Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ХОСРОВ ПРОСИТ У МАРИАМ СНИСХОЖДЕНИЯ К ШИРИН




 

Лишь из кармана тьмы явился месяц, — горы

Прикрыли им чело, явив свои просторы.

 

Из трапезной пошел в опочивальню шах.

Опять одну Ширин в своих он видел снах.

 

Но лишь его слова о Сладкой зазвучали,

Рот грустной Мариам стал горьким от печали.

 

В своей тоске поник пред Мариам Хосров.

Ису он поминал среди потока слов.

 

«Я знаю: хорошо то, что Ширин далеко.

Мне в рану сыпать соль ее не может око.

 

Все ж радостны враги, поступок мой браня,

И обесславлена она из-за меня.

 

Когда б сюда Ширин явилась без опаски,

Все к справедливой бы приблизилось развязке.

 

Из горного дворца позволь Ширин мне взять,

Среди дворцовых дев приют ей оказать.

 

Когда на лик Ширин взгляну хоть ненароком,

Пускай расстанусь я с моим горячим оком».

 

Сказала Мариам: «О миродержец! Ты,

Как звезды, на людей взираешь с высоты.

 

С тобою распрю мир оставил за вратами,

Склоняешь небеса ты властными словами.

 

Коль имя Сладостной твоей душе — халва,

Тебе не сладостна и неба синева.

 

Ты с мягкою халвой свои уста сливаешь.

К чему ж остывший рис ты все подогреваешь?

 

К чему тебе шипы? Здесь каждый финик — твой.

Верь, лишь бездымною все тешатся халвой.

 

В один ларец меня упрятать с ней — затея

Не вавилонского ли это чародея,

 

Что знает множество присказок, и народ

Сзываючи, пустить готов любую в ход?

 

Нас разлучат с тобой Ширин лукавой руки.

Тебе — довольным быть, мне ж — горевать в разлуке.

 

Ведь чары Сладостной я знаю хорошо.

Такие сказки я читаю хорошо.

 

Есть жены, до пяти не сосчитают с виду,

А хитростью пути отрежут Утариду.

 

На обливных горшках узоры рассмотри:

То — жены; ясный блеск, да мерзостно внутри.

 

И верности искать в миру, что полон яда,

У сабли, у коня, у женщины — не надо.

 

Мужскую верность ты жене не вложишь в грудь.

Промолвил «женщина» — о верности забудь.

 

Мужчины ищут путь, что служит им защитой.

Но в женах не найдут игры они открытой.

 

Из левого бедра мы вышли. Должен знать.

Что в левой стороне вам правой не сыскать.

 

Что тянешься к Ширин? Она не знает бога.

Тебе лишь бедами грозит ее дорога.

 

Узнаешь ревность ты, она — пучина бед.

Когда ж ты не ревнив, ты не мужчина, нет!

 

Так шествуй же один — и, лилии подобно,

Веселое чело ты вознеси свободно».

 

И молвит Мариам с горячностью большой:

«Клянусь я разумом и мудрою душой,

 

И кесаря венцом, и шахиншаха саном, —



Коль двинется Ширин к прекрасным нашим странам,

 

Петлею мускусной тоску я утолю

Тобой обижена, себя я удавлю.

 

Пусть ей меж голых гор чертог послужит кровом.

Ведь населенных мест не видеть лучше совам».

 

Из речи Мариам Хосров постиг одно:

Двум женщинам вовек ужиться не дано.

 

Он после речь свою с конца другого строил,

Терпенье проявил и ласковость утроил.

 

И приезжал Шапур к Хосрову; из долин

Печальных привозил он вести о Ширин.

 

И возвращался он с уловкою привычной.

От кровопийцы вез ответ он горемычной.

 

Ширин такой игре дивится: столько дней

Томленья сносит шах, все думая о ней!

 

Все ж сердцем ведала: его любовь — не ржава,

Но в терпеливости нуждается держава.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал