Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Картина вторая. Зилов ходит по комнате. Постоял у окна




 

Зилов ходит по комнате. Постоял у окна. Подходит к телефону, набирает номер.

 

ЗИЛОВ . Дима?.. Это я, Зилов. Этот дождь, по-моему, никогда не кончится… Он будет лить сорок дней и сорок ночей. А что? Однажды, говорят, так уже было… Дима! Что, если поехать сейчас?.. А что? В Ключах заночуем, а?.. Ну что нам топь?.. А если без коляски? Без коляски мы его перетащим, я ручаюсь… Никак?.. Скверно… Откровенно говоря, отвратительное настроение… Да одно к одному. А тут еще друзья меня порадовали… Еще не слышал?.. Ты знаешь, что они мне прислали?.. Венок… Венок!.. Ну натурально — для гроба, для могилы… Пошутили, мерзавцы… Тебе смешно?.. А мне, знаешь, не очень… Я человек впечатлительный, мне этот юмор теперь по ночам сниться будет… Друзья! Разве это друзья? Это оасовцы какие-то. Слушай, а ты не знал про эту шутку?.. Ну слава богу, хоть один есть приличный человек… (С беспокойством.) Дима! Я тебя вчера случайно не задирал? Ничего?.. Слава богу… (С волнением.) Старина, ты прости за глупый разговор, но скажи, старик, как ты ко мне относишься?.. (Слушает.) А я… Я так тебе скажу. После вчерашнего я остался один… Нет, чувствую, что один. И получается так, что ты — самый близкий мне человек… (Принужденно смеется.) Да нет, не в этом дело… В общем, слава богу, что мы едем с тобой на охоту… (Обычным тоном.) Да, я жду твоего звонка… Никуда не выхожу — жду. (Положил трубку, пошел по комнате, остановился. Стоит лицом к окну.)

 

Затемнение. Круг поворачивается, зажигается свет. Воспоминание следующее.

Бюро технической информации. Зилов и Саяпин. Саяпин что-то пишет.

 

ЗИЛОВ . Шестой час. Шабаш. (Складывает бумаги в стол.) Остановись. Последнее время ты работаешь, как машина.

САЯПИН . А что делать? Хорошо тебе рассуждать, ты человек с квартирой… Что ни говори, отдельная квартира — дело великое. Ну возьми хоть эту сторону. В чужой квартире все на виду, все на людях. Жена скандалит, а ты, если ты человек деликатный, терпи. А может, мне ее стукнуть хочется? Нет, действительно… Вот дадут нам квартиру, тогда мы еще посмотрим кто кого.

ЗИЛОВ (смеется) . На новоселье я подарю вам боксерские перчатки.

САЯПИН . Да, с квартирой ты человек свободный. Не нравится тебе эта контора — взял, махнул в другую.

ЗИЛОВ . Куда, например?

САЯПИН . Ну на завод куда-нибудь или в науку, например. А что такого?

ЗИЛОВ . Брось, старик, ничего из нас уже не будет.

САЯПИН . Почему же?

ЗИЛОВ . А потому, что ты, как говорит мой папаша, ленив и развращен…

САЯПИН . А ты?

ЗИЛОВ . Я?.. (Усмехнулся.) Впрочем, я-то еще мог бы чем-нибудь заняться. Но я не хочу. Желания не имею.



САЯПИН . Лично мне и здесь неплохо, но жена…

ЗИЛОВ . Нет, старик, наша контора для нас с тобой самое подходящее место. Дом родной.

САЯПИН . Посмотрим. (Убирает со стола.) У тебя какая программа? Мы идем на футбол.

ЗИЛОВ (развалился на стуле) . Идите.

САЯПИН . А пока (достает из стола шахматную доску) успеем еще сгонять партию.

ЗИЛОВ . Валяйте.

САЯПИН . А футбол будет веселый. Наши и Красногорск. Не хочешь посмеяться? (Набирает номер по телефону.)

ЗИЛОВ . Не занимай телефон. Я жду звонка.

САЯПИН (по телефону) . Кузаков?.. Как настроение?.. Хочешь получить мат? Тогда иди, пока у меня есть время…

ЗИЛОВ . Я жду звонка. Слышишь?

САЯПИН . Ты не забыл, я играю белыми… Ну живее. (Положил трубку.) Кто тебе будет звонить? (Расставляет шахматные фигуры.) Не та ли девочка?

ЗИЛОВ . Ну и что?

САЯПИН . Я вижу, ты взялся за нее капитально.

ЗИЛОВ . Она мне нравится.

 

Телефонный звонок.

 

(Снимает трубку.) Ира?.. Здравствуй, радость моя… Где ты?..

САЯПИН . Любовь моя и радость, зачем ты не со мной…

ЗИЛОВ . Я скучаю… Не веришь?.. Ну как я тебе докажу?.. Ну увидишь, как я похудел… Да, со вчерашнего вечера… А долго ли. Это все быстро делается… Ты где?.. Что?.. Из автомата?.. Тебе мешают?.. Кто тебе мешает?.. Пристают?.. (Саяпину.) Пацаны. Вот видишь, она чересчур хорошенькая… (По телефону.) Пошли их к чертовой матери. Пригрози милицией… И не смей им улыбаться, слышишь!.. В шесть я жду тебя в «Незабудке»… В «Незабудке» в шесть. Не опаздывай… Что?.. Ты не вздумай с ними разговаривать. Ни в коем случае! (Положил трубку.) Скажи, как шпана обнаглела.



САЯПИН . Я не могу понять — ты влюбился или ты над ней издеваешься?

 

Появляется Кушак. В руках у него небольшая брошюра.

 

КУШАК . Вы что, посадить меня хотите?

 

Маленькая пауза.

 

Где вы взяли эту липу?

 

Маленькая пауза.

 

Кто из вас подсунул мне эту наглую дезинформацию?

ЗИЛОВ . Шеф, что случилось?

КУШАК . Ах, разумеется, вы ничего не знаете…

ЗИЛОВ . Что, здесь (показывает на брошюру) есть какие-нибудь неточности?

КУШАК . Неточности?.. Отлично сказано! Не думал, что вы такой скромный. Неточности! Да тут сплошное вранье! Ложь!

ЗИЛОВ . А что именно?

КУШАК (тычет пальцем в открытую брошюру) . Вот! Вот! Будто вы не знаете!

ЗИЛОВ . Фарфоровый завод? Неужели?

КУШАК . Никакой реконструкции там не было и нет!

ЗИЛОВ . Что вы говорите!

КУШАК . Здесь нет ни одного слова правды!

ЗИЛОВ . Если так, то это действительно ужасно. Скандал! Как же это могло случиться? Будем выяснять, что ж делать?.. Сейчас… Где у нас оригинал? (Шарит в столе.)

КУШАК . Кто из вас этим занимался?

 

Маленькая пауза.

 

ЗИЛОВ . Ну я.

КУШАК . Зилов, вы мне не нравитесь все больше и больше.

ЗИЛОВ . Что поделаешь. Может, мне сменить прическу?

КУШАК . Не острите, Зилов. Все это не так весело, как вам кажется, я вас уверяю. Садитесь и пишите объяснительную. (Саяпину.) Вы тоже.

САЯПИН . Я?

КУШАК . Вы. Именно вы. Статью вы подписали оба. Оба будете отвечать.

ЗИЛОВ . Он тут ни при чем.

КУШАК . Так. Выходит, вы один тут виноваты?

ЗИЛОВ . Выходит, так.

КУШАК . Я так и думал… Благородно с вашей стороны, очень даже благородно. Прекрасно вас понимаю. Настоящие друзья только так и поступают.

ЗИЛОВ . Нет, я понимаю, что я его подвел…

КУШАК (иронически) . Ага, значит, вы его подвели. Значит, так: вас надо наказать, а его следует поощрить. Правильно я вас понимаю?

ЗИЛОВ . Ну что ж, вполне логично.

КУШАК . Так, так. Хорошо у вас получается. Просто замечательно… Одно только нехорошо… Нехорошо, друзья мои, что других вы считаете глупее себя. Или это тоже хорошо?

ЗИЛОВ . Это плохо.

КУШАК . Плохо! Именно — плохо. Зачем вы его выгораживаете — это нам всем очень хорошо понятно. И мне в том числе… Так почему же, на каком таком основании я обязан быть глупее всех, вы не скажете? (Зилову, в упор.) Согласитесь со мной. Этот вопрос я должен был перед вами поставить. Рано или поздно.

 

Валерия появляется и останавливается у дверей. Они ее не замечают.

 

ЗИЛОВ . Да, вопрос интересный…

КУШАК . А дальше будет еще интереснее. Скажите, вас устраивает работа в нашем учреждении?

ЗИЛОВ (не сразу) . Да, вполне устраивает… А что, разве вопрос стоит так остро?

КУШАК . Если ответственность за эту (потряс в воздухе брошюрой) вопиющую безответственность ляжет на вас одного — я вас уволю. (Маленькая пауза.) Как видите, друзья-приятели, вам придется сказать правду… Так кто же этим занимался? Вы один? Или вы оба?

 

Небольшая пауза.

 

САЯПИН . Я не в курсе этой статьи. Ее готовил Зилов. Я ему поверил.

КУШАК . Так… (Зилову.) Ну, а вы теперь что скажете?

ЗИЛОВ . Я уже сказал. Статью готовил я.

КУШАК . В таком случае вопрос исчерпан. (Саяпину.) Но выговор вы все-таки получите. Впредь никогда и ничего не подписывайте до тех пор, пока не прочтете внимательнейшим образом. Это азбучная истина. В свое время она была известна любому младенцу. Безобразие!

ВАЛЕРИЯ . Здравствуйте!

КУШАК . Добрый день.

ВАЛЕРИЯ (Кушаку) . Что они тут натворили, а? Халтурщики! Вадим Андреич, их не ругать, их бить надо. Жаль, я слабая женщина…

КУШАК . Да, я вынужден вам пожаловаться. Они допустили серьезную ошибку в работе. Я бы сказал — непростительную ошибку.

ВАЛЕРИЯ . Вот как?.. Так взгрейте их как следует! Во всяком случае, мужа я прошу наказать со всей строгостью.

КУШАК . Вашему мужу не хватает вашей… мм…

ЗИЛОВ (подсказывает) . Принципиальности.

КУШАК . Вот именно!

ВАЛЕРИЯ (мужу) . Обормот. (Кушаку.) Вадим Андреич, что бы вы с ним ни сделали — мне все доставит большое удовольствие.

КУШАК . Мне очень жаль, но на этот раз действительно не обойтись без последствий.

ВАЛЕРИЯ . Вадим Андреич! У меня блестящая идея! Лучшего наказания ему не придумаешь! Вы дадите им выговор, что угодно — им все трын-трава. Даже если их прогнать с работы — все равно, их ничем не прошибешь. Кроме одного…

САЯПИН . Что это, интересно?

ВАЛЕРИЯ (Кушаку) . Сказать?

КУШАК . Скажите, Валерия. У вас, слава богу, есть здравый смысл.

ВАЛЕРИЯ (о Саяпине) . Его мы лишаем футбола! На сегодня. А?

САЯПИН (настроился на нужный тон) . Слушай!

ВАЛЕРИЯ . Да-да-да! Вместо футбола ты будешь сидеть здесь и будешь работать. Сверхурочно! Ты понял? А на футбол пойдем мы. Я и Вадим Андреич!

ЗИЛОВ . Неплохо.

ВАЛЕРИЯ (Кушаку) . Как?

САЯПИН (в том же тоне) . Ну знаешь, ты тут не распоряжайся…

ВАЛЕРИЯ (Кушаку) . Решено?

КУШАК (деланно смеется) . Забавно, конечно… но в то же время… Это вроде бы не мера…

ВАЛЕРИЯ . Решено! Вы ведь тоже болельщик?

КУШАК . Я?.. Да я как-то не особенно, не заядлый, а так, знаете, умеренный…

ВАЛЕРИЯ . Тогда вы не представляете, что значит для него футбол! Идемте! Идемте! Поверьте, это будет ему настоящим наказанием.

КУШАК . Но я, право, не знаю…

ВАЛЕРИЯ . Вадим Андреич! С ним все ясно, он занят, они оба заняты, не пойду же я одна — в конце концов!

КУШАК . Нет, я… ничего, но, подумайте, ведь это можно по-разному истолковать…

ВАЛЕРИЯ . Вадим Андреич! Какие толки! Что тут толковать? (Мужу.) А ну скажи, что ты думаешь.

САЯПИН . Вадим Андреич, к сожалению, у нас командует она. Ее не свернешь…

ВАЛЕРИЯ (взяла Кушака под руку) . Вадим Андреич, мы опаздываем. А Зилову, знаете, задержите отпуск. На недельку. Если он вовремя не попадет на охоту…

ЗИЛОВ . Это не твоя забота.

ВАЛЕРИЯ . Этого он не переживет, как видите. (Увлекает к двери растерянного Кушака.) Ладно, мы торопимся.

КУШАК (в дверях) . Смотрите, Валерия. Если вы думаете, что теперь им все сойдет с рук, — вы ошибаетесь.

ВАЛЕРИЯ . Еще бы. Каждому — по заслугам. Так что не надейтесь. Дружба дружбой, а служба… (Исчезает вместе с Кушаком.)

САЯПИН (не без гордости) . Видал?

ЗИЛОВ . Да, с ней не пропадешь.

САЯПИН . Подруга жизни.

ЗИЛОВ . Да уж, подобралась у вас семейка. И ты-то молодец…

САЯПИН . Старик, он тебя не уволит… Старик, пойми! У меня же квартира горела! На твоих глазах! Неужели не понимаешь?

 

Голос за дверью: «Телеграмма».

Зилов выходит и тут же возвращается с телеграммой в руках. На ходу он раскрыл телеграмму — и вдруг останавливается. Некоторое время стоит неподвижно.

 

Что случилось?

ЗИЛОВ . Умер отец. (Пауза. Садится на стул, опустил голову.) На этот раз старик не ошибся…

 

Пауза.

 

САЯПИН . Когда?

ЗИЛОВ . Вчера, в шесть часов… (Маленькая пауза.) Батя, батя… Если бы я знал… (Пауза. Поднимается, набирает номер по телефону.) Галка… Умер отец… Да… Да… У тебя есть деньги?.. Неси, какие есть. Я уезжаю… Сегодня. Сейчас… Да… Жду тебя в конторе. Жду… (Положил трубку.)

САЯПИН . Успеешь?

ЗИЛОВ . Должен успеть… Пять часов самолетом, на пароходе полсуток, а там на автобусе… Надеюсь, что успею.

САЯПИН . Да-а… Теперь он тебя наверняка не уволит.

ЗИЛОВ . Что?

САЯПИН . Я говорю, такое несчастье — не уволит, не имеет права.

ЗИЛОВ . Заткнись-ка, идиот.

 

Появляются Кузаков и Вера. Зилов сидит, опустив голову.

 

КУЗАКОВ . Привет, алики!

 

Маленькая пауза.

 

Что грустите, что невеселы, соколики, или выпить захотели, алкоголики? (Проходит, садится за шахматную доску.) Ну-с, гроссмейстер…

САЯПИН . Подожди. Тут не до игры.

КУЗАКОВ . А что случилось?

ВЕРА . Они разочаровались в жизни.

КУЗАКОВ . Что ж. Может, они и правы. Жизнь в основном проиграна.

 

Саяпин показывает Кузакову телеграмму.

 

ВЕРА (Зилову) . Алик, что с тобой? Похмелье, что ли? Головка болит?

ЗИЛОВ . Замолчи, дура.

ВЕРА . Он действительно не в духе.

ЗИЛОВ . Заткнись, тебе говорят!

КУЗАКОВ (Вере) . Оставь его.

ЗИЛОВ (Вере) . Зачем ты сюда явилась? Чего тебе здесь надо?

КУЗАКОВ . Она пришла со мной.

ЗИЛОВ . Водить по учреждениям, ты мог бы найти что-нибудь поприличнее.

 

Маленькая пауза.

 

ВЕРА (Кузакову) . Ну? Что ты ему на это ответишь?

 

Кузаков молча протягивает Вере телеграмму.

Траурная музыка. Затемнение. Круг поворачивается.

Музыка умолкает. Зажигается свет.

Воспоминание продолжается.

Кафе «Незабудка». Зилов и Галина останавливаются у входа в кафе.

 

ЗИЛОВ . А теперь ты иди.

ГАЛИНА . Не успеешь зайти домой?

ЗИЛОВ . Зачем?

ГАЛИНА . Собраться.

ЗИЛОВ . Какие сборы? Я еду не на именины… Ну иди. Иди домой.

ГАЛИНА . Все-таки, может быть…

ЗИЛОВ . Что?

ГАЛИНА . Может, мы поедем вместе?

ЗИЛОВ . Нет, нет, решено, я еду один.

ГАЛИНА . Я думала, так будет лучше…

ЗИЛОВ . Как?

ГАЛИНА . Если я поеду с тобой.

ЗИЛОВ . Чем лучше?.. Тут ничем не поможешь… Сколько времени?

ГАЛИНА . Без двадцати шесть.

ЗИЛОВ . До свиданья. Мне пора на самолет. Я загляну сюда, мне надо немного выпить… До свиданья. (Проходит в кафе, садится за столик.)

 

Галина стоит у входа.

 

Дима!

 

Появляется официант.

 

ОФИЦИАНТ (Галине) . Привет, Галка… Проходи, гостьей будешь. (Подошел к Зилову.) Привет, Витя.

ЗИЛОВ . Привет, Дима. Принеси, пожалуйста, водки.

ОФИЦИАНТ (негромко о Галине) . Витя, почему твоя жена со мной не здоровается?.. Мне, конечно, все равно, но невежливо как-то с ее стороны… Сколько водки?

ЗИЛОВ . Двести.

 

Официант уходит. Галина подходит к столику.

 

Ты еще здесь?

ГАЛИНА . Я посижу с тобой. (Садится.) Пока ты здесь.

ЗИЛОВ . Я хочу быть один, ты понимаешь?

ГАЛИНА . Не понимаю. Мне казалось, что именно сейчас…

ЗИЛОВ . Именно сейчас я хочу остаться один.

 

Маленькая пауза.

 

ГАЛИНА . Да, я понимаю. Твоему отцу я была чужая… И тебе я давно чужая… Я тебе хотела сказать, давно хотела сказать… Я получаю письма…

ЗИЛОВ . Какие письма?

ГАЛИНА . Я получаю письма каждый день.

ЗИЛОВ . Да?.. От кого, интересно?.. Он друга детства, конечно?

ГАЛИНА . Он меня любит.

 

Маленькая пауза.

 

ЗИЛОВ . Ну, а как ты к нему относишься?

ГАЛИНА . Я не знаю… Но так, как у нас, так больше невозможно.

ЗИЛОВ . И ты решила сказать мне об этом именно сегодня?

ГАЛИНА . Я тебе не нужна. Скажи правду.

ЗИЛОВ . И тебе не совестно?.. У тебя переписка, шашни, черт знает что, и это ты преподносишь мне именно сегодня! В тот самый день, когда у меня умер папа… Ну спасибо тебе, утешила.

 

Маленькая пауза.

 

ГАЛИНА . Наверное, я виновата, но я больше не могу… Прости, если виновата.

ЗИЛОВ . Да нет, ты не стесняйся! Чего там! Продолжай! Расскажи, что там у тебя с ним, как. Рассказывай.

ГАЛИНА . Мне нечего рассказывать.

ЗИЛОВ . Нечего?.. Не знаю, не знаю. Не уверен. Ты молчала, значит, ты уже меня обманывала. Откуда же мне знать, что там у вас на самом деле!

ГАЛИНА . Перестань, что ты выдумываешь.

ЗИЛОВ . Я выдумываю? Ты сама сказала, что уже не знаешь, кого любишь.

ГАЛИНА . Это неправда!

ЗИЛОВ . Ты понимаешь, до чего ты дошла? И чтобы такую женщину я привел на могилу своего отца? Никогда! Уходи, я не желаю тебя видеть!

ГАЛИНА . Ты с ума сошел! Сам не знаешь, что ты говоришь…

ЗИЛОВ . Уходи, я тебе говорю! И вообще можешь не показываться! Можешь ехать к своему другу — пожалуйста! Желаю счастья!

ГАЛИНА . Да что с тобой?.. Я не давала ему никакого повода. Я давно ему не отвечаю… Я написала ему всего два письма. Всего два письма. Как же ты можешь?..

ЗИЛОВ (вдруг спокойно) . Ладно… Я психанул, извини… Нервы сдают. Должна понять, в каком они у меня состоянии…

ГАЛИНА . Я сама виновата. Ты меня прости…

ЗИЛОВ . Ладно, ты не обижайся… Я ведь чувствовал, что мне надо остаться одному… (Маленькая пауза.) И все-таки ты иди домой, хорошо?

ГАЛИНА (поднимается) . Хорошо.

ЗИЛОВ . И не сердись.

ГАЛИНА . Я не сержусь. Когда ты вернешься?

ЗИЛОВ . Когда?.. Я думаю, через неделю-полторы.

ГАЛИНА . Плохо, что я тебя не собрала. Ты даже без плаща.

ЗИЛОВ . Ничего, обойдусь… (Подходит к ней, поцеловал ее в щеку.) До свиданья.

 

Галина уходит. Пауза. Появляется официант.

 

Сколько времени?

ОФИЦИАНТ . Без пяти шесть… Закусить ничего не надо?

ЗИЛОВ . Нет… Дима, выпей со мной.

ОФИЦИАНТ (садится) . Спасибо, Витя, но на работе я — ни грамма. Это мой закон, ты знаешь. (Не сразу.) Ну как? Считаешь деньки-то? Сколько там у нас осталось?.. Мотоцикл у меня на ходу. Порядок… Витя, а лодку-то надо бы просмолить. Ты бы написал Хромому… Витя!

ЗИЛОВ . Да?

ОФИЦИАНТ . Я говорю насчет лодки. Написать бы туда надо.

ЗИЛОВ . Я уже все сделал. Лодка на воде.

ОФИЦИАНТ . Молодец.

ЗИЛОВ . Да, ведь восемнадцать дней осталось. Пустяки… (Молчит.)

ОФИЦИАНТ . О чем грустишь?

ЗИЛОВ . Несчастье у меня, Дима.

ОФИЦИАНТ . А что такое?

ЗИЛОВ . Старика еду хоронить…

ОФИЦИАНТ (не сразу и сочувственно) . Понятно…

 

Маленькая пауза. Зилов выпивает.

 

Дело печальное…

ЗИЛОВ . Скверно, Дима… Хреновый я был ему сын. За четыре года ни разу его не навестил…

ОФИЦИАНТ . Н-да…

ЗИЛОВ . Теперь вот повидаемся…

ОФИЦИАНТ . Далеко?

ЗИЛОВ (утвердительно качает головой) . Боюсь, не успею… (Не сразу.) Сколько с меня?

ОФИЦИАНТ . Рубль шестьдесят.

ЗИЛОВ (достает деньги) . Да. Я тебе должен три рубля…

ОФИЦИАНТ . Три двадцать, Витя.

ЗИЛОВ . А, извини… Вот. (Отдает деньги.) Спасибо.

ОФИЦИАНТ (поднялся, прикинул на счетах) . Тридцать пять копеек с меня.

 

Зилов махнул рукой.

 

Благодарю.

 

У входа появляется Ирина.

 

ЗИЛОВ (официанту) . Пока, Дима.

ОФИЦИАНТ . Пока. Держись, старик, не падай духом. (Уходит.)

ИРИНА (подходит) . Добрый вечер.

ЗИЛОВ . Иди сюда. Садись.

 

Ирина садится, дурашливо сложила руки на столе, выпрямилась, подняла голову, все как за партой. Рассмеялась.

 

(Положил на ее руки свою ладонь.) Ну? Как ты себя вела?

ИРИНА . Я послушная девочка. Я вела себя, как ты велел.

ЗИЛОВ . Ты умница. А та шпана?.. Ну у телефона?

ИРИНА . Ой! Я еле от них убежала. Они сумасшедшие. Сначала они не выпускали меня из телефонной будки.

ЗИЛОВ . Вот мерзавцы.

ИРИНА . Да нет, они сумасшедшие. Они меня не выпускают, а я им говорю, пустите, а то я вас обругаю. Потом один говорит, не ругайся, пойдем с нами, у меня, говорит, день рождения. Врет, наверное. Я говорю, я иду на свидание. А они, все равно, говорят, мы тебя проводим. Ну разве не сумасшедшие? (Без паузы.) А ты меня обманул. Ты не похудел. Нисколько. Но ты грустный.

ЗИЛОВ . Я уезжаю.

ИРИНА . Когда?

ЗИЛОВ . Сейчас. Попрощаемся, и на самолет.

 

Маленькая пауза.

 

ИРИНА . Обязательно надо?

ЗИЛОВ . Обязательно.

ИРИНА . Тогда поезжай. А я буду тебя ждать. А долго ждать?

ЗИЛОВ . Долго. Целую неделю.

 

Появляется Галина. В руках у нее плащ и портфель. Она входит быстро, но, сделав несколько шагов к столику, где сидят Зилов и Ирина, останавливается. Маленькая пауза. Галина смотрит на них, они на нее. Рука Зилова все еще лежит на руках Ирины. Галина подходит к ближайшему стулу, оставляет на нем плащ и портфель. И вдруг быстро уходит. Маленькая пауза.

 

ИРИНА . Кто это?

 

Маленькая пауза.

 

ЗИЛОВ . Это моя жена.

ИРИНА (поражена) . Жена?..

ЗИЛОВ . Да, я женат…

 

Пауза.

 

Так… Ты потрясена. Убита… Для тебя все кончено…

 

Маленькая пауза.

 

Ну?.. Можешь назвать меня мерзавцем, можешь встать и уйти… Делай, что хочешь.

 

Маленькая пауза.

 

Все кончено, не правда ли?.. А? Что же ты молчишь?.. Ты не знаешь, что говорят в таких случаях? Пожалуйста, я тебя научу…

ИРИНА (тихо) . Нет…

ЗИЛОВ . Что — «нет»? Говорю тебе, я женат… Разве это ничего не меняет?

ИРИНА . Да, это ничего не меняет… Все равно…

ЗИЛОВ (садится с нею рядом, обнимает ее) . Радость моя! Ты белая как стенка, успокойся, все это ерунда. Я женат — в самом деле, расписан — действительно, но мы с ней давно уже чужие люди, друзья, добрые друзья. Не больше.

ИРИНА . Это правда?

ЗИЛОВ . Я мог тебе все рассказать в первый день, но зачем — подумай?.. Ну что ты! Если бы я хотел тебя обмануть, я бы сегодня тебя обманул, сейчас. Сказал бы, что она моя сестра…

ИРИНА . Сначала я чуть не умерла… А потом почувствовала, что мне все равно, женат ты или нет. И мне стало страшно.

ЗИЛОВ . Бедная девочка! Прелесть моя! Ты понятия не имеешь, какая ты прелесть…

 

Маленькая пауза. Зилов целует Ирине руку. Она унимает его, смущенно поглядывая по сторонам.

 

ИРИНА . Я хочу есть.

ЗИЛОВ . Прекрасная мысль. Сейчас мы поужинаем. И выпьем чего-нибудь, верно? (Громко.) Дима!..

ИРИНА . А твой самолет? Ты успеешь?..

ЗИЛОВ (помрачнел) . Да, ты права… Я должен торопиться…

 

Появляется официант.

 

ОФИЦИАНТ (Зилову) . Ты меня звал?

ЗИЛОВ . Да… (Маленькая пауза. Нерешительно.) Что-нибудь поесть и вина… Немного.

ОФИЦИАНТ . Поесть — что именно?

ЗИЛОВ (Ирине) . Что ты желаешь?

ИРИНА . Что ты, то и я.

ЗИЛОВ (вдруг решительно) . Бифштексы. Что-нибудь холодное, вина бутылку и коньяку — двести. Все.

ИРИНА . Не опоздаешь на самолет?

ЗИЛОВ . Я еду завтра. (Официанту.) Ты все понял?

ОФИЦИАНТ . Все ясно.

 

Траурная мелодия, которая внезапно обрывается и после секундной паузы сменяется своим развязным вариантом. Круг поворачивается, музыка умолкает, зажигается свет. Зилов стоит посреди своей комнаты. Лицо его обращено к окну.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.057 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал