Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






В честь всех наших первых раз в твой первый День рождения, в качестве моей любимой жены. 2 страница




- С тобой все о’кей? – спросила Роуз необычно мягким тоном.

Я кивнула и сжала её руку.

- Да. Спасибо, что приехала.

- Ты думаешь, мистер Мегабакс может удержать меня в стороне от твоего дня рождения? Нам пришлось лететь на вертолете! – ухмыльнулась она.

- Серьезно?

- Да. Всем нам. И ты говорила, что Эдвард может управлять им?

Я кивнула.

- Это горячо.

- Ага, я тоже так думаю.

Мы ухмыльнулись.

- Ты останешься здесь на ночь? – спросила я.

- Да. Мы все, я думаю. Ты ничего не знала об этом?

Я покачала головой.

- Круто, не правда ли?

Я кивнула.

- И что же он подарил тебе на день рождения?

- Это, – я показала свой браслет.

- О, это мило!

- Да.

- Лондон, Париж… мороженное?

- Ты не хочешь это знать.

- Могу догадаться.

Мы рассмеялись, и я покраснела, вспоминая Ben & Jerry’s & Белла.

- Ох… и R8.

Роуз прыснула вином, обливая свой подбородок, заставляя нас рассмеяться еще сильнее.

- Он хорош до неприличия, да?

- Именно это я и говорила.

На десерт мне был подан роскошный шоколадный торт с зажженными двадцатью двумя серебряными свечками под зажигательный хор « Happy Birthday to you». Эсме наблюдала за тем, как Эдвард пел вместе с другими моими друзьями и членами семьи, и её глаза светились любовью. Перехватив мой взгляд, она послала мне воздушный поцелуй.

- Загадай желание, – прошептал Эдвард мне на ухо.

На одном дыхании я задула все свечи, горячо желая, чтобы моему папе стало лучше. Папочка, поправляйся. Пожалуйста, поправляйся. Я так люблю тебя.

-

В полночь Билли и Джейк собрались уходить.

- Спасибо большое, что пришли, – я крепко обняла Джейка.

- Не за что на свете не пропустил бы это, Беллс. Рад, что Чарли идет на поправку.

- Да. Ты, Билли и Чарли должны поехать на рыбалку с Эдвардом в Аспен.

- Да? Звучит круто, – ухмыльнулся Джейк. Он направился забрать пальто своего отца, и я наклонилась к Билли попрощаться.

- Ты знаешь, Белла, было время… ну… я думал, что ты и Джейк… – его голос пропал, и он пристально посмотрел на меня; его темные глаза были полны напряжения… и любви.

О, нет.

- Знаю, Билли. Я люблю Джейка, но… Он мне как брат.

- В один прекрасный день, ты бы стала прекрасной дочерью-в-законе. И ты стала. Для Калленов, – он мечтательно улыбнулся, и я покраснела.

- Надеюсь, вы примите нашу дружбу.

- Конечно. Твой муж прекрасный человек. Ты сделала хороший выбор, Белла.

Я покраснела еще сильнее.

- И я так думаю, – прошептала я. – Я очень люблю его, – я обняла Билли.

- Обращайся с ним хорошо, Белла.

- Я буду, – пообещала я.

-

Эдвард закрыл за нами дверь в наш номер.

- Наконец-то одни, – пробормотал он, прижавшись спиной к двери, наблюдая за мной. Я шагнула к нему и пробежалась пальцами по лацканам его пиджака.



- Спасибо за прекрасный день рождения. Ты действительно самый предусмотрительный, внимательный и щедрый муж…

- К моему удовольствию.

- Да… твоему удовольствию. Давай сделаем что-нибудь для этого, – прошептала я. Сжав его лацканы в кулаках, я притянула его навстречу своим губам.

***


Когда я проснулась, я обнаружила, что обвилась вокруг моего мужа. Он тоже пробудился, взлохмаченный, с ярким изумрудным взглядом, красивый.

- Доброе утро, миссис Каллен.

- Мистер Каллен, доброе утро. Надеюсь, ты спал хорошо?

- Да, спасибо. Очень приятные сны, – с намеком, ответил он.

- И ты хочешь рассказать мне, о чем они были?

- Думаю, лучше я покажу тебе.

Я захихикала, но уже вскоре снова потерялась под воздействием его чар.

-

После совместного завтрака, когда я открыла все подарки и закончила поочередное прощание со всеми Калленами, моя мама, Эдвард и я направились в больницу. Тайлер сел за руль, после того как мы втроем еле уместились в моем R8. Фил отклонил посещение, и я в тайне была рада этому. Это было бы слишком странно… и уверена, Чарли не оценил бы, что Фил увидит его не в лучшей форме.

Чарли выглядел все также. Более заросшим. Мама была шокирована, увидев его, и вдвоем мы немного всплакнули.

- Ох, Чарли… – она сжала его руку и нежно погладила его лицо, и я бы переехала к ней обратно, чтобы увидеть такое проявление её любви к бывшему мужу. Я рада, что это мгновение навсегда останется в моих воспоминаниях.

Мы сидели рядом с ним, я держала её за руку, в то время как она сжимала его ладонь.

- Белла, было время, когда этот мужчина являлся центром моего мира. Солнце всходило и садилось с ним. Я всегда буду любить его. Он дал мне тебя.



- Мама, – ахнула я. Она погладила мою щеку и поправила выбившуюся прядь волос за ухо. – Ты знаешь, я всегда буду любить твоего отца. Я просто не могу жить с ним.

- Я знаю, – смахнув слезы, ответила я. – Они собираются вывести его из комы сегодня.

- Хорошо. Уверена, с ним все будет в порядке. Он такой упрямый. Как и ты.

Я улыбнулась.

- Ты разговаривала с Эдвардом?

- Неужели он думает, что ты упрямая?

- Я в этом уверена.

- Я скажу ему, что это семейная черта. Вы выглядите так хорошо вместе, Белла. Такими счастливыми.

- Так и есть, я думаю. На пути к этому, в любом случае. Я люблю его. Он – центр моего мира. Солнце тоже встает и садиться с ним… для меня.

- Очевидно, что он обожает тебя, дорогая.

- И я обожаю его.

- Убедись, что ты говоришь ему это. Мужчинам необходимо слышать подобные вещи, как, впрочем, и нам.

-

Я настаивала на том, чтобы поехать в аэропорт попрощаться с мамой и Филом. Тайлер следовал за нами на R8, а Эдвард сел за руль кроссовера. Мне было жаль, что они не могли остаться дольше, но они должны были вернуться в Джексонвилль. Это было слезное прощание.

- Береги ее, Фил, – прошептала я, обняв его.

- Конечно же, буду, Белла. И ты береги себя.

- Постараюсь, – я повернулась к маме. – До свидания, мам. Спасибо, что приехала, – прошептала я хрипло. – Я так сильно тебя люблю.

- Ох, моя дорогая девочка, я тоже люблю тебя. И с твоим папой все будет в порядке. Он не готов похоронить свое бренное тело. Он на самом деле не может пропустить игру Mariners!

Я захихикала. Она была права. Я решила, что почитаю Чарли спортивную колонку воскресной газеты этим вечером.

Я наблюдала за тем, как она и Фил поднялись по трапу в самолет КЭХ. Мама помахала мне и исчезла в самолете.

Эдвард обнял меня за плечи.

- Давай вернемся, детка, – прошептал он.

- Ты поведешь?

- Конечно.

-

Когда мы вернулись в больницу этим вечером, Чарли выглядел как-то по-другому. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что аппарат искусственной вентиляции воздуха исчез. Чарли дышал самостоятельно. О, святые угодники. Давай, папочка! Я погладила его щетинистую щеку и, взяв салфетку, аккуратно протерла его губы.

Папочка.

Эдвард вышел из палаты, чтобы найти доктора Сладер или доктора Кроу узнать новости, а я взяла уже знакомый мне стул и села рядом с кроватью, чтобы внимательно понаблюдать за отцом.

Я открыла спортивную колонку Sunday Oregonian и добросовестно начала читать отчет об игре Mariners против Texas Rangers. По всем признакам это был захватывающий матч, благодаря какому-то японскому игроку по фамилии Сузуки. Я крепко держала Чарли за руку, в то время как продолжала читать.

- И финальный счет: Mariners – 8, Rangers – 3.

- Хэй, Беллс, так мы выиграли? – прохрипел Чарли и сжал мою руку в ответ.

Ох, папочка, папочка, папочка!..

Глава 23. (110)

Слезы хлынули из моих глаз. Он вернулся, мой папочка вернулся!

- Не плачь, Беллс, – хриплым голосом сказал Чарли. – Что произошло?

- Ты попал в аварию. Ты в больнице Портленда.

Чарли нахмурился, и я не знала, было ли это потому, что он чувствовал себя некомфортно из-за нехарактерного для меня проявления привязанности, или от того, что не мог вспомнить аварию.

- Хочешь немного воды? – спросила я, неуверенная, можно ли мне было его поить.

Он кивнул, все еще сбитый с толку.

Ох, папочка!
Мое сердце готово было расколоться на части.

- Я люблю тебя, папа. С возвращением.

Он неловко махнул рукой.

- Я тоже, Беллс. Воды.

Я бросилась бегом к дежурной медсестре.

- Мой папа… он проснулся! – широко улыбаясь медсестре Кристи воскликнула я, которая ошарашено смотрела на меня.

- Позови доктора Сладер, – сказала она своей коллеге и поспешно начала выходить из-за своего стола.

- Он хочет воды.

- Я принесу ему.

Я практически летела обратно к кровати своего отца, чувствуя себя такой беззаботной! Его глаза были закрыты, когда я оказалась рядом, и я сразу же забеспокоилась, что он вновь впал в кому.

- Папа?

- Я здесь, – пробормотал он.

Сестра Кристи появилась с кувшином воды и стаканом.

- Здравствуйте, мистер Свон. Я – медсестра Кристи. Ваша дочь сказала мне, что вы испытываете жажду.

-

Эдвард сидел в зале ожидания, уставившись в свой ноутбук и глубоко сконцентрировавшись. Он поднял на меня взгляд, когда я закрыла дверь, и его глаза округлились.

- Он очнулся! – объявила я.

Он улыбнулся, и напряжение на его лице спало. Ох… я и не замечала раньше. Как долго он был так напряжен? Он отставил ноутбук в сторону, встал и притянул меня к себе.

- Как он? – спросил он, уткнувшись в мои волосы.

- Говорит, хочет пить, и сбит с толку. Он совсем ничего не помнит об аварии, – было так уютно стоять в его объятьях. Я обняла его в ответ.

- Это объяснимо. Теперь, когда он очнулся, я хочу перевести его в Сиэтл. Тогда мы сможем вернуться домой, а мой отец – присматривать за твоим.

Ох.

- Я не уверена, что он достаточно хорошо себя чувствует для транспортировки.

- Я поговорю с доктором Сладер. Узнаем её мнение.

- Ты скучаешь по дому?

- Да.

- О’кей.

***


- Ты не перестаешь улыбаться, – сказал Эдвард, как только я повернула к Heathman.

- Я очень рада. И счастлива.

Эдвард улыбнулся.

- Хорошо.

Фары погасли, и я задрожала, когда мы вышли на прохладный, вечерний воздух, передавая мои ключи сотруднику парковки отеля. Он с вожделением поглядывал на мою машину и, честно говоря, я не винила его за это. Эдвард обнял меня рукой.

- Следует ли нам отпраздновать? – спросил он, как только мы вошли в фойе.

- Отпраздновать?

- По поводу твоего отца.

Я захихикала.

- Оу, по поводу него.

- Я скучал по этому звуку, – прошептал Эдвард и поцеловал меня в висок.

- Можем мы просто поужинать в нашем номере? Ты знаешь, тихий вечер…

- Конечно. Идем, – взяв за руку, он повел меня в сторону лифтов.

-

- Это было восхитительно, – пробормотала я с удовлетворением, как только отставила пустую тарелку в сторону, полностью сытая. – Они точно знают, как приготовить отличный Тарт Татен.

Я приняла ванну и теперь сидела в одной футболке Эдварда и трусиках. На заднем фоне звучали случайно воспроизводимые композиции из iPod-а Эдварда, и Дайдо звонко напевала мелодию о белом флаге.

Эдвард задумчиво смотрел на меня. Его волосы все еще были влажными после наших водных процедур, но он был одет не только в черную футболку, но и джинсы.

- Это самое большое количество еды, которое я видел, как ты съела за все то время, что мы были здесь, – сказал он.

- Я была голодна.

Он откинулся на спинку стула с самодовольной ухмылкой на лице и сделал глоток белого вина.

- И что бы ты предпочла делать сейчас? – нежно спросил он.

- А чем бы ты сейчас хотел заняться?

Он насмешливо выгнул бровь.

- Чем всегда хочу заниматься.

- И что же это?

- Миссис Каллен, не надо стесняться.

Перегнувшись через стол, я ухватилась за его руку, перевернула её и скользнула указательным пальцем по ладони.

- Я хочу, чтобы ты коснулся меня им, – сказала я, проведя по его указательному пальцу. Он заерзал в кресле.

- Только им?

- Может быть, им? – я пробежалась по его среднему пальцу и обратно к ладони. – И им… – царапнув ногтем по безымянному, добавила я. – Безусловно, им, – мой палец замер на его обручальном кольце. – Это очень сексуально.

- И сейчас?

- Конечно же. Оно говорит: «Этот мужчина – мой», – и я нежно скользнула по небольшой мозоли, которая уже образовалась на чувствительной коже под кольцом. Он подался вперед и двумя ладонями приподнял мой подбородок.

- Миссис Каллен, вы соблазняете меня?

- Надеюсь, что это так.

- Изабелла, я сдаюсь, – его голос понизился. – Иди сюда, – он потянул меня за руку так, что я встала со своего места, а затем села на его колени. – Мне нравится иметь беспрепятственный доступ к тебе, – прошептал он, запуская руку по моему бедру к попке. Вторая его рука сжала мой затылок, и он начал целовать меня, прочно удерживая на месте. На вкус он был как белое вино и яблочный пирог… и Эдвард. Я запустила пальцы в его волосы, прижимая его ближе к себе, в то время как наши языки исследовали и кружили друг возле друга; моя кровь забурлила в венах. Мы оба задыхались, когда Эдвард оторвался от меня.

- Идем в кровать, – прошептал он мне в губы.

- В кровать?

Он отодвинулся подальше и потянул мои волосы назад так, чтобы я посмотрела на него.

- Где бы вы предпочли, миссис Каллен?

Моя Внутренняя Богиня прекратила обмахивать лицо черепашьим веером.

Я пожала плечами, изображая безразличие.

- Удиви меня.

Он усмехнулся.

- Ты сегодня в ударе, – пробормотал он и потерся носом о мой.

- Может быть, мне нужно быть более сдержанной.

- Может быть. Ты станешь очень властной к старости, – прищурив глаза, ответил он, но не смог скрыть своего веселья.

- И что ты собираешься сделать по этому поводу? – бросила я вызов.

Его глаза вспыхнули.

- Я знаю, что я бы предпочел сделать. Зависит от того, готова ли ты, – пробормотал он.

- Ох, мистер Каллен, ты был очень нежен со мной несколько последних дней, – прошептала я.

- Тебе не нравится нежность?

- С тобой, конечно, нравится. Но, ты знаешь… Разнообразие придает остроту жизни, – моргая ресницами, процитировала его я.

- Так ты хотела бы что-то менее нежное?

- Что-то более жизнеутверждающее.

Он удивленно вскинул брови.

- Жизнеутверждающее? – повторил он, и я услышала азарт в его голосе.

Я кивнула. С минуту он пристально смотрел на меня.

- Не кусай свою губу, – прошептал он и резко поднялся, держа меня на руках. Я ахнула и схватилась за его бицепсы, опасаясь, что он уронит меня. Он подошел к самому маленькому из трех диванов и опустил меня на него, продолжая пристально смотреть сверху вниз.

- Жди здесь. Не шевелись, – приказал он, и его изумрудный взгляд стал интенсивным и пылким.

Он развернулся на пятках и направился в спальню.Ох… босоногий Эдвард. Почему его ноги были такими сексуальными? Он вернулся через несколько секунд, к моему удивлению, наклоняясь надо мной со спины.

- Думаю, мы обойдемся без этого, – схватившись за край моей футболки, он стянул её через мою голову, оставляя меня обнаженной, за исключением трусиков. Он потянул меня за хвостик и поцеловал. – Встань, – приказал он, едва оторвавшись от моих губ, и отпустил меня. Я немедленно выполнила приказ.

Он положил на диван полотенце.

Полотенце?

- Сними трусики.

Оу… Я сглотнула, но сделала так, как он велел, отбрасывая их на софу.

- Сядь, – он снова схватил меня за хвостик и откинул мою голову назад. – Ты скажешь мне остановиться, когда это будет слишком, да?

Я кивнула.

- Скажи это.

- Да.

- Итак, миссис Каллен… по многочисленным просьбам, я собираюсь связать тебя, – прошептал он.

Желание тут же пронзило мое тело как молния от этих легких, простых слов. Ох, мой милый Фифти… на диване? Что ты собираешься сделать?

- Подними колени, – тихо приказал он, – и сядь прямо.

Я поставила ноги на край дивана, и мои колени оказались передо мной. Он дотянулся до моей левой ноги и, предварительно взяв пояс с одного из банных халатов, связал ее выше колена.

- Банные халаты?

Он усмехнулся.

- Я импровизирую, – он сделал быстрый узел и привязал второй конец пояса к дальнему углу дивана, эффективно раздвигая мои ноги. – Не шевелись, – предупредил он.

Медленно он повторил данный процесс с правой ногой, привязывая второй конец к другому углу дивана.

Ох, Боже мой… Я сидела прямо, распростертая на диване, с широко раздвинутыми ногами.

- О’кей? – тихо спросил Эдвард, взглянув на меня из-за спины.

Я кивнула, ожидая, что он свяжет и мои руки тоже. Но он воздержался от этого. Он наклонился и поцеловал меня.

- Ты и понятия не имеешь, как горячо выглядишь прямо сейчас, – прошептал он и потерся носом о мой. – Думаю, стоит переключить музыку, – он встал, небрежно и медленно направляясь к подставке с iPod.

Как он это делает? Вот она я, возбужденная и заведенная как черт, в то время как он такой холодный и спокойный. Он был лишь в поле моего видения, и я наблюдала за тем, как напрягались и двигались мышцы на его спине под футболкой, в то время как он наклонился и начал переключать песни. Незамедлительно, сладкий, почти детский, женский голос начал петь.

Смотри:
на этот раз
я на волоске от гибели,

О, мне нравится эта песня.

Эдвард обернулся и посмотрел на меня, его взгляд не отрывался от моих глаз, пока он двигался навстречу мне, а затем ошеломляюще грациозно опустился на колени напротив.

Внезапно я почувствовала себя совершенно беззащитной.

- Беззащитна? Уязвима? – спросил он с его сверхъестественной способностью оглашать мои невысказанные мысли. Он опустил свои руки на колени.

Я кивнула. Почему он не прикасается ко мне?

- Хорошо, – пробормотал он. – Вытяни свои руки, – я не могла оторвать взгляда от его завораживающих изумрудных глаз. Я вытянула руки ладонями вверх. Эдвард поднял небольшую бутылку с прозрачной жидкостью, открыл крышку и налил немного на каждую ладонь. Это было душистое масло… с насыщенным мускусным, чувственным ароматом, который я не могла узнать.

- Разотри в ладонях, – сказал он, пока я извивалась от его горячего, тяжелого взгляда. – Не двигайся, – предупредил он, прищурившись.

О, Боже.

- Теперь, Изабелла, я хочу, чтобы ты прикоснулась к себе.

Святая Матерь Божья.

- Начни со своей шеи и опускайся вниз.

Ох… я начала сомневаться.

- Не будь стеснительной, Белла. Сделай это.

Я видела, как азарт и вызов мелькнули на его лице, как впрочем, и желание.

Сентиментальность…
Во мне нет ничего
сентиментального, да…

Я положила руки на шею и позволила им скользнуть к вершине моей груди. Масло сделало их путь очень легким на моей коже. Мои руки были такими теплыми.

- Ниже, – пробормотал Эдвард, его взгляд потемнел. Он не прикоснулся ко мне.

Я обхватила свою грудь руками.

- Подразни себя.

О, Боже. Я нежно потянула свои соски.

- Жестче, – выдохнул Эдвард. Он неподвижно сидел между моих бедер и просто наблюдал за мной. – Как это сделал бы я, – его взгляд злорадно вспыхнул.

Мышцы тут же сжались глубоко в моем животе. Я застонала в ответ и жестче потянула за соски, чувствуя, как они затвердели и напряглись от моих прикосновений.

- Да. Именно так. Еще.

Я закрыла глаза и потянула сильнее, перекатывая и покручивая их между пальцами. Я застонала.

- Открой глаза.

Я моргнула и посмотрела на него.

- Еще раз, – прошептал он. – Я хочу видеть тебя. Видеть, как ты наслаждаешься своими прикосновениями.

Ох, блядь. Я повторила процесс. Это было так… эротично.

- Руки. Ниже.


Сентиментальность…
Во мне нет ничего
сентиментального, да…

Я выгнулась.

- Не двигайся, Белла. Впитывай удовольствие. Ниже, – его голос стал низким и хриплым, мучая и соблазняя одновременно.

- Сделай это ты, – прошептала я.

- О, я сделаю. Скоро. Ты сделай это. Ниже. Сейчас же, – он пробежался своим языком по зубам, источая чувственность. Твою мать… я начала извиваться, натягивая свои оковы.

Он покачал головой, медленно, из стороны в сторону.

- Замри, – предупредил он, и, положив руки на мои колени, прижал меня на месте.

- Давай, Белла – ниже, – уговаривал он меня.

Мои руки скользнули по животу вниз.

- Ниже, – произнес он одними губами, олицетворяя похоть.

Дерьмо… он был так горяч.

- Эдвард, пожалуйста.

Его руки скользнули вниз по моим коленям, касаясь моих бедер, к самому низу живота.

- Давай, Белла. Прикоснись к себе.

Моя левая рука накрыла мою плоть, и я медленно очертила круг; мой рот приоткрылся идеальной буквой «О», когда я застонала.

- Еще, – прошептал он.

Я застонала громче и повторила движение, запрокидывая голову назад и тяжело дыша.

- Еще, – приказал он.

Я застонала еще громче, и Эдвард резко втянул воздух. Схватив мои руки, он прижался ко мне носом, а затем его язык скользнул вверх и вниз по вершине моих бедер.

- Ах!

Я хотела прикоснуться к нему, но когда я попыталась пошевелить руками, его пальцы сильнее сжали мои запястья.

- Я свяжу и их тоже. Не двигайся.

Я застонала. Он отпустил меня и скользнул в меня двумя средними пальцами, опуская одну ладонь поверх клитора.

- Я собираюсь заставить тебя кончить очень быстро, Белла. Готова?

- Да, – задыхаясь, ответила я.

Он начал двигать пальцами и ладонью вверх и вниз, быстро, словно нападая на сладкую точку внутри меня и мой клитор в одно и тоже время. Ах! ТВОЮ МАТЬ!

Ощущения были настолько интенсивными – действительно интенсивными. Удовольствие усилилось и начало растекаться по низу живота. Я хотела сжать ноги, но не могла. Мои пальцы впились в полотенце, лежащее подо мной.

- Сдавайся, – прошептал Эдвард.

И я взорвалась вокруг его пальцев, что-то бессвязно выкрикивая. Он прижал ладонь к клитору, пока волны пробегали по моему телу, продлевая восхитительную агонию.

Смутно я осознала, что он развязал мои ноги.

- Моя очередь, – пробормотал он и перевернул меня так, что я оказалась лицом к дивану, стоя на коленях. Он раздвинул мои ноги и сильно шлепнул меня по попке.

- Ах! – и одним стремительным движением, без каких-либо предисловий он ворвался в меня.

- О, Белла, – прошипел он сквозь стиснутые зубы, начиная двигаться. Его пальцы сильно впивались в мои бедра, пока он вновь и вновь врезался в меня. И я снова начала…. Нет… Ах…

- Давай, Белла, – закричал Эдвард, и я взорвалась еще раз, пульсируя вокруг него, громко крича в этот момент.

Сентиментальность…
Во мне нет ничего
сентиментального, да…

- Достаточно жизнеутверждающе для тебя? – спросил Эдвард, целуя мои волосы.

- О, да, – пробормотала я, глядя в потолок. Я лежала на своем муже, спиной к его груди, и мы оба все еще были на полу. И он до сих пор был одет. - Думаю, нам следует сделать это снова. Но на сей раз без одежды на тебе.

- Господи, Белла. Дай мужчине шанс отдышаться.

Я захихикала, и он рассмеялся.

- Я рад, что Чарли пришел в сознание. Кажется, твой аппетит вернулся обратно, – сказал он, и я услышала улыбку в его голосе. Я повернулась и сердито посмотрела на него.

- Ты забыл о прошлой ночи и этом утре? – надула я губы.

- Никто не забыт, ничто не забыто, – усмехнулся он. Он выглядел так молодо, беззаботно и счастливо. Он сжал мою попку. – У вас фантастический зад, миссис Каллен.

- Как и у тебя, – выгнув бровь, посмотрела я на него. – Хотя, твой все еще прикрыт.

- И что вы собираетесь сделать с этим, миссис Каллен?

- По-моему, я собираюсь раздеть вас, мистер Каллен. Всего тебя.

Он ухмыльнулся.

- И думаю, в тебе полно сентиментального… – пробормотала я, намекая на песню, все еще играющую на повторном воспроизведении.

Его улыбка исчезла.

Ох, нет!

- Ты именно такой, – пробормотала я. Наклонившись, я поцеловала уголок его губ. Он закрыл глаза и крепче обнял меня.

- Эдвард, ты сентиментальный. Ты сделал эти выходные такими особенными, несмотря на то, что произошло с Чарли. Спасибо тебе.

Он моргнул, глядя на меня большими и очень серьезными изумрудными глазами; этот взгляд тут же заставил мое сердце сжаться.

- Потому, что я люблю тебя, – выдохнул он.

- Я знаю. Я тоже люблю тебя, – я подняла руку и погладила его лицо. – И ты очень дорог мне тоже. Ты ведь знаешь это, не так ли?

Его глаза широко распахнулись, и он стал казаться таким потерянным.

Ох, Эдвард… Мой милый Фифти.

- Верь мне, – прошептала я.

- Это не так просто, – его голос был почти не слышен.

- Попытайся. Попытайся изо всех сил, потому что это правда, – я погладила его лицо еще раз; мои пальцы коснулись его бакенбард.

Он смотрел на меня все еще широко раскрытыми глазами, зелеными океанами потери, страдания и боли. Я хотела забраться в его тело, душу и разум, чтобы забрать всю его боль. Что угодно, чтобы никогда не видеть этот взгляд. Когда он осознает, что он означает весь мир для меня? Что он достоин большего, чем моей любви, любви его родителей, своих братьев и сестер? Я должна говорить ему это снова и снова… Но пока… мы все еще были здесь… и его потерянный, заброшенный взгляд. Время. Просто на это потребуется время.

- Ты замерзнешь. Идем, – произнес он, меняя тему.

Он грациозно поднялся на ноги, утягивая меня за собой, чтобы я встала рядом. Я обвила его талию руками, когда мы направились обратно в спальню.

Я не буду отталкивать его, не после инцидента с Чарли. Это стало для меня таким важным – чтобы он знал, знал, как сильно я люблю его.

Как только мы вошли в спальню, я нахмурилась, отчаянно пытаясь восстановить очень радушное, беззаботное настроение, которое было у нас еще пару минут назад.

- Может, посмотрим телевизор? – спросила я.

Эдвард фыркнул.

- Я так надеялся на второй раунд… – мой переменчивый Фифти вернулся!

Я выгнула бровь и остановилась возле кровати.

- Что ж, в таком случае, думаю, я буду главной!

- Что ж, миссис Каллен, теперь ты заполучила меня. Что ты собираешься со мной сделать?

Я наклонилась и прошептала ему на ухо:

- Я собираюсь трахнуть тебя своим ртом.

Он закрыл глаза, резко втягивая воздух, и я прикусила зубами его челюсть.

***


Эдвард работал за своим компьютером. Было ранее яркое утро, и он набирал какое-то электронное письмо, я так думаю.

- Доброе утро, – смущенно пробормотала я, стоя в дверном проеме.

Он повернулся и широко улыбнулся мне.

- Миссис Каллен. Вы рано встали, – он раскрыл свои объятья. Я пронеслась через всю комнату и свернулась на его коленях.

- Как и ты.

- Я просто работаю, – он немного пошевелился и поцеловал мои волосы.

- Что? – спросила я, почувствовав что-то неладное.

Он вздохнул.

- Я получил письмо от детектива Кларка. Он хочет поговорить с тобой об этом ублюдке Смите.

- Серьезно? – я снова выпрямилась на его коленях, чтобы посмотреть ему в глаза.

- Да. Я сказал ему, что ты в Портленде, и ему придется подождать. Но он сказал, что не против поговорить с тобой и здесь.

- Он приедет сюда?

- Очевидно, да, – ошеломленно ответил Эдвард.

Я нахмурилась.

- Что может быть такого важного, что не может подождать?

- Именно.

- Когда он приедет?

- Сегодня, я думаю. Я ответил ему по электронке.

- Мне нечего скрывать. Интересно, что он хочет узнать?

- Мы это выясним, когда он придет сюда. Я так же заинтригован, как и ты.

Эдвард снова пошевелился подо мной.

- Завтрак будет здесь очень скоро. Давай поедим, а затем мы сможем поехать и навестить твоего отца.

Я кивнула.

- Ты можешь остаться здесь, если хочешь. Я же вижу, что ты очень занят.

- Нет, – сердито ответил он. – Я хочу поехать с тобой.

- О’кей, – усмехнулась я и, обняв его за шею, поцеловала.

***


Чарли был в плохом настроении. Это была большая радость. Ему был неприятен зуд, колкая щетина, он источал нетерпение и то, что ему было некомфортно.

- Папа, ты попал в крупную автомобильную аварию. Потребуется время на восстановление. Эдвард и я хотели бы перевести тебя в Сиэтл.

- Я не знаю, почему ты возишься со мной. Мне будет хорошо и здесь, самому по себе.

- Папа, не говори глупостей! – я сжала нежно его руку, и он благодарно улыбнулся мне. – Тебе что-нибудь нужно?

- Думаю, я мог бы убить за пончик, Беллс.

Я с усмешкой посмотрела на него.

- Я принесу тебе пончик или даже два. «Krispy Kreme» (ПП: Krispy Kreme-название международной сети магазинов, продающих пончики, которая была основана Верноном Рудольфом в 1937 году в городе Уинстон-Сейлем, Северная Каролина) или «Dunkin Donuts».

- Либо тот, либо тот.

- Приличный кофе?

- Черт, да!

- О’кей, я пойду схожу за ними.

-

Эдвард снова был в зале ожидания, разговаривая по телефону. Ему действительно следовало разместить здесь свой офис. Странно, он был здесь совершенно один, хотя другие палаты интенсивной терапии были заняты. Любопытно, распугал ли Эдвард прочь других посетителей? Он повесил трубку.

- Кларк будет здесь около четырех часов дня.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.05 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал