Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






В честь всех наших первых раз в твой первый День рождения, в качестве моей любимой жены. 12 страница




- Твоя биологическая мать?

- Я не хотел испытывать боль снова. А затем ты ушла от меня, – его слова были едва слышны. – И это все спутало.

О, нет…

- Я избегал близости так долго... Я не знал, как это делать.

- Ты делал все правильно, – пробормотала я. Дотянувшись, я провела указательным пальцем по его губе. Он оставил на нем поцелуй.

Ты говоришь со мной.

- Ты скучаешь по этому? – прошептала я.

- Скучаю по «чему»?

- По тому образу жизни.

- Да. Но лишь потому, что это давало мне контроль. И, честно говоря, твой глупый трюк… – он остановился. – Это спасло жизнь моей сестре. Вот поэтому я знаю.

- Знаешь?

- Что ты любишь меня.

Я нахмурилась.

- Что?

- Потому что ты так сильно рисковала… ради меня, моей семьи. И ты все еще здесь.

Я нахмурилась еще сильнее. Он дотянулся до моей переносицы.

- У тебя здесь появляется маленькая «V», когда ты хмуришься, – прошептал он. – И она такая мягкая для поцелуя.

- Почему ты удивлен, что я все еще здесь? Я ведь сказала, что не оставлю тебя.

- Из-за того, как я повел себя, когда ты сказала мне о беременности.

Я заморгала, и его палец переместился на мою щеку.

- Ты была права, – пробормотал он. – Я подросток.

Вот дерьмо… Я так сказала. Мисс Подсознание посмотрела на меня: «Это его доктор так сказал!»

- Эдвард, я сказала много ужасных вещей... – он переместил свой палец на мои губы.

- Шшшш. Это моя очередь для страшилок на ночь, – выдохнул он. – Когда ты сказала, что беременна… – он остановился, – я думал, что у нас будет время только для нас двоих. Я думал о детях, но абстрактно. У меня было очень смутное представление, что у нас когда-то будет ребенок, когда-нибудь в будущем.

Только один?
Нет… только не один ребенок… не как я. Возможно, сейчас не лучшее время, чтобы доносить ему эту мысль.

- Ты еще так молода, и я знаю, у тебя полно амбиций.

Амбиций? У меня? Серьезно?

- Что ж, ты выбила у меня землю из-под ног. Иисус, это было неожиданно! Никогда, за миллионы лет, когда я спросил, что случилось, я не ожидал услышать от тебя, что ты беременна, – он вздохнул. – Я был так зол. Зол на тебя. Зол на себя. Зол на каждого. И оно вернулось ко мне – то чувство, что не все под контролем. Я должен был уйти. Я пошел к Баннеру, но он был на школьном собрании, – Эдвард сделал паузу и выгнул бровь.

- Ирония… – прошептала я. Эдвард усмехнулся в согласии.

- Поэтому я шел, и шел, и шел... и просто опомнился у салона. Ирина как раз уходила. Она была удивлена, увидев меня. И, по правде говоря, я тоже был удивлен, что оказался там. Она точно поняла, что я был зол. Спросила меня, хотел бы я выпить… Мы отправились в тихий бар, который я знал, и была лишь бутылка вина. Она извинилась за то, как вела себя при нашей последней встрече. Ей было больно от того, что мама не желает больше иметь с ней дело – это сузило круг её общения, но она понимает. Мы говорили о бизнесе, который хорошо идет, несмотря на спад… Я упомянул, что хочу иметь детей.



Я нахмурилась. Что?

- Я думала, ты дал ей понять, что я беременна.

Он моргнул.

- Нет, я не делал этого.

- Почему ты не сказал мне этого?

Он пожал плечами.

- У меня не было шанса.

- У тебя был.

- Я не мог найти тебя на следующее утро, Белла. А затем, ты так сердилась на меня...

Я покраснела.

- Именно так.

- В любом случае, в какой-то момент тем вечером, примерно на половине второй бутылки вина, она наклонилась и коснулась меня. И я замер, – прошептал он и вскинул руки к глазам.

Мои волосы встали дыбом. Что это было?

- Она увидела, как я отпрянул от нее. Это шокировало нас обоих, – его голос был тихим, очень тихим. Почему он не смотрит на меня? Я дернула его руку, и он опустил её, посмотрев мне в глаза.

Дерьмо. Его лицо побледнело, глаза широко распахнулись.

- Что такое? – выдохнула я.

Он нахмурился и сглотнул.

Ох… чего он не сказал мне? Хочу ли я это знать?

- Она попыталась соблазнить меня, – он был шокирован, я точно могла сказать это.

Весь воздух вышел из моих легких. Я почувствовала бессилие, опустошение, и, думаю, мое сердце остановилось.

Еб… Сука Тролль!

- Это был решающий момент, и все замерло. Она ничего не сказала, как такового, но она увидела мое выражение лица и поняла, что перешла границу. Я сказал... нет. Я не думал о ней так много лет и, кроме того… – он сглотнул. – Я люблю тебя. Я сказал ей: «Я люблю свою жену».



Я смотрела на него. Я больше не знала что сказать.

- Она сразу отступила. Снова извинилась, перевела все в шутку. Я имею в виду, что она сказала, что счастлива с Сэтом, и в бизнесе, и не причинит нам вреда. Она сказала, что скучает по нашей дружбе, но видит, что моя жизнь теперь с тобой. И как бы неловко это ни было, пожелала счастья, учитывая то, что случилось, когда мы все были в одной комнате. Я не мог надеяться на большее. Мы попрощались – это было наше окончательное прощание, и она ушла своим путем…

Я сглотнула; страх сковал мое сердце.

- Ты поцеловал её?

- Нет. Мы пожали руки. Это было лишь дружески.

Ох. Хорошо.

- Я был несчастен. Я хотел вернуться домой, к тебе. Но… Я знал, что повел себя ужасно. Я остался и, прикончил бутылку, принялся за бурбон. Пока я пил, я вспоминал, как ты говорила мне: «Если бы это был мой сын…» И я задумался о Джуниоре, я думал о том, как начались мои отношения с Ириной. Это заставило меня почувствовать себя… неудобно.

И вдруг в моей памяти что-то прояснилось, и я вспомнила шепот. Голос Эдварда: «…но увидев её в последний раз, я был шокирован. Ты знаешь… узнав о ребенке, я впервые почувствовал к ней… неприязнь».

Он говорил с Эсми. Неприязнь, ха?

- Что такое?

- Много чего.

- Ох.

- Ох?

- Извини, – пробормотала я.

Он нахмурился.

- За что?

- Что была так зла на следующий день.

Он фыркнул.

- Детка, я понимал твою злость, – он замер, затем вздохнул. – Видишь ли, Белла, я хочу тебя для себя. Я не хочу делиться. У нас есть то, чего у меня никогда не было. Я хотел быть центром твоей вселенной, ты знаешь. Твоим солнцем с восхода до заката.

Ох, Эдвард!

- Так и есть. Это не изменится.

Он снисходительно усмехнулся, грустно посмотрев на меня.

- Белла, – прошептал он, – это просто неправда.

Слезы защипали в моих глазах.

- Как так может быть? – пробормотал он.

О, нет.

- Ох, дерьмо… Не плачь, Белла. Черт! Пожалуйста, не плачь, – он ласково коснулся моего лица.

- Мне очень жаль, – моя нижняя губа дрожала, а его палец гладил её, утешая.

- Нет, Белла, нет. Не сожалей. У тебя будет кто-то другой для любви. И ты права. Так и должно быть.

- Блип будет любить тебя так же, как я люблю тебя. Ты будешь центром его мира, – прошептала я. – Дети любят своих родителей безусловно, Эдвард. Такими они приходят в этот мир. Запрограммированными на любовь. Подумай об этом.

Его глаза расширились, когда он понял, к чему я веду. Он отказывался от этой своей стороны, качая подбородком.

- Нет, – прошептал он и замер.

- Да. Ты делал это, – мои слезы текли рекой, – конечно, любил. Это было без вариантов. Вот почему это так больно…

Он смотрел на меня: бледный, с широко распахнутыми зелеными глазами, сраженный. Он выглядел уязвимым.

- Именно поэтому ты способен любить меня, – выдохнула я. – Прости её. У нее была собственная боль в этом мире. Она была дерьмовой матерью, но ты любил её.

Он уставился на меня, ничего не говоря; его изумрудные глаза округлились, словно он увидел призрак – воспоминания, которые мне не дано было постичь.

О, Эдвард… не прекращай говорить.

- Я использовал щетку, чтобы расчесать её волосы, – прошептал он.

О Боже…

- Она была красивой.

- Одного взгляда на тебя достаточно, чтобы никто не сомневался в этом, – прошептала я.

- Она была дерьмовой матерью, – я кивнула, и он закрыл глаза. – Я так боюсь что буду дерьмовым отцом…

Я потянулась и взяла его лицо в руки. Мой Фифти, Фифти, Фифти.

- Эдвард, ты хоть на секундочку думаешь, что я позволю тебе быть дерьмовым отцом?

Он моргнул, а затем облегченно улыбнулся.

- Нет, я не думаю, что ты позволишь, – выдохнул он. Эдвард ласково потерся костяшками о мою щеку, удивленно заглянув в мои глаза. – Боже, вы так сильны, миссис Каллен! Я так сильно люблю тебя, – наклонившись, он поцеловал меня в лоб. – На этом конец твоих страшилок на ночь. Как твоя голова?

- Моя голова?

Откровенно говоря, вот-вот взорвется от всего того, что ты рассказал!

- Болит?

- Нет.

- Хорошо. Думаю, теперь пора спать.

Я моргнула.

- У меня есть один вопрос.

- О? Какой? – с опаской взглянув на меня, спросил он.

- Отчего ты вдруг стал таким… откровенным, за неимением лучшего слова?

Он нахмурился.

- Ты рассказываешь мне все это, когда как обычно получение от тебя информации является довольно мучительным процессом.

- Серьезно?

- Ты знаешь это.

- Почему я разоткровенничался? Не могу сказать. Может, потому что увидел тебя практически мертвой на холодном бетоне… А может потому, что я осознал тот факт, что стану отцом. Я не знаю. Ты сказала, что хочешь знать, и я не хочу, чтобы Ирина стояла между нами. Она не может. Она – прошлое, и я говорил тебе это так много раз.

- Если бы она не попыталась приставать к тебе… Вы все еще были бы друзьями?

- Это уже больше, чем один вопрос, – выгнув бровь, отметил он.

- Прости. Ты не должен отвечать, – покраснела я. – Ты уже добровольно сказал больше, чем я когда-либо могла представить.

Его взгляд смягчился.

- Возможно. Но то, что она попыталась сделать, задело меня слишком глубоко. Пожалуйста, поверь мне. Я не собираюсь видеться с ней вновь. Ты сказала, что она hard limit для тебя. Этот термин я понимаю, – искреннее ответил он.

О’кей. Я позволю уйти этому. Мисс Подсознание откинулась в своем кресле: «Наконец-то!»

- Спокойной ночи, Эдвард. Спасибо за поучительный рассказ перед сном, – я наклонилась, чтобы поцеловать его, и наши губы едва коснулись друг друга, затем я попыталась углубить поцелуй.

- Не надо, – прошептал он. – Я отчаянно хочу заняться с тобой любовью.

-Так займ…

- Нет, тебе нужно отдыхать, и уже поздно. Давай спать, – он потянулся и выключил свет, погружая нас в темноту.

- Я люблю тебя, Эдвард, – прошептала я, как только подползла на его сторону.

- Я знаю, – прошептал он, и я почувствовала его застенчивую улыбку.

***


Я проснулась. Свет заливал комнату, а Эдварда не было в постели. Я взглянула на часы и увидела, что уже было 7.53 утра. Я сделала глубокий вдох и поморщилась, когда почувствовала боль в ребраз, хотя, не такую сильную, как вчера. Думаю, я могу пойти на работу. Работа – да! Я хочу на работу. Сегодня понедельник, и я провела вчера весь вечер, отлеживаясь в постели. Эдвард позволил мне выйти ненадолго лишь для того, чтобы навестить Чарли. Честно говоря, он все еще был такой контрол-фрик! Я с нежностью улыбнулась. Мой контрол-фрик. Он был внимательным, заботливым, любящим и болтливым… и держащим руки далеко от меня с тех пор, как я приехала домой. Я нахмурилась. Я собираюсь что-нибудь предпринять по этому поводу. Моя голова не болела, боль в ребрах уменьшилась, хотя, откровенно признаться, смеяться приходилось с осторожностью, но серьезно: я была фрустрирована! Думаю, это был самый долгий период без секса, который у меня был с тех пор как… Ну, с самого первого раза.

Думаю, мы оба пришли к равновесию. Эдвард стал гораздо более расслабленным; его длинная страшилка на ночь, кажется, положила конец некоторым призракам прошлого, как для него, так и для меня. Что ж, посмотрим.

Я быстро приняла душ и тщательно выбрала одежду. Я хотела что-нибудь… сексуальное. Что-нибудь, чтобы спровоцировать Эдварда к действию. Кто бы мог подумать, что такой ненасытный мужчина может быть таким сдержанным? Я действительно не хотела зацикливаться на том, как Эдвард овладел такой дисциплиной над своим телом… Мы не говорили о Суке Тролль с момента его исповеди. Надеюсь, что никогда больше и не будем. Для меня она была мертва и похоронена.

Я выбрала почти неприлично короткую черную юбку и белую блузку с жабо. Я натянула чулки с кружевной резинкой и обула свои Louboutin с высокими каблуками. Немного туши, блеск для губ для естественного вида и, после безжалостного расчесывания, оставила волосы распущенными… Да. Это должно сработать.

Эдвард завтракал. Его вилка с омлетом замерла в воздухе, когда он увидел меня. Он тут же нахмурился.

- Доброе утро, миссис Каллен. Собрались куда-то?

- На работу, – ответила я и сладко улыбнулась.

- Я так не думаю, – насмешливо фыркнул Эдвард. – Доктор Сай сказала отдыхать неделю.

- Эдвард, я не собираюсь проводить весь день, валяясь в постели. Не в одиночку. Поэтому, я настроена отправиться на работу. Доброе утро, Гейл.

- Миссис Каллен, – попытавшись скрыть усмешку, поздоровалась Гейл. – Желаете завтрак?

- Пожалуйста.

- Мюсли?

- Я бы предпочла яичницу и тосты из цельных зерен.

Миссис Коуп широко улыбнулась, а Эдвард не смог скрыть своего удивления.

- Очень хорошо, миссис Каллен, – ответила миссис Коуп.

- Белла, ты не пойдешь на работу.

- Но…

- Нет. И точка. Не спорь, – был непреклонен Эдвард. Я посмотрела на него снова и только сейчас заметила, что он был все еще одет в пижамные штаны и футболку, как и прошлым вечером.

- Ты собираешься на работу? – спросила я.

- Нет.

Я схожу с ума?

- Сегодня понедельник, верно?

Он улыбнулся.

- В последний раз, когда я проверял, да.

Я прищурилась.

- Ты планируешь прогулять?

- Я не оставлю тебя здесь, не наедине с собой, чтобы ты могла попасть в беду. И доктор Сай сказала, что должна пройти неделя, прежде чем ты вернешься на работу. Помнишь?

Ох. Я забралась на стул рядом с ним, и миссис Коуп поставила чашку чая передо мной.

- Ты хорошо выглядишь, – произнес Эдвард.

Я перекинула ногу на ногу.

- Очень хорошо. Особенно, здесь, – он скользнул пальцем по обнаженной коже, показавшейся выше моего чулка. Мой пульс участился, когда он коснулся меня. – Эта юбка очень короткая, – пробормотал он; смутное недовольство промелькнуло в его голосе, в то время как его взгляд следовал за его же пальцем.

- Разве? Я не заметила.

Эдвард посмотрел на меня, и его губы скривились в насмешливой, все еще раздраженной усмешке.

- В самом деле, миссис Каллен?

Я покраснела.

- Я не уверен, что этот вид подходит для работы, – пробормотал он.

- Ну, с тех пор, как я не иду на работу, этот вопрос спорный.

- Спорный?

- Спорный, – одними губами повторила я.

Эдвард снова хмыкнул и принялся за свой омлет.

- У меня есть идея получше, – пробормотал он.

- Правда?

Он посмотрел на меня из-под своих длинных темных ресниц, и его изумрудный взгляд потемнел. Я глубоко вздохнула. О. Мой. Бог. Вовремя.

- Мы можем поехать и посмотреть, как Эммет справляется с домом.

ЧТО? Ох! Он дразнит! Я смутно припомнила, что мы хотели сделать это, прежде чем Чарли попал в аварию.

- С удовольствием.

- Хорошо, – усмехнулся он.

- Разве у тебя нет работы?

- Нет. Кейт вернулась с Тайваня. Все идет хорошо. Сегодня все в порядке.

- Я думала, ты собирался на Тайвань.

Он фыркнул снова.

- Белла, ты была в больнице.

- Ох.

- Да, «ох». Поэтому, сегодня я проведу немного полезного времени с моей женой, – он сомкнул губы, делая глоток кофе.

- Полезного времени? – я не сумела скрыть надежду в своем голосе.

Миссис Коуп поставила передо мной яичницу, снова не скрывая улыбки.

Эдвард хмыкнул.

- Полезного времени, – кивнул он.

Я была слишком голодна, чтобы и дальше флиртовать со своим мужем.

- Приятно видеть, как ты ешь, – пробормотал он. Встав, он поцеловал мои волосы. – Я иду в душ.

- Эм… могу я потереть тебе спинку? – пробормотала я с полным ртом.

- Нет. Ешь.

Обходя барную стойку, он стянул свою футболку через голову, выставляя передо мной на показ свои рельефные плечи и голую спину, направляясь в гостиную. Я прекратила жевать. Он делал это нарочно. Зачем?

-

Чарли был в хорошем настроении. Билли тоже навестил его, и они оба устроились перед новым большим телевизором с плоским экраном в палате Чарли. Подозреваю, Эдвард сделал что-то в отношении него. Мы оставили их ожидать повтора игры Mariners с прошлых выходных.

-

Эдвард расслабленно управлял машиной, направляясь на север. Он был таким с тех пор, как мы «поговорили». Это было, словно он сбросил груз; тень миссис Робинзон больше не маячила перед нами, возможно потому, что я решила отпустить это… или потому, что он так решил, я не знала этого точно. Но я чувствовала, что сейчас я была ближе к нему, чем когда-либо до этого. Может быть, потому, что он доверился мне. Надеюсь, он продолжит это делать. И еще: он действительно принял ребенка. Он пока не бросился покупать кроватку, но у меня были большие надежды.

Я наблюдала за ним, пока он вел машину, упиваясь его видом. Он выглядел привычно… сексуально. Взъерошенные волосы, очки Рэй-бэн, пиджак в узкую полоску, белая льняная рубашка и джинсы.

Он взглянул на меня, дотянувшись и положив свою руку на мое колено, его пальцы начали нежные поглаживания.

- Я рад, что ты не стала переодеваться, – сказал он.

Я лишь добавила джинсовую куртку и переобулась, но все еще была одета в короткую юбку. Его рука задержалась на моем колене. Я положила свою руку поверх его.

- Ты так и собираешься продолжать дразнить меня?

- Может быть, – улыбнулся Эдвард.

- Почему?

- Потому что я могу, – ухмыльнулся он по-мальчишески, как всегда.

- Двое могут играть в эту игру, – прошептала я.

Его пальцы начали двигаться вверх по моему бедру.

- Расскажите-ка мне об этом, миссис Каллен, – он бросил мне вызов, и его ухмылка стала еще шире.

Я подняла его руку и положила обратно ему на колено.

- Что ж, держи свои руки при себе.

Он усмехнулся.

- Как пожелаете, миссис Каллен.

Черт! Это игра будет иметь для меня негативные последствия.

-

Эдвард свернул на подъездную дорогу к нашему новому дому. Он остановился у домофона и набрал номер; богато украшенные металлические ворота распахнулись. Мы направились сквозь засаженную деревьями аллею, окрашенную смесью желтых, зеленых и медных листьев. Высокая трава на лугу сменилась с зеленого цвета на золотистый, но среди травы все еще виднелись несколько желтых полевых цветов. Это был прекрасный теплый день. Солнце светило высоко, но ароматы осени уже были в воздухе, как и солоноватый запах с залива. Это было такое тихое место, тихое и красивое… и кто бы мог подумать, что это станет нашим домом?

Аллея изогнулась, и впереди показался дом. Несколько больших грузовиков, с величественным «Каллен Констракшен», были припаркованы перед зданием. Дом был облачен в леса, и несколько рабочих в касках были заняты на крыше.

Эдвард проехал к портико и выключил двигатель. Я могла буквально почувствовать его возбуждение.

- Давай найдем Эммета.

- Он здесь?

- Надеюсь. Я достаточно плачу ему.

Я фыркнула, и Эдвард улыбнулся мне, когда мы выбрались из машины.

- Йоу, братан! – закричал Эммет откуда-то. Мы оба обернулись. – Поднимайтесь сюда!

Он был наверху, на крыше, размахивая нам руками сверху вниз и улыбаясь от уха до уха.

- Мы вовремя увидели тебя. Оставайся там, где ты есть. Я буду прямо сейчас.

Я бросила быстрый взгляд на Эдварда, который лишь пожал плечами. Несколько минут спустя Эммет появился в дверях.

- Хэй, брат, – он пожал руку Эдварда. – Как ты, маленькая леди? – он подхватил меня и покружил.

- Лучше, спасибо, – захихикала я, затаив дыхание: мои ребра запротестовали. Эдвард хмуро посмотрел на него, но тот не обратил никакого внимания.

- Давай зайдем в контору (ПП: контора, кабинет для сотрудников фирмы на строительной площадке). Вам понадобится одна из таких, – сказал он и постучал себя по каске.

-

От дома осталась лишь оболочка. Полы были покрыты твердым волокнистым материалом, который выглядел как мешковина; некоторые из оригинальных стен исчезли и появились новые. Эммет вел нас по дому, объясняя, что происходит, в то время как мужчины и несколько женщин работали повсюду вокруг нас. Я была рада увидеть, что каменная лестница со сложной железной балюстрадой все еще была на месте и полностью завешана белой мешковиной.

Задняя стенка гостиной была убрана, чтобы освободить место для стеклянной стены Тани, и уже начались работы на террасе. Несмотря на беспорядок, вид все еще был потрясающим. Новая работа была сделана с пониманием и сохраняла очарование прежнего вида дома… Таня отлично поработала. Эммет терпеливо объяснял процессы и давал строгие сроки для каждого из них. Он надеялся, что мы сможем переехать к Рождеству, хотя Эдвард был не так оптимистично настроен.

Боже правый… Рождество с видом на залив… Не могу дождаться! Пузырь волнения начал увеличиваться внутри меня… Я представила нас, украшающих огромную елку, в то время как бронзоволосый мальчик с удивлением наблюдает за нами….

Эммет закончил наше путешествие на кухне.

- Я оставлю вас двоих побродить. Будьте осторожны. Это стройка.

- Конечно. Спасибо, Эм, – пробормотал Эдвард, взяв меня за руку. – Счастлива? – спросил он, как только Эммет оставил нас наедине.

Я обвела взглядом пустую комнату и задалась вопросом, куда же повесить картины с перцами, которые мы купили во Франции?

- Очень. Я влюбилась в него. А ты?

- Я тоже, – усмехнулся он.

- Хорошо. Я вот подумала о картинах с перцами здесь.

Эдвард одобряюще кивнул.

- Я хочу повесить твои портреты, сделанные Джейком, по всему дому. Тебе нужно решить, где именно.

Я покраснела.

- Где-нибудь, где я не часто буду их видеть.

- Не будь такой, – заворчал он и, протянув руку, погладил большим пальцем мою нижнюю губу. – Это мои любимые картины. Я обожаю ту, что в моем офисе.

- Я понятия не имею почему, – пробормотала я и поцеловала подушечку его большого пальца.

- Худшая вещь, которой можно заниматься весь день, это любоваться твоим прекрасным лицом. Проголодалась? – спросил он.

- Проголодалась по чему? – прошептала я.

Он усмехнулся, и его взгляд потемнел. Надежда и желание пронеслись по моим венам.

- По еде, миссис Каллен, – пробормотал он и оставил легкий поцелуй на моих губах. Я выпятила губы и вздохнула.

- Да. Эти дни я все время голодна.

- Я захватил для нас троих пикник.

- Нас троих? Кто-то присоединится к нам?

Эдвард наклонил голову набок.

- Примерно через семь-восемь месяцев.

Ох… Блип. Я ухмыльнулась ему глупой улыбкой.

- Я думал, ты хотела поесть на свежем воздухе.

- На лугу? – спросила я.

Он кивнул.

- Конечно, – усмехнулся он.

- Это будет отличным местом, чтобы растить детей, – пробормотал он, внимательно посмотрев на меня сверху.

Детей! Больше, чем одного? Смею ли я заметить это сейчас?

Опустив руку, он приложил раскрытую ладонь к моему животу. Боже! Я затаила дыхание и накрыла его руку своей ладонью.

- В это трудно поверить, – прошептал он, и в первый раз я услышала удивление в его голосе.

- Я знаю. Ох, вот, у меня есть доказательство. Фотография.

- Серьезно? Первая улыбка ребенка?

Из бумажника я вынула распечатанную картинку УЗИ с Блипом.

- Видишь?

Эдвард внимательно смотрел на нее в течение нескольких секунд.

- Ох… Блип. Ага, теперь понимаю, – его голос был отвлеченным… благоговейным.

- Твой ребенок, – прошептала я.

- Наш ребенок, – поправил он.

- Первый из многих.

- Многих? – тревожно переспросил он, широко распахнув глаза.

- Как минимум два.

- Два, – он словно попробовал это слово. – Можем мы делать это постепенно? Ты знаешь, один ребенок за раз?

Я усмехнулась.

- Конечно.

Мы направились наружу, в теплый осенний день.

- Когда ты собираешься рассказать своим родным? – спросил Эдвард.

- Скоро, – пробормотала я. – Я думала рассказать своему папе утром, но там был Билли, – пожав плечами, добавила я.

Эдвард понимающе кивнул и открыл багажник Audi R8. Внутри была плетеная корзинка для пикника и клетчатый плед, который мы купили в Лондоне.

- Идем, – сказал он, беря корзину и плед в одну руку, а второй обнимая меня. Вместе, мы зашагали в сторону поляны.

-

- Конечно, Кейт, отправляйся, – ответил Эдвард и повесил трубку.

Это был третий звонок, который он принял, пока мы были на нашем пикнике. Он снял свои ботинки и носки и сел, наблюдая за мной, опустив руки на колени. Его куртка была брошена поверх моей, в то время как мы грелись под солнышком. Я лежала рядом с ним, растянувшись на клетчатом пледе для пикника; нас окружал высокий золотистый и зеленый газон, скрывая от чужих глаз в нашем собственном буколическом (ПП: шутливое употребление слова «сельский») раю. Он кормил меня клубникой, и я с благодарностью откусывала и посасывала её, пристально глядя в его потемневшие глаза.

- Вкусно? – прошептал он.

- Очень.

- Достаточно?

- Клубники, да.

Его взгляд опасно вспыхнул, и он улыбнулся мне.

- Миссис Коуп собрала отличный пикник, – сказал он.

- Это то, что она делает, – прошептала я.

Неожиданно переместившись, он лег так, что его голова оказалась рядом с моим животом. Он закрыл глаза и казался очень удовлетворенным. Я дотянулась рукой до его волос и начала перебирать прядки.

Он тяжело вздохнул, затем нахмурился и взглянул на экран своего молчаливо жужжащего блэкберри. Он закатил глаза и принял звонок.

- Дженкс, – буркнул он. Он стал весь напряжен, молча слушая минуту или две, а затем вдруг сел прямо. – 24/7… Спасибо, – проговорил он сквозь стиснутые зубы и повесил трубку.

Перемена в его настроении произошла моментально. Исчез мой кокетливый поддразнивающий муж, а на его месте появился холодный, расчетливый, злой Мастер Вселенной. Он прищурился на мгновенье, а затем одарил меня прохладной… ледяной улыбкой. Дрожь пробежала по моей спине. Он поднял свой блэкберри и нажал кнопку быстрого набора.

- Кейт, какой долей акций мы владеем в «Линкольн Тимбер»? (ПП: лесоматериалы) – он оперся на колени.

Мои волосы встали дыбом. О, нет, что такое?

Эдвард продолжал:

- Так я и думал… Консолидируй акции в КЭХ, затем уволь совет… за исключением СЕО… Мне насрать… Я слышал тебя, просто сделай это… Спасибо, – он повесил трубку, а затем без какого-либо выражения посмотрел на меня.

Твою мать! Эдвард был в ярости.

- Что случилось?

- Линк, – пробормотал он.

- Линк? Бывший муж Ирины?

- Именно. Он – тот, кто внес залог за Смита.

Что?! Почему? Я уставилась в изумлении на Эдварда. Его рот сжался в тонкую линию.

- Он будет выглядеть идиотом!.. – потрясено пробормотала я. – Я имею в виду, Смит совершил другое преступление, будучи у него на поруках.

Эдвард прищурился и усмехнулся.

- Справедливо сделанное замечание, миссис Каллен.

- Что ты сделал ему? – встав на колени, чтобы оказаться с ним лицом к лицу, спросила я.

- Я избавился от него.

Ох!

- Эм… Это, кажется, немного импульсивно, – пробормотала я.

- Я в пылу-сражения тип, – напомнил мне он.

- Я в курсе этого.

Он снова прищурился.

- Я давно вынашивал этот план в заднем кармане, – сухо добавил он.

Я нахмурилась.

- Что?

Он сделал паузу, словно взвешивая что-то в уме, а затем глубоко вздохнул.

- Несколько лет назад – мне было двадцать один – Линк избил свою жену до полусмерти. Он сломал ей челюсть, левую руку, четыре ребра из-за того, что она трахала меня, – его взгляд застыл. – А теперь я узнаю, что он выпустил под залог человека, который пытался убить меня, похитить сестру и раскроил череп моей жены. Думаю, пришло время платить по счетам.

Я побледнела. Святое дерьмо!

- Справедливо сделанное замечание, мистер Каллен, – прошептала я.

- Белла, это то, чем я занимаюсь. Обычно, не на почве мести, но я не могу позволить уйти ему с этим. То, что он сделал с Ириной… что ж, ей следовало настоять на обвинениях, но она не сделала этого, и это её личное дело. Но он серьезно пересек линию, когда связался со Смитом. Линк сделал это личным, коснувшись моей семьи. Я собираюсь раздавить его. Разрушить его компанию прямо перед его носом и распродать по кусочкам тем, кто предложит наивысшую цену.

Ох…

- К тому же, – усмехнулся Эдвард. – Мы выручим отличные деньги.

Я смотрела в его пылающие глаза… которые неожиданно смягчились.

- Я не хотел напугать тебя, – прошептал он.

- Я не напугана, – солгала я.

Он насмешливо выгнул бровь.

- Ты просто застал меня врасплох, – прошептала я, а затем сглотнула. Эдвард действительно порой был очень устрашающ.

Наклонившись вниз, он потерся своим ртом о мои губы.

- Я сделаю все, чтобы защитить тебя. Защитить мою семью. Защитить этого малыша, – пробормотал он, наклоняясь ниже и накрывая своей ладонью мой живот в нежном прикосновении.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.063 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал