Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 9. – Что это? – спросил Фрет, предусмотрительно прячась за складками широкой зеленой накидки Дав.




Погоня

 

– Что это? – спросил Фрет, предусмотрительно прячась за складками широкой зеленой накидки Дав.

Хотя лежащее существо и казалось мертвым, Дав и даже Родди приближались к нему с осторожностью, потому что им еще никогда не доводилось видеть ничего подобного. Это был какой‑то странный огромный мутант, нечто среднее между гоблином и волком.

Подойдя к телу и убедившись, что тварь действительно мертва, все почувствовали себя увереннее. Дав наклонилась над монстром и потыкала в него мечом.

– По‑моему, он мертв уже больше суток, – заявила она.

– Но что это? – снова спросил Фрет.

– Какая‑то помесь, – пробормотал Родди.

Дав тщательно исследовала тело этой удивительной твари. Она заметила на нем множество ран – рваных ран, словно нанесенных когтями огромной кошки.

– Оборотень, – предположил Габриэль, не переставая бдительно следить за окрестностями.

Дав кивнула:

– Который погиб в ходе превращения.

– Никогда ничего не слышал о гоблинах‑магах, – возразил Родди.

– И зря, – начал Фрет, разглаживая рукава своей туники, сшитой из мягкой ткани. – Был, к примеру, Безумный Грабби, притворявшийся верховным магом, который….

Свист, раздавшийся сверху, оборвал речь дворфа на полуслове. На краю обрыва стоял Келлиндил, лучник‑эльф, и размахивал руками.

– Здесь еще тела, – крикнул эльф, когда ему удалось привлечь к себе внимание. – Два гоблина и краснокожий великан. Я таких еще никогда не видел!

Дав осмотрела утес. Она запросто могла бы вскарабкаться по нему наверх, но одного взгляда на беднягу Фрета было достаточно, чтобы понять, что им придется вернуться на тропу и проделать лишнюю милю пути.

– Останься здесь, – сказала она Габриэлю.

Воин невозмутимо кивнул и занял оборонительную позицию среди валунов, а Дав, Родди и Фрет пошли назад по дну ущелья.

На полпути наверх по одинокой извилистой тропе, бегущей вдоль обрыва, они встретились с Дардой, еще одним воином из отряда. Приземистый, мускулистый человек скреб щетину на подбородке и разглядывал предмет, который по виду очень напоминал плужный лемех.

– Это Тистлдаунов! – закричал Родди. – Я видел его у них на ферме, на заднем дворе!

– А как он оказался здесь? – спросила Дав.

– И почему он в крови? – добавил Дарда, показывая им засохшие пятна на вогнутой поверхности. Воин заглянул через край обрыва в ущелье и опять посмотрел на лемех. – Какая‑то несчастная тварь здорово стукнулась об эту штуку, – пробормотал Дарда, – а потом, вероятно, упала в ущелье.

Все взгляды обратились к Дав. Следопыт откинула с лица густые волосы, обхватила подбородок тонкой, но не лишенной мозолей рукой и попыталась разрешить эту новую головоломку. Однако ключей к разгадке было слишком мало, и Дав в отчаянии развела руками и устремилась вверх по тропе. Ближе к вершине тропка делала поворот, убегая от отвесного края скалы, но Дав подошла к самому обрыву, очутившись над тем самым местом, где оставила внизу Габриэля. Воин тотчас же заметил ее и взмахнул рукой в знак того, что внизу все спокойно.



– Пошли, – сказал Келлиндил и повел отряд в пещеру.

Некоторые вопросы прояснились для Дав сразу же, как только она увидела побоище во внутренней комнате.

– Баргест‑велп! – воскликнул Фрет, глядя на тело краснокожего великана.

– Баргест? – спросил недоумевающий Родди.

– Ну конечно! – пропищал Фрет. – Вот объяснение волкоподобного великана в ущелье.

– Смерть настигла его во время превращения, – рассуждал вслух Дарда. – Эти множественные раны и камни внизу доконали его прежде, чем он успел завершить перевоплощение.

– Баргест? – снова спросил Родди, на этот раз гневно, рассерженный тем, что не может принять участия в обсуждении, предмета которого не понимал.

– Тварь с другого уровня существования, называемого Гехенной, – объяснил Фрет. – Баргесты отправляют своих велпов‑детенышей на другие уровни, иногда и на наш, чтобы они питались и росли. – Он помолчал, раздумывая. – Чтобы они питались, – подчеркнутым тоном повторил он, подсказывая решение остальным.

– Женщина в сарае! – таким же тоном произнесла Дав.

Члены ее отряда закивали головами, соглашаясь с этим внезапным открытием, но угрюмый Макгристл упрямо придерживался собственной версии.



– Их убил дров! – прорычал он.

– Сломанная сабля у тебя? – спросила Дав. Родди выудил оружие из складок многослойного кожаного одеяния.

Дав взяла саблю и склонилась над мертвым баргест‑велпом. После осмотра у нее не осталось ни малейших сомнений, что раны, и в особенности смертельный разрез на горле велпа, нанесены именно таким клинком.

– Ты сказал, что у дрова были две одинаковые сабли, – обратилась Дав к Родди, показывая клинок.

– Это мэр так сказал, – поправил ее Родди, – а он опирался на слова сына Тистлдауна. Когда я встретился с дровом…. – он отобрал саблю у Дав, – у него была только одна, та самая, которой он и убил весь род Тистлдаунов!

Родди нарочно умолчал о том, что на ремне у дрова висели ножны для двух сабель, хотя он и был вооружен одной.

Дав покачала головой, не доверяя его умозаключениям.

– Дров убил этого баргест‑велпа, – сказала она. – Раны нанесены такой же саблей, и мне кажется, что эта сабля – родная сестра той, которую ты держишь в руках. А если ты осмотришь трупы гоблинов в передней комнате, то увидишь, что их глотки тоже перерезаны кривой саблей.

– Такие же раны и на телах Тистлдаунов! – огрызнулся Родди.

Дав подумала, что будет лучше оставить при себе нарождающиеся гипотезы, но Фрет, не взлюбивший этого верзилу, высказал вслух общее мнение.

– Они были убиты велпом, который принял обличье дрова! – заявил дворф, вспоминая две цепочки следов на дворе фермы.

Родди сердито уставился на него, и Дав попыталась взглядом остановить разболтавшегося дворфа. Однако Фрет не правильно истолковал намерения следопыта, решив, что Дав восхищена его рассуждениями, и гордо продолжил:

– Это объясняет две цепочки следов: первая, более глубокая, была оставлена ранее бар….

– А как же тварь в ущелье? – обратился к Дав Дарда, уловив желание командира прервать Фрета. – Раны на ее теле тоже оставлены кривой саблей?

Дав незаметно кивнула Дарде в знак благодарности и задумалась над его вопросом.

– Некоторые – может быть, – ответила она. – Но, скорее всего, этот велп был убит пантерой…. – она в упор взглянула на Родди, – кошкой, о которой ты говорил как о помощнице дрова.

Родди пнул труп баргеста.

– Род Тистлдаунов уничтожен дровом! – проревел он.

Родди потерял из‑за темного эльфа своего пса и одно ухо и не желал соглашаться с выводами, которые уменьшали его шансы получить две тысячи золотых, обещанные ему в награду мэром.

Голос, раздавшийся снаружи, положил конец дебатам, к облегчению обеих сторон. Вышедший из пещеры Келлиндил натолкнулся на новые следы, которые он вначале пропустил.

– Отпечаток сапога, – объяснил эльф, указывая на небольшую, поросшую мхом полянку, когда остальные вышли на его зов. – И вот тут, – показал он царапины на камне, явный след потасовки. – Я думаю, что дров подошел к выступу и прыгнул вниз, может быть, преследуя велпа и пантеру, хотя в этом я не очень уверен.

Представив себе картину, которую воссоздал Келлиндил, Дав, Дарда и даже Родди согласились с таким предположением.

– Давайте вернемся в ущелье, – предложила Дав. – Возможно, на его дне мы найдем след, который приведет нас к новым разгадкам.

Родди почесал струпья на голове и бросил в сторону Дав неприязненный взгляд, которым выдал все свои чувства. Его совершенно не интересовали обещанные Дав «разгадки», потому что он уже давным‑давно сделал все необходимые для себя выводы. Насколько поняла Дав, помимо всего прочего, Родди намеревался вернуться из похода с головой темного эльфа.

Дав Соколица была не так уверена в отношении личности убийцы. И для следопыта, и для остальных членов отряда оставались неясными многие вопросы.

Почему дров не убил детей Тистлдаунов во время первой встречи в горах? Если Коннор поведал мэру правдивую историю, то почему дров вернул мальчику оружие?

Дав была твердо убеждена, что именно баргест‑велп, а не дров, зарезал семью Тистлдаунов, но зачем тогда дров отправился в логово велпов?

Может быть, дров был союзником велпов, но их содружество быстро распалось?

И еще одна мысль не давала покоя Дав, которая, будучи следопытом, всегда стремилась защищать гражданское население в бесконечной войне между добрыми расами и чудовищами: неужели дров разыскал велпа, чтобы отомстить за резню на ферме? Дав подозревала, что это так, но не могла понять мотивов, которыми руководствовался дров. Может быть, баргест‑велп, убив семью, растревожил всех фермеров Мальдобара, таким образом сорвав намеченный дровами набег?

И снова детали картины не складывались воедино. Если темные эльфы планировали налет на Мальдобар, никто из них ни за что не обнаружил бы себя раньше времени. Что‑то в глубине души Дав подсказывало, что этот дров действовал в одиночку и что он отомстил за убитых фермеров. Она отбросила эту мысль как излишнее проявление собственного оптимизма и напомнила себе, что темные эльфы отнюдь не славятся подобными благородными поступками.

К тому времени, когда пятеро спустились по узкой тропе и вернулись к телу более крупного велпа, Габриэль уже нашел след, ведущий дальше в горы, – две цепочки отчетливых следов, одну из которых оставил дров, а другая, более свежая, принадлежала двуногому великану, возможно, третьему баргест‑велпу.

– Что случилось с пантерой? – спросил Фрет, испытывая все большее потрясение от своего первого за многие годы выезда за пределы Сандабара.

Дав рассмеялась и беспомощно пожала плечами. Каждая разгадка порождала еще больше загадок.

 

* * *

 

Дзирт не останавливался до наступления ночи, убегая, как он делал это в течение стольких лет, от новой суровой реальности. Он не убивал фермеров, даже наоборот, он спас их от отряда гноллов, но теперь они все равно мертвы. Дзирту некуда было деваться от этого. Он вошел в их жизнь, исключительно по собственному желанию, и вот их нет.

На вторую ночь после встречи с горным великаном Дзирт увидел отдаленный костер, расположенный неподалеку от бывшего логова велпов. Понимая, что это не просто совпадение, дров призвал Гвенвивар и отправил пантеру на разведку.

Не знающая усталости огромная кошка унеслась прочь, и силуэт ее гладкого черного тела слился с вечерними тенями.

 

* * *

 

Дав и Габриэль отдыхали возле костра, забавляясь ужимками Фрета, который старательно чистил жесткой щеткой свою мягкую короткую куртку и все время ворчал.

Родди расположился по другую сторону тропы, надежно устроившись в нише между стволом упавшего дерева и крупным камнем, а пес свернулся у него в ногах.

 

* * *

 

– Ох, ну до чего надоела грязь! – стонал Фрет. – Никогда, никогда мне не отчистить эту одежду! Придется покупать новую. – Он взглянул на Дав, которая тщетно пыталась сдержать улыбку, и обиженно произнес:

– Смейтесь сколько угодно, госпожа Соколица. Платить‑то придется вам, можете не сомневаться!

– То‑то грустный будет денек, когда кое‑кому придется покупать пышное убранство для дворфа, – вмешался Габриэль, и при этих словах Дав прыснула от смеха.

– Смейтесь, смейтесь! – снова сказал Фрет и еще энергичнее принялся орудовать щеткой, пока не протер в одежде дырку. – Пропади ты пропадом! выругался он, бросая щетку на землю.

– А ну заткни пасть! – рявкнул Родди, гася всеобщее веселье. – Ты что, хочешь, чтобы дров напал на нас?

Взгляд Габриэля посуровел, однако Дав поняла, что слова горца хоть и грубы, но не лишены смысла.

– Давай отдохнем, Габриэль, – сказала Дав своему товарищу. – Дарда и Келлиндил скоро вернутся, и настанет наша очередь сторожить лагерь. Я думаю, что завтрашний путь будет не менее утомительным…. – она взглянула на Фрета и подмигнула, – и не менее грязным, чем сегодняшний.

Габриэль пожал плечами, сунул в рот трубку и закинул руки за голову. Это была жизнь, которой он и все его товарищи наслаждались: ночлег под звездами и песня горного ветра в ушах.

Один Фрет ворочался и крутился, бормотал и ворчал, не находя удобного положения на жесткой земле.

Габриэлю не требовалось смотреть на Дав, чтобы понять, что она тоже улыбается. Точно так же ему не требовалось смотреть на Родди, чтобы понять, что непрекращающийся шум заставляет его кипеть от злости. Без сомнения, эти звуки казались незначительными для ушей живущего в городе дворфа, но для тех, кто привык к походной жизни, они были слишком громкими.

Внезапно из темноты раздался свист, в то же самое мгновение пес Родди зарычал, и шерсть на нем встала дыбом.

Дав и Габриэль мигом вскочили и бросились к границе освещенного круга, откуда раздался призыв Дарды. Родди тоже не остался на месте: подталкивая вперед пса, он обогнул скалу и вышел за пределы света, чтобы глаза животного и его собственные смогли привыкнуть к темноте.

Фрет, слишком занятый своими неудобствами, наконец заметил общее волнение.

 

* * *

 

– Что? – удивленно спросил он. – Что такое?

После короткого тихого разговора с Дардой Дав и Габриэль разделились и пошли вокруг лагеря в противоположных направлениях, чтобы убедиться, что никто не проник на их территорию.

– Дерево, – раздался тихий шепот, и Дав припала к земле.

Через миг она различила Родди, хитроумно спрятавшегося между скалой и зарослями. Силач тоже держал оружие наготове, а другой рукой крепко сжимал челюсти собаки, заставляя животное молчать.

Родди кивнул головой в направлении раскидистого вяза, и Дав посмотрела в ту сторону. Сначала следопыт не обнаружила в густой листве ничего необычного, но затем заметила желтые огоньки кошачьих глаз.

– Пантера дрова, – прошептала Дав.

Родди кивнул в знак согласия. Они сидели не шевелясь и наблюдали, зная, что малейшее движение может спугнуть кошку. Через несколько секунд к ним присоединился Габриэль, который безмолвно встал рядом и, проследив за взглядами остальных, уставился в то же самое темное пятно среди листьев вяза. Все трое понимали, что время их союзник: без сомнения, Келлиндил и Дарда уже занимали свои позиции.

Гвенвивар наверняка попала бы в ловушку, но тут дворф с шумом выбрался из лагеря и, споткнувшись, налетел прямо на Родди. Горец чуть не рухнул на землю, и когда он непроизвольно вытянул вперед руку, чтобы удержаться, его пес рванулся вперед с оглушительным лаем.

Подобно черной стреле, пантера слетела с дерева и понеслась в ночную темноту. Однако удача изменила Гвенвивар, потому что ее путь лежал прямо туда, где сидел в засаде Келлиндил, и острое зрение лучника‑эльфа позволяло ему отчетливо ее разглядеть.

Келлиндил услышал гвалт и шум со стороны лагеря, но у него не было возможности узнать, что там произошло. Какие бы сомнения эльф ни испытывал, они испарились, когда до него донесся возглас Родди:

– Убей эту чертову тварь!

