Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ




 

 

Квартира Зиловых. На столе огромный рюкзак и ружье в брезентовом чехле.

За окном по-прежнему дождь.

Зилов разговаривает по телефону. Сейчас он в свитере, в широких брюках,

босой, на голове у него кепка. На тахте лежит телогрейка, на полу -

охотничьи сапоги.

 

ЗИЛОВ. Нет, больше не могу... Знаешь, Дима, я плохой охотник, но, видит

бог, я неплохой товарищ, я бы не стал, как ты... Нет, ждать не буду... Не

могу... Ладно, бог с тобой и с твоим мотоциклом... Да, прямо сейчас... Да,

по дождю... Как-нибудь... До Ключей автобусом, а там пешком... Да так. Не

знаешь, как ходят пешком?.. Правильно, значит, ты еще не забыл... Что?..

Лодка?.. Как всегда - пожалуйста... Ну моя, ну и что из этого? Пополам, как

обычно... Да нет, лодки мне не жалко, зря беспокоишься... Минутку, Дима,

минуточку!.. Я хотел тебя спросить... спросить... подожди... Да! Слушай, не

ты ли это двинул мне вчера по скуле?.. Да вот никак не вспомню... Да нет,

при чем тут подозрения, просто спрашиваю... Ну если б знал, не спрашивал

бы... Ну извини, не придавай этому значения... Да так, интересно все-таки...

Ладно, извини еще раз - не обижайся... Ладно, там увидимся... Увидимся...

Привет. (Положил трубку. Собирается. Сел, натягивает сапоги.)

 

Стук в дверь.

 

Да!

 

Голос за дверью: "Телеграмма".

 

(Поднимается, выходит в прихожую, возвращается, развернул телеграмму,

читает ее вслух.) "Дорогой Алик... Выражаем глубочайшее соболезнование по

поводу преждевременной кончины нашего лучшего друга Зилова Виктора

Александровича... Группа товарищей..." (Пауза.) Группа товарищей... Ну-ну...

(Медленно рвет телеграмму.)

 

Звучит музыка - причудливое чередование траурной мелодии с ее веселой

вариацией. В темноте круг поворачивается. Свет зажигается, музыка умолкает,

начинается воспоминание последнее. Кафе "Незабудка". Сдвинуты два стола.

Зилов и официант. Официант накрывает на стол. Зилов сидит во главе стола. Он

в черном костюме, торжественный и возбужденный.

 

ЗИЛОВ. Ну так... И пару шампанского. А как же? Праздник у нас или нет?

ОФИЦИАНТ. Сколько будет человек?

ЗИЛОВ. Семь. Семь персон.

ОФИЦИАНТ. Кто да кто?

ЗИЛОВ. Все те же. Друзья! А кто еще?.. Откровенно говоря, я и видеть-то

их не желаю.

ОФИЦИАНТ. Поссорился?

ЗИЛОВ. Поссорился?.. Вроде бы да... А может, и нет... Да разве у нас

разберешь?.. Ну вот мы с тобой друзья. Друзья и друзья, а я, допустим, беру

и продаю тебя за копейку. Потом мы встречаемся и я тебе говорю: "Старик,

говорю, у меня завелась копейка, пойдем со мной, я тебя люблю и хочу с тобой



выпить". И ты идешь со мной, выпиваешь. Потом мы с тобой обнимаемся,

целуемся, хотя ты прекрасно знаешь, откуда у меня эта копейка. Но ты идешь

со мной, потому что тебе все до лампочки, и откуда взялась моя копейка, на

это тебе тоже наплевать... А завтра ты встречаешь меня - и все сначала...

Вот ведь как. А ты говоришь поссорился... Просто я не желаю их видеть.

ОФИЦИАНТ. Тогда зачем ты их пригласил?

ЗИЛОВ. Да так, для души.

ОФИЦИАНТ. Не понимаю.

ЗИЛОВ. Для полноты счастья. Сам подумай, какая разница: сегодня я гляжу

на эти рожи, а завтра я на охоте.

ОФИЦИАНТ. Чудишь, старичок...

ЗИЛОВ. Завтра мы отправимся пораньше, верно? Часиков бы в шесть, а,

Дима?.. Если выедем рано, к вечеру будем на месте.

ОФИЦИАНТ. Успеем. Официально охота разрешается послезавтра.

ЗИЛОВ. В том-то и дело. Значит, завтра надо быть там. А как же? Иначе

мы пропустим первое утро.

ОФИЦИАНТ. Не волнуйся, мы успеем.

ЗИЛОВ. Черт возьми! Какие-то сутки - и мы с тобой уже в лодке, а? В

тишине. В тумане. Выпей, Дима. Выпей за первое утро.

ОФИЦИАНТ. Витя, не уговаривай. Я на работе.

ЗИЛОВ. Да ведь последний вечер. Считай, что уже в отпуске.

ОФИЦИАНТ. Я сказал: нет. Мне отчитываться, деньги сдавать, и вообще ты

мой закон знаешь.

ЗИЛОВ. Да наплюй ты на свой закон. (Подает официанту стакан.) Одну. За

первое утро.

ОФИЦИАНТ. Ни одной. Завтра - пожалуйста. Хоть сто порций.

ЗИЛОВ. Ладно... Говоря по совести, этот кабак мне опротивел. Мы не

увидим его целый месяц. И слава богу... Итак, за утиную охоту. (Выпивает.) У



меня предчувствие, что на этот раз мне повезет.

ОФИЦИАНТ. Предчувствия - побоку. Если не можешь стрелять, предчувствия

не помогут. Как мазал, так и будешь.

ЗИЛОВ. Дима, ну сколько я могу мазать? Неужели и в этот раз?

ОФИЦИАНТ. Витя, я тебе сто раз объясняю: будешь мазать до тех пор, пока

не успокоишься.

ЗИЛОВ. Да что это такое? "Не волнуйся", "успокойся"! Дима, шутишь ты

надо мной, что ли? Я понимаю, нужен глаз, рука, как у тебя...

ОФИЦИАНТ. Витя, глаз у тебя на месте, и рука нормальная, и все ты

понимаешь, но как дойдет до дела - ты не стрелок. А почему? Потому что в

охоте главное - это как к ней подходить. Спокойно или нет. С нервами или без

нервов... Ну вот сели на воду, ты что делаешь?

Зилов (поднялся). Как - что я делаю?

ОФИЦИАНТ (перебивает). Ну вот. Ты уже вскакиваешь, а зачем? Ведь это

все как делается? Спокойно, ровненько, аккуратненько, не спеша.

ЗИЛОВ. А влет? Тоже не спеша?

ОФИЦИАНТ. Зачем? Влет бей быстро, но опять же полное равнодушие... Как

сказать... Ну так, вроде бы они летят не в природе, а на картинке.

ЗИЛОВ. Но они не на картинке. Они-то все-таки живые.

ОФИЦИАНТ. Живые они для того, кто мажет. А кто попадает, для того они

уже мертвые. Соображаешь?

Зилов (легкомысленно). Ясно... Выпью-ка я еще. За то, чтоб не

волноваться. (Выпивает.) На этот раз все будет вот так. (Показывает большой

палец.) Ты увидишь...

ОФИЦИАНТ (насмешливо). Ну посмотрим... Только бы погода не испортилась.

ЗИЛОВ. Не может быть. Упаси боже...

 

Маленькая пауза.

 

ОФИЦИАНТ. Витя, у тебя, кажется, жена уехала? Точно?.. Говорят, ты

остался один?

ЗИЛОВ. А что? Ты насчет ключа?.. Я не один. Я живу с невестой.

ОФИЦИАНТ. С невестой? (Ухмыльнулся.) Неплохо сказано...

ЗИЛОВ (вдруг с раздражением). А что ты ухмыляешься? Может, ты с ней

спал?

ОФИЦИАНТ (озадачен). Да нет... Чего это ты?

ЗИЛОВ. Я ничего. А ты не ухмыляйся, когда не следует... Невеста как

невеста. Я на ней женюсь, понял?

ОФИЦИАНТ. Разве я против?.. (Закончил работу, шагнул назад,

одновременно взмахнул салфеткой.) Порядок.

ЗИЛОВ. Ты вот что. (Вынимает деньги, дает их официанту.) Ты неси сюда

еще пару бутылочек. Раз в году могу я раскрутиться? Имею право?

ОФИЦИАНТ. Конечно, Витя. Хозяин - барин. Как обычно.

 

Появляются Вера и Кузаков. В руках у Веры несколько астр.

 

КУЗАКОВ. Привет, алики!

ЗИЛОВ. Привет, привет...

ОФИЦИАНТ Привет.

ЗИЛОВ. Присаживайтесь.

ВЕРА (о Зилове). Смотрите, какой он сегодня шикарный.

КУЗАКОВ. Красавчик.

ВЕРА. Именинник.

КУЗАКОВ. Принц.

ЗИЛОВ. Ладно, не болтайте. Садитесь за стол.

ВЕРА (передает цветы официанту). Алик, будь добр, поставь их в вазу.

ОФИЦИАНТ (насмешливо). Слушаюсь. (Уходит.)

КУЗАКОВ (Вере об официанте). Ты с ним знакома?

ВЕРА. Знакома, к сожалению.

ЗИЛОВ. Ты лучше спроси, с кем она не знакома.

КУЗАКОВ. Он мне не нравится.

ВЕРА. Мне тоже, Коля. Но делать вид, что я его не знаю, зачем?

ЗИЛОВ. Бросьте, он отличный парень. (Кузакову.) А ты, кажется, ее

ревнуешь?

КУЗАКОВ (привлек Веру к себе). Ты прав - ревную.

ВЕРА. А что в этом плохого? (Слегка обнимает Кузакова.)

ЗИЛОВ. Какие нежности, черт возьми... (Кузакову, насмешливо.) Слушай,

ты на ней женись.

КУЗАКОВ. Знаешь, я так и сделаю.

ЗИЛОВ (удивленно). Серьезно?

КУЗАКОВ. А ты что-нибудь имеешь против?

ЗИЛОВ (насмешливо). Я против?.. Ну что ты. Наоборот. Благословляю.

 

Появляются Валерия, Саяпин и Кушак.

 

САЯПИН. Привет, алики!

 

Все поздоровались. Официант принес цветы, вино и удалился.

 

ЗИЛОВ. Милости прошу к столу. Рассаживайтесь. Сюда, Вадим Андреич.

КУШАК. Да, пожалуй, я сяду здесь. (Садится рядом с Зиловым.) Рядом с

отпускником.

ЗИЛОВ. Ну вот, все в сборе. Сейчас придет моя невеста... (Ждет

замечаний.)

ВАЛЕРИЯ. Невеста?

ЗИЛОВ. А что?.. Может, вас это не устраивает?

ВАЛЕРИЯ. Ну, во всяком случае, - новость...

ВЕРА. У тебя невеста?

ЗИЛОВ. Да, невеста. Если уж у тебя есть жених, то почему бы...

Валерия (перебивает). Ну хорошо, хорошо. Невеста так невеста. Но мне

кажется, если ты нас пригласил, то мог бы не пить заранее. Мог бы

воздержаться.

ЗИЛОВ. Так вот. Сейчас придет моя невеста и мы будем выпивать.

Давненько мы с вами не выпивали, а, Вадим Андреич?

КУШАК (ему явно не по себе). В самом деле... (Озирается.) Но ведь я по

этой части не особенно...

ЗИЛОВ. Ничего не известно. По-моему, вы пьете дома. По ночам.

ВАЛЕРИЯ. Какая глупость. Вадим Андреич - единственный здесь мужчина,

которого нельзя назвать пьяницей.

САЯПИН. Братцы! Что я вижу! Гляньте на стол!

ЗИЛОВ. В чем дело?

САЯПИН. Крабы!

ВАЛЕРИЯ. Крабы?.. Красота! Роскошь!

КУШАК. Действительно, крабы теперь большая редкость.

ВЕРА. А мне они не нравятся.

ЗИЛОВ. Это потому, что ты их никогда не пробовала.

КУШАК. А вот любопытная вещь. Лет пятнадцать назад в магазинах крабами

были забиты все полки. Представьте, никто не брал.

ВАЛЕРИЯ. Не понимали.

САЯПИН. Тогда многого не понимали. Жили как папуасы.

ЗИЛОВ. Ну а теперь?

САЯПИН. Что теперь? Теперь другое дело. Узнали, что почем, разобрались.

ЗИЛОВ. Не говори. Теперь все дураки стали умными.

КУШАК. М-м... Друзья, к чему этот разговор?

САЯПИН. Да, не будем вдаваться в политику. Кому это надо?

 

Появляется Ирина. Она веселая, в светлом платье.

 

ИРИНА. Добрый вечер. Все поздоровались.

ЗИЛОВ (довольно мрачно). Где ты была?

 

Его тон сразу же сбивает с Ирины веселость. Она молчит.

 

Ладно. Иди сюда.

 

Ирина подходит.

 

(Всем.) Вот. Прошу любить и жаловать. Ее зовут Ирина. (Ирине.)

Знакомься. Это вот Вадим Андреич.

КУШАК. Очень приятно.

ЗИЛОВ. Мой шеф. Руководитель, стало быть. Большой либерал.

 

Ирина слегка кланяется всем поочередно.

 

(Церемонными жестами представляет ей своих друзей) Саяпин. Тоже крупный

деятель... Его боевая подруга. Дальше... Кузаков. Жених, как я только что

выяснил... (О Вере.) А это... ты сама видишь. Тоже, оказывается, невеста...

Все они мои лучшие друзья.

ИРИНА (мягко). Я очень рада.

ЗИЛОВ. Они тоже очень рады. (Всем.) Или вы недовольны?

 

Маленькая пауза. Саяпин не удержался, прыснул.

 

Все довольны? Я так и думал. А теперь давайте выпьем. За утиную охоту.

 

Маленькая пауза. Зилов выпивает один.

 

КУЗАКОВ (насмешливо). Ну и как? Хорошо прошла?

ЗИЛОВ. Замечательно.

КУЗАКОВ. Ты что же, пригласил нас посмотреть, как ты напиваешься?

ЗИЛОВ. Нет, зачем же. Я вас пригласил, чтобы посмотреть на трезвых

людей.

ВАЛЕРИЯ. И долго ты намерен на нас смотреть?

ЗИЛОВ. Уже налюбовался. Можете выпить. За охоту. Предупреждаю, пить вы

сегодня будете только за охоту. Исключительно.

 

Маленькая пауза.

 

КУШАК (осторожно). Я понимаю, Виктор, охота - это твое хобби, но...

ЗИЛОВ (перебивает). Какое еще к черту хобби? Охота она и есть охота.

(Фыркнул.) Хобби! Чем говорить такие пошлости, выпьем-ка лучше за открытие

сезона.

ВАЛЕРИЯ (Зилову). Послушай, со своей охотой ты совсем помешался.

КУШАК. В самом деле, Виктор. Я полагаю, здесь у каждого есть свои

увлечения, нельзя же так, ведь мы твои гости...

ЗИЛОВ. Ерунда. Вы будете пить за охоту - и никаких. А если нет, то

зачем вы здесь собрались?

 

Несмотря на выпитое, Зилов пока еще в трезвом уме и твердой памяти.

 

КУЗАКОВ. Не понимаю, чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы мы ушли?

САЯПИН. Да нет! Витя шутит. Как всегда. Вы что, его не знаете?

ЗИЛОВ (Ирине). Ты только посмотри на эту компанию. Посмотри, какие они

все серьезные. Они не выпивают, не закусывают. У них совсем другое на уме.

Они пришли учить меня жить.

ВЕРА. Мне это уже надоело.

ЗИЛОВ. Надоело? Ну конечно! Ты ведь не привыкла к длинным разговорам.

ИРИНА (она растеряна, негромко, Зилову). Перестань...

ЗИЛОВ. Подожди! Ты их не знаешь. Это такие порядочные люди, что им

просто стыдно сидеть со мной за одним столом. (Вере.) Не правда ли, Верочка?

Признайся, что ты умираешь от стыда. Ты ведь у нас невеста. (Смеется.)

КУЗАКОВ (поднимается). Слушай! Сколько я тебя знаю, ты всегда был

мелким шкодником. Что случилось? На этот раз, я вижу, ты размахнулся не на

шутку. Чего доброго, ты устроишь здесь настоящий скандал.

ВЕРА. А мы будем ждать? А может, лучше пойдем отсюда?

ЗИЛОВ. Нет, зачем же? Не торопитесь, дайте нам на вас полюбоваться. Вы

- такая замечательная пара. Вас же надо по телевизору показывать. Особенно

невесту.

КУЗАКОВ. Ты еще не наговорился?

ЗИЛОВ. Невеста! Вы меня не смешите. Спросите-ка ее, с кем она здесь не

спала.

ИРИНА. Виктор!

 

Кузаков поднимается и направляется к Зилову. Саяпин поднимается и

приближается к Зилову с другой стороны.

 

ВЕРА (вскакивает и кричит). Не трогайте его!

 

Кузаков и Саяпин останавливаются. Маленькая пауза.

 

Не будете же вы бить пьяного... И потом он... Он говорит правду.

ВАЛЕРИЯ (Вере). Да как вы можете! Да он совсем обнаглел. Ему кажется,

что он уже на болоте со своей двустволкой!

КУШАК (Зилову). Виктор! Ты забываешься. Ты не в лесу. В конце концов,

здесь общественное место, семейные люди, девушки...

ЗИЛОВ. Ах да! Конечно! Семья, друг семьи, невеста - прошу прощения!..

(Мрачно.) Перестаньте. Кого вы тут обманываете? И для чего? Ради приличия?..

Так вот, плевать я хотел на ваши приличия. Слышите? Ваши приличия мне

опротивели.

ИРИНА (трясет Зилова). Виктор!..

КУШАК (негодует). Ну знаешь ли! Я далеко не ханжа, но это уже слишком!

(Поднимается.)

ЗИЛОВ (Кушаку). Ну конечно! Вы пришли провести вечер - тихо,

благородно, и вдруг такое безобразие. Так, что ли? Зачем вы пришли,

скажите-ка лучше откровенно. Ну зачем?.. Молчите? А я вам скажу, зачем вы

сюда пришли. Вам нужна девочка - вот зачем вы сюда пожаловали.

КУШАК. Прекратите, хулиган!

ИРИНА. Виктор!

 

Появляется официант.

 

ОФИЦИАНТ. Витя, не шуми, старик, шуметь не разрешается...

ЗИЛОВ (вырывается. Всем). Хватит вам валять дурака! Сколько можно!

Нужна девочка - так и скажите.

ВАЛЕРИЯ. Хам да и только.

ЗИЛОВ (Кушаку). Нужна, ну и пожалуйста! Выбирай любую. Хоть ту

(показывает на Веру), хоть эту (показывает на Валерию), вы же друг семьи,

так в чем же дело? Он (показывает на Саяпина) вам уступит. С удовольствием!

ИРИНА (трясет Зилова). Замолчи! Или я уйду.

Валерия. Хам! (Саяпину.) Чего стоишь? Не слышишь, нас оскорбляют!

 

Саяпин направляется к Зилову, но официант его останавливает.

 

ОФИЦИАНТ. Спокойно... У нас не разрешается.

ЗИЛОВ (Кушаку). Ну что же вы? Выбирайте!

ИРИНА (с отчаянием). Я уйду, ты слышишь!

ВАЛЕРИЯ. Хам! (Кушаку и Саяпину.) Идемте отсюда!

 

Валерия, Кушак и Саяпин направляются к выходу. Вера и Кузаков за ними.

 

ЗИЛОВ (кричит). Постойте!

 

Уходящие останавливаются.

 

(Хватает Ирину за руку и быстро выводит ее из за стола.) Вот вам еще!

Еще одна! Хватайте!

ИРИНА (кричит). Виктор!

ЗИЛОВ. Рекомендую! Восемнадцать лет! Прелестное создание! Невеста! Ну!

Что же вы растерялись? Думаете, ничего не выйдет? Ерунда! Поверьте мне, это

делается запросто!

ОФИЦИАНТ. Спокойно, спокойно... (Оттесняет Зилова к столу.)

 

Ирина смотрит на Зилова с ужасом.

 

КУЗАКОВ (Ирине). Идемте с нами...

ЗИЛОВ. Вот, вот. Возьмите ее с собой и убирайтесь... (Кричит.)

Убирайтесь, я вам говорю! Вон отсюда!

ВАЛЕРИЯ (на пороге). Придурок!

САЯПИН. Браконьер!

 

Кушак, Вера, Кузаков, Валерия и Саяпин уходят. Официант усаживает

Зилова за стол. Ирина стоит посреди комнаты. Она как бы в оцепенении.

 

ЗИЛОВ (вслед уходящим). Вот и прекрасно! Катитесь к чертям собачьим!

Знать вас больше не желаю! Подонки!.. Алики! Чтоб вам пусто было! (Наливает

себе водки и залпом выпивает. Только сейчас он окончательно пьянеет.

Обращаясь к Ирине.) И ты убирайся вместе с ними.

ОФИЦИАНТ. Кого-кого, а девушку ты зря обижаешь. С такой милой девушкой

я бы на твоем месте так не разговаривал.

ЗИЛОВ. А ты еще кто такой?.. Ах, лакей... И ты туда же? Ну и хватай ее,

если она тебе нужна. Мне плевать... Она такая же дрянь, точно такая же. А

нет, так будет дрянью. У нее еще все впереди...

ОФИЦИАНТ (обращаясь к Ирине, как бы извиняясь за себя и за Зилова).

Отключился. Сам не знает, что говорит.

ЗИЛОВ (Ирине). Что ты так на меня уставилась? Что тебе от меня надо?

(Официанту.) Слушай, ты, лакей! Убери ее отсюда. И сам уходи. Я хочу

остаться один... Я вам не верю, слышите?..

 

Ирина медленно, как во сне, идет к выходу и исчезает. Зилов уронил

голову на стол.

 

ОФИЦИАНТ (подходит к Зилову, толкает его в бок, поднимает ему голову).

Я - лакей?

ЗИЛОВ (смутно). В чем дело?..

ОФИЦИАНТ. Я спрашиваю: я - лакей?

ЗИЛОВ. Ты?.. Конечно. А кто же еще?

 

Официант оглядывается, потом бьет Зилова в лицо. Зилов падает между

стульев. Официант без всякого перерыва начинает убирать со стола. Появляются

Кузаков и Саяпин.

 

САЯПИН. Где он?

ОФИЦИАНТ (показывает). Готов. И рогом не шевелит.

САЯПИН. Герой.

КУЗАКОВ (поднимает Зилова, Саяпину). Помоги.

ОФИЦИАНТ. Хорошо, что вы вернулись. Я с ним таскаться не собираюсь. По

долгу службы. (Уходит с подносом.)

 

Кузаков и Саяпин усаживают Зилова на стул и приводят в чувство.

 

КУЗАКОВ. Очнись, скандалист.

ЗИЛОВ (смутно). В чем дело?

КУЗАКОВ. Пошли домой.

ЗИЛОВ. Домой?.. Зачем? Что я там забыл?.. Нет, домой я не хочу. Никуда

не хочу. Я остаюсь здесь. Решено!

САЯПИН (громко, Зилову на ухо). Уже ночь, чучело. Кафе закрывается.

Ночь, понимаешь! Ночь!

ЗИЛОВ. Ночь?.. (Вдруг энергично.) Где ночь? Где ты ее видишь? Ночью

должно быть темно. А это что такое? (Тычет пальцем в открытую дверь, через

которую видна освещенная улица.) Что это?.. Разве это ночь? Ну? Светло как

днем! Какая же это к черту ночь! Нет, мне все это опротивело... (Вдруг

обмяк.)

КУЗАКОВ. Пьян мертвецки... (Зилову.) Ты можешь передвигать ногами?..

ЗИЛОВ. Пока - да... Но сначала выпьем. Выпьем и пойдем... (Вдруг.)

Подождите! А где моя невеста?

САЯПИН. Хватился!

ЗИЛОВ. Где моя невеста? Где она? Верните ее! Верните! Мы обвенчаемся в

планетарии...

 

На улице возникает шум и вид начинающегося дождя.

 

САЯПИН. Дождь пошел.

КУЗАКОВ. А вот мы его по дождичку. Взяли.

 

Они поднимают Зилова со стула. Он сопротивляется.

 

ЗИЛОВ. Куда вы меня ведете?

САЯПИН. В планетарий. Сочетаться законным браком.

ЗИЛОВ (уперся). Не хочу.

КУЗАКОВ (Саяпину). Подожди... (Зилову, громко.) Слушай, хулиган! Ты

едешь завтра на охоту. Забыл?

ЗИЛОВ. На охоту?.. (Воспрянул.) Черт возьми! Вы правы, надо торопиться.

(Поднялся, едва не упал.)

 

Они его подхватили.

 

КУЗАКОВ. Труп. Берем его под руки.

САЯПИН. Труп?

КУЗАКОВ. Ну да, покойник. Боюсь, что нам придется его нести.

САЯПИН (потирает руки). Покойничек! (Смеется.) У меня блестящая идея!

(Смеется.) Завтра мы ему устроим!

КУЗАКОВ. Что устроим?

САЯПИН. Вот такой (показывает большой палец) сюрприз! Он нам устроил

сегодня, а мы ему устроим завтра! Покойничек! (Хохочет.) Пошли!

 

Берут Зилова под руки, уводят. Шум дождя усиливается. Траурная музыка.

Секундное затемнение, после чего, как в первой картине, последовательно

зажигаются два прожектора. Первым, неярким, освещен Зилов, стоящий у дверей,

так, как оставили мы его в начале этой картины. Вторым, ярким прожектором в

середине комнаты высвечен круг, на котором сейчас возникнут видения Зилова

из первой картины. Теперь эта сценас начала до конца должна сопровождаться

траурной музыкой. Поведение лици разговоры, снова возникшие в воображении

Зилова, на этот раз должны выглядеть без шутовства и преувеличений, как в

его воспоминаниях, то есть так, как если бы все это случилось на самом деле.

Из комнаты, в свет яркого прожектора, являются Кузаков и Саяпин.

 

САЯПИН. Да нет, что ты. Не может этого быть.

КУЗАКОВ. Факт.

САЯПИН. Да нет, он пошутил, как обычно. Ты что, его не знаешь?

КУЗАКОВ. Увы, на этот раз все серьезно. Серьезнее некуда.

САЯПИН. Спорим, что он распустил этот слух, а сам сидит в "Незабудке".

 

Появляются Вера и Валерия, потом Кушак.

 

ВАЛЕРИЯ. Вы только подумайте, вчера он собирался на охоту, шутил... Еще

вчера! А сегодня?!

ВЕРА. Такого я от него не ожидала. Он был алик из аликов...

КУШАК. Какое несчастье!.. Я никогда бы этому не поверил, но, знаете

ли... Последнее время он вел себя... Я далеко не ханжа, но я должен сказать,

что он вел себя весьма... мм... неосмотрительно. К добру такое поведение не

приводит.

 

Все исчезают. Появляется Галина, за ней Ирина.

 

ГАЛИНА. Я не верю, не верю, не верю... Зачем он так сделал?

ИРИНА. Зачем?

ГАЛИНА (Ирине). Скажи, он тебя любил?

ИРИНА. Я не знаю...

ГАЛИНА. Мы прожили вместе шесть лет, но я его так и не поняла. (Ирине.)

Мы будем с тобой дружить, хорошо?

ИРИНА. Хорошо.

 

Обнимаются и обе плачут.

 

ГАЛИНА. Я уезжаю... навсегда... Напишешь мне письмо?

ИРИНА (сквозь слезы). Хорошо...

 

Галина исчезает. Появляются Кушак и официант.

 

КУШАК (Ирине). Очень, очень приятно...

ОФИЦИАНТ. Девушка, в таком состоянии вам нельзя быть одной.

КУШАК. Да, но... Нет, конечно... И все-таки...

ОФИЦИАНТ. В шесть часов мы ждем вас в "Незабудке". Придете?

ИРИНА (сквозь слезы). Хорошо...

 

Все исчезают. Появляется Кузаков.

 

КУЗАКОВ (задумчиво). Кто знает... Если разобраться, жизнь, в сущности,

проиграна... (Исчезает.)

 

В траурном шествии последовательно проходят Галина, Кузаков, Саяпин,

Валерия, Кушак, Ирина, официант. Последним проходит мальчик, несущий венок.

Оба прожектора внезапно гаснут, музыка обрывается. Две-три секунды на сцене

- темнота.

Сцена освещается. Зилов один в своей комнате. Он стоит перед окном

долго и неподвижно. За окном дождь.

Он хотел закрыть окно, но вдруг распахнул его и высунулся на улицу.

 

ЗИЛОВ (кричит). Витька!.. Куда ты?.. А как уроки?.. Порядок?.. Ну

молодец... Что? Не волнуйся, все как надо... Давай... Прощай, Витька...

Прощай. (Закрыл окно. Снял с головы кепку, бросил ее на пол. Подошел к

телефону, набрал номер.) Дима?.. Знаешь, я не поеду... Да нет, хочу тебя

предупредить: я вообще не еду... Раздумал... Да вот раздумал... У меня

другие планы... Да, другое место... Нет, что ты. Где мне с тобой тягаться...

Слушай, ты чем сейчас занимаешься?.. Да вот хочу тебя пригласить... На

поминки... На мои... Да вот надоела. Или я ей надоел. Одно их двух...

Короче, я приглашаю тебя на поминки. Ну да, по-соседски... Что, лень перейти

улицу?.. Выпить? Конечно, будет. А как же?.. Придешь?.. Все, договорились.

(Положил трубку, поднял ее снова, набрал номер.) Мне Саяпина... Привет.

Зилов... Да, живой... Получил, спасибо. Очень смешно... И Кузаков там?

Отлично... Молодцы. Я умираю со смеху... Конечно... Все правильно, ребята...

Ну, так что ж? Приходите на поминки... Ну конечно. Уж доведем это дело до

конца... Вот я вам и говорю, приходите на поминки... Как - что делать?..

Выпьете, закусите - как водится... Да, прямо сейчас... Идете?.. Вот и

прекрасно. (Положил трубку, уселся за стол, достал бумагу, ручку, что-то

написал. Поднялся, взял ружье, вынул его из чехла, собрал, поставил его у

стола. Развязал рюкзак, достал из него патронташ, вынул из него патрон,

зарядил ружье - все это довольно торопливо. Уселся на стул, ружье поставил

на пол, навалился грудью на стволы. Примерился к курку одной рукой,

примерился другой. Поставил стул к столу, уселся, ружье устроил так, что

стволами оно уперлось ему в грудь, прикладом - в стол. Отставил ружье,

стянул с правой ноги сапог, снял носок, снова устроил ружье между грудью и

столом. Большим пальцем ноги нащупал курок...)

 

Раздается телефонный звонок. Он сидит неподвижно. Телефон звонит

настойчиво и долго.

Он поднимается и быстро подходит к телефону. Снимает трубку. Трубка у

него в одной руке, в другой - ружье.

 

Да... Говорите, я вас слушаю... Говорите!.. (Чрезвычайно взволнованно.)

Кто это?.. Послушайте, мне не до шуток...

 

В дверях появляются Кузаков и Саяпин. Они появляются без стука. Вид

Зилова с ружьем, в одном сапоге, тон его разговора их настораживает, и они,

остановившись в дверях, ничем не выдают своего присутствия. Зилов стоит к

ним спиной.

 

Кто это?.. Кто звонит? Отвечайте! (Мгновение держит трубку перед

глазами, снова подносит ее к уху, затем руку с трубкой медленно опускает

вниз.)

 

Так с ружьем и трубкой в руках некоторое время он стоит у телефона.

Не глядя бросает трубку мимо телефона. Возвращается к столу,

устанавливает на должном расстоянии сдвинутый недавно стул, и как только он

на него усаживается, Кузаков набрасывается на него сзади и выхватывает из

его рук ружье. Зилов вскакивает. Небольшая пауза.

 

Дай сюда! (Бросается к Кузакову.)

 

Борьба.

 

САЯПИН. Витя... Витя... Что с тобой?

 

Вдвоем они его одолели и усадили на тахту.

 

КУЗАКОВ (с ружьем в руках). Псих. Нашел себе игрушку.

ЗИЛОВ (тяжело дышит). Нахалы...

САЯПИН. И мы же - нахалы!

ЗИЛОВ. Стучаться надо, черт вас возьми!

САЯПИН. Озверел. (Взял со стола записку, читает ее вслух.) "В моей

смерти прошу никого не винить..." Витя, да ты что, старик? С ума ты сошел,

что ли!

КУЗАКОВ (переломил ружье, вынул патрон, разглядывает его). Ты и в самом

деле спятил.

САЯПИН (взял патрон, спрятал его в карман, Зилову). Да за такие вещи...

(Кузакову.) А если бы мы пошли пешком, а? Что тогда? (Зилову.) Неужели бы

ты...

ЗИЛОВ. Вы пришли раньше времени. Уходите.

КУЗАКОВ. Никуда мы не уйдем.

Саяпин (садится). Мы тут у тебя посидим. Отдохнем, перекурим. Верно,

Коля?.. Ну, дела. (Кузакову.) А ты еще говоришь, пойдем пешком. А я гляжу -

такси, нет, говорю, давай прокатимся, как будто чувствовал.

Кузаков (Зилову). Опомнись, милый мой, возьми себя в руки... Обуйся.

Для начала.

 

Пауза.

 

ЗИЛОВ. Уходите.

КУЗАКОВ. Никуда мы не уйдем, даже не думай.

ЗИЛОВ. Ну как хотите. Мне торопиться некуда.

КУЗАКОВ. Что случилось? Ты что, жизнь тебе не дорога?

ЗИЛОВ. Только не надо меня уговаривать. Напрасный труд. Это дело я

доведу до конца.

 

К этому времени в комнате чуть светлеет, и на полоске неба, видимой в

окно, появляются редкие проблески синевы.

 

КУЗАКОВ (подходит к телефону, поднимает трубку, набирает номер).

Магазин?.. Веру позовите к телефону... Вера?.. Ты меня не теряй, я

задержусь... Непредвиденное обстоятельство... Когда? Точно не знаю. Будь

дома, хорошо?.. Счастливо. (Положил трубку.)

САЯПИН. Витя, может, ты из-за венка расстроился, а?.. Витя?.. Неужели

ты на нас обиделся?

ЗИЛОВ. Какого черта вы полезли в такси? Кто вас просил? Вы что, не

могли пешком пройти четыре квартала?

КУЗАКОВ. Да что же все-таки случилось? В чем дело?.. Чем ты недоволен?

Чего тебе не хватает? Молодой, здоровый, работа у тебя есть, квартира,

женщины тебя любят. Живи да радуйся. Чего тебе еще надо?

ЗИЛОВ. Мне надо, чтобы вы ушли.

САЯПИН. Витя, ты что говоришь, соображаешь? Ведь мы же твои друзья, как

же мы можем уйти? Покинуть тебя в такую минуту! Да ты что?

ЗИЛОВ. Это дело я доведу до конца. И никто, черт вас подери, ни одна

душа на свете мне не помешает. Вам ясно?.. Все.

 

Пауза.

 

САЯПИН. Ребята, что же вы молчите?.. Поговорим о чем-нибудь, а?

 

Маленькая пауза.

 

(Простодушно.) Витя, ты замечаешь, у тебя полы рассыхаются. Придется

ремонтировать. (Поднимается, подходит к кухонной перегородке и стучит по

ней.) Картон... Картон и штукатурка. Халтура... Плохо дома стали делать...

(Подходит к другой перегородке.)

 

Зилов наблюдает за ним с возрастающим любопытством.

 

А тут? (Стучит.) То же самое... Небольшая пауза.

ЗИЛОВ. Ну, ну. Что же ты остановился? Давай, дружище, продолжай.

Пройдись по комнатам, прикинь, что куда поставить.

САЯПИН. Витя! Да ты что! Неужели ты думаешь, что я претендую...

ЗИЛОВ. Претендуешь? Нет, старина, ты не претендуешь, ты пришел сюда за

ключами. Так вот они. (Вынул из кармана ключи, бросил их Саяпину.) Бери...

Бери, не стесняйся.

САЯПИН. Старик, ты с ума сошел!

КУЗАКОВ. Перестань, ты его не так понял.

САЯПИН. Да за кого ты нас принимаешь!

ЗИЛОВ. Бросьте, ребята, не будем сентиментальничать, чего уж тут.

Признавайтесь, вам обоим это на руку. Разве нет?.. Так в чем же дело? Какого

же черта вы здесь ждете? Дайте сюда ружье и уходите. Пока я не передумал.

КУЗАКОВ. Чего ты мелешь, опомнись. Кому она нужна, твоя смерть, подумай

сам. Ему она нужна?.. Мне?.. Да и тебе она не нужна. А если тебе не нравится

твоя жизнь, ну и отлично, живи по-другому, кто тебе мешает?.. И не суди по

себе, не думай о людях скверно.

ЗИЛОВ. Ладно, хватит. (Саяпину.) Толя, гони этого праведника из своей

квартиры.

САЯПИН. Почему же, я разделяю...

КУЗАКОВ. А что касается венка, я готов просить у тебя прощения.

ЗИЛОВ. Замолчи, я тебе не верю.

КУЗАКОВ. Я в этом и не участвовал, но о венке я знал, и раз он здесь,

значит, и я тут виноват.

ЗИЛОВ. Не верю я тебе. Не верю. Ты понял?.. Вот и уходи.

КУЗАКОВ. Не уйду. Я не уйду отсюда, пока это твое глупое самоубийство,

эта дурь не выйдет у тебя из головы.

 

Появляется официант.

 

ОФИЦИАНТ. Привет... Чего базарите?

САЯПИН. Вот, вот. Хорошо, что ты пришел. Ты посмотри на него и

послушай, что он тут себе позволяет.

ОФИЦИАНТ. А где же поминки?

ЗИЛОВ. Видишь ли, я не успел как следует подготовиться.

ОФИЦИАНТ. А где выпивка?

ЗИЛОВ. К тому же я здесь уже не хозяин.

Саяпин (официанту, показывает пальцем у головы). Не видишь? Взгляни.

(Передает официанту записку Зилова.) И скажи ему пару слов...

ОФИЦИАНТ (читает). "В моей смерти прошу никого не винить..."

САЯПИН. Одна попытка уже была. На наших глазах.

ОФИЦИАНТ. Да?

КУЗАКОВ. В самом деле.

САЯПИН. Вот. (Протягивает официанту патрон.) Из ружья.

ОФИЦИАНТ (разглядывает патрон). Картечь... А пистоны у тебя ненадежные.

Замени на простые, они безотказные.

ЗИЛОВ. Спасибо за совет.

ОФИЦИАНТ (присаживается). Смени обязательно. Дождь кончился. (Взял в

руки ружье.) Через часок (переломил ружье) можно будет (играючи, двумя

движениями зарядил ружье) отправляться. Понял? Кончай базар, через час я

подъеду.

ЗИЛОВ. Никуда я не еду. Я тебе уже сказал. (Кузакову и Саяпину.) Не

беспокойтесь, ваше дело верное.

САЯПИН. Витя! Хватит сходить с ума! Собирайся на охоту.

КУЗАКОВ. Обувайся. (Взял в руки рюкзак.) Одевай рюкзак. (Саяпину и

официанту.) Выведем его на улицу.

 

Кузаков и Саяпин подступают к Зилову.

 

ЗИЛОВ. Не трогайте меня. Не прикасайтесь.

ОФИЦИАНТ. Короче. Будешь шизовать или поедешь на охоту?

ЗИЛОВ. Никуда я не поеду.

ОФИЦИАНТ. Ну что тебе сказать?.. Дурак. Больше ничего не скажешь.

(Поднимается.)

САЯПИН. Ты что, уходишь?

ОФИЦИАНТ. А что я могу сделать? Ничего. Сам должен соображать.

ЗИЛОВ. Правильно, Дима. Ты жуткий парень, Дима, но ты мне больше

нравишься. Ты хоть не ломаешься, как эти... Дай руку...

 

Официант и Зилов жмут друг другу руки. Кланяйся там...

 

ОФИЦИАНТ. Ну пока, Витя. Жалко, что мы не едем вместе. Не вовремя ты

расстроился... А то смотри, лучше будет - приезжай...

ЗИЛОВ. Ладно, Дима, прощай.

ОФИЦИАНТ. Подожди, а где твоя лодка?

ЗИЛОВ. Лодка у Хромого.

ОФИЦИАНТ. В сарае?

ЗИЛОВ. Да, в сарае.

ОФИЦИАНТ. Значит, я...

Зилов (хрипло). Бери.

ОФИЦИАНТ. Спасибо, Витя. А если что...

ЗИЛОВ (голос его дрогнул). Считай, что она твоя... Берите... Все

берите...

САЯПИН. Витя, ну что ты говоришь...

ЗИЛОВ. Вы все уже поделили. Вы рады моей смерти. Рады!

КУЗАКОВ. Врешь!

ЗИЛОВ (вдруг со злобой). Я еще жив, а вы уже тут? Уже слетелись? Своего

вам мало? Мало вам на земле места?.. Крохоборы!

 

Он бросается на них. Борьба.

 

КУЗАКОВ. Врешь... Врешь... Врешь...

ОФИЦИАНТ. Спокойно... Возьми себя в руки!.. Ты можешь взять себя в

руки?

ЗИЛОВ (вдруг перестает сопротивляться). Могу... (Спокойно.) Я могу...

Но теперь вы у меня ничего не получите. Ничего. (Неожиданно берет у Саяпина

ружье и отступает на шаг.) Вон отсюда.

 

Небольшая пауза.

 

ОФИЦИАНТ (удивленно). Серьезно?

ЗИЛОВ (спокойно). Уходите.

ОФИЦИАНТ. Брось, старичок...

ЗИЛОВ. Убирайтесь.

 

Саяпин пятится к двери. Кузаков остается на месте. Он стоит перед

Зиловым. За ним ближе к двери стоит официант.

 

(Кузакову). Уходи.

КУЗАКОВ. Не уйду. Я сказал тебе, что не уйду, пока...

ЗИЛОВ. Уходи.

КУЗАКОВ. Не уйду.

ЗИЛОВ. Я буду стрелять. (Направляет стволы на Кузакова.)

КУЗАКОВ. Стреляй.

ОФИЦИАНТ. Ружье заряжено.

ЗИЛОВ. Вот и прекрасно.

 

Саяпин исчезает.

 

ОФИЦИАНТ. Давай-ка. (Хватает Кузакова, выталкивает его за дверь.) Так

будет лучше... А теперь опусти ружье.

ЗИЛОВ. И ты убирайся.

 

Мгновение они смотрят друг другу в глаза. Официант отступает к двери.

 

Живо.

 

Официант задержал появившегося в дверях Кузакова и исчез вместе с ним.

Зилов некоторое время стоит неподвижно. Затем медленно опускает вниз

правую руку с ружьем.

С ружьем в руках идет по комнате. Подходит к постели и бросается на нее

ничком. Вздрагивает. Еще раз. Вздрагивает чаще. Плачет он или смеется,

понять невозможно, но его тело долго содрогается так, как это бывает при

сильном смехе или плаче. Так проходит четверть минуты. Потом он лежит

неподвижно.

К этому времени дождь за окном прошел, синеет полоска неба, и крыша

соседнего дома освещена неярким предвечерним солнцем.

Раздается телефонный звонок. Он лежит неподвижно. Долго звонит телефон.

Он лежит неподвижно. Звонки прекращаются.

Звонки возобновляются. Он лежит не шевелясь. Звонки прекращаются.

Он поднимается, и мы видим его спокойное лицо. Плакал он или смеялся -

по его лицу мы так и не поймем. Он взял трубку, набрал номер. Говорит

ровным, деловым, несколько даже приподнятым тоном.

 

ЗИЛОВ. Дима?.. Это Зилов... Да... Извини, старик, я погорячился... Да,

все прошло... Совершенно спокоен... Да, хочу на охоту... Выезжаешь?..

Прекрасно... Я готов... Да, сейчас выхожу.

 

Занавес

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.123 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал