Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 8. — Вот лопата, мисс, — угрюмо произнес служитель, — а это тележка




 

— Вот лопата, мисс, — угрюмо произнес служитель, — а это тележка. Вам придется вычистить слоновник.

Проговорив эту незатейливую фразу, Диггер — так звали служителя при слонах Нико Мартина — вручил Дейзи лопату и заковылял прочь. Старик был невероятно худ, с уродливыми, артритическими суставами рук и ног, ввалившимися из-за отсутствия зубов щеками. Таков был новый босс Дейзи. Девушка тоскливо уставилась на лопату. Это и было наказание, обещанное вчера Алексом. В глубине души она надеялась, что он ограничится заключением ее в трейлер, превратив его в передвижную тюрьму, но муж оказался не так прост.

Вчера вечером, выплакав все слезы, она незаметно уснула на кушетке и до сих пор не знала, когда вернулся Алекс и вообще ночевал ли дома. Дейзи считала, что он скорее всего провел ночь с какой-нибудь ассистенткой, и чувствовала себя покинутой и несчастной. Утром в машине Алекс не проронил ни слова, сказав только, что она теперь будет работать с Диггером и не смеет никуда отлучаться без его позволения.

С лопаты Дейзи перевела взгляд на слоновник. Животных уже вывели через раздвижную дверь в середине стены. От открывшегося зрелища у Дейзи сделались спазмы в желудке, к горлу подступила желчь. На полу высились горы навоза. Горы. Некоторые из них были почти аккуратны — кучи с торчащей из них соломой, но зато другие были растоптаны исполинскими ногами и размазаны по полу.

Все это были цветочки. Самым страшным была нестерпимая вонь.

Отвернувшись к выходу, Дейзи сделала глубокий вдох. Муж поверил в то, что она воровка и лгунья, и послал ее в слоновник, прекрасно зная, что она панически боится животных. Она снова заглянула внутрь, и ее охватило горькое чувство поражения — только сейчас она окончательно поняла, что проиграла, не способна сделать то, что от нее требуется. У других людей есть скрытые силы, которые они пускают в ход в экстремальных ситуациях, но у нее нет таких сил. Она — бесполезная, никому не нужная неженка. Все, что говорил о ней отец, оказалось сущей правдой. Все, что говорил Алекс, — тоже. Она не годится ни на что, кроме светской болтовни, а здесь, в этом мире, это никому не нужно. Лучи полуденного солнца стали беспощадно печь голову, и девушка поняла, что в ее душе нет даже намека на мужество. Она сдается. Лопата выпала из рук и со звоном скатилась с пологого пандуса.

— Ну что, с тебя наконец хватит?

Внизу, возле пандуса, стоял Алекс. Дейзи нехотя кивнула.

Алекс смотрел снизу на жену, уперев руки в бедра, обтянутые линялыми джинсами.

— Люди бились об заклад, хватит ли у тебя духу хотя бы на то, чтобы войти в слоновник.

— И на что ты поставил? — тихим хриплым голосом осведомилась Дейзи.



— Ты воспитана не для этого дерьма, ангелочек. Это сразу видно. Но чтобы удовлетворить твое любопытство, скажу, что я не участвовал в пари.

Дейзи была уверена, что он поступил так не из чувства верности, а боясь подмочить свою репутацию начальника. Она с интересом воззрилась на Алекса:

— Ты с самого начала знал, что я не справлюсь с этой работой?

— Надо было самой понять, что ты здесь не выживешь. Но ты слишком долго до этого доходила, Дейзи. Я пытался убедить Макса, что у снега больше шансов уцелеть на сковородке, чем у тебя — выжить здесь, но он не захотел меня слушать.

Голос Алекса стал почти нежным, и это обеспокоило Дейзи больше, чем его обычная грубость.

— Иди в трейлер, Дейзи, и переоденься, а я поеду куплю тебе билет на самолет.

“И куда я поеду?” — подумала Дейзи. Бежать больше некуда. Она услышала грозный рев Синджуна и оглянулась, но клетку закрывала автоцистерна.

— Я дам тебе денег. Должно хватить, пока не найдешь работу.

— Когда я в аэропорту просила тебя одолжить мне денег, ты мне отказал, так почему делаешь это сейчас?

— Я обещал твоему отцу, что честно дам тебе шанс. Я свое слово сдержал.

Алекс повернулся и зашагал к трейлеру, уверенный, что Дейзи следует за ним. Такая уверенность взбесила — она мгновенно перестала чувствовать себя несчастной и раздавленной — ее охватила ярость, так несвойственная ее оптимистической натуре. Злоба была чужда Дейзи, поэтому она не сразу поняла, что за чувство испытывает. Этот самовлюбленный тип настолько уверовал в ее бесхребетность, что даже не поинтересовался, на самом ли деле она сдается.



А она сдается?

Дейзи посмотрела на лопату. Сухие комья навоза, прилипшие к штыку и черенку, привлекли сотни мух. “Вот к чему привела меня жизнь”, — подумала Дейзи.

Подавив судорожное рыдание, она схватила лопату и без оглядки бросилась в слоновник. Поддев ближайшую кучу, она, дрожа от напряжения, ухитрилась поднять лопату и понесла ее к тележке. Казалось, от этого усилия легкие сейчас разорвутся. Девушка втянула в себя воздух и едва не задохнулась от вони. Не дав себе времени на раздумье, она вынесла следующую кучу, потом еще одну.

По металлическому пандусу гулко прозвучали шаги Алекса.

— Хватит, Дейзи. Пошли отсюда.

— Убирайся, — хрипло, борясь со спазмом в горле, произнесла Дейзи.

— Ты здесь не выживешь, твое упрямство только отсрочит неизбежное.

— Наверное, ты прав. — Несмотря на все усилия, Дейзи не смогла удержать слез, хлынувших из глаз. Она хлюпала носом, но работы не прекратила.

— Своим упрямством ты только доказываешь свою глупость.

— Я ничего не собираюсь доказывать, просто не хочу больше с тобой разговаривать. — Взвалив на лопату очередную лепешку навоза, Дейзи, пошатываясь под тяжестью ноши, понесла ее к тележке.

— Ты плачешь?

— Убирайся.

Войдя в слоновник, он вгляделся в лицо жены.

— Да, так и есть. Плачешь.

— Прости, но ты загородил мне дорогу. — Голос ее прерывался от натуги.

Алекс потянулся к лопате, но Дейзи неожиданно для себя резко отдернула ее в сторону, и руки Алекса схватили воздух. В жилах Дейзи циркулировала уже, по-видимому, тонна адреналина. Это придало ей сил поддеть еще одну лепешку. Она размахнулась, намереваясь запустить навозом в Алекса.

— Убирайся, я говорю вполне серьезно, Алекс! Если ты сейчас же не уйдешь, я вывалю тебе на голову эту лопату.

— Не осмелишься.

Руки ее дрожали, слезы неудержимо капали на футболку, но она выдержала взгляд Алекса и не отвела глаз.

— Тот, кому больше нечего терять, осмелится на все.

Несколько мгновений он стоял неподвижно, что-то обдумывая. Потом медленно покачал головой и неторопливо попятился.

— Ладно, делай что хочешь, но смотри, тебе же будет хуже.

Дейзи чистила слоновник два часа. Самым трудным оказалось возить тележку вниз по пандусу. В первый раз она перевернулась, и Дейзи пришлось снова грузить ее доверху. Девушка все время плакала, но работу не бросала. Один раз она подняла глаза и увидела шедшего невдалеке Алекса, который внимательно смотрел на нее своими янтарно-желтыми глазами. Дейзи сделала вид, что не заметила мужа. Боль в плечах стала невыносимой, но она, сжав зубы, продолжала возить навоз.

Вычистив слоновник, Дейзи встала в дверях. Джинсы и футболка, которые Алекс купил ей два дня назад, были вымазаны в грязи, как, впрочем, и все остальное. Волосы разметались, наманикюренные ногти были сломаны. Несмотря ни на что, она сделала работу, и ей страшно хотелось испытать гордость за себя, но Дейзи чувствовала лишь полное изнеможение.

Отдыхая, она прислонилась к косяку дверного проема. С этого возвышенного места она хорошо видела взрослых слонов, прикованных к придорожному столбу, — животные служили живой рекламой для проезжавших мимо водителей.

— Спускайтесь сюда, мисс, — раздался голос Диггера. — Рабочий день еще не кончился.

Дейзи заковыляла с пандуса, не сводя встревоженных глаз с молодых слонят, которые паслись непривязанные в каких-нибудь десяти ярдах от передвижного слоновника.

Диггер показал на них рукой:

— Детишек надо напоить. Возьмите этот багор и гоните их к корыту.

Взяв в руку длинный шест, Диггер подошел к группе слонят и голосом и тычками погнал их к оцинкованному баку, наполненному водой. Дейзи отошла подальше, сердце ее бешено колотилось от страха.

Диггер оглянулся и посмотрел на девушку:

— Мисс, так дело не пойдет, оттуда вы не сможете погнать детишек на водопой.

Дейзи опасливо двинулась вперед, говоря себе, что, в конце концов, это детеныши, хотя в каждом из них было не меньше тонны. Слава Богу, это не маленькие злобные собачки.

Она с любопытством смотрела, как некоторые слонята пили из бака ртами, а другие сначала набирали воду в хобот, а потом подносили хобот ко рту. Диггер заметил, что Дейзи по-прежнему старается держаться от слонов подальше.

— Кажется, вы очень их боитесь, мисс?

— Называйте меня Дейзи.

— Животным нельзя показывать свой страх.

— Мне все об этом говорят.

— Они должны знать свое место, покажите им, что вы босс.

Стукнув одного слоненка, Диггер отогнал его в сторону, остальные последовали за первым. Наблюдая слонят со зрительского места в цирке, Дейзи находила их забавными с их развевающимися ушами, загнутыми кверху ресницами и печально-торжественным выражением глаз, но сейчас “детишки” внушали ей панический ужас.

Дейзи видела Нико Мартина на арене в окружении взрослых слонов, и, хотя все они были самки, они казались воплощением мужской силы, этакими громадными быками. Она содрогалась, когда время от времени Нико тыкал слонов багром, все ее существо восставало против такого жестокого обращения. Слоны не сами выбирали свою судьбу, попали в цирк не по своей воле и вряд ли заслуживали, чтобы к ним так относились за то, что они не подчинялись правилам, установленным людьми, правилам, противоречащим природным инстинктам животных.

— Я обычно помогаю Нико седлать слонов, — сказал Диггер. — Все, погнали детишек к кольям. Через несколько минут я вернусь и помогу их привязать.

— Ой, нет! Я думаю, что…

— Вот этого зовут Пудинг. Это — Картофелина. Вон тот с краю — Галька, а тот — Мошенник. А ну пошел, Галька. Ты, кажется, совсем забыл о хороших манерах.

Вручив Дейзи багор, Диггер удалился.

Дейзи перевела недовольный взгляд с багра, зажатого в кулаке, на слонов. Мошенник открыл рот — то ли зевнул, то ли вознамерился ее съесть — этого Дейзи не знала, но на всякий случай отпрыгнула в сторону. Два слоненка опустили хоботы в бак с водой.

Вот теперь она сдастся, подумала Дейзи. Она сумела вычистить слоновник, но подойти поближе к животным не в состоянии. Все. Силы исчерпаны.

Вдалеке она заметила Алекса — он молча смотрел на нее, как стервятник, который ждет смерти своей жертвы, чтобы наброситься на ее бренные останки.

Содрогнувшись, Дейзи сделала нерешительный шажок по направлению к слонятам.

— Эге, а ну, пошли, ребятки. — Она указала багром на колья.

Мошенник, а может, Галька, поднял голову и с любопытством уставился на Дейзи.

Она собралась с духом и сделала еще один шаг.

— Пожалуйста, не злите меня, у меня и так был ужасный день.

Картофелина вынул из бака хобот и повернулся к Дейзи. В следующий момент она почувствовала, как ей в лицо брызнула струя воды.

— Ой! — Дейзи отпрянула назад.

Слоненок побрел прочь, но не к кольям, а к трейлерам.

— Вернись! — крикнула Дейзи, протирая глаза. — Не ходи туда, пожалуйста!

В этот момент подоспел Нико с длинным металлическим прутом, раздвоенным на конце в виде буквы “У”. Моментально сориентировавшись, Нико ткнул Картофелину куда-то пониже уха. Слон вздрогнул, издал громкий страдальческий звук, отпрянул и послушно направился в сторону кольев. Остальные последовали за ним.

— Что вы с ним сделали?

Нико переложил прут из правой руки в левую и откинул со лба длинные светлые волосы.

— Маленький горячий укол — этой штукой глушат быков на бойне. Пользуюсь ею только в крайних случаях, но они знают, что я их цапну, если они начнут валять дурака.

Дейзи неприязненно посмотрела на прут.

— Вы используете ток? Вам не кажется, что это жестоко?

— С животными нельзя миндальничать. Я их люблю, но не схожу по ним с ума. Они должны знать, кто в доме хозяин, иначе люди могут получить увечье.

— У меня ничего не получится, Нико. Я уже всем говорила, что боюсь зверей, но меня никто не хочет слушать.

— Этот страх вы преодолеете. Надо просто провести с ними некоторое время. Животные не любят резких громких звуков и когда к ним подкрадываются, так что подходите к ним только спереди. — Нико взял у Дейзи багор и вручил ей прут. — Увидев у вас эту штуку, они отнесутся к вам с должным уважением. Со слонятами легко управиться, достаточно пару раз их стукнуть, и вы завладеете их вниманием. Если вздумаете использовать багор, цепляйте их позади ушей — там расположено крупное нервное сплетение.

Дейзи почувствовала себя так, словно ей в руки всучили что-то непристойное. Взглянув на слонят, Дейзи заметила, что Картофелина внимательно на нее смотрит. Казалось, он приготовился получить еще один удар, а не получив его, разочаровался, хотя скорее всего так Дейзи лишь показалось.

Когда Нико ушел, Дейзи, громко покашляв, чтобы не застать слонов врасплох, подошла к маленькому стаду. Подняв головы и увидев, что она держит в руке, слоны беспокойно затоптались на месте. Мошенник открыл рот и издал громкий жалостливый звук.

“Должно быть, животные уже привыкли, что их подгоняют к кольям ударами электрического тока”, — подумала Дейзи и сразу невзлюбила Нико Мартина. Вместо уверенности в себе прут вызывал у Дейзи только отвращение. Не важно, что он пугает слонят, — она никогда не прикоснется к ним этой штукой. Дейзи швырнула прут за стог сена.

Она с тоской оглянулась на потрепанный трейлер Алекса. Всего три дня назад она находила его отвратительным и безобразным, но сейчас он казался ей самым гостеприимным местом в мире. Она вспомнила, что пережила чистку слоновника, ничего, переживет и это.

Дейзи снова приблизилась к слонам, они внимательно ее разглядывали. Очевидно, поняв, что эта женщина не представляет для них опасности, животные продолжили радостно копаться в грязи.

Все, кроме Картофелины. Была ли это игра воображения или нет, но Дейзи показалось, что слоненок улыбается. Не улыбка ли придавала ему такой дьявольский вид?

— Хорошие слоники! Хорошие детишки, — заворковала Дейзи. — И хорошая Дейзи. Очень, очень хорошая.

Галька и Мошенник подняли головы и посмотрели друг на друга. Дейзи могла бы поклясться, что в их глазах прочитала отвращение к собственной персоне. Картофелина тем временем схватил охапку сена и бросил ее себе на спину. Другие слонята продолжали выжидательно наблюдать за Дейзи, только он, словно забыв о ее существовании, продолжал забавляться сеном. Среди всей четверки он казался самым безопасным — Дейзи решила подойти к нему поближе.

Картофелина бросил себе на спину еще одну охапку сена, Дейзи сделала еще несколько осторожных шагов. Теперь от слоненка ее отделяло около шести футов. Он принялся рыться хоботом в грязи.

— Хороший малыш. — Она продвинулась вперед еще на несколько дюймов, разговаривая со слоненком, как с ребенком — Хороший мальчик, чудесно себя ведешь. — Голос ее предательски дрогнул. — Картофелина любит Дейзи. Дейзи хорошая.

Она осторожно протянула вперед руку — до хобота оставалось несколько дюймов. Дейзи вспотела и дрожала, но продолжала уговаривать себя, что слоны не едят людей, что…

Шлеп!

Хобот слоненка хлестнул ее в грудь, как огромный кнут, опрокинув на спину. Дейзи так сильно грохнулась о землю, что из глаз посыпались искры. В левом боку отдалась сильная, почти нестерпимая боль, в глазах помутилось, а когда пелена рассеялась, Дейзи увидела, как слоненок, задрав хобот, победно затрубил.

Отчаявшись, Дейзи не спешила подниматься на ноги. Вдруг в поле ее зрения появились лиловые босоножки, украшенные серебристыми звездочками. Дейзи подняла голову и увидела, что сквозь темные очки на нее смотрит сама Батшеба Квест. Шеба была одета в длинную блузку и сидящие на бедрах джинсы, схваченные бледно-лиловым поясом. У ее ног стоял маленький черноволосый ребенок — Дейзи видела его с женой одного из братьев Толя. Глядя на девушку, Шеба сдвинула на лоб очки, откинув назад волосы так, что стали видны огромные, выполненные в форме звезд, украшенные фальшивыми рубинами серьги.

Дейзи ожидала увидеть триумф в глазах Шебы, но в них отражалось только удовлетворение. Дейзи так низко пала в ее глазах, что Шеба уже не рассматривала девушку как соперницу.

— И где только Алекс откопал такое сокровище?

Недоуменно покачав головой, Шеба переступила через лежащую Дейзи и, подойдя к слоненку, потрепала его по хоботу.

— Ты маленькая вонючка, да? — обратилась она к малышу.

Это было полное фиаско. К счастью, рабочий день кончился. Главное — она выжила, хотя и с большим трудом. Сделав над собой усилие, Дейзи встала на ноги и поплелась к трейлеру, но заметила, что туда входит Алекс. Не желая попасться ему на глаза, она принялась бесцельно бродить между вагончиками.

Шедшие навстречу две ассистентки, увидев ее, свернули в сторону. Один из клоунов притворился, что не узнал Дейзи. Ей же отчаянно хотелось курить.

Она подскочила на месте от неожиданности, когда поблизости раздался дикий, улюлюкающий вой. Оглянувшись, она увидела у одного из вагончиков Френки, вцепившегося в руку Джилл. Показав свободной лапой на Дейзи, обезьяна отчаянно заверещала. Джилл взяла своего питомца на руки и, не говоря ни слова, пошла прочь.

Дейзи стало тошно. Все ясно — она изгой…

Ничего не видя вокруг, Дейзи еще долго бродила по территории цирка, пока не забрела в зверинец. Боковой клапан был откинут, все звери были на месте, кроме Синджуна, чья клетка продолжала жариться на солнце. Увидев Дейзи, зверь ощетинился и прижал уши к голове. Прошлой ночью было очень темно, но теперь, при свете дня, девушка разглядела, что в клетке очень грязно.

Снова, как и в прошлый раз, тигр посмотрел ей прямо в глаза, и снова Дейзи не смогла отвести глаз. В прошлый раз мех тигра сиял в свете луны, но теперь, при ярком солнечном свете, стало заметно, что шерсть у него тусклая и свалявшаяся Дейзи не отрываясь смотрела в золотистые глаза зверя, чувствуя, что прикасается к жгучей тайне бытия. Секунды текли нескончаемой чередой — Дейзи охватил нестерпимый жар Лицо пылало румянцем, грудь вспотела. Девушке еще никогда не было так жарко, хотелось сорвать одежду и броситься в ванну с ледяной водой. Она буквально горела, чувствуя, что тепло исходит от тигра.

— Вот ты где.

Обернувшись, Дейзи увидела приближающегося Алекса. От ледяного, безразличного взгляда, которым он окинул ее с ног до головы, девушка похолодела.

— У тебя есть немного свободного времени перед спектаклем, — сказал Алекс. — Помойся, а потом пообедаем.

— Перед спектаклем? — упавшим голосом спросила Дейзи.

— Я же тебе говорил, что участие в представлениях — часть твоей работы.

— Но только не сегодня. Сегодня я не могу, ты посмотри на меня!

Взглянув на жену, Алекс чуть было не сдался: бледная от изнеможения и настолько грязная, что ее трудно было узнать. Из косметики остался только тонкий слой туши на нижних ресницах. Уголки рта горестно опустились. Алекс мог бы поклясться, что никогда не видел столь изнуренного человека.

В то же время он не мог не восхищаться тем, что вопреки всему Дейзи еще способна держаться на ногах. Он вспомнил, как она бросилась на него с лопатой навоза наперевес, — он прекрасно понимал, какого напряжения сил это требовало. Сегодня она его поразила. К несчастью, этот маленький бунт — просто оттяжка неизбежного конца.

Почему она не сдается? Алекс не понимал, откуда у Дейзи берутся силы, где тот тайный источник, откуда она их черпает, но твердо знал, что сопротивление не продлится долго, и поэтому решил не мучить девушку. Он сумел подавить в себе жалость, которая побуждала его уступить просьбе Дейзи, зная, что это будет жестокость, а не доброта. Чем жестче с ней сейчас обращаться, тем скорее она осознает правду.

Алекс укрепил свою решимость тем, что вспомнил — перед ним воровка, а этого невзирая на все обстоятельства он не мог простить.

— Первое представление в шесть. Ты будешь выступать со слонами.

— Но…

Алекс заметил царапину на тыльной стороне ладони Дейзи и, схватив ее за руку, осмотрел ранку.

— Тебе давно делали прививку от столбняка? — поинтересовался он.

Она тупо уставилась на мужа.

— Укол от столбняка, чтобы избежать инфекции, — повторил он чуть ли не по слогам.

Дейзи заморгала с таким несчастным видом, что Алексу вдруг захотелось взять ее на руки и отнести в трейлер. Но ему была противна даже мысль о том, чтобы взять в руки и ощутить тепло ее мягкого, податливого тела. Если бы она не украла деньги, то прошлую ночь провела бы в его постели, но что произошло, то произошло. Алекс был в такой ярости, что не решился дотронуться до Дейзи. Не хотел.

— Так когда тебе делали противостолбнячный укол? — резко спросил он еще раз.

Дейзи посмотрела на глубокую царапину.

— В прошлом году. Я порезалась, когда каталась на яхте Биффи Броугенхауза.

Бог ты мой! Как он мог жениться на женщине, которая знакома с типом по фамилии Броугенхауз? Черт бы ее подрал!

— Смажь ее каким-нибудь антисептиком! — рявкнул Алекс. — И постарайся вовремя подготовиться к представлению, иначе тебе придется еще и конюшню вычистить.

Еще больше помрачнев, Алекс отправился по своим делам. Он всегда гордился своей честностью, но эта маленькая женщина заставила его почувствовать себя неотесанным чурбаном. Его неприязнь к Дейзи возросла.

 

Дейзи на удивление легко перенесла представление — скорее всего благодаря какому-то оцепенению от утомления — она нисколько не переживала, что пришлось щеголять перед публикой в бесстыдном красном костюме. К тому же, хотя Алекс сказал, что она будет выступать со слонами, Дейзи оказалась во время парада-алле где-то сзади и сошла для зрителей за воздушную гимнастку.

Перед представлением Дейзи мылась целую вечность и чуть не плакала при каждом движении. Она вымыла и высушила голову и, следуя совету Алекса, гуще, чем обычно, наложила на лицо косметику, как положено в цирке. В перерыве между представлениями она уснула в трейлере с бутербродом в руке. Не разбуди ее Алекс, наверняка проспала бы свой выход.

После второго представления Нико Мартин поймал Дейзи у выхода из шапито.

— Помоги Диггеру загнать детишек в слоновник.

Диггер, похоже, не очень нуждался в посторонней помощи, но такова ее работа, и она не хотела, чтобы Алекс имел лишнюю возможность бросать ей в лицо несправедливые упреки.

— Сомневаюсь, что от меня будет много толка, — сказала Дейзи Мартину.

— Слонята должны к тебе привыкнуть.

Дейзи надела махровый халат Алекса и, хотя и подвернула рукава, все равно чуть не утонула в нем. Но, самое главное, у нее стал более скромный вид.

Слонята сгрудились у выхода, и Дейзи опасливо приблизилась к Диггеру.

— Вам точно нужна моя помощь?

— Почему бы вам не походить с ними, мисс, а то детишки очень с вами кокетничают и капризничают.

Дейзи неохотно пошла вслед за Диггером, держась подальше от слонов. Она без труда узнала Картофелину — самого маленького из четверки и с беспокойством следила, как он шествовал вслед за Диггером, взявшись хоботом за хвост Пудинга. Когда вся процессия дошла до кольев, Диггер начал привязывать к ним слонов.

— Иди-ка сюда, Мошенник. Глядите на меня, мисс, учитесь, как это делается.

Дейзи с таким вниманием следила за действиями Диггера, что не заметила, как сзади к ней тихо подкрался Картофелина. Она обнаружила это, только ощутив на своей шее влажное прикосновение. Взвизгнув, она отскочила в сторону и увидела у шеи хобот.

В глазах слоненка промелькнуло упрямство — он шагнул вперед и снова протянул к Дейзи свой хобот. Оцепенев от страха, не в силах двинуться с места, Дейзи как завороженная следила, как к ней приближаются две трепещущие ноздри.

— Х-хороший Картофелина, х-хороший слоненочек, — залепетала Дейзи, пронзительно взвизгнув, когда слон засунул кончик хобота ей за пазуху.

— Диггер… — сдавленно крикнула девушка.

Тот оглянулся и сразу все понял.

— Вы что, надушились?

В ужасе Дейзи кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Кончик хобота ткнулся ей в ухо.

— Картофелина балдеет от духов.

— Что мне делать? — задыхаясь, спросила Дейзи.

Диггер тупо посмотрел на нее.

— Что вы хотите делать?

— Ч-что делать со слоненком?

— Ну, я не знаю, мисс. А что вы хотите делать?

Рядом раздался хриплый смешок.

— Она, наверное, хочет упасть в обморок, правда, Дейзи?

Это был Алекс, и Дейзи решила не сдаваться.

— Нет, в обморок я падать не хочу.

— На тебе, наверное, два фунта духов, — произнес Алекс и похлопал Пудинга по спине. Картофелина, воспользовавшись тем, что на него никто не смотрит, издал счастливое хрюканье и полез хоботом за ворот халата.

— Но мне никто не говорил, что нельзя душиться, — пыталась возразить Дейзи. — Она с отвращением почувствовала, как кончик хобота упрямо лезет к ее красному костюму. Тут она вспомнила, что перед представлением побрызгала духами между грудей.

— Алекс… — Она умоляюще посмотрела на мужа. — Он… он хочет тронуть меня… — в этот момент хобот достиг цели, — …за грудь! — отчаянно взвизгнула Дейзи.

— Кажется, на этот раз ты права. — Алекс небрежно оттолкнул в сторону хобот слоненка. — Все, приятель, ты слишком близко подобрался к моей собственности.

Дейзи так поразили слова Алекса, что она не заметила, как Картофелина отошел.

Диггер криво усмехнулся и глянул на слоненка.

— Мне кажется, наш малыш влюбился.

— Боюсь, что так, — согласился Алекс.

— В меня?! — Дейзи недоверчиво посмотрела на мужчин.

— Разве он смотрит на кого-то еще? — поинтересовался Алекс с самой серьезной миной.

Действительно, слоненок смотрел на нее почти с обожанием.

— Нет, он меня ненавидит. Днем он так ударил меня, что я упала.

— Днем ты была не надушена.

Диггер, скрипя старческими коленями, поднялся и направился к слонам.

— Пошли, парень. Твоя подружка потеряла к тебе интерес.

Топая вслед за Диггером, слоненок поминутно оглядывался с видом влюбленного по уши подростка. Дейзи разрывали противоречивые чувства: с одной стороны, ей было страшно, а с другой — очень приятно оттого, что в этом ужасном цирке она хоть кому-то нравится.

В эту ночь она уснула, едва только голова коснулась подушки, Она смутно помнила, что проснулась, когда несколько часов спустя в вагончик вернулся Алекс. Засыпая, Дейзи почувствовала, как он поправил на ней одеяло.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.029 сек.)Пожаловаться на материал