Решив, что пантера или ее спутник дров напали на лагерь, Келлиндил выпустил из лука стрелу. Заколдованное острие глубоко вонзилось в бок Гвенвивар в тот момент, когда пантера проносилась мимо.

Затем раздались крики Дав, ругавшей Родди.

– Не смей! – кричала она. – Пантера не сделала нам ничего плохого!

Келлиндил бросился по следу пантеры. Чувствительные к инфракрасному спектру глаза эльфа отчетливо видели пятно теплой крови, выступившее в месте, попадания стрелы и удаляющееся от лагеря.

Дав и остальные встретились с ним мгновение спустя. При виде Родди всегда невозмутимое красивое лицо эльфа исказилось от гнева.

– Ты обманом вынудил меня стрелять, – со злостью сказал он. – Из‑за тебя я ранил существо, которое этого не заслуживало! В первый и последний раз предупреждаю тебя: никогда больше так не поступай.

Еще раз посмотрев горцу в глаза, чтобы подчеркнуть серьезность своих слов, Келлиндил повернулся и пошел по кровавому следу.

Пламя гнева охватило Родди, но ему пришлось сдержаться, потому что он понимал: против него вся великолепная четверка и этот чистюля‑дворф. И именно на него Родди обрушил свое негодование, зная, что никто из четверых не станет оспаривать справедливость его замечаний.

– Когда приближается опасность, держи язык за зубами! – прорычал Родди. А свои вонючие сапоги держи подальше от моей задницы!

Фрет недоверчиво огляделся по сторонам, когда отряд двинулся вслед за Келлиндилом.

– Вонючие? – громко спросил дворф и с оскорбленным видом посмотрел на безукоризненно начищенные сапоги. – Вонючие? – повторил он, обращаясь к Дав, которая остановилась и ободряюще ему улыбнулась. – Скорее всего, испачканные о его задницу!

 

* * *

 

Гвенвивар, хромая, вернулась к Дзирту вскоре после того, как первые лучи солнца показались из‑за восточных гор. Дзирт беспомощно покачал головой, почти не удивляясь тому, что из бока Гвенвивар торчит стрела. Неохотно, но понимая, что другого выхода нет, он достал кинжал, отнятый у квиклинга, сделал надрез и вытащил стрелу.

В течение всей этой процедуры Гвенвивар тихо рычала, но лежала тихо и не сопротивлялась. После этого Дзирт позволил пантере вернуться в ее астральный дом, где раны заживали быстрее, хотя ему и хотелось оставить Гвенвивар при себе. Стрела рассказала дрову все, что ему необходимо было знать о преследователях, и Дзирт не сомневался, что очень скоро пантера снова ему понадобится. Он стоял на скалистом выступе и, щурясь от все более яркого утреннего солнца, вглядывался в изгибы тропы внизу, ожидая увидеть появление нового врага.

Конечно, он ничего не увидел: даже с такой раной Гвенвивар легко оторвалась от погони. Для человека или существа, подобного ему, путь до лагеря Дзирта занял бы много часов.

Но Дзирт знал, что они придут и заставят его вступить в еще один бой, которого он не желал, Он огляделся вокруг, соображая, какую хитрую ловушку можно для них устроить и какое преимущество он может использовать в схватке, которая, как и все предыдущие, наверняка закончится врукопашную.

Воспоминания о последнем столкновении с людьми, о человеке с собаками и других фермерах, внезапно заставили Дзирта изменить намерения. В том случае причиной битвы было непонимание‑преграда, которую Дзирт вряд ли надеялся когда‑нибудь преодолеть. Он не испытывал тогда ни малейшего желания сражаться с людьми, как не испытывал его сейчас, несмотря на ранение Гвенвивар.

Солнце светило все ярче, и дрову, который по‑прежнему чувствовал себя измученным, хотя и отдыхал всю ночь, хотелось найти какое‑нибудь темное и удобное укрытие. Но он не мог позволить себе задерживаться, если хотел избежать боя.

– Долго ли вы будете преследовать меня? – прошептал Дзирт навстречу утреннему ветерку и мрачно, но решительно пообещал:

– Посмотрим.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.015 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал