Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Т9) Не принимать суждение за явное вербальное определение. Такая ситуация возникает особенно часто тогда, когда определение и суждение имеют одинаковую форму "А есть Б".




 

Как в общем случае различать суждение и явное вербальное определение? А такие ситуации возникают довольно часто. Особенно они касаются произведений классиков. Винер якобы определял информацию как то, что не есть ни энергия и ни материя; Ленин якобы определял материю как объективную реальность, данную в ощущениях; что Маркс определял язык как непосредственную действительность мысли и т.д. и т.п. Но действительно ли это определения? А главное: действительно ли создатели приведенных выражений принимали их за определения?

Если принимать своеобразную семантическую презумпцию невиновности, то эти выражения можно принять за суждения, но никак не за определения. Чтобы методологически правильно разрешить данную проблемную ситуацию, необходимо иметь эффективный критерий различения суждения и определения.

Этот критерий основан на различии условий существования суждения и определения и на различии их семантических функций. Чтобы показать эти различия, рассмотрим выражение формы "А есть Б", где А и Б есть термины. Чтобы это выражение было суждением, необходимо чтобы и у термина А, и у термина Б были известными смысл или значение. Только при этом условии термин А может быть субъектом суждения, а термин Б – его предикатом. Только тогда предикат можно приписывать субъекту. Здесь связка "есть" выражает именно это приписывание.

Напротив, выражение формы "А есть Б" только тогда будет определением (а не суждением), когда смысл (или значение) термина А неизвестно, но известен смысл (или значение) термина Б, а связка "есть" выражает тождество по смыслу (или значению) термина А и термина Б. Тем самым неизвестный термин А становится известным благодаря указанию (с помощью связки "есть") на то, что он имеет такой же смысл (или значение), какой имеет термин Б. После того, как дано определение термину А, смысл (или значение) как термина А, так и термина Б становятся известными. Только при этом условии обретает смысл операция приписывания термину А термина Б и получается суждение формы "А есть Б". Более того, в силу одинаковости смысла (или значения) терминов А и Б, получается также и суждение формы "Б есть А".

Отсюда следует, что из определения формы "А есть Б" получаются суждения формы "А есть Б" и "Б есть А". Но имеет место и обратная процедура: из суждений формы "А есть Б" и "Б есть А" всегда можно получить определение формы "А есть Б", чем весьма часто пользуются в математике и логике. Это один из приемов получения из контекста термина А его явного определения.



Например, в результате исследования был получен контекст, в котором встречаются высказывания В1: "человек (А) есть разумное животное (Б)" и В2: "разумное животное (Б) есть человек (А)". И в том, и в другом выражениях термины А и Б имеют смысл (или значение), но ни одно из них не содержит информации о равнообъемности значений терминов А и Б или об одинаковости их смыслов. Поэтому ни одно из них нельзя принять за определение. Такая информация содержится лишь в обоих выражениях. Тогда из них можно получить новое выражение, которое позволительно принять за определение. В противном случае этого делать нельзя.

Из этих теоретических рассуждений следуют немаловажные практические методологические выводы. Если при анализе работы какого-либо автора встречается выражение формы "А есть Б", но не встречается выражение формы "Б есть А", то первое нельзя безапелляционно принимать за определение. Оно может быть определением, но может быть и просто суждением. Оно, наконец, может в начале работы выполнять функцию определения, а затем – суждения. Разобраться в этом совершенно необходимо, ибо к определению предъявляются требования, отличные от требований, предъявляемых к суждению, и наоборот. Поэтому приписыванием выражению автора статуса определения, в то время как он на самом деле делал просто высказывание, может повлечь подозрение исследователя в незнании логики. А это недопустимо в силу семантической презумпции невиновности.

В логико-математических науках выражение, принимаемое за определение, явно отделяется от суждений использованием вместо слова "есть" слов типа "тогда и только тогда", "если и только если", "называется" и т.п. В гуманитарных науках, да во многом и в естественных, это не принято. Видимо поэтому здесь часто возникают проблемные ситуации, связанные с трудностями различения суждения и определения, неправомерным использование суждений в качестве определений и т.п. Поэтому требование Т9 особенно важно для представителей гуманитарных наук.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал