Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 13. Это была весьма просторная палатка из довольно плотного материала и надежно прикрепленная к земле




 

 

Это была весьма просторная палатка из довольно плотного материала и надежно прикрепленная к земле. Дожидаясь возвращения варвара, Тедра исходила ее вдоль и поперек и изучила все содержимое палатки до последнего дюйма. Она была голодна и злилась от того, что ей приказано оставаться здесь одной под присмотром фембая.

Поскольку приказ был получен в “месте для сна”, то ей пришлось повиноваться. Однако, оставшись в одиночестве, Тедра быстро сообразила, что место для сна было одновременно и жилой комнатой Чаллена — палатка имела только одно отделение — и это значило, что она должна будет повиноваться проклятому варвару и день, и ночь. Не подчиняться его приказам можно было только за пределами палатки, но он ведь мог и вовсе не разрешать ей выходить… Им определенно надо обговорить этот вопрос, помимо разных прочих. Впрочем, похоже, она поздновато спохватилась!

Белый фембай лежал, величественно развалившись на полу, как истинный царь зверей, каковым он, вероятно, здесь и был. По временам он со свистом взмахивал хвостом, при этом его огромные голубые глаза неотступно следили за каждым движением Тедры. Когда живот ее начало сводить от голода, она подумала, не проголодался ли также и зверь. Проходил час за часом, начинало темнеть, и тревога Тедры нарастала.

Когда наконец полог палатки открылся, она почувствовала облегчение, а вид тарелки с едой в руках у Чаллена заставил почти забыть пережитое раздражение. Но она не улыбнется варвару в знак приветствия! Он бросил ее на несколько долгих часов, оставив томиться бездельем в компании с гигантской кошкой, сторожившей каждый ее шаг. А Тедру Де Арр не надо сторожить! Она ведь обещала честно исполнять службу, и, насколько поняла правила, это значило, что она должна повиноваться всем приказам воина — не важно, нравятся они ей или нет.

— Почему ты не открыла гаальские камни, женщина?

— Если я должна была что-то открыть, надо было сказать мне об этом. Я не сую нос в чужие вещи, когда хозяина нет дома.

Искушение, правда, возникало. Не то чтобы этих вещей было слишком много: на полу — большой меховой ковер, или одеяло, — смотря как использовать, рядом — туго набитый меховой мешок и маленький деревянный ящичек. Вот и все, что помещалось на большом пространстве из того же материала, что и стены палатки.

— Значит, тебе нравится сидеть в темноте? — спросил воин, подойдя ближе и поставив тарелку на пол перед меховым одеялом.

— При чем здесь темнота и камни? — удивилась Тедра, но в ответ получила только вздох.

— Воистину ты испытываешь мое терпение, отрицая все очевидное в нашем мире!

— В твоем мире, — поправила Тедра. — Говорю тебе еще раз: это не мой мир!



— Да? И ты, конечно, не знаешь, что такое ящик с гаальскими камнями? Тедра усмехнулась:

— Знаю. Это вон тот ящичек рядом с тобой, поскольку других здесь нет. Ну а что такое гаальские камни?

Варвар не сказал — он показал, открыв ящичек. Палатку залило светом, и у Тедры перехватило дыхание. Она опустилась на колени перед ящичком и увидела в нем пять гладких круглых камешков, сиявших ярким голубым светом. Казалось, палатка освещается солнцем, но при этом на камни можно было смотреть, не щурясь.

— Изумительно! — воскликнула Тедра в восхищении. — Это какой-то источник энергии, да? Интересно, как он в сравнении с круссилиумом, открытым всего несколько сот лет назад? До него наши корабли летали только на гиперскорости, а сейчас мы развиваем звездную скорость — она в несколько раз выше и позволяет намного быстрее добираться до соседних звездных систем. Но эти камни, похоже, чистая энергия! Они горячие?

Чаллен слушал ее с досадливым раздражением, но Тедра не догадывалась о его чувствах. Вместо ответа он поднял один гаальский камешек и положил ей на ладонь. Поразительно — камень был холодным! Он почти ничего не весил, и, когда воин закрыл ящичек, блеск этого оставшегося открытым камешка продолжал тускло освещать палатку. Понятно, что чем больше таких камешков, тем светлее. Как же тогда должны светить по-настоящему большие камни?

Внезапно Тедра вся преисполнилась деловитости:

— Это то, что мы можем покупать у вас, Чаллен! На Ша-Каане много таких камней? Легко ли их добывать?

Варвар забрал у нее камешек, положил его на крышку ящичка и отодвинул ящик подальше от Тедры.



— Ешь то, что я принес тебе. — Вот и все, что он сказал.

— Ну хорошо, ты, возможно, не имеешь права решать торговые дела, но можешь ты по крайней мере ответить на мои вопросы?

— Не надо говорить со мной о торговле, женщина! Ешь, а затем ты поработаешь над моим телом, как тебе было сказано ранее.

Напоминание о массаже сразу вытеснило из ее головы все мысли о торговле. Тедра почувствовала возбуждение при одной мысли о том, что придется дотрагиваться до варвара. Сев на пятки перед тарелкой с едой, она поморщилась при виде больших кусков жареного мяса и горки каких-то кореньев. Аппетит сразу пропал.

— Почему бы нам не начать с массажа? — предложила она, получив в ответ отрицательное покачивание головы.

Разочарование Тедры было почти приятным. В конце концов, чего она ждет? Что ее массаж возбудит его и он наконец займется с нею секс-совокуплением? Да этот мужчина каменный! За целый день Чаллен не проявил к ней ни малейшего сексуального интереса, так почему же он должен проявить его сейчас?

Тедра подняла тарелку и уставилась на еду, пытаясь отогнать сомнения относительно ночи с этим варваром. Не было ни вилки, ни ложки, поэтому она осторожно взяла кусок мяса двумя пальцами, стараясь не думать о том, что еще недавно это было живое существо.

Чаллен откинулся на локоть, полулежа на меховом ковре, при этом он все же наблюдал за ней и видел, какую она скорчила гримасу, когда откусила немного и начала жевать.

— Ты не любишь кизраков?

— Думаю, что смогу привыкнуть к ним за месяц.

— И куда же ты думаешь пойти, когда месяц закончится? — снисходительно спросил воин.

— Ты велел не говорить об этом. Он фыркнул.

— Есть еще другое жареное мясо, если кизрак тебя не устраивает.

Тедра удивилась его великодушию. Ну что ж, по крайней мере в планы варвара не входит заморить ее голодом, как ей казалось в ожидании его возвращения.

— Спасибо, но мне все равно. Главное, что это мясо, а я его никогда раньше не ела. У нас могут придать пище такой же вкус, как у твоего кизрака, и мы даже называем такой продукт мясом. Там, откуда я прилетела, производят мясо различных сортов, с разным вкусом и цветом. Но это не настоящее мясо. Мы прекратили убивать животных много веков назад.

— Ненастоящий мужчина, теперь ненастоящее мясо. Что еще ненастоящее у вас на Кистране?

Чаллен скрыл недоверие за вежливостью тона, и Тедра была искренне признательна ему за это. Но ей надо пользоваться любой возможностью, чтобы рассказывать варвару о чудесах развитых миров — кто знает, может, что-нибудь убедит его в том, что это не сказки?

— Наверное, таких вещей у нас довольно много, просто я воспринимаю их как само собой разумеющееся. Ну вот, к примеру, ручные домашние животные. Почти все настоящие животные вымерли в эпоху Великого Водного Дефицита, а оставшиеся несколько экземпляров, пригодные для использования в качестве домашних, безумно дороги. Далеко не каждый может позволить себе купить их. Зато механические домашние питомцы доступны по цене. Я имею в виду не таких огромных зверей, как твой фембай. Наши не столь экзотичны и более пригодны для комнатного содержания. При этом они сохраняют все особенности поведения того настоящего животного, которого копируют.

— И у тебя есть такой питомец?

— У меня есть Марта, мне и с ней хватает хлопот. К чему мне еще механическая собачка, запрограммированная регулярно гадить на мой ковер? — Чаллен смотрел на нее с веселым недоверием, и Тедра скривилась. — В этом нет ничего смешного, варвар! Знаешь, передо мной стоял выбор: или купить дом за городом, или завести живого домашнего зверя. Я выбрала дом, предпочтя уединение. Для меня вполне достаточно компании Марты и Корта. По если мне когда-нибудь удастся накопить достаточно обменных жетонов для покупки питомца, я, наверное, куплю его.

— Живой домашний зверь стоит столько же, сколько жилое помещение?

Варвар явно не верил ее словам.

— Почти столько. — Тедра усмехнулась. — Разве у вас редкие вещи не ценятся дороже тех, которые есть в изобилии? Ну, например, твои гаальские камни — они что, очень…

— Давай сменим тему! — поспешно оборвал Чаллен.

— Ладно, давай. У меня к тебе как раз есть несколько вопросов. Что будет, если я запрошу покровительства у другого воина еще до окончания срока моей службы? Вы что, подеретесь из-за меня?

— Если ты нарочно хочешь позлить меня, женщина, ты будешь наказана.

Во взгляде воина чувствовалась напряженность, и Тедра улыбнулась:

— Мне просто любопытно, малыш! Как же еще мне узнать ваши правила, если я не буду спрашивать? Правда, тебя, кажется, больше устроило бы ждать, пока я их нарушу, а уж потом сообщать мне о них. Но это несколько поздновато, на мой взгляд.

Варвар провел рукой по волосам. Было видно, что он взволнован.

— Это странно для женщины не знать законов. Все женщины знают законы с младенческих лет.

— Иначе говоря, ты не нарочно ловишь меня в ловушки моего неведения? Видимо, мне надо извиниться перед тобой, варвар! — Это было сказано слишком сухо, чтобы можно было воспринять всерьез. — Ну а как тебе такой вопросик: что будет, если я вызову кого-нибудь на бой, будучи еще в положении проигравшей в поединке?

Воин сел. Ему определенно не нравился ход ее мыслей.

— Ты не сделаешь этого, женщина!

— Нет? И кто мне запретит? А даже если и так, что, если я захочу снова вызвать на бой тебя?

— Ты проиграешь, и твоя служба продлится еще на месяц.

— А если выиграю, получу тебя в распоряжение на месяц. Не боишься мести Тедры, а? В самом деле, какая сладкая мысль! Может, передумаешь наказывать меня опять?

— Нет.

— Мог бы хоть немного подумать, прежде чем отвечать, — невесело откликнулась Тедра. Теперь улыбнулся Чаллен.

— Я уже говорил тебе, как ты должна вести себя, дабы избежать наказания. Других вариантов быть не может.

— “Не может” или “не должно”? Не путай меня! — При этих словах улыбка воина испарилась. — Если я должна повиноваться, я буду повиноваться. Кстати, если я буду жить в этой палатке в течение месяца, тебе придется внести кое-какие изменения в интерьер. Хорошо бы как-то перегородить помещение с тем, чтобы только одна его секция являлась “местом, где ты спишь”.

— В этом нет необходимости.

— В таком случае мы не поладим, дружок! В нашем договоре не было сказано о том, что ты станешь все дни напролет держать меня в своей спальне! Поэтому…

— Это всего лишь лагерь, где мы останавливаемся для охоты в здешних лесах. Завтра на рассвете мы возвращаемся в Ша-Ка-Ра — город, где мы живем.

— В домах, надеюсь?

— Да, в домах. — Он усмехнулся: — Мы не настолько примитивны, как тебе кажется!

— Это спорный вопрос, но я откладываю свои претензии, — сказала Тедра, пристально разглядывая свои грязные ногти.

Варвар засмеялся:

— Пойдем, керима, я провожу тебя к ручью, где ты сможешь помыться!

— Лучше дай мне одежду! Пока ты не дашь мне это ваше “чаури” или по крайней мере ремень, чтобы моя накидка смотрелась более или менее прилично, я останусь здесь, если ты не возражаешь.

— Я возражаю. — В словах варвара Тедра не услышала раздражения по поводу того, что она пыталась ослушаться его указаний. — Тебе надо не только помыться, но и расслабиться.

— О! — Справившись со смущением, она добавила: — Ну, это, конечно, все меняет. Глупо было бы думать, что ванная комната выплывет из стен этой палатки. — Увидев недоуменный взгляд варвара, Тедра сказала: — Не волнуйся! Я и так достаточно удивила тебя сегодня чудесами своего Кистрана. Пойдем!

Она встала, отодвинув в сторону тарелку. Однако Чаллен не сразу пошел к выходу — сначала он подтянул к себе меховой мешок и вытащил оттуда веревку, которой ранее были связаны руки Тедры. Та бросила хмурый взгляд на веревку, затем на воина, однако не подала ему рук. Ухмыльнувшись, Чаллен встал и перевязал веревкой ее талию, при этом он даже одернул по бокам меховое одеяние, которое сразу же превратилось в некое подобие одежды.

Тедра взглянула вверх на воина и улыбнулась.

— Спасибо. Все же ты не такой противный, как я думала!

— Рад слышать, но ты будешь связана опять при въезде в Ша-Ка-Ра.

Тедра сердито сощурилась. Двинуть бы ему сейчас, но нет! Она — проигравшая поединок, и придется сдержать свою руку — пока!

— Тебе не мешало бы поработать над своей тактикой, варвар! — презрительно процедила Тедра. — Умный человек подождал бы до завтра с таким приятным для меня сообщением. Кажется, его ничуть не задел ее выпад.

— Между нами все должно быть по-честному, женщина, поэтому я говорю тебе об этом сейчас.

— И даришь мне целую ночь терзаний по поводу предстоящего позора, через который мне уже пришлось пройти сегодня? Спасибо большое! Как-нибудь обойдусь без твоей дерьмовой честности!

Тедра выскочила из палатки, но вынуждена была стоять и ждать воина, так как не знала, где ручей. Очередной приступ злости заставил ее зубы заскрежетать: подумать только, на этой планете она даже не может позволить себе приличный выход!

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал