Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






МЕТОД НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ




Г.С. Лев, специалист ЦППРиК «Тверской»

Прежде всего, что такое нейропсихология. Нейропсихология – наука о мозговой организации психических процессов. Основоположником нейропсихологии как науки является всемирно известный психолог А.Р. Лурия. Лурия в послевоенные годы изучал изменения в психических функциях, поведенческие изменения, вызванные пулевыми ранениями, другими травмами, опухолями и т.п. – т.е. различные локальные поражения мозга. Очевидно, что после войны подобные исследования были крайне актуальны не только и не столько как представляющие чисто научный интерес, сколько как крайне необходимые в поиске путей восстановления утраченных вследствие травмы функций. Результатом этих исследований стала книга Лурии «Основы нейропсихологии», вышедшая в 1973 г., и обобщившая результаты тридцатилетней работы.

Проанализировав собранный материал по последствиям ранений, опухолей мозга, т.е. материал о непосредственных и отсроченных проявлениях локальной патологии, Лурия выделил три основных функциональных блока мозга:

Первый блок мозга – блок регуляции тонуса и бодрствования.

Для того чтобы обеспечивалось полноценное протекание психических процессов, человек должен находиться в состоянии бодрствования. О том, что для осуществления организованной целенаправленной деятельности необходимо поддерживать оптимальный тонус коры, говорил ещё Павлов. Аппараты, обеспечивающие и регулирующие тонус коры находятся в стволовых и подкорковых отделах мозга. В первую очередь это ретикулярная формация ствола головного мозга.

Второй блок мозга – блок приёма, переработки и хранения информации, поступающей из внешнего мира. Этот блок расположен в наружных отделах коры и занимает её задние отделы, включая в свой состав аппараты зрительной (затылочной), слуховой (височной) и общечувствительной (теменной) областей.

Здесь следует указать основные законы построения коры, входящей в состав второго блока мозга. Во-первых – это закон иерархического строения корковых зон. Например, кратко разберём слуховую (височную) кору. Нейроны первичных (проекционных зон) модально специфичны. Реагируют они только на те или иные конкретные раздражители – слуховые, зрительные, тактильные и т.п. – в зависимости от того, какому анализатору принадлежит эта зона. Так в слуховой (височной) области нейроны первичной зоны реагируют лишь на звуковые стимулы. Над аппаратами первичной слуховой коры надстроены аппараты вторичной слуховой коры, которые расположены во внешних отделах височной области. Вторичные отделы височной коры играют решающую роль в анализе комплексов одновременно предъявляемых слуховых раздражителей. При поражении этих вторичных зон человек теряет способность отчётливо различать звуки речи, при этом сохраняется достаточно острый физический слух. При массивном поражении этих зон пациент воспринимает на слух речь как журчание ручья или шум листвы…. Но познавательная деятельность человека никогда не протекает, опираясь лишь на одну изолированную модальность – зрение, слух, осязание – любое предметное восприятие является результатом полимодальной деятельности. Эта деятельность в онтогенезе изначально имеет развёрнутый характер и лишь затем становится свёрнутой. Поэтому познавательная деятельность должна опираться на совместную работу целой системы зон коры головного мозга. Функцию обеспечения такой совместной работы целой группы анализаторов несут третичные зоны - или зоны перекрытия корковых отделов различных анализаторов. Функция этих зон сводится к интеграции возбуждений, приходящих из разных анализаторов. Третичные зоны задних отделов коры являются аппаратами, участие которых необходимо для превращения наглядного восприятия в отвлечённое мышление, опосредованное внутренними схемами, и для сохранения в памяти организованного опыта.



Мы не случайно особо останавливаемся здесь на этом законе иерархического строения коры. Дело в том, что отношения между первичными, вторичными и третичными зонами коры, входящими в состав этого блока, не остаются одинаковыми в процессе онтогенеза. Так, у маленького ребёнка для успешного формирования вторичных зон необходима сохранность первичных зон, а для формирования третичных – достаточная сформированность вторичных. Поэтому нарушение в раннем возрасте низших зон коры соответствующей модальности неизбежно приводит к недоразвитию более высоких зон коры. Так у ребёнка 1,5 – 3 лет с локальным поражением первичной слуховой зоны коры не происходит развитие фонематического слуха, а, следовательно, не развивается речь при абсолютно сохранном артикуляционном аппарате. В то время как у взрослого единственным симптомом нарушения в этой области – первичной слуховой зоне – является отчётливое повышение порога слухового ощущения на противоположном ухе (проще говоря, на противоположном ухе снижается слух). То есть основная линия взаимодействия зон коры у ребёнка направлена снизу вверх, а у взрослого сверху вниз.



Второй закон – закон убывающей специфичности. Наиболее специфичны, наиболее «модальны», как уже говорилось выше, первичные зоны, наименее – третичные, они являются межмодальными.

Третий закон – закон прогрессивной латерализации функций. По мере перехода от первичных зон коры к вторичным и третичным функция связывается с определённым полушарием мозга. Первичные зоны обоих полушарий мозга равноценны: и те и другие являются проекциями контралатеральных (расположенных на противоположной стороне) воспринимающих поверхностей. Но факторы, связанные со вторичными и третичными зонами латерализованы. Так фонематический слух у (по одним данным у 80%, по другим у 93%) правшей преимущественно контролируется левым полушарием.

Третий блок мозга – блок программирования, регуляции и контроля сложных форм деятельности. Человек не только пассивно реагирует на поступающие сигналы, но и сам активно формирует планы и программы своих действий, следит за их выполнением и регулирует своё поведение, приводя его в соответствие с этими планами и программами. Наконец, он контролирует свою сознательную деятельности, сличая эффект своих действий с исходными намерениями, он исправляет допущенные ошибки.

Аппараты третьего функционального блока расположены в передних отделах больших полушарий, кпереди от передней центральной извилины. Третичные отделы лобных долей фактически надстроены над всеми отделами мозговой коры, выполняя таким образом универсальную функцию общей регуляции поведения.

А.Р.Лурия с сотрудниками, работая над проблемой локализации функций, были вынуждены ввести понятие «фактора». Долгое время исследователи пытались локализовывать сложные психические процессы в отдельных участках мозговой коры. Создавались целые карты таких локализаций психических функций – там были центр настроения, центр счёта, письма, центр творческих способностей и т.д. Лурия (вслед за Джексоном, Анохиным, Бернштейном, Выготским, Леонтьевым и т.д.) говорит о функции как о целой функциональной системе. И минимальной единицей функциональной системы является фактор. Так, например, в речевой функциональной системе выделяют два основных звена: импрессивная и экспрессивная речь. В них, в свою очередь, можно выделить следующие факторы: фонематический слух, объём слухо-речевой памяти, избирательность слухо-речевой памяти, (в системе артикуляции для экспрессивной речи) кинетический и кинестетический факторы. Далее Лурия говорит о том, что локализуется не функция, а фактор. Так фонематический слух локализуют, как говорилось выше, у большинства правшей в левой височной области, зрительный предметный гнозис – преимущественно во вторичных зонах затылочной области правого полушария.

Нейропсихолог, проводя специфичное обследование, пытается вычленить, какие факторы у испытуемого дефицитарны или - применительно к детям – не сформированы. Для этого он проводит обследование по специальным тестам, чувствительным к дефицитарности или несформированности различных психических факторов, по совокупности нарушений проводится синдромный анализ. Ведь выпадение одного фактора влечёт за собой изменение нескольких процессов – всех процессов, которые хоть как-то с этим фактором связаны, но в то же время один и тот же процесс может нарушаться из-за проблем различных факторов.

В нейропсихологии детского возраста нас сейчас интересуют следующие постулаты.

Формирование мозговой организации психических процессов в онтогенезе происходит от стволовых и подкорковых образований к коре головного мозга (снизу-вверх), от правого полушария мозга к левому (справа-налево), от задних отделов мозга к передним (сзади-вперед).

Пиком церебрального функционального онтогенеза являются нисходящие контролирующие и регулирующие влияния от передних (лобных) отделов левого полушария к субкортикальным.

Но все эти процессы станут возможны лишь при условии нейробиологической готовности мозговых систем и подсистем, которые их обеспечивают. Иными словами, развитие тех или иных аспектов психики ребенка однозначно зависит от того, достаточно ли зрел и полноценен соответствующий мозговой субстрат. Следовательно, для каждого этапа психического развития ребенка, в первую очередь, необходима потенциальная готовность комплекса определенных мозговых образований к его обеспечению. Но, с другой стороны, должна быть востребованность извне (от внешнего мира, от социума) к постоянному наращиванию зрелости и силы того или иного психологического фактора. Так, например, чтобы у ребёнка появилась речь, с одной стороны, необходима зрелость определённых зон мозга, с другой стороны, он должен слышать чью-то речь. Если таковая отсутствует - наблюдается искажение и торможение психогенеза в разных вариантах, влекущее за собой вторичные функциональные деформации на уровне мозга.

Около 10 лет назад А.В. Семенович, Б.А. Архиповым с сотрудниками на материале анализа огромного количества детей с различными проблемами (в основном это были дети в пограничном состоянии), были выделены несколько синдромов отклоняющегося развития.

Синдромы несформированности:

1. Функциональная несформированность префронталъных (лобных) отделов мозга.
2. Функциональная несформированность левой височной доли.
3. Функциональная несформированность межполушарных взаимодействий транскортикального уровня (мозолистого тела).
4. Функциональная несформированность правого полушария.

Синдромы дефицитарности:

1. Функциональная дефицитарность подкорковых образований (базальных ядер) мозга.
2. Функциональная дефицитарность стволовых образований мозга. Дисгенетический синдром.

Итак, остановимся на двух последних синдромах, так как, во-первых, на данный момент они наиболее распространены в детской популяции, во-вторых, второй синдром включает в себя все предыдущие.

Среди жалоб родителей детей с недостаточностью подкорковых образований прежде всего выступают эпитеты «ленивый», «невнимательный», «неуправляемый» и т.д. Дети этой группы отличаются выраженной эмоциональной лабильностью (частая смена настроений, то плачет, то смеётся). С раннего детства такой ребёнок излишне чувствителен, капризен, часто неуправляем в поведении, нередко патологически упрям. У таких детей может отмечаться излишняя полнота или, напротив, они слишком худы по сравнению со сверстниками; энурез вплоть до 10-12 лет; изменения аппетита и формулы сна (спит днём и не может заснуть ночью, часто просыпается ночью и т.п.). Они быстро истощаются и имеют неустойчивое внимание. Эти два факта выступают на первый план и в ходе объективного обследования. Часто встречается заикание. Такие дети неловки, долго не могут овладеть операциями, требующими тонкой моторной дифференциации (завязывать шнурки, застёгивать тугие пуговицы, у них очень долго плохой почерк – про них говорят «как курица лапой»); у них, как правило, имеет место обилие патологических синкинезий, дистоний, вычурных поз и ригидных телесных установок. Следует отметить, что именно для этого синдрома специфично первичное нарушение кинестетического праксиса поз, что не встречается в детском возрасте ни при каком другом варианте мозговой недостаточности.

При этом нельзя сказать, особенно страдает какая-либо психическая функция. Ребёнок словно живёт по синусоиде – то спад активности, то фонтан. Сейчас он занимается отлично, отвечает на все вопросы, через час на те же вопросы не может сказать ничего, через два часа снова всё в порядке. Иногда эта флуктуация активности более растянута во времени – день хорошо, через два – опять плохо. Речь, как правило, не просто хорошо развита, но иногда даже представляется несколько вычурной, резонерской. Ярким примером может служить один из мальчиков 8 лет, который, увиливая от тестовых заданий, переводил беседу в обсуждение архитектурных стилей (в которых разбирался совсем неплохо). При этом он демонстрировал явную тенденцию к скандированной речи с элементами дизартрии, а шнурки по просьбе психолога с сопением завязывал минуты три. На фоне явно сниженной общей нейродинамики они демонстрируют нормальную или очень хорошую память, неплохо читают, пишут. Но для всех характерна недостаточность фоновых компонентов психической деятельности: плавности, переключаемости, удержания уровня тонуса.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал