Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Подлинная деятельность и просветлённое общество Действие воина — это отклик, а не реакция




Любое подлинно благое действие — личное или общественное — может осуществиться только в том случае, если вы цените святость и изначальное добро. В наши дни многие действия в обществе, даже имеющие благую цель, только ухудшают ситуацию, потому что исходят из вины, уныния и агрессии. Мы не сможем привить другим людям понимание, что им присуще изначальное добро, а нашему дому, земле, — святость, если не будем руководствоваться таким пониманием в собственных поступках. Подлинное действие в обществе может быть только результатом личной дисциплины, нежности и бесстрашия, освобождения от личных амбиций и радостной и великодушной помощи другим. Как многократно отмечал Далай Лама, «сначала выполняйте практику невредения другим — тогда, возможно, вы сможете помогать людям».

В основе действия воина лежит отклик на ситуацию, а не реакция на неё. Реакция бывает бездумной и автоматической, она всегда создает такую же ситуацию, как и та, на которую вы реагируете. Если вы реагируете на агрессию, то тем самым вызовете еще большую агрессию. Если же вы ясно видите ситуацию, в то же время относясь к ней с симпатией, то можете чутко откликнуться на нее и привнести в нее то, в чем она по-настоящему нуждается. Если её необходимо успокоить, вы сможете ее успокоить, если ее нужно обогатить, вы сможете ее обогатить, если ее нужно прекратить, вы сможете ее прекратить.

Чтобы ваше действие в этом мире было подлинным и чутким, нужно перестать постоянно влиять на свои переживания и усложнять то, что в действительности является очень простым. Если кто-то говорит вам: «Ты ошибся. Это должно быть здесь, а не там», то можно сделать так, как нужно, а можно раздуть из этого целую историю: «Почему, чёрт возьми, он всегда указывает мне, как нужно поступать? Послушать его, так я всегда всё делаю не так. Ну что я за человек такой? Ничего у меня в жизни не ладится. Никто меня в грош не ставит». Или: «Вот, в этом весь он. Какое он имеет право мне указывать!» Взглянув на ситуацию честно и внимательно, вы скорее всего увидите, что многие ваши действия обусловлены такой преувеличенной реакцией. Не нужно отказываться от них на том основании, что они «плохи» или «греховны». Можно отказаться от них потому, что, излишне усложняя свои переживания и стараясь втиснуть мир в свои представления о нем, вы тем самым мешаете себе жить подлинной жизнью.

Вместо того, чтобы воспринимать все преувеличенно, можно соприкоснуться со своей нежностью, увидеть, что нужно сделать, сделать это прямо и откровенно и отпустить. Когда мы видим, что необходимо развивать, а что — прекратить, то такой подход очень отличается от намерения повлиять на ситуацию так, как это выгодно нам. Это совсем не то, что выносить о вещах суждения: это «хорошо», а то «плохо». Наш подход гораздо тоньше, он сродни умению в нужный момент что-то позволить ребёнку, а что-то запретить. Вы знаете, когда сказать «да», а когда «нет», только если по-настоящему любите ребёнка, а потому чувствуете, что чувствует он, и знаете, что пойдет ему на пользу.



Для того, чтобы решить, что вам лучше всего делать и принимать, нужно выяснить, что пробуждает вас к сиюминутности, что пробуждает в вас и в других людях коня-ветра и ведет вас к радости-и-печали вашего подлинного сердца и к видению Великого Солнца Востока. То, от чего вы можете отказаться, — это то, что отделяет вас от него, заточая в коконе закатного солнца. Такое понимание показывает вам, как дальше идти по пути воина к солнцу пробуждённости, излучающему спокойную уверенность. Облака не могут сбить вас с пути и замедлить ваше продвижение вперёд, а густеющий мрак трусости — усыпить, погрузив в сон.

Совершенное действие воина предполагает присутствие четырёх качеств воинского искусства. Действие воина можно рассматривать с точки зрения четырёх этапов, хотя в реальных ситуациях границы между этапами бывают зыбкими и они переходят друг в друга.

1. Безмятежность: почувствуйте землю. Исследуйте ситуацию. Перед тем, как принять участие в ситуации, отнеситесь к ней скромно и любознательно. Дайте людям простор, чтобы они могли выразить свои нужды и страхи, сами же сохраняйте ум свободным от всех предвзятых суждений о том, что происходит, или о том, что необходимо сделать. Будьте кротки и нежны, но бдительны.



2. Задор: проявите искренний интерес. Ясно увидев, что людям нужно, потянитесь им навстречу, проявляя приподнятость и жизнерадостность. Установите с ними искренний контакт. Вы ещё не готовы действовать, но можете оценить присущее людям добро. Благодаря этому они тоже почувствуют в себе добро и ценность и смогут освободиться от сомнений и боязни собственной неполноценности.

3. Дерзость: действуйте беспристрастно. Проявив интерес, вы уже стали участником ситуации. Вы создаете в ней разрыв, потому что не становитесь добычей ожиданий и страхов — ни своих, ни чужих. Поскольку на предыдущих двух этапах вы заложили прочную основу, теперь можно прямо приступать к делу, не колеблясь и не беспокоясь, как бы не сделать ошибку. Можно действовать, не пытаясь навязать ситуации свою энергию, и в то же время так, чтобы ваше действие преобразовало энергию ситуации.

4. Невозмутимость: освободитесь от желания заранее предусмотреть исход действия. Пусть событие произойдёт — позвольте ему развиваться своим чередом, сохраняя при этом уверенность в своем решении и действии. Пресекайте любое сомнение, любое блуждание мысли, которое может закрасться в последнее мгновение, любую привязанность к тому, каким бы вы хотели видеть исход действия, и любое самодовольство, которое может быть результатом успешного на вид действия.

 

Важно понять, что не следует умышленно думать: «Сейчас я безмятежен, а сейчас — дерзок» и так далее. Такие мысли сделают ваше действие неуклюжим и тяжеловесным — это всё равно, что заниматься любовью, то и дело заглядывая в руководство по сексу. Приведённое выше описание действия может показаться несколько схематичным, хотя те, кто занимался боевыми искусствами вроде айкидо, скорее всего уже поняли, о чём идёт речь. Это описание следует рассматривать скорее как размышление, нежели как руководство. Вот ключевые моменты:

Нежно и тщательно заложите основу для действия. Проявите искреннюю заинтересованность. Не форсируйте действие — приступайте к нему только когда в ситуации откроется естественный разрыв. Доведите дело до конца, не привязываясь к его результату.

Рассмотрим несколько примеров. Предположим, у вас происходит стычка с озлобленным подростком или с обиженным сотрудником. Для начала помедлите и сделайте так, чтобы между вами и этим человеком возникло некоторое расстояние. Можно быть чутким и в то же время бдительным — не нужно попадаться ни на какие уловки и все же можно оставаться открытым. Выслушайте все, что вам скажут, сохраняя вид, будто вы толком не знаете, что у собеседника на уме.

Вслед за этим можно начать проявлять интерес. Будьте любознательны, задавайте вопросы и выясните как следует, что скрывается за проявлениями гнева или обиды, только не поддавайтесь дурному или подавленному настроению собеседника или своему сомнению: сумеете ли вы с ним справиться. Вы продолжаете мчаться на коне-ветре, и ситуация, полная огня и энергии, может воодушевлять вас, создавая основу для истинного общения.

Будьте терпеливы, дождитесь, пока в гневе или обиде собеседника не возникнет промежуток. Такой разрыв, проблеск открытости всегда произойдет. Настанет миг, и человек покажет вам, что сам не верит в собственные жалобы на все сто процентов. В этот миг и происходит разрыв, в который вы можете проникнуть, предложив свою доброту и твердость. Дождавшись разрыва и мягко проскользнув в него, можно действовать смело и открыто. Можно высказать все, что нужно, не беспокоясь о последствиях. Можно проявить искру юмора.

Высунув голову, вы не поворачиваете назад, чтобы снова скрыться в кокон. Вы не извиняетесь, не просите прощения за свою прямоту. Но и не стараетесь повлиять на ситуацию, чтобы она складывалась так, как хочется вам. Просто находитесь в ней — и энергия уже преобразится. Так гнев можно превратить в юмор, а обиду смягчить, обратив в печаль.

Другой пример: предположим, вас тянет к кому-то. Что нужно делать, чтобы завязать с людьми радостное общение? Первый этап, этап безмятежности — это остановиться, подождать и с широко открытыми глазами почувствовать свою тягу, свою заинтересованность. Этот этап очень существенен, как и в том случае, когда вы имеете дело с агрессией. Если, прежде чем приступить к действия, вы не помедлите и не прочувствуете глубинную природу ситуации, то ваше действие, как и действие другого человека будет чистой реакцией. Раскройте глаза, посмотрите на своего собеседника и увидьте его. Что возбуждает ваш интерес — внешняя привлекательность или же вы ощущаете, что с этим человеком вас связывает что-то подлинное? Главное здесь — понять, что за чувство, а какое оно, значения не имеет. Ваше отношение к потенциальному другу должно быть жизнерадостно независимым и в то же время любознательным и бдительным.

Теперь можно сделать шаг навстречу и жестом или словом выразить приглашение. Если ваш интерес к человеку вызван тем, что вы цените его добрые качества, покажите ему это — он почувствует себя обогащённым и пробуждённым и откликнется на ваше приглашение. Вот вы уже и завязали с ним отношения. Но ваше действие по-прежнему не должно быть слишком поспешным. С безмятежностью тигра и приподнятостью снежного льва вы ждете, пока в вашем сердце не наступит миг подлинной открытости по отношению к партнеру. Тогда вы сможете проявить свое расположение, не боясь того, как оно будет воспринято, потому что знаете: оно искренне и не нуждается в подтверждении.

И, наконец, вы предоставляете вашей встрече продолжаться своим чередом. Может быть, этот человек не ответит на ваш интерес к нему. А, может быть, между вами завяжется долгая дружба. От вас не зависит, каким будет результат, повлиять на него — не в ваших силах. Продолжайте новое знакомство, не попадая в плен своих ожиданий того, как все должно сложиться. В этом случае оно будет плодотворным, что бы ни произошло дальше. И тогда, если оно придет к концу, вы сможете закончить его без всяких сожалений.

Конец действия — это начало перемены. Времена перемен могут быть опасными, потому что ум склонен блуждать, и это позволяет кокону незаметно вернуться и похитить нашу осознанность и уверенность. Мы можем отмечать такие огрехи до изнеможения или потери сосредоточенности, но они все равно происходят — отчасти потому, что нас вечно тянет сразу начать что-то новое. Мы никогда не позволяем себе как следует завершить дело. Например, вы занимаетесь тонкой резьбой по дереву. Нанося последние штрихи, вы думаете о том, какую прекрасную вещицу создали и к чему бы вам приступить дальше. Ваше внимание теряет устойчивость, рука может дрогнуть, и вы погубите всю работу, не говоря уже о том, что можно и руку повредить — хорошо, если обойдется без накладывания швов. Поэтому нужно оставаться с действием, уделять ему внимание до самого конца.

Закончив действие, мы обычно хотим оценить сделанное. Что это — успех или неудача? Мы хотим проанализировать его: что я сказал, что я сделал? Все ли я сделал правильно? Что подумают люди? Все это мешает нам освободиться и открыться следующему мгновению. Поэтому, чтобы завершить действие, нужно сначала правильно закончить его, не потеряв осознанность в самый последний момент, а потом отпустить, чтобы свободно приступить к следующему.

Это и есть проявление невозмутимости, того, как невозмутимость выражается в действии.

Дордже Драдул говорит:

Главное здесь — быть несколько уклончивым и в то же время довести свой замысел до конца. Вы уклончивы, потому что не заинтересованы в подтверждении. Это не значит, что вы боитесь стать пленником своего действия, — скорее вам неинтересно находиться в центре событий. Однако в то же время вы сохраняете глубокую верность другим и потому всегда завершаете замысел из сочувствия к ним.

Такое действие воина может быть мгновенным — например, встреча с рассерженным коллегой. Или же оно может длиться многие месяцы и даже годы— например, управление страной. Однажды Дордже Драдул задал группе учеников вопрос: что бы они сделали, окажись они внезапно во главе королевства. Ответив ему по очереди, ученики спросили, что бы стал делать он сам. В ответ он сказал: «Сначала объявил бы, что все будет идти по-прежнему, а потом выяснил бы, чем люди занимаются на самом деле». Это этап безмятежности. Дордже Драдул всегда знал, что происходит в организациях, которые он основал. У него повсюду были друзья. Приходя на вечеринку, на прием или встречаясь с людьми в неофициальной обстановке, он всегда спрашивал: «Как поживаете? Как работа? Как личная жизнь?» Еще он знал, причем настолько точно, что не раз поражал своих друзей, о событиях не только в основанных им организациях, но и во всем мире. Однажды, задолго до того, как железный занавес был поднят, он подробно описал внутреннее устройство русского танка. Через некоторое время кто-то прочитал в журнале те же подробности в изложении русского перебежчика. Таким образом, в нем постоянно присутствовали эти два этапа — безмятежности и задора.

В начальный период существования Института Наропы эта организация переживала один из по-настоящему трудных периодов, и коллектив раздирали неутихающие раздоры. В институте было два исполнительных директора — один для административной работы, другой — для учебной, и они постоянно были на ножах друг с другом. Мне приходилось курировать работу института, выступая от лица Дордже Драдула, но каждый раз, появляясь там, я просто увязал в конфликтах, не зная, как с ними справиться. Сам Дордже Драдул несколько месяцев ничего не делал — только выслушивал официальные и неофициальные отчеты. Он поручил сотрудникам составить проект реорганизации института, но проект получился сложным и к тому же не вносил никаких реальных перемен.Тогда Дордже Драдул предложил совету директоров, президентом которого он являлся, самим разобраться в сути дела — он всегда хотел, чтобы решения выносились с общего согласия. Но ситуация продолжала ухудшаться, и невозможно было обвинить в этом каких-то конкретных людей: казалось, будто весь институт со всеми своими сотрудниками попал в полосу сомнений.

Однажды вечером Дордже Драдул приехал в институт, чтобы выступить там с публичной лекцией. Перед началом лекции сотрудники — в том числе оба исполнительных директора, я и спутники Дордже Драдула — собрались в кабинете. Все чувствовали, как мрак в комнате сгущается. Вдруг он сказал, мягко и спокойно, но решительным тоном: «Я считаю, что институт нуждается в смене руководства. Думаю, во главе должен стоять один человек, и это будет такой-то». Дордже Дра-дул велел нам обдумать это предложение и уведомить его о своих соображениях. На следующий день он уехал из города на три месяца.

Все были совершенно ошеломлены. Это было как гром среди ясного неба. Потом к Дордже Драдулу несколько месяцев ходили люди, чтобы сказать, что «такой-то» не подходит для этого поста или заявить, что один из нынешних исполнительных директоров должен продолжать руководить в одиночку, или предложить своего кандидата. Но Дордже Драдул уже миновал этапы безмятежности и задора — он выяснил всё, что ему было нужно знать, и переговорил со всеми, кто имел какое-то отношение к делу. Последовало дерзкое действие — он протолкнул свое собственное видение того, что было нужно институту, в разрыв, образовавшийся в тот период, когда склоки, зависть и конкуренция довели нас до полного изнеможения. В последующие месяцы он продолжал внимательно выслушивать все, что ему говорили и проявлять заинтересованность, но оставался непоколебим. Как только новый руководитель приступил к делу, коллектив сразу воспрял духом, и через год институт вступил в совершенно новый этап своего развития. Резкое действие Дордже Драдула оказалось как раз тем, что было нужно. Тем не менее он исходил не из личных пристрастий, а из ясного понимания того, то необходимо институту. Подлинное действие делает других не менее важными участниками, чем мы сами, — это и есть основа для построения просветлённого общества.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал