Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ХОСРОВ УМОЛЯЕТ ШИРИН




 

И видит шах: Ширин, его слова проран,

Не кротко говорит, забыв свой кроткий нрав.

 

Он молвит: «О Луна, горящая, высоко!

Упрек друзей — не зло; страшусь ли я упрека?

 

Но как хвалить людей, в которых сердца нет,

Которые молчат молениям в ответ?

 

Я лишь к тебе стремлюсь, о Сладостной мечтая:
Любого поборю, тебя приобретая.

 

Я вижу: локон твой меня опутал. Ты —

Победу празднуешь, я — рухнул с высоты.

 

Ты клятвы не нарушь. Об этом ли толкуем?

Ты отрезви меня одним лишь поцелуем.

 

Хоть молви, что ко мне придет счастливый век:

«Хоть мертвым да пойдет на волю Мубарек».

 

Свиданий розами наполни мне кошницу.

Разлука стелет мне на ложе власяницу.

 

Пусть розы наших встреч мне свой шербет сулят!

О ты, цветник! Даруй ты мне хоть аромат!

 

В руке — твой локон; ты, опьянена, — причина

Того, что горькая умчалась прочь кручина.

 

С тобою пью вино — как радости не быть?

Ты здесь — ну как с тобой и сладости не быть?

 

Ты здесь — и золотым становится мой пояс,

И счастье светит мне, на радость не скупое,

 

Со мной расстанешься, что камень со змеей, —

Без розы буду я, ты— без колючки злой.

 

Коль сеть мою поправ, помчишься по раздолью, —
Расстанусь с головой, ты — с головною болью.

 

Вот сердце! На, бери! Коль хочешь, можешь съесть!

Я думал: друга нет, теперь я вижу —- есть!

 

Когда твой светлый лик мне сердце жечь не будет,

Я сердце сохраню, но свет оно забудет.

 

Коль требовать мой глаз взаимности начнет,

Пускай мучительный почувствует он гнет.

 

Но если от тебя моя душа в истоме

Уйдет — невеста к ней придет лишь только в дреме.

 

Коль ты теперь пошлешь мне хоть один укор, —

Один твой волосок пресечь сумеет спор».

 

Уснул он, прошептав любовных слов немало,

И локон Сладостной рука его сжимала.

 

...Лишь кубок небеса пустили круговой,

Напиток пурпурный расплескивая свой,

 

Проснулся государь и кубок поднял снова.

Еще вчерашний хмель бродил в уме Хосрова.

 

И ухватила вновь его за полы страсть,

И пламени опять его зажала пасть.

 

Забушевал огонь вскипающей отравы,

Как будто бы напал на высохшие травы.

 

Ширин он сжал, сказав: «Я медлить не хочу».

Он будто на тахту натягивал парчу.

 

Спасен онагра бок от жадной львиной пасти:

Находчивой не быть у сильного во власти.

 

И, распалившимся увидевши царя,

«Не надо, — молвила, — безумствовать, горя.

 

Что распалять себя? Ведь жребий незавидный



Мне сделаться, о шах, в твоих глазах бесстыдной.

 

Нехорошо, что ты таким огнем объят:

Ведь с разогретых роз чуть веет аромат.

 

Коль господин с рабом в своих речах не сдержан,

Соблазнам дерзостным его слуга подвержен.

 

Зачем пытаешься с рабами рассуждать,

Коль надо промолчать иль наказанье дать?

 

Царь, ежели под ним царевый конь хромает,

Как нужного достичь, смутись, не понимает.

 

Когда минует срок твоей невзгоде, — верь,

Тобой любимое к тебе ворвется в дверь.

 

И пьяный для очей разумных не находка,

Коль с чашей он сидит, а на ногах — колодка.

 

Ты к царству устремись, а я невдалеке,

Ты в руку власть возьми, а я в твоей руке.

 

Венчанный! Без твоей быть не хочу я чести.

И честь твоя, и я — мы быть желаем вместе.

 

Честолюбива я, и под ноги тебе

Повергну душу. Я — верна твоей судьбе.

 

Возрадуйся, ведь ты откроешь двери власти.

Ликуй, твой светел рок, минуют все напасти.

 

От царственных удач к любви пойдет стезя.

В тревоге отыскать сокровища нельзя,

 

С терпеньем ты найдешь все, что тебя чарует,

В покое обретешь ту, что покой дарует.

 

Язык, потом — слова; глаза, а после — свет.

Поднимется лоза, вино приходит вслед.

 

Не в яростном жару у мудрых дело зреет,

«От жаркой беготни козел не разжиреет».

 

Не должно мне, о нет, в изгнании твоем

Быть прихотью твоей, с тобою быть вдвоем.

 

Могу ли дружбою связаться я нестрогой,

Быть другом, что ведет недоброю дорогой?

 

Пусть ты и власть твоя— вы будете друзья,



Тогда, о шахиншах, с тобой сдружусь и я.

 

Боюсь, что коль во мне одна твоя услада, —

Меж царством и тобой останется преграда.

 

Коль будешь возвращен к могуществу судьбой, —

То буду я, увы, утрачена тобой.

 

Наследьем древним был весь мир в роду Хосрова.

Ему ль наследьем стать наследника другого!

 

Ты хочешь мир схватить — не медли же, не стой! Завоеватели владеют быстротой.

 

Чреда верховных дел идет путем размерным,

Но царство должно брать ударом быстрым, верным.

 

В любого шаха ты попристальней вглядись, —

Решеньем быстрым он в свою вознесся высь.

 

Ты юн, и мощен ты, ты создан для державы.

Ты родом царственен, прекрасный, величавый.

 

Стреножена страна: сбрось узы мятежа.

Очнись, и робкий враг покается, дрожа.

 

Индийца, что, напав, твои поклажи вырвал,

По-тюркски твой венец в мгновенной краже вырвал,

 

Ударь мечом — и прочь отпрянет голова!

Да канут все следы былого колдовства!

 

Рука царя, что все добудет в жизни нашей,

То быть должна с мечом, то с пиршественной чашей.

 

Ты должен меч поднять и кликнуть клич; ведь шесть Пределов мира есть, и войска в них не счесть.

 

Удача, вымолвив: «С Хосровом рядом встану», —

Направит камень твой ко вражескому стану.

 

Иль руку приложу я к делу твоему,

Иль руки за тебя в молитве подниму».


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал