Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 20. Очнувшись в следующий раз, я увидела улыбающуюся мне Кэндис




Очнувшись в следующий раз, я увидела улыбающуюся мне Кэндис. Больше ничего не болело. Наверное, я прошла курс лечения, просидев все это время в баке, но где же?..

– Фиан? – спросила я требовательно.

– Он в соседней комнате, все еще в баке, но поправляется быстро, так что завтра его, скорее всего, оттуда вынут. Совершенно незачем волноваться.

Какое-то время я переваривала эту информацию, затем перешла к следующему вопросу:

– А остальные?

– Больше раненых не было, – ответила Кэндис. – Ты пробыла в восстанавливающем баке три дня.

Я инстинктивно подняла руки, внимательно их изучая. Кажется, я снова цела и невредима.

– Если хочешь спросить о том, что случилось, я лучше позову Дэннела. Он ждет за дверью.

– Дэннел?

– Ну да, Дэннел Плейдон.

У преподавателя Плейдона есть имя? Ну конечно, есть. Обозвав себя дурой, я заглянула под покрывало, проверяя, во что одета. В очень скромную, белую больничную пижаму.

– Что-то не так? – спросила Кэндис.

– Просто смотрю, прилично ли одета. Не хочу шокировать Плейдона. Он же консервативен как дельтанец.

Кэндис наградила меня странным взглядом:

– Так он дельтанец и есть.

– Что? Асгард же в секторе Гамма.

– Джарра, – вздохнула про-мама, – ваш лектор вырос в секторе Дельта, но учился в Гамме, в университете Асгарда, и там же остался преподавать.

– О.

Фиан записался на курс в Гамме, потому что в Дельте нет хорошего исторического. Наверное, Плейдон сделал то же самое и...

Додумывать я не стала, потому что как раз появился преподаватель. Кэндис сидела на одном из стульев у моей кровати, и Плейдон взял себе другой.

– Джарра, приятно видеть, что ты уже поправилась, – сказал он.

– Спасибо, сэр, и спасибо, что вытащили нас с Фианом оттуда. Вы рисковали, возвращаясь за нами.

– В этом году я уже потерял одного студента и не намерен терять еще одного. Когда завыла сирена, я побежал по трассе вместе с остальными. Сани Фиана взорвались, а другие – нет. Я сказал классу оставаться на месте и вернулся за вами. Конечно, я не рискнул воспользоваться санями, а просто взял две пары аэроносилок и ручной датчик магнитных колебаний, все время следил за показателями и был готов в случае чего сбросить костюм.

Я кивнула.

– К счастью, мне не пришлось лазить по руинам в одной облипке, – продолжил Плейдон. – Страховочным лучом тебя отбросило к трассе, и ты находилась за пределами магнитного поля. Фиан был даже ближе к трассе, чем ты, потому что ему хватило ума спрыгнуть с саней, едва он увидел, как луч тебя вытащил. Когда сани разлетелись, он был уже в воздухе. И так как прыгал в сторону дороги, взрыв еще и подбросил его в нужном направлении. Наверное, на это он и рассчитывал.



– Да, сэр, Фиан хорош в критической ситуации.

Плейдон наблюдал за выражением на моем лице.

– Джарра, не волнуйся. Фиан поправится.

– Да, сэр, – снова повторила я.

– Я нашел вас и поспешил доставить к аварийному порталу. Далмора, Амалия и Крат ослушались приказа и пошли следом за мной в руины, чтобы помочь с носилками. Я все еще раздумываю: вынести им благодарность за героизм или выкинуть их с курса за неповиновение.

Я поняла, что Плейдон шутит, и выдавила из себя неуверенный смешок.

– Ну все, хватит объяснений. Джарра, как ты? Кожа чувствительна?

– Немного. – Я осмотрела кожу на руках. Она выглядела неестественно гладкой и слегка блестела.

– Ты нуждалась в девяноста восьми процентной кожной регенерации. Как ты знаешь, новой коже обычно требуется несколько дней вне бака, чтобы стать достаточно прочной.

Нахмурившись, я рассматривала мизинец на левой руке. Я пробыла в баке три дня. Может, какой-нибудь врач-вредитель решил воспользоваться ситуацией и ампутировал палец, чтобы отрастить новый? Если это так, тогда...

Я забыла о мизинце, когда обнаружила кое-что неправильное – и это было гораздо важнее.

– Где мое кольцо? Что они сделали с кольцом?

– Джарра, успокойся. – Кэндис говорила своим самым умиротворяющим тоном. – Оно вот здесь.

Она вручила мне смятый комочек металла, и я лихорадочно натянула его на палец, игнорируя ощущение жжения новой кожи. Я не хотела носить кольцо, но теперь оно являлось важным символом, связывающим меня с Фианом.

– Они сняли мое кольцо! – возмутилась я.



– Им пришлось, Джарра, – ответил Плейдон. – Нужно было снова отрастить кожу на пальце и...

– Хочу увидеть Фиана, – перебила я.

– Не думаю, что они...

– Хочу его увидеть.

Преподаватель посмотрел на Кэндис, и та встала:

– Джарра, я спрошу, но...

Она вышла из комнаты, а встревоженный Плейдон глянул на меня:

– Через день Фиана вынут из бака, поэтому лучше...

День? После того, что случилось с Джотом, я должна была ждать целый день, умирая от ужаса? Я ничего не сказала, а просто выразительно посмотрела на Плейдона и тот замолчал.

Кэндис вернулась с врачом.

– Мы не разрешаем посещения, пока пациент находится в баке, – заявил тот. – Вас может шокировать активный процесс регенерации.

– Я. Хочу. Увидеть. Фиана, – произнесла я раздельно, чтобы даже полный идиот понял.

– Конечно, но мы не разрешаем посещение.

Я встала с кровати и помахала кольцом у врача перед носом:

– Мы с Фианом – пара. Я его ближайшая родственница. У меня есть законное право увидеть его и убедиться, что ему оказывают медицинскую помощь на должном уровне.

Занервничав, доктор попятился:

– Ну, вообще-то вы правы, но я все еще...

Я направилась к двери, а он побежал за мной. «Слева или справа?», – гадала я, выйдя в коридор. Подумав, свернула налево, но имя на двери было незнакомо, поэтому я вернулась и нашла дверь с табличкой, гласившей «Фиан Эклунд».

Я потянулась к ручке, и тут доктор буквально преградил мне путь.

– Должен вас предупредить, у Фиана повреждены печень и почки. Успешное восстановление органов предполагает, что они будут подвержены воздействию жидкости в баке. Его бок все еще открыт – внутренние органы и ребра практически прошли цикл регенерации. Есть также трубки жизнеобеспечения и…

– Моя подруга учится на подготовительном отделении медицинского, – сказала я. – Она закончила трехнедельную вводную практику в технику регенерации и омоложения и взахлеб рассказывала мне о том, как половина класса, включая ее, хлопнулась в обморок, когда они впервые увидели кого-то в баке. Допускаю, что сейчас увижу нечто неприглядное, но не собираюсь устраивать представление с потерей сознания. А теперь, пустите меня в комнату!

Доктор смиренно открыл дверь, и я пораженно уставилась на прозрачный бак. Он стоял у дальней стены и на вид был меньше, чем я ожидала, просто достаточно большой, чтобы вместить плавающее тело. Никаких пузырьков не наблюдалось. Да, я почему-то представляла целые потоки пузырьков – глупо, ведь в баке не дышат.

Я подошла и прикоснулась рукой к прохладному стеклу, глядя на Фиана: глаза закрыты, лицо расслабленное и умиротворенное, длинные волосы покачиваются в воде, как золотые водоросли. Фиана окружало множество трубок, а его бок был похож на то, что мы видели в одном из фильмов по анатомии, которые нам показали в школе. Я смогу распознать, где почка, ну с ребрами и так все понятно, и...

Я пообещала, мол, не хлопнусь в обморок, будто неженка какая-то, поэтому отвела взгляд от кровавых деталей и сосредоточилась на том, что Фиан жив и скоро поправится. Его кольцо тоже сняли – да чтоб их! – но его вернут. Мы опять наденем наши кольца. И снова будем вместе.

Это уже второе предупреждение. Сначала смерть Джота, теперь это. Я не идиотка и ждать третьего не собиралась, учитывая зависшую над Землей-Африкой инопланетную сферу. Неизвестно, сколько нам с Фианом отведено времени, поэтому не стоило тратить понапрасну ни одной драгоценной минуты.

Развернувшись, я пошла назад в свою комнату. Кэндис и Плейдон настороженно наблюдали, как я устраиваюсь на кровати. После долгой паузы, Плейдон открыл рот, наверное, собираясь спросить о...

Но тут позвонили в дверь. Затем начали в нее стучать. Кэндис удивленно оглянулась:

– Я же всем дала график посещений Джарры. Иссет с Кеоном еще не должны были прийти...

Плейдон встал и открыл дверь. И тут же отступил назад с потрясенным видом. В комнату вошли два старших офицера с лавровыми венками на головах и гроздьями винограда в руках. Кэндис медленно поднялась со стула и уставилась на гостей. Впервые в жизни я видела, как про-мама полностью утратила привычное самообладание.

Вошедший первым офицер усмехнулся:

– Джарра, с чего это вдруг ты спишь в таком наряде? Даже бронекостюм выглядит сексуальней.

– Драго, веди себя прилично, – одернула его Марлиз. – Ты же прекрасно знаешь, что на Джарре больничная пижама.

– Драго, Марлиз, рада вас видеть, – отозвалась я. – Но... почему у вас на головах лавровые венки?

Марлиз молча покраснела, а Драго отдал мне виноград, бросился назад в коридор и вернулся с двумя явно украденными стульями, поставив их рядом с другими у моей кровати.

– Джарра, я все объясню, только сначала... представь меня, пожалуйста, этой невероятной красавице. – И наглец с искреннем восхищением посмотрел на Кэндис.

Меня рассмешило ошарашенное выражение на ее лице.

– Это моя про-мама, Кэндис. А это – преподаватель Плейдон. Это мой кузен, подполковник Драго Телл Драмис, и его заместитель, майор Марлиз Уэлдон. Кэндис, не обращай внимания на Драго. Ему нравится дразнить людей, выдавая себя за флиртующего бетанца, но это абсолютно ничего не значит.

– Рада с вами познакомиться, – сказала Кэндис. – Подполковник, я видела ваше интервью в Текущих Новостях Земли, но думала, что вы майор.

– Так и было, – отозвался Драго, целуя ее руку. – Меня повысили в звании без моего согласия. Пожалуйста, зовите меня Драго. – Он указал на стулья. – Кэндис, присаживайтесь. Как офицер и джентльмен, я не могу сесть, пока дама стоит.

Думаю, в этот момент я фыркнула, потому что Драго улыбнулся:

– Джарра заявила бы, что я офицер, но не джентльмен. Она, конечно, права, но давайте все равно присядем.

Все сели, и я повторила свой вопрос:

– Так почему у вас на головах лавровые венки?

– Потому что мы только что поженились. – Драго улыбнулся, довольный и гордый. – Джарра, обними Марлиз и прими ее как члена клана Телл. Я был бы рад, обними ты и меня тоже, но Марлиз установила очень строгие правила для моего поведения в будущем.

– Вы женаты!

– Знаю, что пожалею об этом, – вздохнула Марлиз, – но ...

– Так как вы не смогли прийти к нам на свадьбу, мы решили прийти к вам, – сказал Драго. – Полковник Торрек посылает свои пожелания скорейшего выздоровления. В данный момент он не может покинуть базу, но если вам что-нибудь нужно – просто скажи. Сюда уже наведалась руководитель нашего медицинского звена проверить, как за вами ухаживают, и она говорит, что вы в очень хороших руках.

На минуту я потеряла дар речи. Откуда полковник узнал, что произошло со мной и Фианом, и почему он отправил военных?..

Мне пришло в голову только одно объяснение: полковник Торрек – наш командир, поэтому ему в обязательном порядке сообщили бы о несчастном случае. Кроме того, полковник нес ответственность за надлежащее лечение своих подчиненных как в военном госпитале, так и в гражданской больнице.

– Полковнику не о чем волноваться, – заверила я. – Земля известна своими тремя «И»: исцеление, история и инвалиды. Медицина – наша основная специализация.

– Очень любезно со стороны полковника Торрека проявлять такой интерес, – отметила явно озадаченная Кэндис.

– Учитывая личные отношения Риака Торрека с бабушкой Джарры, тот проявляет неподдельный интерес к наследнице славы последней, – ответил Драго Телл Драмис, лучший лжец в армии.

– О, – протянула Кэндис. – Я об этом и не подумала.

Я перевела разговор в более безопасное русло:

– Так вы сбегали на Эпсилон?

– Мы не могли этого сделать. – Драго бросил взгляд на Кэндис. – Мы летчики-истребители, и при сложившихся обстоятельствах можем срочно понадобиться.

Про-мама кивнула:

– Мы ценим те усилия, которое прилагаются военными для обеспечения безопасности Земли.

Я опять вернула беседу к теме брака:

– Так как вам удалось пожениться? Закон Земли требует минимум три помолвочных контракта, которые суммарно длятся по крайней мере год, а у вас двоих не было и...

Драго усмехнулся:

– Военный устав, параграф 14, пункт 3.9: «Военнослужащим, которые не могут путешествовать по медицинским показаниям или по причине участия в боевых действиях, разрешается, на усмотрение их командира, пожениться на месте службы в соответствии с законами выбранного ими сектора».

Я была в шоке.

– Что? Я и не знала о...

– Конечно же, мы выбрали Эпсилон, – продолжал Драго, – так как там разрешены быстрые браки.

– Круто! Так значит, вы поженились на базе?

– Да, – подтвердил он. – Марлиз подкупила полковника, чтобы получить разрешение. Она предложила ему право первым поцеловать невесту.

– Ничего такого я не делала, – возразила Марлиз. – Драго всего шантажом добился.

– Чем можно шантажировать полковника? – спросила я.

Марлиз вздохнула:

– Драго угрожал раздеться догола во время своего следующего интервью Текущим Новостям Земли, поэтому полковник сдался.

Кэндис была в шоке, но я-то знала, что Драго никогда бы не привел угрозу в действие, поэтому хихикнула.

– Так лавровые венки – для свадьбы?

Драго кивнул:

– Мы поженились по законам Эпсилона, но провели традиционную бетанскую церемонию – с лавровыми венками и тогами. Перед тем, как прийти к тебе, мы тоги сняли – чтобы не привлекать слишком много внимания.

– А ты знаешь, что в Древнем Риме тоги носили только мужчины?

Кузен проигнорировал вопрос – по-видимому, историей он интересовался так же, как Иссетт.

– Все было выдержано в стиле. Мы установили видеосвязь с залом клана на Зевсе, чтобы прочесть оды, и по традиции трижды объявили о браке, чтобы заключить его в соответствии с законом клана.

– Каким залом на Зевсе?

– Джарра, у каждого из бетанских кланов есть свой зал. Основатель нашего клана, Теллон Блейз, родом с Зевса, поэтому наш зал там. Знаю, ты не сможешь там побывать, но в семейных архивах много видео, которые покажут тебе, что это такое. – Драго секунду помолчал. – Кстати, совет клана попросил передать, что тебя хотели бы официально признать членом клана как можно быстрее. Учитывая смерть твоих родителей, тебя никто не заставляет поддерживать с нами связь, однако совет попал в неловкое положение. Им автоматически присылают уведомление, если с тобой случается что-то серьезное, но у них нет права предложить помощь. Это их беспокоит, так как подобное происходило уже дважды.

Я нахмурилась:

– Я даже представить себе не могла, что им об этом сообщают, но... Они же не могут на самом деле хотеть принять меня, Драго. Мои однокурсники-бетанцы вынуждены скрывать тот факт, что их ребенок инвалид, потому что это привело бы к потере кланом статуса. Для Телл я буду просто позором, поэтому...

– Наш клан не должен волноваться о статусе, Джарра. Мы не просто аристократы, мы gentes majores. Как можно ставить под сомнение желание военного клана видеть на одном из своих членов клановое знамя рядом с золотом «Артемиды»?

Казалось, Драго верит тому, что говорит. Я выросла под опекой Земной Больницы, ничего не зная о своей семье. Несмотря на мои предубеждения против Бета-сектора, было круто узнать, что я из бетанского клана и потомок Теллона Блейза. Из сироты без роду и племени я превратилась в представителя прославленного рода, но никогда бы не подумала, что клан захочет со мной связаться.

– Драго, это… это полный отпад. Сейчас я ничего сделать не могу, но ...

Он кивнул:

– Проводить церемонию пока все равно нельзя – надо дождаться официального окончания траура по твоим родителям.

У меня будет семья. Я мечтала об этом, еще когда связывалась с родителями, но с их смертью мечта разбилась вдребезги. И вот теперь это снова стало возможным. Я буду частью огромной семьи бетанского клана.

– Не понимаю, почему Лолия и Лолмак, мои однокурсники из Беты, никогда не упоминали наш клан, – удивилась я. – Они знали, что моя фамилия Телл Моррат, еще со времен церемонии чествования.

Драго рассмеялся:

– Их имена... Джарра, они плебеи. Из самых низов, таких, что даже не имеют права использовать настоящее клановое имя. Наверное, они думают, что ты великодушно закрываешь глаза на трудную социальную ситуацию.

– Правда?

Я точно не понимала правила бетанского общества. Придется изучить их и ...

– Извини, что прерываю, – влезла Марлиз, – но нам скоро возвращаться на базу.

– Конечно. Вы не должны пропадать без разрешения.

– А что, неплохая идея, – сказал Драго. – Меня могут разжаловать в майоры.

Марлиз вздохнула:

– Драго, веди себя прилично. Тебе, может, и хочется быть разжалованным, а мне – нет.

Я засмеялась:

– Желаю вам долгого и счастливого брака.

– Надеюсь, так и будет, – усмехнулся кузен. – Я не поэт, поэтому написание необходимой оды, в которой восхваляются достоинства и красота Марлиз, почти меня доконало. Если я с ней разведусь, придется написать еще одну, а этого я точно не выдержу. Марлиз уболтала остальную часть команды помочь ей, но это нечестно. Как благородный бетанец, я должен был написать свою оду сам и без сарказма.

Марлиз поднялась:

– Моя ода не была саркастична.

– Правда? А мне показалось, что была. Десять тысяч женщин в меня влюбились!

– Приблизительная цифра, – захихикала она.

– Основанная на чем именно? Учитывая, сколько времени я провел на заданиях, живя как дельтанец...

– Мы посчитали и тех женщин, которые видели «потрясающе красивого» Драго Телл Драмиса на ТНЗ.

– Прекрати меня так называть! – запротестовал Драго.

На прощание он поцеловал нам с Кэндис руки. Двое военных с лавровыми венками на головах вышли из комнаты, и вскоре звуки их дружеского спора затихли. Плейдон покачал головой:

– Да, Джарра, кузен у тебя... впечатляет.

Кэндис наблюдала за мной с тревогой:

– Джарра, независимо от того, что ты там планируешь, пожалуйста, не делай ничего, пока Фиан не очнулся.

Нахмурившись, Плейдон перевел взгляд с Кэндис на меня.

– Дэннел, – повернулась к нему про-мама, объясняя, – я имею с этим дело последние восемнадцать лет и знаю все признаки. Нетерпеливый взгляд Джарры и глубокая морщина на лбу, когда она разрабатывает план действий. Как только ей стукнет в голову одна из тех сумасшедших идей, она сразу начинает об этом думать и полностью уходит в себя. – Она снова посмотрела на меня: – Джарра, пожалуйста, ничего не делай, пока Фиан не очнется и вы не обсудите все с ним. Ты росла без семьи, я тоже, и понимаю, насколько привлекательна мысль стать частью бетанского клана, но всем известны их откровенные фильмы, а Фиан из сектора Дельты, так что...

– Кэндис, обещаю, что не собираюсь снимать никакие откровенные фильмы и делать что-либо без согласия Фиана.

– Я знаю, что ты не стала бы … – Срочный звонок глядильника перебил Кэндис на полуслове. – О нет! Я срочно нужна в роддоме Земли-Европы.

– Так иди, – поторопила я. – Не знаю, у кого роды, но дети не ждут.

– Это точно. Я пообещала, что буду присутствовать. – Она обняла меня и направилась к двери. – Джарра, запомни: сначала поговори с Фианом.

Заканчивала фразу Кэндис уже в коридоре.

Она не ошиблась: после визита Драго у меня появилась идея и я начала строить планы. Но про-маме не стоило волноваться, что я что-то вытворю до окончания лечения Фиана. Как же я выйду замуж без жениха?

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.018 сек.)Пожаловаться на материал