глубокого умиротворения, их глаза светились мудростью. При встрече с нежданным гос­тем, нарушившим их горное уединение, они не удивля­лись, а лишь приветствовали меня поклоном, после чего продолжали выполнять свою работу. Столь же сильное впечатление произвели на меня их женщины, грациозно ступавшие по деревенским улицам. Их красивые розо­вые сари из шелка ниспадали до самой земли, а блес­тящие черные волосы были украшены белоснежными цветками лотоса. Мне еще никогда не приходилось видеть людей, подобных этим. Хотя все они уже были взрослыми, от каждого из них исходила какая-то детс­кая радость, их глаза лучились бодростью и жизнелю­бием. Ни на одном лице я не видел морщин. Ни у кого не было заметно седины. Никто не выглядел стариком. От удивления я не мог вымолвить ни звука.

Джулиан рассказал мне, что Йог Раман показал ему жилище, небольшую хижину, которая в течение следу­ющих нескольких месяцев должна была стать для него домом.

— Давай спустимся вниз и пройдемся, — предло­жил Джулиан, поднимаясь. — Я продолжу свой рас­сказ во время прогулки. И захвати вон те клюшки для гольфа, — попросил он, указывая на изрядно побитый набор клюшек, вероятно забытый кем-то на веранде.

— Ты что, и вправду собираешься играть в этом своем одеянии?

— Нет, я хочу показать тебе что-то более сущест­венное.

По дороге к полю для гольфа Джулиан продолжал свой удивительный рассказ.

Ощущая жгучее желание гостя познать мудрость лидерства, Йог Раман взял его под свое попечение. Почти все время Раман проводил со своим пытливым учеником, с радостью делясь с ним накопленными зна­ниями и обучая тому, как следует применять их на практике. Бывали дни, когда они поднимались с рассве­том и целыми часами обсуждали вечные истины, кото­рые излагал Йог Раман. Джулиан, обладающий острым умом юриста, с восторгом впитывал новую информа­цию. Он был уверен, что приобретенные знания изме­нят его собственную жизнь, а также жизни многих других, кому он передаст эту мудрость. В иные дни они безмолвно гуляли в сосновом лесу, наслаждаясь даром присутствия друг друга и возможностью поразмышлять над философскими проблемами, которые они до этого обсуждали.

С течением времени мудрец стал для Джулиана ско­рее отцом, чем наставником. Он научил Джулиана смотреть на жизнь в совершенно новой перспективе, научил высвобождать всю полноту заложенных в нем потенциальных возможностей. Зная, что годы безраз­личия к собственному здоровью заставили Джулиана близко соприкоснуться со смертью, Йог Раман сначала сосредоточился на том, чтобы обучить Джулиана не­обычайно действенным приемам самосовершенствова­ния и владения своим телом — техникам, которые были призваны изменить его внешний вид и внутреннее со­стояние.

Мудрец поведал Джулиану, что «внешнее лидерство предваряется лидерством внутренним» и что перед тем, как познать вечные принципы управления другими, ему нужно сначала научиться управлять собой. Поэтому Раман обучил его малоизвестным навыкам преодоления стресса, избавления от вечного внутреннего беспокойс­тва и научил распознавать в жизни главное. Он научил его управлять своей энергией, раскрепощать свои твор­ческие возможности и высвобождать жизненные силы. Уже через несколько недель с Джулианом произошли как внутренние, так и внешние изменения. Он стал выглядеть моложе, ощутил полноту сил, почувствовал уверенность в будущем. Он действительно начал ве­рить, что может сделать что угодно, стать кем угодно и по-настоящему изменить мир, распространяя бесценные знания, которые ему были открыты.

Уроки древних истин великих мудрецов Сиваны на­чали приносить свои чудесные плоды.

Возвратив своему ученику его прежнюю великолеп­ную физическую форму и укрепив его дух, Йог Раман стал передавать ему секреты системы лидерства, кото­рые теперь, как рассчитывал Джулиан, смогут преобра­зовать «Глобальные Технологии» и вывести эту компа­нию на мировой уровень.

— Мой учитель, глава Великих Мудрецов Сиваны, полагал, что любая неудача — в мире бизнеса или в личной жизни — берет свое начало в недостатках си­стемы лидерства. Если руководители не обладают олжными умениями и знаниями, компании не могут работать с максимальной отдачей. Когда сотрудники не ощущают руководящего начала в своей жизни, они пе­рестают работать в полную силу своих способностей. Йог Раман также рассказал, что, хотя и живет отшель­ником, однако хорошо осведомлен о том, что он назвал «кризисом лидерства» в нашем мире. Он сказал, что знает, как решить эту проблему.

«Всю свою жизнь я изучал главные принципы про­светленного лидерства, — вспоминал Джулиан слова своего учителя, сказанные ему как-то в минуту отдыха на горном лугу после долгой прогулки. — Многие годы я безмолвно размышлял над тем, что сделало великих лидеров великими. Для меня, как для монаха, самым важным остается приверженность истине. Поэтому вся моя жизнь была посвящена поискам истины лидерства. Со временем я пришел к пониманию, что наиболее влиятельные и авторитетные лидеры строили свое ли­дерство на основе определенных древних законов. Из этих законов я выстроил чрезвычайно эффективную систему динамичного развития лидерства, своего рода план, способный помочь любому руководителю осознать потенциал своих профессиональных и личных качеств. Теперь я хочу передать свои знания тебе».

— И о чем же рассказал тебе Йог Раман? — спро­сил я в нетерпении, когда мы уже дошли до поля для гольфа.

— Он рассказал мне, что наиболее просветленные, динамичные и способные руководители обладали одним качеством, которого недоставало другим.

— И что же это за качество?

— Думаю, будет лучше всего, если я продемонстри­рую тебе это, — с этими словами Джулиан взял кожа­ную сумку, которую я нес, и вытащил оттуда клюшку для гольфа.

— Уж не собираешься ли ты сказать, что, учась у мудрецов, ты занимался еще и гольфом?

— По существу, так оно и было. Я играл в гольф каждый день. Это очень благотворно повлияло на мое здоровье и способствовало моему восстановлению.

— Да? — спросил я с недоверием. — Так что же, эти таинственные монахи еще и курорт устроили в своем горном убежище — с полями для гольфа, — чтобы иметь возможность сыграть пару партий и скрасить однообразие своей жизни? Может быть, у них были еще и тележки из бамбука, на которых можно ездить по полю и собирать мячи из лунок?

— Очень остроумно! — ответил Джулиан, отвергая мой сарказм.

А чего он ожидал? Ведь в его рассказе необычное чередовалось с просто невероятным.

— Нет, в гольф я играл в своем сознании, Питер.

— Никогда прежде я не слышал о таком способе игры в гольф!

— Помню, несколько лет назад я прочитал в одном журнале статью о ветеране вьетнамской войны, которо­му удалось выжить в одиночном заключении с помощью воображаемой игры в шахматы. Это не только помогло ему коротать время, но в результате он значительно усовершенствовал свою игру. Когда он вышел на сво­боду и получил возможность сыграть с реальным про­тивником, оказалось, что его шахматное искусство дос­тигло высокого профессионального уровня.

— Невероятно!

— Я тоже так подумал, когда узнал об этой ис­тории, Питер. Но когда, оказавшись среди монахов, я стал в более спокойной обстановке размышлять о том, как я любил в свое время играть в гольф, я решил перенять опыт этого человека и попробовать играть в

, гольф в своем уме. С детства я получал острое наслаж­дение от игры, поэтому надеялся, что это будет способ­ствовать моему восстановлению.

— Ну и как, изменилась твоя игра?

— Не знаю. За все эти годы я впервые выхожу на поле для гольфа. Если не ошибаюсь, в последний раз я играл как раз с тобой. Но в уме я сыграл, наверное, тысячу партий, поэтому я как будто и не чувствую, что долго оставался без практики. Ну ладно, смотри-ка хорошенько. То, что ты увидишь, думаю, тебя удивит.

С этими словами Джулиан вытащил из-под накидки позолоченный шарик для гольфа, который я возвра­тил ему.

— Но ведь ты же не собираешься им пользоваться? Ты хоть представляешь, сколько он стоит, Джули­ан? — спросил я, несколько раздосадованный тем, что мой друг для своей демонстрации собирается использо­вать мой подарок, который я специально подбирал для него.

— Смотри как следует, — коротко ответил Джули­ан, все свое внимание сосредоточив на последней лунке в противоположном конце игрового поля.

Затем со сноровкой бывалого профессионала он взмахнул клюшкой и сделал такой удачный удар по мячу, что тот взмыл высоко в воздух. Никогда ранее я не видел, чтобы Джулиан так бил по мячу. Однако, несмотря на хороший удар, казалось, что мячик не долетит до цели. Я взглянул на Джулиана, изобразив на лице то выражение, которое можно было прочесть как «неплохая попытка!».

Потом случилось нечто невероятное: мячик в полете, казалось, ускорился, будто подхваченный порывом по­путного ветра. Теперь он устремлялся прямо к намечен­ной цели. Рабочие, которые ухаживали за лужайкой и наблюдали за ударом, сбросили свои кепи, чтобы про­следить, где же приземлится мячик. Даже те несколько игроков, которые отдыхали на клубной веранде, пере­гнулись через поручни, чтобы видеть происходящее. Мячик наконец упал на землю, невдалеке от намеченной лунки и продолжал медленно катиться прямо по направ­лению к ней.

Никому еще на этом поле не удавалось с одного удара завершить партию.

Может быть, моему другу, облаченному в монашес­кую тунику и обутому в свои неизменные сандалии, доведется стать первым, кто нарушит эту традицию. Мячик все так же медленно приближался к лунке, затем он, казалось, остановился.

— О, Джулиан, — сказал я, искренне сочув­ствуя, — так близко и все же так далеко.

— Подожди-ка, Питер. Один из уроков лидерства, который я постиг, гласит: За миг до великой победы случаются мелкие затруднения. Самое главное в этот момент сохранять сосредоточенность и продолжать верить.

Затем, когда всем уже казалось, что мячик остано­вился, он прокатился еще дюйма два и упал в лунку.

— Ура! — радостно вскричал один из наблюдавших за происходящим рабочих.

Джулиан вскинул вверх кулаки и исполнил что-то вроде короткого танца: он не скрывал радости от своего достижения.

Я же просто рассмеялся и покачал головой:

— Ну, Джулиан, ты не перестаешь меня удивлять! Мои поздравления.

Немного успокоившись, я спросил Джулиана, как это ему удалось.

— Ты и вправду намеревался закончить партию с одного удара?

— Да. Но сказать по правде — я не был уверен, что получится. Когда я был в Гималаях, в своем уме я сотни раз репетировал этот удар именно на этом игро­вом поле. Сначала это была просто игра, которую я придумал, чтобы не притупилось мое воображение. Мне все это очень нравилось. Признаюсь, я даже немного сам удивился, что мои воображаемые тренировки дали такой очевидный результат. Но то, что они сработали, доказывает одну важную вещь, которую я собирался тебе продемонстрировать, — снова заговорил загадка­ми Джулиан.

— Это как-то связано с той деревянной пластинкой из паззла, которую ты мне вчера дал?

— Да, связано. Позволь спросить тебя, Питер. Что, по-твоему, помогло мне с первого же удара по­пасть в лунку, когда я впервые за много лет вышел на игровое поле?

— Ну... Мне кажется, ты сам ответил на свой вопрос, Джулиан. Это благодаря твоим умственным тренировкам, которые ты проводил, находясь в Гимала­ях. Ты репетировал то, что сейчас сделал, так много раз, что в твоем сознании выработался своеобразный план-проект. Затем ты приехал сюда и, не полагаясь на случай, претворил этот план в реальность.

— Отлично, Питер. Ты всегда быстро схватывал. И сейчас ты правильно понял мою тактику. Прими мои комплименты.

— Ты же знаешь, я люблю гольф и готов на все, лишь бы сократить счет в партии на пару ударов. Так вот, за последние несколько месяцев я прочитал много книг о жизни лучших игроков в гольф. При всем раз­личии взглядов на эту игру они едины в одном: «гольф — это игра для ума». Джек Никлаус, напри­мер, говорил, что сначала он обходил все лунки, а потом сотню раз представлял в уме те удары, которые ему предстояло сделать. Это давало ему скрытое преиму­щество. Потому, когда ты мне рассказал, что сделал так же, меня это не особенно удивило.

— Точно так же поступают все самые выдающиеся лидеры делового мира, — заявил Джулиан.

— Они что, представляют в уме удары по шарику для гольфа? — спросил я с ухмылкой.

— Нет, Питер. Они стараются ясно представить будущие пути. Они разрабатывают совершенно ясные планы или мыслеобразы того, какими станут их ком­пании в ближайшие годы. И как следует изучили ис­тинную природу успеха, к которому стремятся и они, и их сотрудники. Каждый предпринимаемый ими шаг рассчитан на то, чтобы приближать их к ясно увиден­ному будущему. Иными словами, дружище, они обла­дают перспективным видением, которое вдохновляет , их дерзать и доставать с неба звезды. Это самый глав­ный секрет выдающихся лидеров.

— Звучит очень просто. Значит, чтобы стать выдающимся лидером, достаточно четко видеть будущее своей компании? — поинтересовался я.

— Нет, все не так просто. Есть еще много других приемов и философских подходов, которыми руковод­ствуются просветленные, энергичные и способные руко­водители и которые помогают им двигаться в избранном направлении. Йог Раман научил меня им, и я, несомнен­но, вскоре передам тебе эти знания. Ну а пока просто запомни, что большие организации начинаются с ве­ликих лидеров, а у каждого великого лидера есть смелые мечты. Эффективные лидеры — это провид­цы, которые ясно представляют себе будущее своей компании, а затем соединяют это видение будущего с нынешней способностью к действию тех людей, которых они ведут за собой. Таким образом, всякое действие имеет цель: вести компанию все ближе к результатам, увиденным лидером. Об этом хорошо сказал Вудро Вильсон: «Вы здесь не просто для того, чтобы прожить жизнь. Вы здесь для того, чтобы наполнить жизнь изобилием, видением перспективы, духом надежды и свершений. Вы здесь для того, чтобы обогатить мир. И вы обкрадываете себя, если пренебрегаете этим».

— Хорошо сказано!

— И запомни. Если ты отдашься своему видению, тебя будет преследовать успех. В конечном счете тебе уже не нужно будет стремиться к успеху, он сам будет искать тебя. Он будет как бы побочным продуктом продуманных усилий, направленных на достойную цель.

— И что, всему этому научил тебя Йог Раман, монах с вершин Гималаев? — продолжал удивляться я.

— Йог Раман многие годы исследовал основные принципы лидерства, изучая биографии великих лиде­ров. Он передал мне неподвластную времени систему знаний, полезную для руководителя любого ранга. Эта система помогает заинтересовать и повести за собой свою команду, чтобы поднять свое предприятие до не­виданных ранее высот. Возможно, Йогу Раману и не были известны все сложности делового мира современ­ного Запада, но он в этом и не нуждался.

Мудрость, которую он передал мне, покоится на древних принципах лидерства, переживших века. Эти принципы можно также определить как нерушимые за­коны, поскольку, как и законы природы, они выдержа­ли и продолжают выдерживать проверку временем. И в то время, как мир бизнеса оказывается поглощенным океаном перемен, эти принципы лидерства остаются непотопляемыми.

— Значит, каждый выдающийся лидер — это ви­зионер? Он проводит ясные и отчетливые связи с бу­дущим, ярко представляя себе конечный результат. Примерно об этом говорил несколько лет назад Генри Киссинджер: «Задача руководителя — доставить лю­дей туда, где они никогда еще не были». Правильно ли я подытожил то, о чем ты говорил, Джулиан?

— Да, правильно, Питер. Ты отлично схватил суть. Но предложу тебе все же еще один пример. Помнишь того известного хирурга-офтальмолога, с которым мы время от времени играли в гольф?

— Конечно. Мне он очень симпатичен. У него от­личное чувство юмора.

— Да, точно. Так вот, помню, однажды во время партии в гольф он рассказал мне о своем юном пациен­те, который страдал от болезни, называемой офтальмо­логами амблиопией. По-видимому, какой-то другой врач по ошибке наложил повязку на здоровый глаз ребенка, вместо того чтобы прикрыть тот, который нуж­дался в лечении. Когда повязку сняли, то к удивлению и прискорбию присутствующих обнаружилось, что мальчик полностью утратил способность видеть глазом, который был здоров. Видимо, повязка воспрепятство­вала развитию способности видеть и стала причиной потери зрения. Это явление называется у специалистов амблиопией.

— Как грустно.

— Я всегда помнил об этой истории, Питер. И ду­маю, что она имеет прямое отношение к тому уроку лидерства, о котором я сейчас говорю. В сегодняшнем деловом мире многие руководители стали пленниками привычки. Ежедневно они выполняют одни и те же дела — одинаковым способом и вместе с одними и теми же людьми. Редко когда приходит к ним новая идея, и редко когда они решаются на рассчитанный риск. Напротив, они сузили рамки своего лидерства безопасны­ми границами комфорта и спокойствия и отказываются выходить за их пределы. Такие руководители страдают некоей формой амблиопии.

— Как это?

— Проводить целые дни, выполняя одно и то же, — это все равно что наложить повязку на здоровый глаз. Теряется способность различать те неограничен­ные возможности, которые приносит нам быстротечное время. В конце концов, не используя своей естествен­ной способности видеть, такие руководители оконча­тельно теряют зрение и слепнут. Не доводи себя до этого, дружище. Сбрось шоры с глаз и начни искать новые возможности. Лучший способ преуспеть в бу­дущем это самому создавать его. Как выразилась в свое время Хелен Келлер: «Лучше быть слепой, чем иметь зрение, но не видеть».

А теперь, когда ты уже понял, что наиболее способ­ные и выдающиеся лидеры — это «лидеры-визионе­ры», я дам тебе орудия и умения для того, чтобы ты мог стать именно таким лидером. Все это я узнал из системы лидерства Йога Рамана.

— А можно перед этим один маленький вопрос?

— Конечно, — ответил мне Джулиан, повернув к зданию клуба.

— Я действительно хочу познать все, чему ты хо­чешь меня научить. Тебе известно, какие трудности переживают сейчас «Глобальные Технологии». Мои лучшие программисты бегут с корабля, моральная ат­мосфера хуже некуда, никто не доверяет админист­рации, а командная работа осталась в прошлом. Работая в сфере, требующей беспрестанных инноваций, мы, как мне кажется, утеряли творческий порыв. А все те пере­мены, с которыми приходится сталкиваться моим со­трудникам, совершенно выматывают их. Меняется тех­нология, меняется производство, меняются запросы на­ших заказчиков. И я уже просто не могу увидеть, в каком направлении следует двигаться нашей компании. — Поверь, я действительно хочу усовершенствовать свои способности руководителя, — продолжал я изли­вать свои беды Джулиану. — Продвигаясь вверх по служебной лестнице в «Цифровых Стратегиях», я вре­мя от времени посещал какие-то курсы или семинары по вопросам лидерства в бизнесе. Но за все это время не было никого, кто бы тихонько отвел меня в сторону и научил, как руководить людьми. Никто не объяснил мне, как стимулировать сотрудников и правильно стро­ить отношения с ними, как подстегнуть производство, повысив в то же время чувство сопричастности персо­нала общему делу. Никогда мне не приходилось учиться тому, как распоряжаться своим временем и все ус­певать.

А сейчас, когда я сам стал руководить компанией, все стало еще хуже. Я постоянно загружен делами, а времени никогда не хватает. Все ждут от меня решений. Я нахожусь в постоянном напряжении и срываю раздражение на своих сотрудниках, что лишь усугубляет положение. Мое желание достичь гармонии между ра­ботой и личной жизнью остается несбыточной мечтой. Я говорю себе: «В следующем году я возьму себя в руки, стану больше времени уделять семье». Но дел не становится меньше, а темп все ускоряется. Поэтому, если ты не возражаешь, я в полной мере хотел бы воспользоваться твоим временем, чтобы вдвоем с тобой докопаться до самой сути истинного лидерства. Хочу задать тебе один существенный вопрос, который давно порывался задать, но не решался, боясь показаться глупым.

— Задавай, — с мягкой улыбкой ответил Джулиан.

— Хорошо. Прежде всего, что значит само слово лидерство? Что за ним стоит? Хоть я и руковожу компанией, где больше двух с половиной тысяч сотруд­ников, мне так никогда и не удавалось точно уяснить значение этого слова.

— Я уже говорил тебе раньше: лидерство — это умение направить свои поступки на достижение достой­ной цели. Настоящий лидер должен ясно понимать, что невозможное — это чаще всего лишь то, чего мы еще не пробовали сделать. Многие полагают, что лидер — это мужчина или женщина на должности генерального директора или президента компании. Лидерство же, по существу, имеет отношение не к должности, а к дейст­виям. Выдающимися лидерами на деле могут оказаться твои менеджеры. Ими могут быть твои программисты.

Бригадир в производственном цеху также может быть выдающимся лидером. Понимаешь, Питер, руково­дить — это значит вести за собой, зажигать, убеждать людей, влиять на них. Лидерство заключается не в решении вопросов, а в развитии людей. Дальновидные лидеры — это те, кто понимает, что истинное достояние любой организации каждый день утром поднимается в офис, а вечером выходит из него, отправляясь домой. Ведь это так просто — быть лидером. Это значит помогать людям как можно полнее раскрыть все свои таланты и способности по мере продвижения к той достойной и высокой цели, которую ты сумел им ука­зать. И ты можешь это сделать. Это могут сделать твои менеджеры. Способности лидера при выполнении по­ставленных перед ними задач могут проявить даже ря­довые рабочие. И еще: по-настоящему эффективный руководитель должен стремиться жить сразу в двух измерениях.

— Я не уверен, что все понимаю.

— Самые выдающиеся руководители сознают, что лидерство — это умение, а не дар. Они постоянно работают, чтобы совершенствовать свое мастерство. И одним из качеств, над которым они работают наи­более упорно, состоит в том, чтобы, опираясь на насто­ящее, сосредоточиться на будущем. Великие лидеры учились творить будущее, управляя настоящим. Поэто­му я и сказал, что лидеры должны уметь жить сразу в двух измерениях. Живя настоящим, они должны совершенствовать существующие процессы посредством улучшения качества, упрощения административных структур и повышения требований к обслуживанию клиентов. И в то же время они должны создать, взрас­тить и взлелеять в своем сознании ясное видение буду­щих достижений. Вот как красиво сказал об этом Йог Раман: «Дальновидный лидер это тот, кто уме­ет сосредоточить свой взгляд на вершине, не забы­вая расчищать перед собой дорогу». Команду, в кото­рой нет самоотверженного стремления к совершенство­ванию, будут обходить конкуренты. И та команда, у которой нет ясного представления об идеале, к которому следует стремиться, скоро останется за бортом.

— Так вот что означает та надпись на фрагменте из паззла, который ты мне дал?

— Да. Ты помнишь, что там написано? — спросил Джулиан.

К счастью, этот паззл был у меня с собой. Я быстро вытащил его из кармана.

— Рисунок мне непонятен, однако текст я прочитал.

— Хорошо. И что же он гласит?

Ритуал 1. Соедини зарплату с целью, — по­слушно произнес я. — Я не совсем понимаю значение этих слов, Джулиан.

— Скоро поймешь.


 

 

Ритуал 1

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.025 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал