Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Противоречивые знаки




 

Лиз в трансе спускалась вниз по лестнице, ведущей из VIP зала. Ее рука трясущимися пальцами сжимала визитку Брейди. Все ее чувства перепутались, когда она вышла, и она удивлялась, что, черт возьми, произошло.

Ее ноги спустились с последней ступеньки лестницы, и она вышла в дверь на первом этаже. Она не знала, как долго отсутствовала, и заметил ли кто-то, что ее не было. Все, что она знала, так это то, что Брейди Максвелл, действующий сенатор штата, хочет ее увидеть снова. И что же она сказала? Я подумаю об этом. Правда? Похоже, она тронулась головой. Самый великолепный мужчина, на которого она когда-либо «положила глаз», физически привлекательный, в его присутствии она чувствовала, как учащался ритм ее сердца. Она пошла бы на край земли за ним, но нехотя она сказала ему, что подумает об этом.

Не то, чтобы это была хорошая идея, увидеться с ним, но теперь, когда она была далеко... казалось гораздо худшей идеей, не увидеться с ним.

Лиз бережно убрала визитку подальше в карман своего темно-синего блейзера, и направилась назад к столику. Ее голова была опущена, потому что она размышляла о Брейди. Он обладал полным очарованием, и, вероятно, ей не следовало удивляться. В конце концов, он был политиком. Она просто никогда не ожидала, что... ему... что он так выведет ее из равновесия.

У нее была трезвая голова на плечах. Так всегда говорил ее отец. Благодаря этому она много трудилась в старших классах, чтобы получить полную стипендию в Чапел-Хилл, и благодаря этому она устроилась в редакцию газеты, чтобы стать репортером. Это была та же непоколебимость, которая делала ее «стойкой девочкой», и помогала ей разрывать отношения с разными ее бойфрендами, когда понимала, что они охладевают. Она могла оставаться с ними дольше, чем следовало, но в конце, это был всегда ее выбор... всегда ее. И вот она здесь, в полном смятении из-за какого-то политика.

— Куда же ты убежала? — спросил Хайден, вскакивая со своего места, когда она нарисовалась рядом.

— Э-э... я пошла искать тебя, — она сожалела, что в руках нет бокала или чего-нибудь еще.

Она не хотела, рассказывать Хайдену о встрече с Брейди. Потому что это могло бы вызвать уйму вопросов, на которые ей не хотелось отвечать. Пристальный соблазняющий взгляд сенатора все еще горел у нее в мозгу.

— Я вышел только на секунду, — сказал он, немного обороняясь.

До встречи с Брейди, она бы приняла это близко к сердцу. В конце концов, это Хайден был тем, кто сбежал с Каллейн, оставив ее наедине с людьми, которых она не знала. Но сейчас ее это совершенно не заботило. Его визитка прожигала дыру в ее пиджаке.

— И я тоже, — сказала она, пожимая плечами. — Куда Каллейн ушла?



— Она до сих пор разговаривает с Трейси. Я вернулся за тобой, но Трент сказал, что ты убежала.

Раньше она бы осталась здесь с ним на всю ночь, но теперь противоречивые знаки от Хайдена раздражали ее. Он был заинтересован в ней или нет? Брейди был так прямолинеен с ней. Лиз знала, что очень немногие люди обладали самоуверенностью, справиться с таким отношением, но, похоже, Хайден не относился к их числу. По крайней мере, Брэйди четко сказал ей, что он хотел... даже, несмотря на то, что ситуация имела свои сложности.

— Да, я готов уйти, — согласился Хайден. — Мы должны написать статью. Я думаю, у меня впереди будет долгая ночь. — Он улыбнулся, и это была улыбка, которую она так любила, но сейчас она старалась не сравнивать ее с улыбкой сенатора. Это сравнение даже не честно. — Позволь мне попрощаться.

Несколько минут спустя они шли к выходу, когда Каллейн возникла из ниоткуда. Ее цвета бургундского вина волосы, казалось, приобрели еще большую яркость от количества тепла, выделяемого спрессованными телами, и это только делало ее, более прекрасной. Ее кудряшки падали как попало на глаза, и она не пыталась их убрать в сторону, а только взяла Хайдена под руку.

— Вы, ребята, не уходите, ведь правда же? — спросила она, прижимаясь к Лейну.

Лиз наблюдала, как он пытался отделаться от Каллейн, высвобождая руку и делая шаг в сторону. По крайней мере, на этот раз она точно видела, что Каллейн была пьяна.

— Да, мы уходим. Уже поздно, — ответил Хайден.

Лиз на самом деле не знала, сколько было времени, но она чувствовала, что еще не так уж и поздно.



— Хайден, тебе следует остаться здесь, со мной, — сказала она, с лукавой улыбкой, сменив ее откровенным желанием.

Хайден чувствовал себя неуютно. Лиз могла пережить это.

— Благодарю, Каллейн, но мы должны вернуться в Чапел-Хилл, — сказал он.

— Спасибо за приглашение, Каллейн, — сказала Лиз. — Действительно прекрасно провела время.

Каллейн тупо посмотрела на нее, потом перевела взгляд на Хайдена.

— Ты уходишь с ней?

Ох, это выглядело совсем не хорошо.

— Каллейн, давай не будем, — предупредил Хайден со вздохом.

— Я имею в виду, после всего, что было, и мы давно не виделись. Я просто подумала, что... — она замолчала, потому что на самом деле была оскорблена. Она явно не думала, что ночь закончится вот так, и Лиз могла только догадываться, что означали ее комментарии.

Лиз не хотела задумываться об этом, но зрительные образы возникали перед глазами. Каллейн и Хайден. Хайден и Каллейн. Конечно, в этом что-то было. Они были бы идеальной парой. Она чувствовала себя, мухой на стене, пока они пристально смотрели друг на друга.

— Мы должны идти, — наконец, сказал Хайден, заканчивая смотровой поединок. — Я не знаю, чего ты хотела добиться сегодня ночью, но у тебя не получится. И ты знаешь об этом. Ты знаешь это очень давно. Я не понимаю, насколько более очевидным, я должен быть. Что еще ты хочешь мне сказать?

Каллейн уставилась в пол, явно уязвленная его словами. Когда она встретилась с его глазами снова, ее — были стальные. Лиз не хотела знать, о чем она думала в данный момент.

— Прекрасно. Я не воспринимаю ее, как конкурентку, — сказала Каллейн, взмахнув рукой в направлении Лиз, говоря о ней, словно ее здесь не было.

— Каллейн, — сказал он угрожающим тоном, — держи себя в руках. Ты позоришь себя. Мы уходим. Спокойной ночи.

Хайден мягко сжал локоть Лиз и потянул ее прочь от «бомбы замедленного действия». Она мельком взглянула на Каллейн, и заметила в ее глазах обещание... обещание, что она не забудет сегодняшний вечер.

Лиз, пошатываясь, вышла на асфальтированную стоянку. Она почувствовала гнетущую летнюю жару, давящую на ее костюм, и сняла пиджак. Ее разум разрывался от ситуации, свидетелем которой она стала. Тело по-прежнему лихорадило. Она не могла поверить, что Каллейн такое сказала. Лиз даже толком ее не знала. Она, конечно, не представляла угрозы для нее. Лиз хотела забыть то, что случилось между Каллейн и Хайденом... но знала, что никогда не сможет.

Она шли через парковку к своей машине. С каждым шагом она все больше и больше понимала, в какой ярости находилась. Как она посмела такое сказать! Каллейн имела власть и престиж, но это не давало ей права, так относиться к Лиз.

— Эй, — позвал Хайден, переходя на бег, чтобы догнать ее, — с тобой все в порядке?

— Прекрасно, — пробормотала она, прибавляя скорость.

Он взял ее под руку и быстро потянул к себе.

— С тобой действительно все в порядке?

— А как ты думаешь? — насмешливо спросила она.

— Я бы сказал, что нет, — но он не отпустил ее локоть. — Я очень сожалею о... обо всем.

— Что это было? — спросила Лиз.

— Каллейн и я были вместе в прошлом году, пока она не приняла предложение работать в Шарлотт. У нас не было ничего серьезного.

— Она, кажется, думает по-другому, — отметила Лиз.

Он пожал плечами.

— Я не могу контролировать ее чувства. Как бы то ни было, это не то, что она думает.

— Допустим, может, в следующий раз тебе не следует удирать наедине с ней, и тогда она не будет думать ничего по этому поводу, — спокойно сказала Лиз.

Она не могла поверить, что эти слова вылетели из ее рта. Это было именно то, о чем она думала, но никогда не смогла бы реально озвучить. Возможно, прямота Брейди проникла в нее саму.

Хайден поспешно кивнул, сдаваясь.

— Ты права. Я не хотел, чтобы это заходило так далеко.

— Пока это только намерения.

— Согласен, — сказал он, глядя ей в глаза.

Она увидела, что он хотел сказать больше, чем сказал и сделать больше. Но он не сделал. Она не была уверена, но что-то удерживало его.

Он стоял лишь в нескольких дюймах от нее, и она знала, что если он попытается, она ответит ему. Даже с застрявшими словами Брейди в ее голове, жалящие слова Каллейн звенели в ее ушах. Она обиделась на него, но это не смогло сдержать водоворот, который назревал внутри нее за последние два года.

Хайден сделал шаг, у Лиз перехватило дыхание, ее трепещущее сердце пустилось вскачь. Он был так близко. Она сделала маленький шажок вперед, пока они не соприкоснулись одеждой и наклонила голову, взглянув на него. Он улыбнулся ей, и она с облегчением вздохнула, надеясь, что он ее поцелует.

Он попятился, а его губы исказились в усмешке. Она была в замешательстве. Она открылась для него, а он отступил.

Лиз быстро развернулась к машине, с пылающим лицом.

Хайден неловко откашлялся.

— Нам пора возвращаться.

У нее даже не было сил отреагировать, она смогла только подойти к пассажирской двери и подождала, пока он ее разблокирует. Она не хотела знать, о чем он думает. Он отказал Каллейн, только для того, чтобы отвергнуть Лиз.

Она бы лучше оставалась в VIP зоне. По крайней мере, Брэйди ясно выразил свои намерения. Внимание и отталкивание Хайдена вводило ее в заблуждение.

Лиз закинула пиджак внутрь и скользнула на пассажирское сиденье Ауди. Сорок минут поездки в Чапел-Хилл были гораздо тише, чем дорога в ночной клуб. Радио играло какую-то модную музыку, в которой она не очень разбиралась, но это было намного лучше, чем воцарившееся молчание.

Он припарковался за пределами маленького обветшалого дома, который она снимала на северной стороне университетского городка. Соседство было не ахти какое, но домик находился в нескольких минутах ходьбы от корпуса журналистики и был лучшим местом для парковки на территории кампуса, которое можно было найти. К счастью, Викторию не заботила ветхая природа жилья, потому что оно было так близко к барам на Франклин-стрит.

— Спасибо, что подвез, — прошептала она, хватая свой пиджак и хлопая открытой дверью. — Я начну работать над статьей.

Она обходила вокруг машины, когда Хайден вышел.

— Лиз, — позвал он, останавливая ее, когда она собиралась пойти вверх по травянистой тропинке к дому. — Извини, за произошедшее.

За что именно? Хотела она задать ему вопрос. Он извиняется, за то, что убежал с Каллейн? Или извиняется, что Каллейн вела себя с ней, как сука? Или ему жаль, что он не поцеловал ее, когда она ждала этого?

Вместо этого она просто сказала:

— Все в порядке, — она даже не знала, что она говорит «все в порядке».

— Это не правда. Каллейн не следовало выпускать свой гнев, направленный на меня, на тебя, — сказал он.

Ох.

— Да, возможно, не стоило, — пробормотала Лиз. — Поздно, Хайден.

— Лиз, — позвал он снова, когда она двинулась к дому.

Она неохотно повернулась. — Прости.

Она вздохнула и кивнула. Пожалуйста, пусть быстрее это закончиться.

— Я знаю тебя. Не беспокойся о том, что сказала Каллейн.

— Я просто... не хочу, чтобы это повлияло на наши... эм ...отношения, — ее уши обратились в слух. — Ты отличный репортер. Я не хотел бы, чтобы ты думала, что я пользуюсь своим авторитетом или чем-нибудь еще, чтобы встречаться с тобой. Я не хотел бы упустить тебя из газеты.

У Лиз отвисла челюсть. Он не хотел упустить ее из газеты? Как будто у нее был выбор. Ведь газета была все для нее, чего она хотела. Было ли это тем, почему он не поцеловал ее? Он испугался, начинать что-то с ней, потому что это может отразиться на газете?

— Скажи мне, ты придешь ко мне? — она даже не думала... сравнивать его с Брейди.

Хайден выглядел взволнованным, и она была рада. Он ей нравился долгое время, а потом, после одного вечера, проведенного вместе, он разрушил все.

— Я беспокоюсь о том, как ты восприняла комментарии Каллейн. Я не...

— Просто оставить это, Хайден, — сказала она устало. — Сейчас слишком поздно для такого разговора. Я устала.

— Хорошо. Извини. Я хотел уточнить, но, кажется, только все больше запутал. Увидимся завтра в газете, — он шагнул вперед и неожиданно схватил ее за руку.

Несмотря ни на что, она все равно была рада, что он дотронулся до нее. Она сердилась на его действия в этот вечер, но она не могла сдержать своих чувств к нему.

Она увидела, как он сглотнул и шагнул к ней снова. Она не ожидала поцелуя после инцидента на парковки. Фактически, она не понимала, почему он дотрагивался до нее, но она не стала останавливать его. И она не остановила его, когда он тянул ее в свои объятия.

У него были сильные руки, не особенно большие, но и отнюдь не маленькие. Они хорошо вписывались вокруг ее талии, и она могла чувствовать их фактуру, как они обхватили ее. Лиз автоматически обняла его за шею, он привлек ее к своей груди. Объятие было недолгим, но все же, это был Хайден.

Он отклонился и спокойно смотрел на нее, как и раньше. Она хотела, узнать, о чем он думает, но, в отличие от Брейди, который слишком явно объявлял свои чувства, в Хайдене была скрыта слишком большая тайна. Может быть, ей и не нужно ее знать.

Но она, черт побери, хотела узнать.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.02 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал