Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Часть 1.




Сегодня Эрика закончила работу раньше обычного. Выйдя из театра, девушка уныло побрела в сторону дома. Небо роняло на землю крупные слезы вечернего дождя. Для конца августа погода была на удивление неподходящей. Привычная жара, собирающая всегда людей на побережьях рек и водоемов, уступила место прохладному ветру и угрюмым осколкам дождя.

Эрика мечтательно вознесла глаза к небу и вспомнила о тех чувствах, что когда-то испытывала к человеку, которого давно уж нет в её жизни. Остался только шлейф умопомрачительных запахов: нотки сладостного ожидания, горьковатого разочарования, томного и волнительного момента единственной встречи, терпких и жгучих слез… Это было очень давно. Но она все еще помнила каждый важный момент.

Ночь. Тишина. И вдруг в этой тишине раздается звонок.

- Алло.

- Привет, принцесса.

- Привет, Хом.

А внутри отголоски прошлого: «…раз я даже не человек, а хомяк. Я конечно допускаю, что это всего лишь слово, которым ты привыкла меня называть, но чтоб тебя, мне это уже надоело!» И это постепенно забылось…И вот они уже представляют будущее на двоих: она непременно хотела забрать в их общий дом своего кота Тиму, а он говорил, что ни за что не купит ей пылесос. Чтобы он, подметая в доме, просила отдыхающего на диване мужа поднять ноги. И такие милые глупости согревали и дарили счастье. «Принцесса» ложилась спать в три часа ночи с улыбкой и просыпалась в прекрасном настроении… Когда-то давно, не сейчас... Сейчас – театр, друзья. Порой скучно, но необходимо.

Эрика тихонько повернула ключ в замке и вошла в холодную одинокую квартиру. Сбросив сандалии, она погладила прибежавшего на шум кота и нажала на телефоне кнопку, чтобы прослушать сообщения на автоответчике.

Первое было от друга Эрики Сержа: Эй, Эрика! Тебе звонила Сара? Набери, когда сможешь. У неё были планы на вечер.

Второе от самой Сары: Привет, малышка! Как вечер думаешь проводить? Не топи горе в дешевом коньяке, я имею на тебя виды. Шучу, дорогая! В общем, мы все тебя ждем к семи на квартире. До встречи!

Третье опять от Сержа: Эрика! Сара должна была позвонить. Я заеду за тобой без четверти семь. Жди!

Больше сообщений не было. Эрика наспех выпила стакан апельсинового сока и направилась в ванную, чтобы принять душ. Под теплыми и мягкими струйками девушка расслабилась и успокоилась после рабочего дня.

Без четверти семь, как и обещал, заехал Серж. По дороге друзья разговаривали мало, но Эрика была совсем не против тишины. Больше всего сейчас хотелось спокойствия, но Сара настаивала на присутствии подруги на этой вечеринке.

В квартире, в которой они обычно собирались, было уже полно народу. Эрика выдохнула и глазами поискала Сару. Она сидела у стойки и потягивала из стакана мохито. На диване сидели Стела, Джейн и Скотти. В кухне гремела посудой Джессика. Кроме тго у окна стоя какой-то незнакомец в больших круглых очках.



Эрика села рядом с Сарой и сказала:

- У Джоника скоро день рождения.

Сара с сожалением посмотрела на подругу.

- Ты будешь его поздравлять?

- Я не знаю! Он сам прервал отношения. И это вроде уже точка. Я не хочу начинать все заново… Но с другой стороны, мне будет стоить больших усилий его не поздравлять.

- Эрика, сделай так, как хочется. Не смотри на остальных. Люди идиоты.

- Сара, я правда не знаю…

- Дорогая, поговорим об этом позже. Мы все тебя ждали. Выпей три капли виски и расслабься.

Эрика выпила. Алкоголь тут же ударил острием в левый висок.

Ближе к вечеру кто-то из друзей предложил сыграть в «бутылочку»… Все сели в круг и игра началась. Друзья беззаботно смеялись, время от времени отпуская пошлые шуточки. Эрика сидела напротив новичка в смешных «бабушкиных» очках, которого Скотти представил как Мэтта. Несчастному было явно не по себе в этой привольной обстановке. Мэтт за весь вечер не произнес ни слова, постоянно поправляя очки и поглядывая на часы.

Эрика искренне жалела новичка, но это не мешало ей над нам посмеиваться. Вечер плавно перетекал в ночь. Игру следовало оканчивать… И только Эрика об этом подумала, горлышко пивной бутылки уверенно оказало на Мэтта. Девушка замерла в ожидании забавного смущения новичка и не сразу поняла, отчего все смотрят на неё и хитро улыбаются: второй конец бутылки указывал на Эрику.

Странную тишину нарушила Сара. Подруга громко засмеялась и спросила:

- Можно я придумаю, что им сделать? Пусть неделю будут общаться как парень и девушка! Получится очень милая пара…

Эрика пнула под столом разгоряченную алкоголем Сару, но та будто бы не заметила нежелания подруги общаться с Мэттом, убедив остальных поддержать свою безумную идею.

- Отлично! Теперь у нас будет о чем посплетничать следующим вечером, - в предвкушении потерла руки Джейн.

Никто не смотрел в это время на беднягу Мэтта. Он покраснел. Ладони вспотели, а коленки еле заметно тряслись. Будь неладен этот Скотти: зачем он заставил его сюда прийти! Ведь Мэтт отказывался и вовсе не желал попасть в ужасное положение. Эрика с ненавистью смотрела на ни в чем не повинного новичка и изо всех сил желала ему, очкарику-ботанику, скорее закончить свой универ и уехать домой, в родное село. Ничто не злило её больше, чем присутствие рядом с ней глупого, непонятного человека, тем более Эрика сейчас переживает тяжелый период в жизни после разрыва с Джоником. И ведь Сара знала об этом! К чему глупые шутки?!



- Сара, я не буду выполнять твои глупые прихоти! – раздраженно сказала Эрика.

- Да брось, - утешительно похлопал по плечу Скотти. – Мэтт неплохой парень. Да и это всего лишь на неделю. Правила игра создавались не для того, чтобы их нарушать.

Эрика встала с дивана и вышла на балкон. На улице было холодно, шел дождь. Девушка закурила и, глядя на тлеющую сигарету, постаралась успокоиться. Сара вышла следом за подругой и тоже закурила. Холодная ночь сверкала звездами сквозь обрывки тяжелых туч. Со стороны шоссе доносился шум проезжающих мимо машин. Этот мир не тревожился чужими проблемами, а потому ему было так легко существовать. Без боли ведь всегда легко. Как и без души. Эрика несколько раз тревожно задумывалась, а умеет ли она любить? Может, ей от рождения этого чувства не дали? Но Хомяк, он же Джоник, научил бездушную Эрику любви. Он аккуратными движениями шлифовал острые углы каменной души. Ранился, порывался бросить начатое. Но что-то останавливало, держало мастера подле своей незаконченной скульптуры. Однажды Джоник переусердствовал, работая напильником, потому как сквозь истонченную каменную оболочку души на землю закапала темно-алая кровь. Ржавое металлическое сердце заскрежетало и неожиданно начало биться. От каждого удара каменные стены все больше разрушались изнутри. Трещинки, вначале маленькие, потом более крупные, расползались от центра по всей оболочке. И уже через минуту от неё осталась лишь пленочка, полупрозрачная серебряная паутинка… Сквозь неё было видно блестящее металлическое сердце. И по сосудам, сотканным из ничего, разливалась по ожившему телу кровь. Любовь медленно заполняла каждый уголок души, восстанавливая атрофировавшиеся чувства. Уязвимость не была страшна, пока рядом был Джоник. Но полной неожиданностью был удар, нанесенный по протянутой руке полупризрачного существа с металлическим сердцем. Он будто острием разорвал паутинки, удерживающие составляющие частицы слабого безропотного создания. Металлическое сердце упало и раскололось на части, а безликий призрак трясущимися пальцами собрал остатки души ушел глубоко-глубоко в темную пещеру, чтобы никто не смог больше уничтожить его любовь.

Гроза сверкающей плетью ударила по ватным спинам тяжелых туч. Земля задрожала от резкого толчка… Эрика почувствовала теплое прикосновение к своей руке. Это была Сара. Подруга серьезно посмотрела на уставшую Эрику, не говоря ни слова, чтобы не погрузиться в вязкую тишину с головой. Первой молчание нарушила Эрика:

- Я не знаю смысла твоих действий, даже пытаясь понять – ничего не выходит. Но ты моя лучшая подруга и стала ей неспроста. Я доверяю тебе, а значит доверяю твоим действиям.

- Эрика… - хотела перебить подругу Сара, но та знаком попросила молчать.

- Пусть будет так, как ты задумала. Мы с Мэттом на неделю станем парой!

С этими словами Эрика зашла в комнату, потом попрощалась с друзьями и вышла на улицу. Дождя ещё не было, но гроза упорно приближалась. На соседней улице подростки, косящие под панков, орали песни под гитару в стиле альт группы Amatory. И всего лишь несколько аккордов, извлеченных из шестиструнной неумелыми неопытными пальцами, напомнили Эрике о давно забытом дне юности…

Раннее весеннее утро. Солнце, задумчиво поглядывая с неба, разбрасывает тонкие лучики. Вставать с кровати рано, но Эрика уже не спит. Она ждет звонка от человека, который обещал её разбудить. Наконец, заиграла песня про белогривых лошадок, стремительно скользящих по гладкому небу. Эрика схватила трубку и услышала на другом конце сонный голос Джоника. Девушка вышла на улицу и осознание того, что именно в этот момент их связывает не только телефон, но еще и общие ощущения, прохладный хрустальный воздух, островато-нежные лучи солнца, мягкая влажная трава, поразило её до глубины души. Эта секунда наполнилась этакой непошлой интимностью, заботой и будто бы детской непосредственностью. Ровно как и тот момент с пылесосом, который Джоник упрямо не хотел покупать своей будущей жене.

Убедившись, что Эрика проснулась и встала с кровати, Джоник попросил разбудить его через полчаса и пошел спать..

По истечении положенного времени девушка набрала знакомый номер… Ванильные слова и трепетно-незабываемый голос сонного Джоника, которые в тот момент мешали Эрике ровно нарисовать стрелку, вспоминались сейчас с чувством таинственной грусти…

Воспоминания рассыпались и образ Хомяка, так некстати пришедший в голову, растаял, когда Эрика почувствовала робкое прикосновение чей-то руки к своей. Это был Мэтт.

- Сара сказала мне, что ты согласна, - без предисловий выдал новичок.

Эрика с жалостью и раздражением одновременно посмотрела на очкастого недотепу и резко ответила:

- Я не собираюсь тратить на тебя все свое свободное время. Мне плевать, что тебе сказала Сара. Давай поступим так: не будем утруждать друг друга и надоедать своим присутствием. Будем вместе только перед ними. Поверь, у меня нет ни сил, ни желания тесно общаться с таким… полуботаником, как ты!

Мэтт покраснел и медленно произнес:

- Ты так высоко себя возносишь! А ведь проблема твоя заключается именно в том, что ты считаешь людей обязанными тебе. Никто, поверь, никто не захочет, чтобы рядом с ним была высокомерная эгоистка. Ты считаешь себя звездой? Спустись на землю! Что бы ни случилось в твоей жизни, – и мне глубоко параллельно что именно! – ты первым делом опустишь руки. Знаешь, ведь даже для самоубийцы, пока он преодолевает расстояние между своим балконом и землей, предоставляется куча шансов спасти себя: бельевая веревка, дерево, подоконник на худой конец. Ты упрямо отвергаешь все шансы. Так и разбивайся уже о свой асфальт. До свиданья!

Во время этой тирады Эрика несколько раз пыталась прервать Мэтта. Но тот не давал вставить слова. Эта ошеломительная речь просто-напросто огорошила не ожидавшую такого отпора девушку.

Глядя на уходящего Мэтта, Эрика почувствовала одновременно подавленность, так как в этих словах была все де доля правды, и злость, потому что никто раньше не говорил ей такую критичную правду.

Начинал моросить назойливый осенний дождик. В воздухе пахло тоскливым увяданием природы, последними солнечными лучами, впитавшимися в ковер опавших желто-оранжевых листьев, приторными слезами дождя, оплакивающего подобную смерти длительную кому всего живого. Дорога словно покрывалась мелкими пылинками растертого стекла. Эрика поспешила домой.

В квартире было холодно и пусто. Сбросив насквозь промокшую одежду, девушка прошла в ванную и залезла под душ. Теплая струя воды с обволакивающей мягкостью растекалась по телу. И даже такое обыденное принятие ванны напомнило о Джонике. О первом разговоре по телефону с ним. Когда они болтали часа три кряду. Эрика безумно хотела спать (на часах было три ночи), но прекращать разговор не хотела. И несмотря на то что ей нужно было рано вставать на следующий день, она продолжала разговаривать о Вини Пухе, внуке Нострадамуса, Сове из того же мультика, о её фразе «Я не чихала!», и о других детских кинолентах, снятых ещё в советские годы. Во время разговора Эрика умудрилась принять душ, такой же приятно обволакивающий, чтобы собеседник ничего не заподозрил, ведь в таком случае он прервет разговор и неизвестно позвонит ли ещё раз…

Выйдя из душа, Эрика выпила теплого молока с половинкой шоколадного кекса. Затем легла в кровать и почти сразу уснула. Несмотря на неудачно прошедший день, сон пришел очень быстро, увел в свое волшебное царство несбывшихся желаний, детства, безмятежности и покоя…

Сладостную тишину прервал треск будильника. Эрика быстро собралась и пошла на работу. Погода на улице была ясная, однако вчерашний дождь оставил после себя навязчивый запах сырости, который, смешиваясь с запахом осени, рассеивал в воздухе томную грусть.

Днем позвонила Сара. Сказала, что Мэтт вчера забыл в квартире свой ноутбук и куртку. Затем, немного помолчав, Сара добавила:

- Эри, прости меня за вчерашнее. Я не думала, что ты так воспримешь эту игру. Я действительно хотела тебя просто отвлечь от Джоника. Но если Мэтт тебе очень противен, ты можешь и отказаться, ведь это просто шутка!

Эрика молчала.

- Скажи хоть что-нибудь! – воскликнула Сара.

- Я не могу передать Мэтту вещи, мы вчера поссорились. У меня даже номера телефона его нет, - пробормотала тихо Эрика.

- У Скотти должен быть его номер. Я напишу его тебе в СМС?

- Окей, - сказала Эрика и отключилась.

Остаток дня Эрика была занята репетициями, примеркой костюма для нового спектакля и заучиванием речи. Домой девушка пришла, когда уже почти стемнело. Не успела она переступить порог квартиры, как зазвонил телефон. Эрика, включив громкую связь, ответила. Это была Сара:

- Я привезла тебе днем вещи Мэтта. Они у тебя в комнате на столе.

- Черт. Я уже совсем забыла об этом. Сара, а телефон? Номер ты взяла? – устала спросила Эрика.

- Да. Сейчас пришлю сообщением. Ты была сегодня в театре?

- Была. У нас новая постановка. Ужасно устала… - пожаловалась она подруге.

- Ну, тогда отдыхай. Только Мэтту позвони. Скотти телефон выключил и ушел к Джейн. А новичок никого кроме него из компании толком не знает…

- Хорошо, Сара. Я наберу.

- Спокойной ночи, дорогая.

Эрика выпила горячего кофе и вышла на балкон. Небо было ясным, поэтому каждая звездочка, окруженная собственной фасцией, сотканной из игры света и тени, купалась в осколках бриллиантово-прозрачных атомов атмосферы. Прохладный воздух ласково окутывал оголенные руки и ноги Эрики, слегка пощипывая. Город постепенно покрывался, как аллергической сыпью, яркими огоньками уличных фонарей. По венам его двигалось все меньше машин… Город уходил во власть сна.

Эрика зашла в комнату и с опаской посмотрела на вещи Мэтта, будто они могли выдать ему какую-нибудь грязную тайну о девушке. Взяв в руки телефон, она хотела набрать Мэтту, но вдруг ей стало стыдно за то, что наговорила бедняге новичку гадостей прошлым вечером.

Несколько минут Эрика слонялась по квартире, собираясь с мыслями, чтобы позвонить-таки Мэтту. И внезапно взгляд упал на ноутбук, мирно лежавший на столе… Любопытство взяло верх над разумом, и через минуту Эрика уже нажимала кнопку, чтобы запустить сердце бездушной машины.

Как на странно ноутбук был не запаролен. На рабочем столе почти не было папок и документов. Но немного поискав, Эрика нашла все-таки нужную информацию. Так… Какие-то фотографии. Качество неплохое. Рисунки? Интересно, что за художник. Выполнены то ли углём, то ли простым карандашом, то ли и тем и другим. Постойте-ка. Это рисунки Мэтта! Так талантливо.

Дальше музыка… Посмотри. Подборка хорошая. Немного классики, рок, инструментал.

Последняя папка, заинтересовавшая девушку, - «Творчество». Так… «Публицистика. Статьи», «Стихи», «Проза»… Вот это парень! Никто и подумать не мог, что он такой одаренный.

Эрика из любопытства прочитала несколько работ. Девушку удивило, что они были написаны, в большинстве своем, не на научные темы. В стихах романтические нотки тесно переплетались в целостную картинку с жизненными моментами истинной грусти. В прозе преобладал фантастический жанр, однако встречались и другие.

Через полтора часа Эрика оторвалась от экрана ноутбука. Налив в чашку кофе, девушка вышла на балкон, села в кресло и набрала номер Мэтта.

Вначале трубку никто не брал, но через некоторое время на другом конце раздался тихий голос новичка.

Эрика представилась и спросила, когда Мэтт сможет забрать свои вещи. Новичок попросил назвать адрес и сказал, что приедет в течение часа.

Время тянулось медленно. Иногда Эрике казалось, что часы и вовсе остановились. По циферблату прыгали отблески уличного фонаря, свет которого проникал через щели между занавесками. Покусывая ногти, Эрика держала в руках чашку с остывшим кофе и думала о новой постановке в театре. С каждым разом людей приходит все меньше и меньше. Их группа явно не пыталась завоевать уважение публики, потому что репетиции зачастую отменялись, режиссёр-постановщик время от времени уходил в запой, а единственный более или менее приличный актер по прозвищу Толстый Джек покинул театр год назад. Теперь он работает в другом театре и участвует, в основном, в постановках для детей, так как у него очень хорошо получается играть как добрячков, так и злобных пиратов и разбойников.

Зарплата в театре не такая уж большая, да и самой работой Эрика ничуть не дорожит. Актриса из неё мягко говоря средненькая. Не звезда, конечно, но не особо сложную роль сыграет. В возрасте, когда нужно было определиться с профессией, Эрика пошла туда, где нужно было меньше учить. Зубрежку она ненавидела со школьных времен…

В навязчивой тишине раздался телефонный звонок. Это был Мэтт. Он ждал у подъезда.

Эрика быстро оделась и вышла на улицу. Отдавая вещи Мэтту, девушка предложила ему зайти, но парень ответил резким отказом, сел в такси и уехал.

Эрика постояла немного на улице, вдыхая холодный осенний воздух, а затем зашла в квартиру. Перед сном она выпила немного мартини и почувствовала неприятную боль в области живота. Это было одиночество, которое в последнее время часто выбиралось из потаенных уголков организма Эрики и своеобразной болью напоминало о себе…

Накрывшись одеялом, Эри подтянула колени к животу и уткнулась носом в подушку. К горлу подкатывали удушливые слезы и тошнота, в животе бушевало одиночество, мозг окутан горячим месивом алкоголя. Сон долгое время боролся с ним, но потом все же прокрался в организм и прервал связь с реальностью. Стало легче…

Утром Эрику разбудил звонящий телефон. Это была Сара. Подруга спросила, приезжал ли Мэтт.

- Да, он забрал вещи и уехал, - сонно ответила девушка.

- Ясно. Кстати, почему ты еще спишь? Разве нет репетиций в театре? – спросила Сара.

- Нет.

Наш руководитель, кажется, опять ушел в запой. Такое ощущение, что эта задумка не будет доведена до конца. Да и идея постановки хиленькая какая-то. Может, мне легче уволиться?

- Хей, Эри! Куда же ты пойдешь работать? Официанткой или стриптизершей? – насмешливо спросила подруга.

- Ну почему сразу так… Я не знаю. У меня есть кое-какие сбережения. Так что я смогу прожить без работы месяца четыре, а то и полгода. А там посмотрим… А мы сегодня собираемся вечером?

- Скорее всего нет. Скотти приболел, Джейн будет с ним. А без них как-то не весело. Если я успею, я заеду к тебе после работы. Хорошо?

- Хорошо, - сказала Эрика и отключилась.

Сара работала медсестрой. Мечтала, конечно, выучиться на врача, но жизнь распорядилась иначе. Вначале умер отец, затем заболела мать. Сара металась между универом и домом. А потом не выдержала и забрала документы. И вот несколько лет прошло, а Сара все равно хочет в этом году попробовать поступить заново и осуществить мечту.

Эрика поднялась с постели и раздвинула шторы. За окном лил мерзкий дождь. Хорошо все-таки, что репетиция отменена…

Эрика пробездельничала весь день. Вечером пришла Сара . девушка была немного уставшей, но это не мешало ей развлекать заскучавшую подругу. Эри была очень задумчива, пролила кофе, часто оговаривалась и даже грустила. Сара несколько раз спрашивала у подруги, в чем причина, что же произошло за прошедший день… Но Эрика рассказала от том, что заставило её грустить, лишь под конец вечера. Оказалось, что у Джоника был сегодня день рождения. А на поздравления Эрики бывший её любимый человек ответил простым «Спасибо».

Сара посмотрела на подругу с некоторым, мягко говоря, удивлением и спросила:

- Прости, конечно, Эри, но ты идиотка?! Зачем тебе нужен это человек!

Эрика смущенно пожала плечами и ответила:

- Он мне не нужен. Я просто ожидала другого от человека, которому я отдала столько своих мыслей!

- Ооох… Чувствую, ты не скоро выкинешь из головы Джоника. Тебе полегчает, если я скажу тебе, что он вернулся к своей бывшей? – спросила Сара.

- Да не особо уж. Мне бы полегчало, если бы он хотя бы позвонил и извинился, а не прислал сообщение в сети.

- Ну это никто из нас не в силах изменить, так что перестань ныть. Боже, да соберись ты уже, тряпка! – в сердцах воскликнула Сара.

Эрика грустно покачала головой и молча вышла из комнаты. Через пару минут она вернулась, и Сара заметила мокрую дорожку слезы на щеке подруги.

- Ладно, прости меня, Эри… - виновато сказала девушка.

Эрика опять же молча достала из шкафа два стакана и налила в них кальвадос. Было странно смотреть, как девушка топит слёзы в алкоголе, потому что ранее она пила не так уж часто, а сейчас чуть ли не каждый день.

С тех пор как Джоник исчез из жизни Эрики, прошло всего лишь несколько недель. Через время все конечно же забудется, но станет ли девушка такой, как была раньше…

Сделав глоток из стакана, Сара отказалась допивать до конца. А потом засобиралась домой и тихо ушла. Эрика не настаивала, чтобы та осталась. Хотелось побыть в одиночестве.

О какими бывают долгими те ночи, когда хочется спать, но пасть в объятия сна не позволяет какая-то навязчивая мысль. У Эрики эта мысль была о Джонике и о своем ничтожном положении. Но говоря честно, она верила ему, но не доверяла до конца. После того как он несколько раз её обманывал и предавал, девушка все же подсознательно ожидала какого-то подвоха. И не зря…

Но к черту Джоника! Сам факт, что об неё вытер ноги какой-то фетишист, восхваляющий свою бывшую будто она – небесное светило…

Постепенно прошлое покрывалось налетом настоящего и частично будущего. Разгоряченный мозг отвергал стремления познать необъятность земного наслаждения и упрямо держал мысли в оковах обыденности. Но не было ни потаенного желания убежать или разорвать цепи, ни яростного желания доказать миру что-то. Всего лишь какое-то удивительно вялое спокойствие и убежденность в правильности своего поведения.

«Расскажи нам что-то. Открой свою тайну…» - шептали сквозь стекла капли ночного дождя. Но потом вдруг все стихло…

Привыкшая к покою душа, встала с колен и с бешеной силой попыталась выбраться из опостылевшей оболочки. Рычание и визг, царапины и ожоги… Душа сквозь ребра рвется наружу, но крепкое тело насмешливо сковывает её движения. Опять замки, тяжелые цепи…

Эрика сидела на холодном полу в темной комнате. Рядом ошивался кот Тимка. Сквозь шторы просачивался назойливый серебристо-медный шум дождя. На раскрытую страницу книги упали две слезинки. Старая бумага мгновенно впитала чужую грусть пожелтевшими волокнами.

«Расскажи мне…» - шептала невидимая луна.

На страницах прошлого было столько ошибок, помарок, исправлений… Хотелось бы переписать, но невозможно. И нужно ли переписывать? Рано или поздно все забудется… И мерцающие звезды, единственные кто слышал её ночные терзания, и пошлые лапы дождя, от которого она когда-то пряталась, и заботу и ласку сна, который лечил так усердно душевные раны.

«Я не расскажу тебе!» - подумала Эрика.

Постепенно боль угасала, плавилась как воск над ярко-желтым пламенем. Иглы, так глубоко засевшие в теле, выходили теперь вместе с каплями застоявшейся крови. Грусть отступала…

Именно в эту ночь Эрика почувствовала, что её действительно отпустило. Она оправилась от действия этого наркотика. Впервые за последнее время она вздохнула свободно… Девушка вышла на балкон и вылила остатки кальвадоса из стакана за окно. Посмотрела на небо: у горизонта теплился солнечный огонек. Рассвет. Эрика даже не заметила, как закончился дождь.

Расплываясь мягким слоем, солнце охватывало теплыми лучами истерзанную душу. Это начало чего-то нового. И возможно, хорошего…

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.014 сек.)Пожаловаться на материал