Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Год госклиники частные




 

1954 17.5% 50.9%

1955 21.4% 46.0%

1956 18.7% 42.4%

 

У меня возникли сразу два вопроса. Первый: почему процент использования

щипцов в госклиниках намного ниже, хотя плата в частных выше? Мне кажется,

анатомически посетительницы частных клиник не сильно отличаются от пациенток

госучреждений. По-моему, дело тут в "образованности" тех женщин, которые

прибегают к услугам частных клиник. Именно она не позволяет им принять

естественные законы жизни, потому они и требуют непременного медицинского

вмешательства. Вероятно, и практикующие врачи как-то повлияли на эту

статистику. Я пытался дознаться как, но не смог.

 

Эпизиотомия - вот еще один пример частого медицинского вмешательства без

убедительных клинических показаний, без всякой попытки предотвратить ее. Чаще

всего в роддомах это считается обычной, дежурной операцией. Более того, даже

студентов учат в институте, что рожать без разрезов на выходе родового канала

женщине опасно.

 

Как и многие другие явления, возникающие при родах, непрохождение ребенка

через выходное отверстие родового канала никогда тщательно не изучалось и не

анализировалось. Нам говорили: отверстие маленькое, ребенок большой. Ну а уж

в случае неправильного предлежания и говорить нечего. А когда я спрашивал: "И

все-таки почему?" Ответ был: "Потому что это так, а не иначе". Вот и все, что

говорилось о причинах явления, которое определенно можно назвать

ненормальным, патологическим.

 

Конечно, иногда возникают условия, при которых без этой операции

действительно обойтись невозможно. В Англии мы обычно считаем, что существуют

восемь признаков, при проявлении которых эпизиотомия необходима. Я не буду

сейчас вдаваться в подробности, эти признаки легко определяемы и

диагностируемы. Если кто-то из акушеров недостаточно опытен, чтобы самому

определиться, делать или не делать разрез, ему следует ознакомиться с этим

списком признаков. И все же, это должны быть случаи экстраординарные.

 

Во многих современных учебниках я читал, что эпизиотомия - это

профилактическая операция, предупреждающая выпадение матки, недержание мочи,

последствия церебрального кровоизлияния у младенца, рождения мертвого

ребенка.

 

Я очень сомневаюсь, что эпизиотомия предотвращает возникновение этих

осложнений. Ведь все перечисленные осложнения уже предопределены до того, как

голова ребенка достигает промежности. Я считаю, что в 90% случаев разрезы на

промежности были излишни.

 

Когда я говорил об этом на одной из лекций, в зале поднялся пожилой акушер и



негромко сказал: "Скажите, а не кажется ли вам, что вы упускаете многое, что

должно приниматься в расчет? К примеру, эпизиотомия укорачивает время родов,

что несомненно хорошо и для матери, и для ребенка. Она предотвращает разрывы

и дает чистый разрез, который впоследствии зашить намного легче, чем грубые

неровные разрывы. Мы также обнаружили, что при этом наблюдается меньшее

давление на голову ребенка. Вы думаете, что ребенку полезно, когда на него

давят, как на таран - на время останавливаются, а потом давят вновь?" В зале

многие согласно закивали.

 

Я поинтересовался у акушера, разве в его практике ему не встречались

промежности, которые были достаточно эластичными и вытягивались так хорошо,

что позволяли самому крупному ребенку пройти через нее безо всяких

неприятностей и разрывов. Он ответил, что нет, не видел, потому что никогда

не позволял женщинам дойти до этой стадии родов без уже выполненного разреза.

Я подумал, что это отличный ответ и продолжил: "Могу вас уверить, что разрез

промежности ускоряет роды всего лишь на 10-15 минут, и это плохо как для

матери, так и для ребенка. Я удивлен, что вы верите в то, что разрывы

неизбежны, потому что это не соответствует истине. Даже у первородящих женщин

этого можно избежать, если правильно вести роды, если женщина будет спокойна

и окружена заботой. Однако признаюсь, ваша аналогия с тараном меня

позабавила".

 

Затем с места резко вскочил гражданин небольшого роста и взволнованно

затараторил: "Но, сэр, вы должны принять во внимание, что в этой части



Соединенных Штатов голова ребенка намного больше, чем это обычно бывает. А

вот предполагать, что женщины выросли с более широкими выходными отверстиями

родового канала, у нас нет оснований".

 

На это мне трудно было что-либо ответить. Я просто поинтересовался: "Итак,

доктор, скажите, вы действительно думаете, что в вашем штате существуют

социальные факторы, которые ставят ваших женщин в невыгодное положение при

родах? Ну и как вы считаете, почему это происходит? Как же тогда быть с

законом Юлиуса Вольфа, гласящим, что структура должна приспосабливаться к

функциям?"

 

Он, не задумываясь, предположил: "Возможно, голова стала больше от того, что

мозг более развитый."

 

Эта амбициозная концепция развития вызвала веселый смех, прокатившийся по

всему залу. Я ответил: "Я не уверен, что смогу найти доказательства вашей

неправоты, но мне как-то не хочется верить, что молодежь этой страны имеет

распухшие головы еще до того, как рождается!" К счастью, все по-доброму

восприняли мой юмор.

 

Американский профессор, ставший моим другом, объяснил мне: "На самом деле,

разрезы на промежности проводятся не в 100% случаях, а в 97. Оставшиеся 3%

приходятся на те роды, которые проходят так стремительно, что женщинам не

успевают дать анестезию и сделать разрез".

 

Когда мы обсуждали этот вопрос более серьезно, я сказал, что, по-моему

мнению, эластичность выходного отверстия родового канала зависит не от его

характеристик, а от эмоционального состояния роженицы. Мы углубились в

вопросы неврологии, защитной реакции организма, обсуждали спазмы, которые

возникают у испуганных женщин. Ведь было уже широко известно, что если

женщине проводится анестезия до того, как она перестанет бояться, то вполне

вероятно, что промежность останется напряженной и после введения анестетиков.

 

Некоторые формы местной анестезии, такие, как эпидуральные инъекции,

несомненно помогают в расслаблении промежности. Профессор одного из

крупнейших университетов сказал мне, что после того, как он стал прибегать к

эпидуральным инъекциям, он понял, что эпизиотомия - не такая уж необходимая

процедура. Частота проведения разрезов промежности снизилась у него от 100%,

что наблюдалось при применении других видов анестезии, до 65-70%.

 

Мы продолжали беседу о родах, обсуждали детали, в частности, поведение

рожениц. Я был очень удивлен, что в США ребенка не поднимают и не дают в руки

матери. Ведь сама природа призывает мать взять на руки своего ребенка,

который только что появился на свет. Ведь очень легко проследить, как много

впоследствии будет слез, и все только из-за того, что ребенка не отдали прямо

в руки матери.

 

"Но, - продолжил я, - я думаю, нам всем еще есть над чем поработать. Вам, к

примеру, нужно подумать, когда следует проводить эпизиотомию, а когда лучше

воздержаться".

 

Что меня более всего поразило в этой в целом приятной беседе, так это то, как

мало пожилых акушеров понимают детали процесса расширения шейки матки. О как

часто я слышал, что выходное отверстие родового канала недостаточно велико

для того, чтобы ребенок вышел без боли. Их так учили, и они действительно

верят тому, что если женщина родила без нестерпимой боли, то это случай

ненормальный, патологический. Когда подобное происходит, обычно приглашают

даже студентов, чтобы они могли побеседовать с "этой странной женщиной".

 

Я еще раз указываю на то, что если женщина прошла правильную предродовую

подготовку, то в 90% случаев она сама отказывается от того, чтобы ей делали

разрезы на промежности. Только в случае, если уздечка половых губ, маленькая

мембрана, которая охраняет заднюю часть выходного отверстия, легко

разрывается, должна быть проведена эпизиотомия.

 

Трудно даже предположить, какое отрицательное влияние имеет эпизиотомия на

умы большого числа впечатлительных женщин. Обычно такие вещи не принимаются

во внимание. Но так как я был не только гинекологом и акушером, но и уделял

много времени изучению поведения женщин до, во время и после родов, то я

сделал очень много интересных выводов.

 

Один из выводов - тот, что после эпизиотомии у определенного процента женщин

развивается фригидность. Я встречал многих, кто был счастлив в браке лишь до

того, как родился их первый ребенок. После родов у женщины перестает

происходить набухание половых губ, желание становится менее захватывающим.

Очень часто ко мне приходили молодые родители и спрашивали, почему же женщину

покинул оргазм. Муж, конечно, тут же решает, что жена просто уже не любит

его, она же мучается мыслью, что виновата в том, что они стали несчастны.

 

Если проанализировать эту ситуацию внимательно, то становится понятным, что

она является следствием как физиологических факторов, так и психологических,

фригидность может появиться от чувства обиды и не сбывшихся желаний. Все эти

молодые женщины страдают от родовой травмы. Гинекологу трудно понять это, так

как обычно ему кажется, что эпизиотомия - это простая, эффективная операция,

полностью безвредная. Некоторые женщины говорили мне, что после того, как они

несколько дней не могли сидеть на стуле, они будто бы потеряли в себе что-то

и не знали, что делать - стыдиться себя, злиться на ребенка или извиняться

перед мужем.

 

"Да, это ужасное состояние, - призналась мне одна из женщин. - Но знаете, что

сказал мне мой гинеколог: "Не будьте дурой!"

 

Даже если нарушения присутствуют только в сознании женщины, результат может

быть непоправимым. Она может решить, что наиболее сокровенная часть ее тела

теперь уже не так привлекательна для мужа, что после рождения ребенка она уже

не может сделать своему мужу интимный подарок любви. Я останавливаю на этом

внимание, потому что мы часто не предполагаем, какие последствия влечет за

собой медицинское вмешательство в физиологические функции и естественные

законы природы. Мы должны помнить о потенциально возможном расстройстве

психики женщины, мысль о котором с нашей мужской рациональностью может и не

прийти нам в голову или же ошибочно казаться банальной. Я подчеркивал это и

буду подчеркивать.

 

Когда я сел в машину, чтобы ехать обратно в гостиницу, мне пришел в голову

вопрос: а интересно, в роддомах, к примеру, Голландии также предпочитают

вмешиваться в естественный ход родов или нет? И вообще, велико ли различие

отношения к мыслям и чувствам женщина различных странах? Естественно, я сразу

же вспомнил о диких племенах Центрального Конго и о старой акушерке Буганде,

которая пришла навестить меня вместе с местным офицером. Офицер уверял меня,

что когда Буганда принимает роды, у нее не бывает раэрывов, за исключением

патологических случаев. "Как, черт побери, у нее это получается?" -

воскликнул я. Он ответил: "Она дитя природы и понимает все от "а" до "я". У

нее самой 15 детей!"

 

Мои последующие посещения роддомов США были, кажется, организованы так, чтобы

успокоить мою раненую совесть акушера. В Кливленде, в Седаре Рапидсе, в

Буффало, в Милуоки, Сиэтле, Нью-Йорке, Дейвере, Санта Фе и многих других

больших городах я находил группы или даже целые роддома, которые отказались

от механизации при родах, от сенсационного разгула материализма. Здесь женщин

обучали и тренировали, готовя их ум и тело адекватно перенести всю

запланированную законами природы программу, выполнить все ее требования. В

этих городах мне всюду говорили о стремлении снизить частоту оперативного

вмешательства при родах, об уменьшении рождения мертвых младенцев. Здесь не

относились к матерям, как к больным, не злоупотребляли переливанием крови.

Женщины проходили к родам без страха и тревог за исход. Один из молодых отцов

рассказал мне, что все в роддоме относились к нему с заботой, ему даже

показалось, что все внимание сконцентрировано только на его семье. Другой

отец так прокомментировал события: "Я могу сказать только то, что нас

окружили заботой и добротой". Наиболее ценно то, что такая атмосфера

сочеталась с первоклассной работой акушеров. Так, переезжая с места на место,

я убеждался, что у естественных родов становится все более и более

приверженцев.

 

В этой поездке мы узнали много нового об американцах, которые помогли нам

понять многие мотивы и причины их поступков и поведения. Когда впоследствии

люди спрашивали меня: "Что вы думаете об американцах?" Я отвечал: "О каких

конкретно американцах? И что именно вы хотите узнать? Задайте мне более

определенный вопрос, и я постараюсь вам ответить, если, конечно, смогу". Мы

нашли так мало общего для всех штатов, но одна вещь была неизменной -

заботливое отношение к своим гостям.

 

Когда я покидал Америку, мне очень не хотелось уезжать. Я знал, что о многом

буду скучать, что многое теряю. Также я ощущал страх и беспокойство, которые

испытывает человек, друг которого находится в опасности. Мне хотелось встать

и закричать: "Ради Бога, обратите внимание на вашу механизацию родов! Ваши

женщины во многом сами могут о себе позаботиться."

 

 

Заключение

 

 

Вот теперь, когда книга подходит к концу, вы можете задать вопрос: "Почему же

вы все-таки написали эту книгу?" Нет более неблагодарного занятия, чем

публичное выражение еретической точки зрения. Прошло много лет с тех пор,

когда вышла из печати первая серия моих наблюдений, в которых я обрисовал

теорию и практику естественных родов. Это учение принесло ощутимые плоды, вот

почему я решил написать о нем более полно, имея целью приобщить к нашей вере

как можно больше медиков, чтобы обеспечить ей долгую и честную жизнь. Нет,

мне не присуще усердие миссионера, я не стремлюсь всех повсеместно обратить в

свою веру, я только стремлюсь обнажить неопровержимые факты.

 

В первую очередь я обращаюсь к молодым людям нашей профессии: к тем, кто

получил диплом медика, и к тем, кто еще учится. Это дело для вас:

присоединиться к битве против боли. Каждый из вас имеет возможность

внимательно наблюдать роды, каждый имеет право исследования. Не принимайте

просто на веру консервативное учение прошлых поколений без внимательной

проверки. Пусть учение подвергнется строгой критике, пусть докажет, что оно

имеет право на существование. Знаю, время от времени вы будете получать

совершенно неадекватные результаты ваших исследований, и вам захочется

бросить это занятие. Но будьте терпеливы, будьте разумны: не руководствуйтесь

догмами, замечайте все тонкости. Помните, молодости более присуща

инстинктивная одаренность. Будьте точны в своих выводах, поглубже зарывайтесь

в детали каждой проблемы. Анализируйте свои наблюдения. И постоянно

спрашивайте себя и других: "А почему?" Развивайте в себе ум исследователя,

ищите в советчики компетентных людей, которые, поверьте, охотно вам помогут.

Нет причин быть излишне скромными и не задавать вопросов, но нет и оправдания

проявления агрессии при разногласиях. Учитесь на своих ошибках, если вы

честно ищете правду. Делать ошибки тоже полезно при исследованиях. Когда

выкарабкиваешься то из одной ловушки, то из другой, тоже приобретаешь силу и

опыт. Знания окружены завесой таинственности, которая остается непроницаемой

при первых попытках заглянуть за нее. Когда у человека появляется много точек

опор, вот только тогда он способен отгадать загадку и открыть нечто

неведомое. Везде есть место открытиям. Ковпер писал:

 

"Знание гордо, что знает много,

Мудрость печалится, что много не знает."

 

Если вы чувствуете ущербность из-за ограниченности своего образования, не

грустите - именно ваше недовольство и может стать двигателем для дальнейшего

прогресса. Пусть ваша практика основывается на разумных суждениях. Пусть ее

результаты подвергаются честной критике. Если вы будете получать

удовлетворение от своей работы, то она пойдет в другом русле. Тогда вы

никогда не станете стяжателем, которого интересуют только деньги. Ваша вера

должна быть не в сегодня, а в завтра. Верьте, что это завтра обязательно

наступит, что вы обязательно постигнете истину. Пусть вашей верой будет вера

в законы природы, а наука - вашим помощником, а не помехой. Медицина - это

наука мнений, а мнения отличаются не только диагностикой и методами лечения,

но и философией и идеалами. В акушерстве вы должны сформировать собственную

философию без страха, но прислушиваться и вникать другим.

 

Привилегия присутствия других женщин при родах намного важнее, чем мы

привыкли думать. Нужно, чтобы аплодировали гению хирурга, обладающему

хорошими навыками, пусть знаменитые врачи будут любимы и уважаемы за их

талант исцеления. Ведь их жизнь посвящена благородной работе, они помогают

людям.

 

В первую очередь медики помогают тем, кто пострадал от несчастных случаев в

жизни. Но акушеры не причастны к помощи таким людям. Их пациентки обычно

изначально здоровы. Акушеры наблюдают и улучшают уже готовую модель

естественного процесса. Их глобальная цель - улучшить род человеческий,

сделать его готовым к встрече с новыми повышенными требованиями, которое

общество обычно предъявляет к каждому последующему поколению. Но в любом

случае первой заботой акушера должна быть забота о здоровье матери и ребенка.

 

Вы должны сделать выбор уже сейчас, уже сейчас должны закладываться

основополагающие принципы ваших будущих открытий. К вершинам врачебного

мастерства ведет много путей. Тысячи людей идут по хорошо проторенной дороге,

толкаясь и пихаясь в толпе, которая медленно ползет к удобному плоскогорью,

имя которому - посредственность. На равнине люди укутываются в броню

материальных успехов и ищут спуск к более старшему поколению, к укромному

уголку, где они смогут отдохнуть и насладиться зрелищем, как садится солнце.

Они украсят свою нишу гербом рыцарского ордена, так что те, кто проходит

мимо, будут шептать своим попутчикам: "Посмотри!"

 

Но есть и непротоптанные дорожки, которые требуют наличия не только

молодости, но и свободы и мужества. Те из вас, кто ищет новые истины, должны

проложить свой собственный путь. Ценности нашей науки лежат в стороне от

избитого пути. Не избегайте опасностей: риск провала заставит вас проявить

мужество. Вы будете карабкаться по незыблемым ориентирам ваших предков. Не

избегайте трудностей, не отказывайтесь от достигнутого. Золото запрятано в

твердых кристаллах кварца. Лезьте вверх над пропастью, но не на плато. Нет,

нет - только к вершине! Оттуда вы посмотрите вниз и увидите истину, которую

вы открыли на вашем пути. В вашем уединении вам не нужна социальная броня, не

нужно искать удобную гавань для отдыха. Заострите ваш топор, подбейте ваши

ботинки и боритесь - боритесь, мечтая, будучи ведомыми опытной рукой, вы

сможете достичь даже большей награды, чем всеобщее признание.

 

Пионеры науки идут невидимыми для других путями, они никогда не жалуются на

невзгоды - они верят. В конце пути вы увидите, где заканчивается работа вашей

жизни, оплакиваемые только дикими цветами пустыни, которые вы любили.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.026 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал