Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Г.Ф.Лавкрафт

Эхо

«Человеку в этой жизни трудно обойтись без тайн и старинных легенд, без тех сказочных историй, что по ночам нашептывают друг другу планеты»

Г.Ф.Лавкрафт

«Загадочный дом на туманном утесе»

Пролог:

Никогда бы не подумал, что в один прекрасный день я снова сяду писать. Эх, как же давно это было, еще в школе кажется. Ну да, точно, это были два фантастических рассказа, сейчас уже и не припомню их названия. Впрочем, сейчас не об этом.

Несколько дней назад, произошла очень странная встреча, если то что произошло можно вообще назвать встречей, а не каким-то наваждением. Все эти дни мои мысли заняты только ей, и я понял, что мне нужно ее перенести из головы на бумагу. Возможно, это поможет мне лучше разобраться в том, что же я тогда видел.

_____________________________________________________________________________________________

 

 

Шел 21** год, гражданская война, разразившаяся почти десяток лет тому назад, заканчивалась, но до сих пор в отдаленных районах федерации происходили вооруженные стычки. Война была разрушительной, люди не скупились использовать самое мощное и передовое оружие массового уничтожения. Казалось еще немного и мы просто истребим себя как вид.

В тот день наш транспортер, мерно покачиваясь под тяжестью собственной брони, возвращался из патруля.
Солнце уже почти зашло и горизонт в заднем окне сиял мягкими оттенками розового. Зачаровывающее зрелище и я не отрываясь им любовался. Пожалуй, это то немногое чему можно было радоваться, вдалеке по сторонам от дороги, то и дело выплывали остовы разрушенных тысячаэтажников, напоминая собой надгробные плиты, что вполне соответствует печальной действительности, ведь никто даже примерно не знает сколько жертв первой волны лежит у их подножия.

Пребывая в этих размышлениях, я услышал странные скрежетания откуда то снизу, транспортер несколько раз дернулся и сбросил скорость. Мы остановились на обочине, водитель, он же шкипер нашей группы, матерясь на показания внутренних сенсоров машины, вышел наружу дабы лично проверить верность их показаний. Показания оказались верными и нам грозил ночной ремонт. Местность, в которой мы находились хотя и была достаточно удалена от военных действий, но даже в этих местах мы не были застрахованы от встречи с разведывательным дроном, а то и с чем похуже. По показаниям бортового навигатора в нескольких километрах дальше по шоссе, начинался лес с небольшим населенным пунктом, которые не имел своего идентификатора, что в наше время было очень странно. Но выбора у нас не было.



Машина медленно продвигалась к пункту назначения. Темнота сгущалась. По мере приближения к этому лесу мы стали замечать остатки каких-то конструкции явно искусственного происхождения, то и дело попадающиеся то справ то слева, а подъехав еще ближе начали различать углы домов, которые выступали из леса. Дома были очень необычные, блочные на некоторых сохранилась кафельная облицовка, высотой в 6-8 этажей не больше, таких не строили уже добрую сотню лет. Заехав в лес мы очутились на старой заросшей улице, выйдя из транспортера и оглядевшись нам стало понятно, что мы находимся в старом райцентре, как-то так это раньше называлось. Он буквально утопал в растительности. Сосны буквально проросли сквозь часть домов, которых было немного. От деревянных построек остались только металлические конструкции. В воздухе витало запустение и тоска. Здесь уже много лет не ступала нога человека.

Машину отогнали к одному из домов, начали ремонт. Тишина была буквально осязаема, казалось можно услышать стук сердца сквозь снаряжение и экзосклет. Поскольку надобности во мне во время ремонта не было, ну по крайней мере пока кто ни будь не сломает себе палец, я решил лучше изучить этот странный реликт, в котором по воле случая мы оказались. Я направился к центральной части населенного пункта, посмотреть, что там сохранилось. Чем ближе я к нему подбирался, тем отчетливее вокруг меня становились разрушения, особенно обращала на себя внимание сильнейшая эрозия. Не доходя примерно 500 м до цели, я наткнулся на практически сравнявшиеся с окружающим ландшафтом остатки кратера, видимо когда-то очень давно сюда угодил один из снарядов с химическим реагентом, как еще можно было объяснить природу такой сильной эрозии, размышлял я.



Становилось прохладно, стемнело. Нужно было возвращаться. Я включил софиты на экзоскелте, чтобы не угодить в яму, коих тут было не мало. Наш отряд развел костер, я собирался примкнуть к товарищам, как вдруг услышал лай собаки, откуда-то из-за спины. Я навел трикодер в сторону звука, никаких живых существ помимо нашей группы он не показал. Обычно показания трикодера точны, но я чувствовал, в этот раз что-то не так. Мы с братом взяли плазменные винтовки и пошли выяснять в чем дело. Трикодер по-прежнему молчал. Мы опять услышали лай, на этот раз ближе. Впереди, в 10 м от нас был угол одного из домов, наиболее сохранного. Кое где даже стекла были еще целы, кафельная облицовка, насколько хватало света наших софитов, была цела практически везде. Вдруг из-за угла выбежала маленькая собачка с красным ошейником и, судя по блеску, металлической биркой. Мы встали и не шевелились, показания трикодера были однозначными – впереди ничего нет. Нету! Но перед нами явственно стояла маленькая собачка, свесив язык и махая своим хвостом. Судя по виду это был йоркширский терьер, но откуда здесь ему взяться? Собачка тявкнула пару раз и скрылась за домом. Мы пошли за ней и оказались на дорожке с остатками старого асфальта, протянувшейся вдоль всего дома. Глянув вверх мы совсем оторопели – из окна на 3 этаже бил луч света! Я вернулся немного назад и пригляделся к остальным домам, вдалеке виднелись окна из которых лился тусклый свет. Кто тут может жить?

И почему молчит трикодер и сенсоры дальнего радиуса у транспортера? Все это было решительно непонятно. Снова послышался лай пса, на этот раз из дальнего подъезда. Мы поспешили туда. На третьем этаже этого подъезда было освещенное окно. Дверь поддалась со скрипом, внутри было тихо и прохладно, я осмотрел почтовые ящики, которые в два ряда тянулись вдоль стены. Та же эрозия, но значительно меньше и толстый слой пыли свидетельствовали, что ими не пользовались уже много лет. На полу разбросано разбитое стекло, куски какой-то такни, старые банки, истлевший мусор. Я почувствовал знакомый и одновременно пугающий запах, то был не запах тлена, напротив, запах выпечки, а точнее печенья! Лифта тут не было. Теряясь в догадках, мы стали подниматься, выйдя на площадку третьего этажа осмотрелись, мусора практически не было, как и плашки с номером этажа, справа была приоткрытая дверь из-за которой слышались звуки радио и пробивалось лезвие света, рассекавшее сумрак этого места, а внизу высунутая мордочка нашего знакомого йорка, которая тут же скрылась за ней. Мы открыли дверь, прямо впереди была освещенная комната, аккуратно обставленная старинной мебелью, с массивным столом по центру, на котором стояли чашки с чаем, печенье, пряники и прочие сладости, так хорошо знакомые мне с детства. Справа коридор упирался в еще две двери, за которыми очевидно скрывалась уборная и ванна. Я прошел вперед и тут же услышал голос откуда-то справа, наверно с кухни, в этот момент из-за угла вышла миловидная бабушка с подносом, на котором было свежее печенье.

– Ооой Мушаня, смотри какие у нас сегодня гости! – радостно воскликнула бабушка. – Ну чего встали как не родные, давайте, проходите к столу, чайку попейте, будьте как дома. Устали пади с дороги то?

Мы стояли как вкопанные. Немного взяв себя в руки, сложили оружие у входа и закрыли дверь. Бабушка продолжала суетиться вокруг стола, приговаривая что-то про поздний час и наш усталый вид.

– Ну чего же вы миленькие, берите пряники, берите печенье - только что испекла, все свежее вкусное! Чего так припозднилось то родненькие?

Я попробовал чай, он действительно оказался очень вкусным, и я с удовольствием принялся уминать печенье, которые подсовывала добродушная бабушка. Брат то и дело посматривал на немой трикодер и удивленно чесал затылок. Свой я отложил на окно, т.к. пользы от него все равно никакой. Мы рассказали бабушке о нашем злоключении с транспортером и необходимостью ремонта в этих местах. Звали ее баба Шура, а собачку Муха. Оказалось, что живет она здесь очень давно и никогда не покидала этих мест. Когда-то это был живописный уголок, радостные крики детей доносились из-за окна, пели птицы, по утрам люди спешили в цеха, а вечером собирались во дворах и обменивались новостями и сплетнями. Но в один прекрасный день что-то тут произошло, люди пропали и больше сюда никто не приезжает, только редкие прохожие вроде нас забредают в этот уголок.

Мы болтали и болтали, бабушка то смеялась, то охала, то качала головой и давала свои житейские советы, в ней было что-то очень знакомое, что-то, о чем я уже забыл, но я гнал эти мысли прочь и без того во всем этом хватало непонятного. Комната, в которой мы находились была не большая - вдоль стены высились массивные книжные шкафы, заставленные книгами. Настоящими книгами, из бумаги! А не какими-то поделками из дешёвого синтетического пластика. Рядом с ними вплотную к стене стояла кровать, на которой и сидела бабушка. Мы сидели на деревянных стульях, а где-то под ногами бегал песик, в конце концов улегшийся мне на ботинки. На стене висел ковер. Все это напоминало картинку одной из программ галодека по истории, таким непонятно-сказочным это казалось. Уже под утро, когда мы доели последние печенья, запищал коммуникатор:

– Ну и где носит ваши задницы!? – раздался голос шкипера. – Мы закончили и через 20 минут выдвигаемся!

Пора собираться, признаюсь мне не хотелось уходить, тут было уютно и тепло, что-то очень родное и близкое, едва уловимое поселилось в этих стенах. Но порядок есть порядок, мы собрали наши винтовки и попрощавшись с бабой Шурой, спустились вниз.

Транспортер был исправен и шел на разворот, мы забрались внутрь и тут глядя на трикодры своих товарищей вспомнил про свой, оставленный на окне.

Мы подогнали машину к подъезду, и я пошел за своим прибором, поднимаясь на третий этаж я ощущал какое-то изменение в обстановке, очутившись на площадке этажа я понял в чем дело – тишина, абсолютная тишина. Не звучит радио, не слышно пса, не пахнет выпечкой. Ничего. Только эта мертвая тишина и могильная прохлада. Я подошел к уже знакомой мне двери, потянул на себя. Она со скрипом поддалась, все что я увидел дальше было похоже на бредовый сон. Полутьма, облупившаяся краска, истлевшие обои, на полу осколки стекла. Там, где справа еще несколько минут назад были двери, их нет. Сорваны. Внутри вывороченная сантехника. Повсюду толстый слой пыли. Но не это меня поразило до глубины души. В центре комнаты стоял стол, на нем стояло блюдце, с несколькими печеньями, а под блюдцем лист бумаги и какой-то металлический предмет размером с небольшую монету, скатерть которой он был накрыт истлела и осыпалась на пол, один стул рассыпался, второй все еще стоял. Вокруг валялись осколки сервиза, из которого мы еще недавно пили чай. Шкафы напоминали выпотрошенных животных, а их содержимое беспорядочно валялось на полу радом с диваном. Я вошел в комнату что бы поближе рассмотреть листок и этот предмет. Но прежде я бросил взгляд на диван, тот самый на котором сидела эта добродушная бабушка – у самой стены лежал скелет в сильно истлевшей женской одежде. В ее руках виднелась меленькая кучка костей, с поблекшим от времени кругляшом ошейника. Я не мог пошевелится, ноги перестали слушаться, и я качаясь опустился на стул. Он тяжело скрипнул, но не рассыпался. Я сидел и тупо смотрел на диван. Писк коммуникатора отрезвил меня, и я перевел взгляд на стол. В центре стола, ближе к краю у которого я сидел стояло совершенно целое и чистое блюдце, на нем несколько печений, на листе бумаги виднелся текст, а рядом лежал тот самый металлический значок, который так блестел при свете наших софитов. Печенье оказалось еще теплым, отодвинув блюдце я начал читать:

 

«Не грусти, не печалься милок, скушай это печенье, я готовила его специально для тебя - обещаю, ты не успеешь доесть и первое из них, как тебе сразу станет легче. А что бы хворь всякую отгонять, подарю тебе этот значок, когда тебе на сердце ляжет грусть и некому будет слово ласкового сказать, ты посмотри на него и уйдут мысли дурные. Мушаня всегда мне помогала и тебе поможет. Теперь тебе пора идти. Не забывай, пиши.»

Твоя бабушка Шура

Я взял значок в руку и внимательно его осмотрел, на задней его стороне была выгравирована забавная косточка, а спереди написано «Муха». Он тоже был совсем новым. Снова запищал коммуникатор, я сообщил что уже спускаюсь. Я ссыпал печенье в гермопакет, блюдце положил в ранец, туда же отправилась и чашка, после того как я выпил еще теплый чай. Немного пошатываясь, я побрел прочь из этой квартиры. Внизу меня ждали испуганные моим видом товарищи, взяв меня под руки мы погрузились в наш транспортер и поспешили отсюда на встречу зачинающемуся на горизонте рассвету.

 

Эпилог:

По прибытии на нашу базу и продолжительного сна я сразу кинулся искать сведения об этом населенном пункте в мировой сети. Но все было тщетно, на всех картах, созданных за последние 10 лет, я не встретил ни одной, на которой это место было хоть как-то идентифицировано. Тогда я обратился в службу разведки, с просьбой найти хоть какую-то информацию об этом месте. Искать саму старушку было бессмысленно, умерших людей с именем Александра было огромное множество. Мне не хватало информации. Я часто сидел и крутил в руках этот значок и предметы которые увез с собой, они были очень знакомы, как будто я помнил их всю жизнь. И вот что удивительно, когда мне было действительно грустно я вынимал из кармана этот кусочек металла, то как будто целая гора спадала с плеч. Я не знаю, как это можно объяснить.

А все что я пил из той кружки было намного вкуснее.

Все попытки исследовать эти предметы ничего не давали, хотя и были замечены странные биополя вокруг них, но настолько незначительные, что ими можно пренебречь.

Спустя 2 дня, ко мне пришел ответ из службы разведки. Они сумели найти и опознать это место на одной очень древней карте, которой почти 120 лет! В 19** году это был районный центр, с небольшим металлургическим предприятием, но после 20** года сведения об этом месте исчезают.

После того как я узнал, что это за место я отправился в архивы, но ничего нового там узнать не удалось, кроме того, что все данные по этому месту засекречены и засекречены как раз с 20** года.

А спустя еще день, мне приходит конверт, в котором лежала фотография столетней давности, на обратной стороне написано:

 

«Привет! Кажется, это ты оставил тот запрос, помнится ты как-то мне помог, а я не люблю оставаться в долгу! Я нашел очень старую переписку населения в этом районе и кажется это твоя пра- пра- прабабка, судя по архивным данным она числится пропавшей без вести, как, впрочем, и многие жители этого населённого пункта. Думаю, это как раз то что ты так ищешь!»

Твой друг N

На фотографии, выцветшей от времени, запечатлена пожилая дама, точь-в-точь как та, что мы встретили в ту ночь, она сидит на скамейке, позади нее тот самый дом, а на ее руках такой знакомый мне йоркширский терьер.

 

А.А. Демидов, 2015 г.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ТЕКСТЫ ПЕСЕН, НЕ ВОШЕДШИХ В АЛЬБОМЫ | Политическую экономическую военную разведыватель­ную контрразведывательную научно-техническую технологи­ческую деловую, коммерческую.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.007 сек.)Пожаловаться на материал