Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава третья. Гора старых книг выглядела просто устрашающе




 

Гора старых книг выглядела просто устрашающе. Лина отыскала для себя целый десяток. Десять старых, давным-давно не переиздававшихся итальянских поваренных книг. Когда Лина снимала их с полок, они не казались такими толстыми, да и десять не выглядело слишком большим числом. Но теперь, когда они лежали у нее дома, на стеклянном кофейном столике, подставкой для которого служила кованая железная скульптура, их как будто стало намного больше.

Может быть, зря она купила все, достаточно было и половины?

— В пекарском деле мы всегда должны доверять случайности, — напомнила Лина огромному лохматому черно-белому коту, сидевшему точно в центре черно-белого кресла.

Безупречное соотношение цветов радовало глаз. Она специально купила это кресло под цвет кота, хотя, конечно, сам кот этого совершенно не ценил. Он со скучающим видом посматривал на Лину, а в ответ на провозглашенный пекарский девиз лишь махнул хвостом.

— Пятнистый Беспородный Пожиратель Колбас! — торжественно произнесла Лина полное имя кота. — Ты очень красивый зверь, но ты ничего не понимаешь в хлебопечении!

Сонный английский бульдог, лежавший у ее ног, фыркнул, как будто соглашаясь с ней.

— Не груби, Эдит-Анна! — выбранила Лина собаку. — Ты знаешь толк в еде, но не в том, как испечь что-нибудь!

Эдит довольно вздохнула, когда Лина почесала ее за ухом. Лина придвинула к себе книгу. Она называлась «Итальянские открытия». Открыв том наугад, Лина наткнулась на невероятно длинный и сложный рецепт правильного приготовления телятины. Побледнев, она резко захлопнула книгу. Да, в Италии телятина была очень популярным блюдом, но для Лины теленок был только коровьим малышом. Глупым, прелестным, глазастым коровьим младенцем.

— Наверное, все-таки невозможно ухватиться за очень редкую случайность, не подготовившись к этому, — сообщила Лина уже храпящей собаке. — Хоть в хлебопечении, хоть где угодно.

Она очень осторожно положила книгу обратно на столик — так осторожно, как будто это была бомба, способная взорваться, если не обращаться с ней должным образом.

— Думаю, этот рецепт взывает к хорошему бокалу красного итальянского вина, — сказала Лина Пятнистому Беспородному Пожирателю Колбас. Тот посмотрел на нее прищуренными глазами и зевнул.

— От вас двоих помощи никакой!

Покачав головой, Лина встала и направилась к своей винной кладовой. По ее мнению, бокал «Монте Антико Россо Санджиовезе» отлично подходил к любой трудной ситуации — пусть даже это не касалось пекарского дела.

— Может быть, я могу просто подавать к новому меню достаточно прекрасных итальянских вин, чтобы мои посетители напились вдрызг и уже не обращали внимания на то, что едят?



Это предположение Лина высказала, наполняя бокал рубиново-красным вином и через плечо поглядывая на своих животных; но и без их ответа она прекрасно понимала, что это просто глупость. Ей ведь тогда придется держать бар, а не хлебопекарню, а от этого Антона наверняка хватит удар. Лина выпрямилась, взяла с полки пакет орехов в шоколаде, безупречно подходивших к «Санджиовезе», и вернулась в гостиную. Устроившись на кушетке, она открыла блокнот, чтобы записывать грядущие открытия, и придвинула к себе следующую книгу из стопки — «Готовим с итальянцами».

Собака и кот приподняли головы и одарили ее одинаково насмешливыми взглядами.

— Ну, начнем нашу игру, — мрачно сказала Лина.

За три часа она перелистала девять из десяти книг и составила список из четырех возможных основных блюд: куриная пикапа, спагетти с пастой путтанеска, баклажаны, запеченные с пармезаном, и чудесное блюдо под названием айоли, состоявшее из артишоков, оливок, томатов, отварного лосося и тонких ломтиков маринованной говядины — и все это под прованским майонезом.

Оставалась всего одна книга. Лина коснулась гладкого твердого переплета. Она намеренно оставила этот томик напоследок. В книжном магазине эта книга привлекла ее внимание обложкой — роскошного, глубокого синего цвета с золотым тиснением. Название — «Поваренная книга итальянской богини» — красовалось над золотым изображением некоей богини довольно сурового вида, восседавшей на золотом троне. Богиня была одета в длинное платье, из-под короны спадало бесчисленное множество затейливо заплетенных косичек. В одной руке богиня держала скипетр, увенчанный зрелым пшеничным колосом, в другой — пылающий факел. Под иллюстрацией изысканными золотыми буквами было начертано: «Рецепты и заклинания для богини, скрытой в каждой женщине». Ниже выпуклыми буквами было написано имя автора книги — Филомена.



— Ну, еще только один рецепт! Помоги мне найти всего один, этого будет достаточно, — сказала Лина, проводя рукой по рельефному рисунку.

И ощутила покалывание в кончиках пальцев.

Положив книгу на колени, Лина потерла руки. Похоже, она основательно устала. Лина посмотрела на часы. Всего лишь половина десятого... но у нее был такой длинный день!

Лина снова посмотрела на обложку книги. Золотые буквы отражали свет лампы, и слова «Рецепты и заклинания для богини, скрытой в каждой женщине» как будто подмигивали и светились.

Вот уж действительно необычная случайность-женщина, умеющая печь как итальянская богиня, находит старый, забытый томик под названием «Поваренная книга итальянской богини». Ее бабушка наверняка назвала бы это la magia dell' Italia, то есть итальянским волшебством. Лина закрыла глаза. Она верила в магию Италии. Она ощущала ее в разноцветных мраморах флорентийского кафедрального собора, в цветущей герани на подоконниках Асцизы, в мрачном величии ночного римского форума... Лина, думая о любви к родине своей бабушки, открыла книгу и положила ее на колени, предоставив страницам самим решить, на какой из них нужно остановиться. Снова открыв глаза, Лина начала читать:

 

«Пицца по-римски, или мерная пицца. Этот необычный рецепт пришел из Рима. Для этой пиццы мягкое, податливое тесто должно выстаиваться очень долго — до восьми часов, чем дольше, тем лучше, — после чего его следует поместить на пекарскую лопату в два с половиной фута длиной и ритмично вымешивать с такой энергией, чтобы тесто буквально танцевало под вашими пальцами».

 

Лина удивленно моргнула и усмехнулась. Пекарская лопата! Длинная деревянная лопата, которую используют, чтобы закладывать хлеб в печь и вынимать его. Разумеется, в «Хлебе богини» были такие приспособления. Лина стала читать дальше:

 

«Когда тесто перестанет танцевать, смажьте его растительным маслом и задвиньте лопату в печь, и дальше должно произойти вот что: вы медленно, медленно начинаете тянуть лопату обратно, растягивая необыкновенно эластичное тесто в тонкий, невероятно легкий лист — до потрясающей длины в шесть футов, в зависимости от размера вашей печи».

 

Что ж, в ее пекарне есть несколько очень длинных, глубоких печей. Она сможет растянуть тесто до полных шести футов! Лина прочитала рецепт до конца. Книга предлагала несколько разных начинок для этой пиццы, от простой, типа начинки для пиццы «Бьянка», куда входили оливковое масло, чеснок, розмарин, соль и перец, до самой сложной, как в пицце «Пуглиезе», любимице итальянцев; здесь уже были нужны баклажаны, копченый сыр «Проволоне», анчоусы, оливки... список был очень длинным.

— Может быть, это и есть ответ? Зачем хлопотать над целой кучей разных рецептов? Почему бы не иметь одну основную фишку, пиццу «аль Романа», но в нескольких вариантах? И она все равно готовится в хлебопекарной печи!

Отозвавшись на волнение в голосе хозяйки, Эдит-Анна проснулась ровно настолько, чтобы поддержать Лину приглушенным ворчанием. Пятнистый Беспородный Пожиратель Колбас, следуя кошачьему праву, полностью игнорировал происходящее.

Лина погладила собаку по голове и принялась внимательно изучать рецепт теста.

 

«Поскольку в это тесто кладут очень мало дрожжей, а оно требует очень долгого выстаивания, богиня, с учетом ее американской занятости, может начать его приготовление вечером, используя прохладную воду, и сразу же после замешивания поместить тесто в холодильник. На следующее утро тесто нужно положить в прохладное место, чтобы оно подходило в течение всего дня при комнатной температуре. А потом останется придать ему форму и испечь к ужину...»

 

Лина просмотрела список ингредиентов для теста. Сухие дрожжи, вода, мука, соль, оливковое масло... ну конечно, самые обычные вещи. Она может замесить тесто прямо сегодня, оставить его на весь следующий день, а потом, завтра вечером, они с ее «птенцами» приготовят опытный образец. Обрадованная Лина стала читать дальнейшие инструкции.

 

«Прежде чем взяться за дело, вам понадобится зеленая свеча, представляющая Землю. Богиня, которой мы отдаем почтение приготовляемым блюдом, вдыхает жизнь в муку, из которой мы творим тесто, — и это Деметра, великая богиня урожая, плодов и изобилия земли...»

 

Глаза Лины округлились от изумления.

 

«Когда подготовите все для теста, зажгите зеленую свечу и сосредоточьте свои мысли на Деметре, матери урожая. После этого можете начинать работу».

 

Лина просмотрела последнюю часть рецепта. Ну и ну... Между объяснениями, как именно нужно разводить дрожжи и смешивать муку с солью, она обнаружила еще и другие инструкции.

Лина прочитала все — и нахмурилась.

Это что же такое? Заклинание?

Она вчиталась в текст.

Скорее это было похоже на некое обращение, а может быть, на молитву. Но как бы оно ни называлось, эти слова определенно были неотъемлемой частью рецепта. Лина не смогла удержаться от улыбки. La magia dell' Italia. Бабушка это одобрила бы.

Негромко напевая себе под нос, Лина отправилась искать зеленую свечу.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.015 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал