Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 14. —Тебе нужно позвонить в полицию!




 

—Тебе нужно позвонить в полицию!

— Знаю. Знаю. — Джеми громко зевнула, толком не проснувшись. Она всю ночь промаялась после этогожуткого звонка.

Они с подругой миновали дом миссис Хоффер. Та уже стояла во дворе и махала рукой проходящим мимо девчонкам.

—А почему ты пришла пешком? — спросила Джеми. — Я думала, ты отвезешь меня в школу.

Веснушчатое лицо Энн-Мери исказилось.

— Моя машина! — вскрикнула она. — Я совсем забыла.

— Очень смешно, — сказала Джеми, пожав плечами. В это утро у нее не было сил смеяться над шутками подруги.

— Извини, я просто пыталась тебя взбодрить. — Энн-Мери забросила сумку на плечо. — Папина машина в ремонте, и он взял мою.

— Понятно, — вздохнула Джеми.

Они некоторое время шли в молчании. На западе носил гряда тяжелых туч. Светило бледное солнце, но было холодно. Джеми заметила, что красные и желтые тюльпаны в саду Уинклеров начали опадать. Весна почти закончилась, но погода не собиралась меняться.

— Если ты не хочешь звонить, мы можем пойти в полицию, — предложила Энн-Мери. — Я пойду с тобой.

— Да, может быть, — ответила Джеми, почти не слушая ее. Она слышала лишь ночные угрозы, повторявшиеся снова и снова.

— Я серьезно, — сказала Энн-Мери, резко остановившись посреди дороги, пропуская двух классников на велосипедах. — Ты свидетель преступления. И если не расскажешь обо всем, у тебя могут возникнуть серьезные неприятности.

— Куда уж серьезнее, — простонала Джеми. — Моя жизнь разрушена навсегда. Это достаточно серьезная неприятность.

Энн-Мери понимала, что спорить с ней бесполезно, и все же пыталась.

— Тебе угрожают расправой. Тебя преследуют. Тебя едва не схватили. И эти телефонные звонки… Ты уверена, что это Том?

— Не знаю, — ответила Джеми. — Как будто он, а может, и нет. Вроде бы пытается изменять голос. Я совсем растерялась. Вот если бы можно было поговорить с ним.

— И почему же ты...

— Я звонила ему домой сразу же после угрозы, но там никого не оказалось. Они до сих пор не вернулся.

— А тебе не показалось, что он звонил с большого расстояния?

— Не знаю. Кажется, нет.

— Это слишком ужасно, чтобы держать все в себе. Я понимаю, что тебе нелегко. Но, по-моему, станет лучше, если ты обо всем расскажешь в полиции.

Джеми думала об этом до тех пор, пока впереди не показалось двухэтажное кирпичное здание школы.

— Ладно, — сказала она наконец. — Пойду туда после уроков. Ты правда сходишь со мной?

— Конечно, — ответила подруга. — Это так увлекательно.

Джеми улыбнулась, остановилась, пожала ей руку и сказала:

— Спасибо.

—За что? — удивилась Энн-Мери, не узнавая ее.

— За то, что веришь мне, — ответила Джеми и тряхнула своими длинными волосами. — За то, что не считаешь меня сумасшедшей.



— Конечно, я тебе верю, — сказала Энн-Мери поспешно.

— Для меня это очень важно, — произнесла Джеми, глядя вдаль. — Ведь я сама себе иногда не верю.

 

* * *

 

— Эй, Джеми! Возьми билет и передай остальные дальше! — нетерпеливо крикнул Крис Хоппинг.

— Ах, да. Я задумалась. — Она взяла экзаменационный билет и передала остальные Лори Вебер, сидевшей перед ней.

— Нет, Джеми, ты забыла взять себе, — сказал Крис. — Ты сегодня спишь, что ли?

— Нет. То есть... — Она похлопала Лори по плечу и попросила вернуть билеты.

Джеми провела в полусне весь день, не в силах ни на чем сосредоточиться. Тома в школе не было, и это принесло ей некоторое облегчение. Все равно здесь не поговоришь.

В классе уже знали о том, что отец Тома попал в аварию, но всех интересовали подробности.

Некоторые спрашивали об этом Джеми, но та не могла ответить. Было видно, как она расстроена. Под глазами красовались темные круги, поэтому ее быстро оставили в покое. Все знали, насколько близко она общается с семьей Тома, и не хотели беспокоить ее.

За день Джеми так ни с кем и не поговорила. В половине двенадцатого, во время алгебры, за окном разразилась буря. Небо почернело, и по окну забарабанили огромные капли. Дождь был таким и громким, что учитель алгебры, мистер Андрополус, был вынужден кричать.

Гром гремел, но молний не было. Небо сделалось из черного фиолетовым. Джеми глядела в окно, загипнотизированная звуком падающих капель, которые били по стеклу и тут же скатывались вниз.



Ей хотелось выскочить из класса под этот дождь, под холодные освежающие струи и бежать подальше от школы, от своей жизни.

Ливень прекратился так же внезапно, как и начался. Небо прояснилось и снова стало серым. И зачирикали воробьи, слетевшиеся в траву в поисках жирных червей, выползших на поверхность.

«Какой странный день», — подумала Джеми.

— Я спрашиваю тебя уже второй раз, Джеми. Земля вызывает Джеми! Ты здесь, Джеми?

Лишь теперь она поняла, что кто-то повторяет ее имя.

Ребята засмеялись над ней. Она отвернулась от окна.

— Земля вызывает Джеми! Ты меня слышишь?

Это был мистер Андрополус, сложивший руки рупором.

— Извините, — сказала она, покраснев. — Просто я засмотрелась на дождь.

— Хорошо, что он кончился. А то бы мы так и не удостоились чести побыть с тобой, — произнес учитель своим тоненьким голоском, улыбаясь так, будто сказал что-то ужасно остроумное.

Кто-то снова нервно засмеялся.

— Извините, — повторила Джеми, чувствуя себя совсем незащищенной. Она любила сидеть на задней парте, потому что там мало кого спрашивали. Но сегодня это место ее не спасло.

—Ты можешь решить это с иксом и игреком? — спросил мистер Андрополус, указывая на длинное уравнение, написанное на доске.

— Посмотрим, — сказала Джеми с тяжелым вздохом.

Цифры и буквы расплывались перед глазами, сливаясь в сплошное белое пятно.

— Я не могу прочесть. Мои глаза...

— Какую часть ты не можешь прочесть? — спросил мистер Андрополус более мягким тоном.

— Все, — ответила Джеми, снова покраснев. — Я забыла очки, и теперь все сливается.

— Тогда попробуй ты, Дэвид, — сказал учитель мальчику, сидевшему рядом с ней. — Или у тебя тоже все сливается?

— Нет, — ответил Дэвид Коновитц и принялся за уравнение.

Джеми огляделась по сторонам и лишь теперь поняла, как нечетко видит без очков.

«Это так успокаивает», — подумалось ей.

Размытый мир показался ей приятным. Вот бы хорошо было провести в нем остаток жизни.

По крайней мере, остаток дня прошел именно в этом мире размытых бумаг и лиц, носившихся по коридорам и хлопавших дверцами шкафчиков.

Казалось, что так будет продолжаться вечно.

Потом неожиданно прозвучал звонок с последнего урока. Джеми побросала учебники в свой шкафчик и достала оттуда безразмерный зеленый свитер. Стала натягивать его и остановилась. Это был свитер Тома. Она взяла его поносить как-то после футбольного матча, да так и не вернула. Они долго шутили над тем, как он ей идет.

А теперь Джеми пойдет в этом свитере сдавать Тома полиции.

Она сняла свитер, пытаясь представить его на Томе, но увидела лишь пятно.

— Джеми, так ты его не наденешь. Нужно натягивать через голову.

Обернувшись, она увидела Энн-Мери в ярко-желтом дождевике.

— Очень смешно. — Джеми вздохнула и бросила свитер обратно в шкафчик.

— Как прошел день? — спросила подруга.

— Даже не знаю, — ответила Джеми. — Ничего не помню.

— Значит, как всегда! — поддела ее Энн-Мери. Я сцепилась с учителем на французском.

— Из-за чего?

— Из-за произношения, из-за чего же еще? Мне надоело повторять все пять раз. А он думает, что он может помыкать всеми, раз в нем два метра роста.

— И что же ты сделала?

— Ударила его под коленки!

Они рассмеялись.

— Наконец-то я заставила тебя смеяться, — сказала Энн-Мери. — Так ты собираешься идти в полицию?

Улыбка Джеми быстро растаяла. Она нервно кинула назад свои длинные волосы.

— Да, собираюсь.

Мимо прошла Лора Паттен, держась за руку Стивом Гурвином.

Джеми отвернулась, уставилась на лежащий в шкафчике свитер и подумала: «Мы с Томом ходили так же».

— С каких это пор они встречаются? — прошептала Энн-Мери, когда парочка скрылась.

— Не знаю, — ответила Джеми с отсутствующим видом.

—Он не слишком молод для нее? Учится в предыдущем классе.

—Он второгодник, так что они одного возраста, — объяснила Джеми. — Мы будем теперь обсуждать Стива Гурвина?

— Извини, извини, извини, — сказала Энн-Мери, оступив на несколько шагов.

— Мне тяжело говорить о таких вещах. А когда я расскажу обо всем полиции, станет еще хуже. — Джеми прислонилась к стене, держась за дверцу шкафчика, как будто он не хотел ее отпускать.

— Я же извинилась, — сказала Энн-Мери, взяв ее за руку. — Идем.

В последний раз посмотрев на зеленый свитер, Джеми захлопнула дверцу. Они распахнули двойные двери и вышли на улицу. Буря давно улеглась, но воздух оставался влажным. Стекла блестели. Дорога была мокрой.

— Ужасно. Как будто в парилке, — заметила Энн-Мери, снимая дождевик. — Хорошо, что ты надела этот тяжелый свитер.

— Мы как будто идем по горячему желе, — добавила Джеми. — Этот дождь...

Она внезапно остановилась и крикнула:

— Том!

Он стоял на другой стороне улицы, привалившись к капоту маленького фургончика.

Откуда у него этот фургончик?

— Том!

Он выпрямился, увидев, что Джеми машет ему.

— Что? — воскликнула Энн-Мери, все еще борясь со своим дождевиком. — Ты куда?

Но Джеми уже бежала к Тому через улицу.

— Наконец-то! — кричала она. — Наконец-то ты вернулся!

Сначала Том казался удивленным, ухшмыльнулся.

— Эй, Джеми, постой!

Она остановилась посреди улицы.

— Джеми, постой! — донесся откуда-то голос другого парня.

Она обернулась.

И увидела, что к ней со всех ног мчится другой Том.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал