Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПРИГЛАШЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ГРАФСТВ И ГОРОДОВ В ПАРЛАМЕНТ

Пресветлейшего великодержавнейшего непобедимого Импера­тора Карла Пятого и Священной Римской империи Уголовно-судеб­ное уложение, составленное, принятое и утвержденное Аугсбургским и Регенсбургским рейхстагами в тридцатом и тридцать втором годах с Имперской жалованной привилегией.

Мы, Карл Пятый, ... вкупе с курфюрстами, князьями и со­словными представителями милостиво и благосклонно соизволи­ли повелеть ... ученым и отменно опытным мужам составить и собрать воедино наставление, каким образом надлежит осущест­влять судопроизводство по уголовным делам в наибольшем соот­ветствии с правом и справедливостью. Мы повелеваем отпечатать таковое, дабы все и каждый из Наших и Империи подданных могли действовать в уголовных делах, принимая во внимание важность и опасность таковых, согласно сему наставлению, в со­ответствии с общим правом [62][1], справедливостью и достохвальными исконными обычаями...

Мы не желаем, однако, сим милостивым упоминанием ли­шить курфюрстов, князей и сословия их исконных, унаследован­ных, правомерных и справедливых обычаев.

О СУДЬЯХ, СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЯХ И СУДЕБНЫХ ЧИНОВНИКАХ

1. Итак, прежде всего Мы постановляем, повелеваем и же­лаем, чтобы все уголовные суды были снабжены и пополнены судьями, судебными заседателями [63][2] и судебными писцами из мужей набожных, достойных, благоразумных и опытных, наибо­лее добродетельных и лучших из тех, что имеются и могут быть получены по возможностям каждого места. Для сего надлежит также привлечь дворян и ученых.

До сего времени в иных местах некоторые из дворян и про­чих лиц, коим по их должности или иным причинам подобает самолично вершить сей суд, уклонялись от участия в заседаниях подобных судов и почитали сие за бесчестье для своего звания, а из-за этого злодейство зачастую оставалось безнаказанным. Между тем такое отправление правосудия не должно и не может нанести никакого урона их чести или их званию, но, напротив, служит к утверждению правосудия, наказанию злодеев и оказы­вает честь таким дворянам и должностным лицам. Посему они должны самолично участвовать в сих уголовных судах в качестве судей и судебных заседателей всякий раз, как сие по положению вещей представится за благо и необходимость, и должны дейст­вовать и поступать при этом как подобает и надлежит согласно Нашему настоящему уложению.

ВЗЯТИЕ (ПОД СТРАЖУ) ПО ДОЛГУ СЛУЖБЫ ВЛАСТЯМИ УЛИЧЕННОГО ЗЛОДЕЯ

VI. Если кто-либо будет опорочен общей молвой или иными заслуживающими доверия доказательствами, подозрениями и уликами как виновник злодеяния и вследствие этого взят под стражу по долгу службы, то он не должен быть подвергнут допро­су под пыткой, доколе не будут добросовестно и достаточно удос­товерены доказательства и подозрения о совершении им этого преступления. Для этого каждый судья обязан в сих важных делах до применения пытки осведомиться и усердно, сколь возможно по характеру и обстоятельствам каждого дела, расспросить.., было ли совершено преступление, в котором обвиняют и подо­зревают арестованного.



VII. Если упомянутые судьи, ознакомившись с делом, будут сомневаться, достаточны ли приведенные улики и подозрения для допроса под пыткой, то они должны запросить указаний у высшей власти... или искать совета во всех иных инстанциях, которые ука­заны в конце Нашего настоящего уложения и в письменной форме сообщить этим властям при таком испрашивании совета все обстоятельства и факты, касающиеся подозрения.

VIII. Если будет установлено преступление, караемое смерт­ной казнью, или будут обнаружены прямые доказательства этого, то должно учинить допрос под пыткой в целях полного осведом­ления, потребного для открытия истины, а также для подтверж­дения ее признанием виновника...

О ВЗЯТИИ УЛИЧЕННОГО ЗЛОДЕЯ ПОД СТРАЖУ, КОГДА ИСТЕЦ ТРЕБУЕТ ПРАВОСУДИЯ

XI. Если истец взывает к властям или судье о заключении кого-либо в тюрьму по всей строгости уголовного права, то сей истец должен прежде всего представить прямые улики и подозре­ния в преступлении, влекущем уголовное наказание, независимо от того, просит ли и требует ли истец поместить обвиняемого в тюрьму под его ответственность, или посадить его самого с обви­няемым. Когда истец выполнит сие, обвиняемый должен быть заключен в тюрьму и показания истца должны быть точно запи­саны, и при сем надлежит особливо заметить, что тюрьмы долж­ны быть сделаны и устроены для удержания, а не для тяжкого ... наказания арестованных. Когда имеется несколько арестантов, их надлежит отделить друг от друга, поскольку это возможно по тюремным условиям, дабы они не могли соглашаться между собой о ложных показаниях либо сговариваться о том, как они намерены оправдываться в своих деяниях.



ОБ АРЕСТЕ ИСТЦА ВПРЕДЬ ДО ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ИМ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА

XII. Коль скоро обвиняемый будет заключен в тюрьму, истец или его уполномоченный должен быть взят под стра­жу, доколе он не представит надлежащий залог, обеспече­ние и поручительство, которое, как будет ниже сего указано, судья и четыре шеффена признают удовлетворитель­ным соответственно обстоятельствам дела и достоинству обоих лиц.

Это должно быть сделано, чтобы побудить истца опла­тить произведенные судебные издержки, а также бесчестие и ущерб, причиненный обвиняемому в том случае, если истец не сможет доказать уголовного обвинения или своих прав, или преступления обвиняемого, или же если в течение определенного, назначенного судом срока, он не сможет предъявить такие улики и подозрения, которые судья и суд или большая часть судебных заседателей признают достаточно удовлетворительными; или же если истец про­играет дело по каким-либо иным причинам.

Дабы обвиняемый, подвергавшийся аресту, мог успеш­нее и выгоднее достичь возмещения понесенных им судеб­ных издержек, ущерба и бесчестия, от его воли и желания должно зависеть возбуждение производства об этих из­держках, убытках и бесчестии перед тем судьей, которому подсуден истец, возбуждавший против него уголовное пре­следование, или перед уголовным судом, который вел это судопроизводство и вынес ему оправдание. Такой процесс должен вестись суммарно, без особых формальностей, и ре­шение суда должно быть выполнено без дальнейшей апел­ляции и расследования. За исключением подобных случаев и, сверх того, что ему было ранее предоставлено, уголовный суд не должен распространять своей компетенции на граж­данские дела.

 

О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ЯВНЫХ

XVI. Судья и судебные заседатели должны быть в особенно­сти уведомлены относительно тех случаев, когда преступление было совершено публично и явно.., например, если кто-либо без правомерных и настоятельных оснований публично и умышлен­но проявляет вражду или нарушает мир; или если кто-нибудь застигнут на месте преступления или имеет при себе заведомо до­бытое грабежом или кражей и при том не может предъявить ни­каких ... правомерных доводов в оправдание...

Если при таких и тому подобных несомненных и явных зло­деяниях виновный дерзостно захочет отрицать такое явное пре­ступление, то судья должен подвергнуть его особо суровому до­просу под пыткой, дабы с наименьшими издержками достичь приговора и исполнения наказания за такие явные и несомнен­ные преступления.

ОБ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, ИЗ КОИХ МОЖНО ИЗВЛЕЧЬ ДОБРОКАЧЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

XVIII. ...Поскольку невозможно описать все те обстоятельст­ва или признаки истины, кои образуют достаточные доброкаче­ственные доказательства, улики или подозрения, ниже сего даны примеры таких доброкачественных улик, доказательств или по­дозрений, ... дабы не искушенные в сем предмете служилые люди, судьи и судебные заседатели могли лучше усвоить, откуда исходят доброкачественные улики, подозрения и доказательства.

БЕЗ ДОСТОВЕРНЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НИКТО НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПОДВЕРГНУТ ДОПРОСУ ПОД ПЫТКОЙ

XX. Никто не должен подвергаться допросу, доколе не будут получены улики и не будет доказано то преступление, допрос о котором желают произвести. Если бы даже из-за мучений пре­ступление было признано, сему не должно придавать веры или осуждать кого-либо на этом основании. Если же где-либо иные власти или судьи нарушат сие, то они должны и повинны будут учинить надлежащее возмещение за бесчестье, страдания, судеб­ные издержки тому, кто вопреки праву, без предъявления дока­зательств, был подвергнут пытке.

О ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ, ПОЛУЧЕННЫХ ОТ ТЕХ, КТО ДЕРЗАЕТ ПРОРИЦАТЬ ИСТИНУ ПУТЕМ КОЛДОВСТВА

XXI. Никто также не должен быть подвергнут заключению в тюрьму или допросу под пыткой на основании доказательств, по­лученных путем колдовства или иных ухищрений людей, притя­зающих на открытие истины. Напротив, надлежит подвергнуть наказанию таких прорицателей и обвинителей.

КАКИМ ОБРАЗОМ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ДОКАЗАНЫ ДОСТАТОЧНЫЕ УЛИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

XXIII. Для того, чтобы улики были признаны достаточными для применения допроса под пыткой, они должны быть доказаны двумя добрыми свидетелями, как будет затем предписано в иных статьях о достаточном доказательстве...

ОБ ОБЩИХ ПОДОЗРЕНИЯХ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ, ОТНОСЯЩИХСЯ КО ВСЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ

XXV. Во-первых, сообщаем относящиеся сюда разъяснения о том, когда и каким образом подозрения могут образовать доброкачественное доказательство.

Если не располагают упомянутыми во многих нижеследую­щих статьях доказательствами, предписываемыми в качестве до­статочного основания для допроса под пыткой, то на основании нижеследующих и других им подобных уличающих обстоя­тельств, кои невозможно описать полностью, надлежит расследо­вать:

Во-первых, является ли подозреваемый, по слухам, таким от­чаянным и легкомысленным человеком с дурной славой, что можно считать его способным совершить преступление, а также не совершил ли сей человек подобного преступления ранее, не посягал ли на сие и не был ли за то осужден. Однако такая дурная молва должна исходить не от врагов (обвиняемого) или легкомысленных людей, а от людей беспристрастных и добросовестных.

Во-вторых, не был ли подозреваемый обнаружен или застиг­нут в месте, опасном и подозрительном касательно преступления.

В-третьих, в случае, когда виновного видели на месте пре­ступления или на пути туда или оттуда, но он не был опознан, то должно расследовать, не обладает ли подозреваемый таким же обликом, одеждой, вооружением, лошадью или чем прочим, что было вышеуказанным образом замечено за виновным.

В-четвертых, проживает ли и общается ли виновный с людь­ми, совершающими подобные деяния.

В-пятых, относительно причиненного вреда или ранения должно дознаться, не мог ли подозреваемый иметь повода для упомянутого преступления по причине зависти, вражды, предше­ствующих угроз или ожидания какой-либо выгоды.

В-шестых, если раненый или потерпевший по иным причи­нам сам обвиняет кого-либо в преступлении, находясь на смерт­ном одре или подтверждая обвинение своей присягой.

В-седьмых, если кто-либо по поводу преступления становит­ся беглецом.

XXVI. В-восьмых, если кто-либо ведет с другим лицом важ­ную имущественную тяжбу так, что дело касается большей части его пропитания, добра и имущества, то он будет почитаться большим недоброжелателем и врагом противной стороны. Поэтому если его противник по процессу будет тайно убит, против него возникает предположение, что он учинил сие убийство, и, если этот человек сверх того и по своему поведению возбуждает подо­зрение, что убийство совершено им, то при отсутствии у него надлежащих оправданий он может быть взят в тюрьму и допро­шен под пыткой.

ПРАВИЛО О ТОМ, КОГДА ВЫШЕУПОМЯНУТЫЕ РАЗДЕЛЫ ИЛИ ПУНКТЫ СТАТЕЙ О ПОДОЗРЕНИЯХ ОБРАЗУЮТ ВКУПЕ ИЛИ В ОТДЕЛЬНОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО, ДОСТАТОЧНОЕ ДЛЯ ДОПРОСА ПОД ПЫТКОЙ

XXVII. Среди восьми пунктов или разделов вышестоящей статьи о доказательствах, необходимых для применения допроса под пыткой, ни один в отдельности не достаточен для правомер­ного доказательства, по которому может быть применен допрос под пыткой. Но когда против кого-либо сыщутся подозрения, предусмотренные несколькими из таких пунктов или разделов в совокупности, то судьи или власти, которые обязаны назначить и произвести допрос под пыткой, должны взвесить, могут ли вышеупомянутые или тому подобные пункты или разделы о по­дозрениях образовать столь же доброкачественное доказательст­во,как нижеследующие статьи, каждая из коих в отдельности устанавливает доброкачественное доказательство, достаточное для применения допроса под пыткой.

ОБЩИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, КАЖДОГО ИЗ КОТОРЫХ В ОТДЕЛЬНОСТИ ДОСТАТОЧНО ДЛЯ ДОПРОСА ПОД ПЫТКОЙ

XXIX. Если некто при совершении преступления потерял, обронил или оставил после себя что-либо и при том смогли об­наружить и установить, что сие принадлежит виновному, то после того как расследуют, кто непосредственно перед этим об­ладал потерянным, должно применить допрос под пыткой. Если же... приведут в оправдание какие-либо обстоятельства, которые, если они будут установлены или доказаны, устраняют упомяну­тое подозрение, то в таком случае подобные оправдания должны быть обязательно приняты во внимание до применения допроса под пыткой.

XXX. ...Если кто-либо основательно доказывает главное со­бытие преступления при помощи одного единственного доброго и безупречного свидетеля, ... сие называется и является полудока­зательством.

XXXI. Если изобличенный преступник, имевший пособни­ков в своем преступлении, назовет в тюрьме кого-либо, кто помогал ему при совершении его обнаруженного преступления, то сие есть улика против названного лица, поскольку при таком по­казании будут... соблюдены следующие условия:

Во-первых, дающему показания не должны во время пытки поименно предъявлять обвиняемых лиц и допрашивать и выпы­тывать особливо о таких лицах; напротив, надлежит.., чтобы он сам припомнил и назвал упомянутое лицо.

Во-вторых, надлежит, чтобы дающий такие показания был совершенно точно допрошен, каким образом, где и когда помо­гало ему упомянутое лицо и какую связь он имел с ним...

В-третьих, надлежит осведомиться, не питает ли дающий по­казания особой вражды, неприязни или ненависти к тому, на кого он доносит...

В-четвертых, названное лицо должно быть достаточно подо­зрительным, чтобы можно было считать его способным на ука­занное преступление.

В-пятых, надлежит, чтобы дающий показания был в них со­вершенно устойчив...

XXXII. Если кто-либо... из похвальбы либо по иным причи­нам, не будучи к тому вынуждаем, сам рассказывал, что он совер­шил то преступление, в коем его обвиняют или подозревают, или же если он угрожал совершить подобное преступление до того, как оно случилось, и деяние вскоре за тем последовало, и он является таким лицом, которое можно считать способным на подобное дея­ние, то его преступление должно быть признано достаточно дока­занным, и он должен быть затем допрошен под пыткой.

О ДОСТАТОЧНЫХ УЛИКАХ УБИЙСТВА, СЛУЧИВШЕГОСЯ ТАЙНО

XXXIII. Если подозреваемый и обвиняемый в убийстве, в то время, когда произошло убийство, был замечен с подозритель­ным образом окровавленными одеждой или оружием или же он захватил, продавал, отдавал или имел при себе имущество убито­го, то надлежит принять это за доброкачественное доказательство и применить допрос под пыткой.

...Но если он вызовется опровергнуть подобные подозрения путем заслуживающих доверия доводов и доказательств, сие должно быть заслушано до применения допроса под пыткой.

О ДОСТАТОЧНОМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕ ОТКРЫТОГО УБИЙСТВА, СЛУЧИВШЕГОСЯ В ДРАКЕ ИЛИ РАСПРЕ МНОГИХ ЛЮДЕЙ

XXXIV. Если убийство произошло в открытой драке или рас­пре, и никто не хочет признать себя виновным, а подозреваемый участвовал в драке против убитого, выхватил свой нож и колол, рубил и наносил иной опасный удар убитому, то это дает доста­точное доказательство для применения допроса под пыткой. ...Если же такие и подобные им улики отсутствуют, то он не может быть подвергнут допросу под пыткой, хотя бы он и при­сутствовал при драке, не совершая опасных действий.

О ДОСТАТОЧНОМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕ ПОДОЗРЕНИЙ ПРОТИВ РАЗБОЙНИКОВ

XXXVIII. Ежели сыщется, что кто-либо имеет при себе на­грабленное имущество, ... распоряжается им каким-либо ... подо­зрительным образом и не хочет сообщить, у кого он приобрел или купил его, то против такого лица будут доброкачественные улики в ...разбое, покуда он не сможет оправдаться тем, что при­обрел его вполне добросовестно и не зная, что сие имущество было награблено.

XXXIX. Разъезжающие или пешие кнехты [64][3] что обычно валя­ются и проедаются по кабакам и не смогут доказать, что честная служба, ремесло или оброк, которыми они располагают, позво­ляют им делать такие расходы, должны считаться подозритель­ными касательно всяких лихих дел и в особенности разбоя. ...Таких плутов должно не жалеючи хватать, допрашивать с при­страстием и сурово карать за их преступления. Равным образом все власти должны осуществлять усердный контроль за всеми по­дозрительными нищими и бродягами.

 

О ДОСТАТОЧНЫХ УЛИКАХ ИЗМЕНЫ

XLII. Если заметят, что подозреваемый держится потаенно, необычным и опасным образом около тех лиц, в измене коим он подозревается, и если он ведет себя так, будто им не верен, и является при этом человеком, от которого можно ожидать подоб­ных поступков, то сие является доказательством, достаточным для применения допроса под пыткой.

О ДОСТАТОЧНОМ ПОДОЗРЕНИИ В КРАЖЕ

XLIII. Если сыщется или будет обнаружено у подозреваемого краденое имущество и если он обладал им полностью или час­тично, продавал, менял или дарил его, то это служит против него достаточной уликой преступления, если он не захочет указать, у кого он... приобрел это имущество, и если он не докажет, что приобрел его... вполне добросовестно.

Надлежит также применить допрос под пыткой, если кража была произведена при помощи особых орудий взлома или отмы­чек, и подозреваемый находился на месте совершения кражи, имея такие опасные орудия взлома или отмычки, и к тому же является лицом, от коего можно ожидать подобного преступле­ния.

Если произойдет особо приметная крупная кража и в ней будет заподозрен кто-либо, чьи расходы после этого деяния ока­жутся более широкими, чем сие, помимо кражи, было бы воз­можно по его состоянию, и если подозреваемый не сможет дока­зать.., откуда пришло к нему это подозрительное богатство, и сверх того, он является лицом, от которого можно ожидать пре­ступления, то против него имеется доброкачественное доказа­тельство преступления.

О ДОСТАТОЧНЫХ УЛИКАХ КОЛДОВСТВА

XLIV. Если кто-либо вызывается обучить других людей кол­довству или угрожает кого-либо околдовать и учинит над тем, кому он угрожал, что-либо подобное, а также если кто-либо на­рочито общается с колдунами или колдуньями или пользуется подозрительными вещами или колдовскими словами и действия­ми, и о нем идет по этому поводу дурная слава, то сие составляет доброкачественное доказательство колдовства и достаточный повод для применения допроса под пыткой.

НАСТАВЛЕНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА НЕВИНОВНОСТИ, КОТОРОЕ ДОЛЖНО БИТЬ УЧИНЕНО ПЕРЕД ДОПРОСОМ ПОД ПЫТКОЙ, И ДАЛЬНЕЙШИЕ ДЕЙСТВИЯ, К СЕМУ ОТНОСЯЩИЕСЯ

XLVII. Если... обвиняемый отрицает приписываемое ему преступление, то его должно немедленно опросить, не может ли он предъявить доказательства своей невиновности в данном пре­ступлении. В особенности надлежит напомнить обвиняемому, не может ли он показать и доказать, что в то время, когда случилось данное преступление, он находился на людях или в любом таком месте, где он не мог совершить преступления, в коем его подо­зревают. Такое напоминание необходимо потому, что некоторые по своей простоте или из страха не понимают, каким образом им надлежит предъявлять доказательства в свое оправдание, хотя они и являются невиновными.

Если арестованный доказывает свою невиновность вышеупо­мянутым образом или иными надлежащими доводами, то судья должен произвести необходимое расследование за счет обвиняе­мого или его родичей...

Если обвиняемый или его родичи по причине бедности не в состоянии нести вышеупомянутые издержки, то власти или суд должны оплатить эти расходы...

Если при ... упомянутом расследовании невиновность обви­няемого не будет установлена, то ... он должен быть допрошен под пыткой в присутствии судьи, по меньшей мере двух судебных заседателей и судебного писца. Все, что обнаружится из показа­ний или сознания обвиняемого и всего следствия, должно быть тщательно записано...

 

ОБ ... ОСВЕДОМЛЕНИИ ОТНОСИТЕЛЬНО ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПРИЗНАННОГО ЗЛОДЕЯНИЯ

LIV. После ... сделанного под пыткой или помимо пытки признания, судья должен послать на места и велеть расспросить ... относительно тех обстоятельств, о которых рассказал допраши­ваемый по поводу совершенного им преступления, чтобы устано­вить, соответствует ли признание вышеупомянутых обстоя­тельств истине или нет...

...Расследование ... может быть испорчено, если арестованно­му при задержании или допросе будут заранее указаны обстоя­тельства преступления, а затем станут о них допрашивать. Мы желаем, чтобы судьи остерегались, дабы так не случилось, и до допроса или во время допроса не давали обвиняемому заранее указаний...

По усмотрению судьи, через день или большее количество дней после пытки и своего признания арестованный должен быть приведен в комнаты тюремщиков или иное помещение к надле­жащему судье с двумя судебными заседателями. Судебный писец должен зачитать ему его признание, а затем он должен быть до­прошен иным путем, соответствует ли его признание истине, и пусть будет записано, что он скажет по этому поводу.

...КОГДА НАДЛЕЖИТ ОКОНЧАТЕЛЬНО ПРЕДАТЬ ВЕРУ ПРИЗНАНИЮ, СДЕЛАННОМУ ПРИ ДОПРОСЕ ПОД ПЫТКОЙ

LX. Если на основании достаточных доказательств преступ­ления был учинен допрос под пыткой, а также если были произ­ведены со всем возможным усердием осведомление и дополни­тельный допрос на основании сознания обвиняемого..., и при этом обнаружены такие подлинные обстоятельства признанного деяния, которые невиновный не мог знать и рассказать, то тогда должно ... поверить такому признанию и соответственно природе дела вынести приговор к уголовному наказанию...

 

 

О ТОМ, КОГДА АРЕСТОВАННЫЙ, ПОДВЕРГНУТЫЙ НА ОСНОВАНИИ ДОСТАТОЧНЫХ ПОДОЗРЕНИЙ ДОПРОСУ ПОД ПЫТКОЙ, НЕ БУДЕТ ИЗОБЛИЧЕН ИЛИ ПРИЗНАН ВИНОВНЫМ

LXI. Если обвиняемый на основании улик и подозрений, признанных достаточными для допроса под пыткой, будет под­вергнут истязаниям и допрошен под пыткой, но тем не менее не будет изобличен и не сознается в приписываемом ему преступле­нии, то судья и истец не подвергаются никакому взысканию за правильное и допускаемое правом применение пытки.

В таком случае обнаруженные доказательства преступления дают основания для оправдания произведенного допроса под пыткой, так как, согласно праву, надлежит избегать не только совершения преступления, но и самой видимости зла, создающей дурную славу или вызывающей подозрения в преступлении. Тот, кто не делает этого, является сам причиной своих собственных страданий, упомянутых выше.

В подобных случаях истец должен уплатить только свои из­держки, а обвиняемый — расходы на свое кормление, сами же власти несут прочие судебные издержки, например, на палача и прочих судебных служителей или на содержание тюрьмы.

КАКИМ ОБРАЗОМ СВИДЕТЕЛИ ДОЛЖНЫ ДАВАТЬ ПОКАЗАНИЯ

LXVI. Свидетели должны давать показания на основании самоличного знания истины, приводя обоснованные доказатель­ства своего знания. Если же они будут говорить с чужих слов, то это не должно признаваться достаточным.

О ДОСТАТОЧНОМ СВИДЕТЕЛЬСТВЕ

LXVII. Если преступление будет засвидетельствовано по меньшей мере двумя или тремя заслуживающими доверия добры­ми свидетелями, дающими показания на основании знания ис­тины, то уголовное судопроизводство должно быть завершено со­ответственным вынесением приговора.

 

О ЛЖЕСВИДЕТЕЛЯХ

LXVIII. Свидетели, коих уличат и изобличат в том, что они путем ложных и злостных свидетельских показаний подвели или пытались подвести невиновного под уголовное наказание, долж­ны быть подвергнуты тому наказанию, которое они хотели на­влечь своими показаниями на невиновного.

О ТОМ, КОГДА ОБВИНЯЕМЫЙ НЕ ЖЕЛАЕТ СОЗНАВАТЬСЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОНО ДОКАЗАНО

LXIX. Если обвиняемый после того, как преступление доста­точно доказано, не желает в нем сознаться, то ему должно ука­зать, что он изобличен в преступлении. Если же и таким путем не удастся добиться его признания и он все-таки вновь не поже­лает сознаться,.. то его должно осудить за доказанное преступле­ние без дальнейшего допроса под пыткой.

ОПОВЕЩЕНИЕ КОЛОКОЛЬНЫМ ЗВОНОМ ОБ ОКОНЧАТЕЛЬНОМ СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ

LXXXII. В судный день, в урочное время, пусть возвестят о уголовном суде по обычаю колокольным звоном. Судья и судебные заседатели должны собраться на судебном месте, где надлежит заседать суду, следуя добрым обычаям. Судья должен при­гласить судебных заседателей сесть и сам также должен сесть, держа в руках, по местному обычаю каждой страны, свой жезл или обнаженный меч, и должен заседать совместно с ними вплоть до окончания дела.

О ТОМ, ЧТОБЫ В СУДАХ НАЛИЧЕСТВОВАЛО НАСТОЯЩЕЕ НАШЕ... УЛОЖЕНИЕ И ЧТОБЫ ЕГО В СЛУЧАЕ НУЖДЫ НЕ СКРЫВАЛИ ОТ СТОРОН

LXXXIII. При всяком уголовном судопроизводстве судья и шеффены должны иметь перед собою Наше Уложение и законы и действовать в соответствии с ними. Стороны по их ходатайству должны быть осведомлены о настоящем Нашем Уложении, по­скольку сие необходимо по их делу, дабы они могли действовать со знанием закона и не терпели вреда или ущерба по своей неос­ведомленности. ..

КАКИМ ОБРАЗОМ СУДЬЯ И ШЕФФЕНЫ ИЛИ СУДЕБНЫЕ ЗАСЕДАТЕЛИ ДОЛЖНЫ ВЫНЕСТИ ПРИГОВОР..., И КАКИМ ОБРАЗОМ СУДЬЯ ДОЛЖЕН ОПРОСИТЬ ШЕФФЕНОВ ИЛИ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ ЕЩЕ РАЗ

ХСII. После того, как будут приняты все процессуальные за­явления сторон и окончательное заключение по делу, судья, шеффены или судебные заседатели должны взять, тщательно обозреть и обсудить все процессуальные заявления и производ­ство по делу. Затем, руководствуясь наилучшим своим разумени­ем настоящего Нашего Уголовно-судебного уложения и в соот­ветствии с обстоятельствами каждого отдельного случая, они должны приказать наиболее справедливо и умеренно составить приговор в письменной форме. И когда приговор будет таким образом составлен, судья должен спросить каждого из шеффенов: «Н., я спрашиваю тебя, все ли сделано согласно праву?»

Шеффены или судебные заседатели должны отвечать на это примерно следующим образом:

ХCIII. «Господин судья, я заявляю, что все произошло по справедливости на основании судебных показаний и процессу­альных действий, согласно Судебному уложению, и что приговор составлен на основании достодолжного рассмотрения всех мате­риалов дела в письменном виде».

КАКИМ ОБРАЗОМ СУДЬЯ ДОЛЖЕН ОГЛАШАТЬ ПРИГОВОР

XCIV. На основании вышеупомянутого заключения шеффе­нов или судебных заседателей судья должен приказать в присут­ствии обеих сторон присяжному судебному писцу публично за­читать записанный приговор. Если в нем будет назначено уголов­ное наказание, то должно быть надлежащим образом указано, будет ли то смертная казнь или телесное наказание, и каким об­разом оно должно быть произведено.

 

КОГДА СУДЬЯ ДОЛЖЕН ПРЕЛОМИТЬ СВОЙ ЖЕЗЛ

XCVI. Когда обвиняемый будет окончательно приговорен к уголовному наказанию, судья должен преломить свой жезл, по местным обычаям, и предать несчастного палачу, и повелеть тому под присягой в точности выполнить вынесенный приговор, после чего суд встает и принимаются меры к тому, чтобы палач мог под надежной охраной и в безопасности привести произне­сенный приговор в исполнение.

ЕСЛИ ОБВИНЯЕМЫЙ БУДЕТ ПРИЗНАН ОПРАВДАННЫМ ПО СУДУ

ХСIХ. Если обвиняемый по каким-либо основаниям будет по суду и приговору признан оправданным, то указания приго­вора, к нему относящиеся, должны быть также выполнены над­лежащим образом.

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ О ТОМ, КАК ДОЛЖНО КАРАТЬ ЗА УГОЛОВНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ [65][4]

CIV. Если кто-либо, согласно Нашему общему писаному праву, заслуживает смертной казни, то надлежит присудить спо­соб и формы смертной казни, соответствующие обстоятельствам и злостности преступления, согласно добрым обычаям или ука­заниям благого и сведущего в праве судьи.

В тех случаях, когда Наше имперское право не предписывает и не допускает карать кого-либо смертью (или в подобных им), мы также и в настоящем Нашем имперском Уложении не уста­навливаем смертной казни, но предоставляем право за некоторые преступления подвергать телесным и увечащим наказаниям, с тем, однако, чтобы наказанному была сохранена жизнь.

Подобные наказания также могут назначаться и применяться согласно добрым обычаям каждой страны или же по указанию благого и сведущего судьи, как было предписано выше сего от­носительно смертной казни...

В особенности надлежит иметь в виду, что во всех тех случа­ях, когда Наше имперское право не устанавливает и не допускает смертной казни и какого-либо другого телесного, увечащего или позорящего наказания.., судья и судебные заседатели также не должны никого приговаривать к смертной казни или прочим уго­ловным наказаниям. И дабы судьи и судебные заседатели... не действовали вопреки праву и добрым приемлемым обычаям, ниже сего будет установлено, когда и как должны применяться некоторые уголовные наказания, согласно упомянутому праву, добрым обычаям и мудрости.

О СЛУЧАЯХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И НАКАЗАНИЙ, НЕ УПОМЯНУТЫХ В ЗАКОНЕ

CV. Необходимо далее иметь в виду, что если в нижеследу­ющих статьях не установлены, недостаточно разъяснены или непонятны уголовные наказания в случае подлинно уголовных преступлений или обвинений, то судья и судебные заседатели должны обратиться за указаниями о том, каким образом долж­но применяться и толковаться наиболее правильно Наше им­перское право и настоящее Наше Уложение в сих непредвиден­ных или непонятных случаях, и принимать свое решение со­гласно этому.

В настоящем Нашем Уложении не могут быть упомянуты и описаны все непредвиденные случаи судебных решений и нака­заний [66][5].

 

 

КАК ДОЛЖНЫ КАРАТЬСЯ БОГОХУЛЬСТВО ИЛИ КОЩУНСТВО

CVI. Если кто-либо приписывает Богу то, что ему не подоба­ет, или в своих речах отрицает то, что ему присуще, либо оскор­бляет всемогущество Божье или Святой его матери Девы Марии, то он должен быть взят властями или судьей по долгу службы и посажен в тюрьму и подвергнут затем смертной казни, телесным или увечащим наказаниям соответственно обстоятельствам и ха­рактеру богохульства и положению совершившего его лица.

О НАКАЗАНИЯХ ТЕХ, КОТОРЫЕ, ПРОИЗНОСЯ ПРИСЯГУ ПЕРЕД СУДОМ, ДАДУТ ЛОЖНУЮ КЛЯТВУ

CVII. Если кто-либо принесет лжеприсягу перед судьей и су­дом, и такая присяга касается мирских благ, так что ложно при­сягавший извлекает из этого выгоду, то он прежде всего обязан, если он в состоянии это сделать, возвратить потерпевшему полученное путем лжеприсяги имущество. Так как в Священной Империи существует всюду обычай отсекать принесшему лжеприсягу те два пальца, которыми он присягал, Мы также не желаем изменять данное обще­принятое телесное наказание. Но тот, кто своей ложной присягой навлекает на кого-либо уголовное наказание, дол­жен быть подвергнут тому наказанию, которое он хотел своей лжеприсягой навлечь на другого. Такому же наказа­нию подлежит тот, кто заведомо, умышленно и коварно подстрекал к сему принесшего такую лжеприсягу.

НАКАЗАНИЕ КОЛДОВСТВА

СIХ. Если кто-либо путем колдовства причинит людям вред или ущерб, то он должен быть подвергнут смертной казни, и сия казнь должна быть произведена путем сожжения. Если же кто-либо занимается колдовством, но не причинил этим никому вреда, то он должен быть соответственно обстоятельствам дела наказан иначе, причем судьи должны воспользоваться указания­ми и советами законоведов...

О НАКАЗАНИИ ПИСЬМЕННОГО ПРОТИВОПРАВНОГО УГОЛОВНОГО ПОНОШЕНИЯ

СХ. Если кто-либо распространяет пасквильные письма ... и не подписывает их, вопреки установленному правом порядку, своим правиль­ным именем и прозвищем, несправедливо и без повода приписывая кому-либо такие пороки и злодеяния, что в случае признания их соответствующими истине, оклеветан­ный мог бы быть подвергнут смертной казни или телесным или позорящим уголовным наказаниям, то такой злостный клеветник по обнаружении подобного злодеяния должен быть подвергнут наказанию, которое он хотел навлечь своим злостно несоответствующим истине клеветническим письмом на невинно оклеветанного. Если даже будет обна­ружено, что приписываемое позорящее деяние соответст­вует истине, то все-таки разгласитель таких позорящих сведений должен быть накааан согласно праву и по усмот­рению судьи.

НАКАЗАНИЕ ФАЛЬШИВОМОНЕТЧИКОВ...

СХI. ...Фальшивомонетчики должны быть наказаны следую­щим образом: те, кто изготовляет такую фальшивую монету..., а также те, кто выменивает или иным путем приобретает подлож­ную монету и злоумышленно и коварно вновь сдает ее в ущерб ближнему ... должны быть подвергнуты смертной казни путем сожжения...

НАКАЗАНИЕ ПОДДЕЛЫВАТЕЛЕЙ МЕР, ВЕСОВ И ПРЕДМЕТОВ ТОРГОВЛИ

СХIII. Если кто-либо злостно и преступным образом подде­лывает меры, весы, гири, пряности или иные товары и пользуется ими, выдавая их за правильные, то он должен быть подвергнут уголовному наказанию: изгнанию из страны, или сечению розга­ми, или иному телесному наказанию... Если же такая подделка производилась часто, особо злостно и в значительных размерах, то виновный должен быть подвергнут смертной казни.

О НАКАЗАНИИ ПРЕЛЮБОДЕЯНИЯ

СХХ. Если супруг воэбудит уголовное обводнение и изобличит кого-либо в том, что он совершил прелюбодеяние с его женой, то такой прелюбодей вместе с прелюбодейкой дол­жны быть подвергнуты наказанию по постановлениям На­ших предшественников и Нашему Императорскому праву. Таким же образом надлежит поступить, если супруга желает возбудить уголовное обвинение против своего мужа или той особы, с которой он совершил прелюбодеяние.

О НАКАЗАНИИ СВОДНИЧЕСТВА И ПОСОБНИЧЕСТВА В ПРЕЛЮБОДЕЯНИИ

СХХIII. Нередки также случаи, что неразумные женщины и в особенности невинные девушки, которые иначе были бы неопороченными честными особами, бывают вовлечены некоторыми злыми людьми, мужчинами и женщинами, в греховное и плотское деяние с целью лишить их невинно­сти путем злостного обмана или преступно их обесчестить. Таких злостных сводников и сводниц, а также тех, что за­ведомо преступным и злоумышленным образом предостав­ляют для этого свои дома или допускают, чтобы эти дей­ствия совершались в их жилищах, надлежит соответствен­но обстоятельствам дела и советам законоведов подверг­нуть изгнанию из страны, выставлению у позормого столба, отрезанию ушей, сечению розгами или иному наказанию.

НАКАЗАНИЕ ИЗМЕНЫ

CXXIV. Тот, кто злоумышленно учинит измену, должен быть, согласно обычаю, подвергнут смертной казни путем чет­вертования. Если это будет женщина, то ее надлежит утопить.

В том случае, когда измена могла причинить великий ущерб и соблазн, например, если измена касается страны, города, соб­ственного господина, одного из супругов или близких родствен­ников, то возможно усугубить наказание путем волочения (к месту казни) или терзания клещами перед смертной казнью. В некоторых же случаях измены можно сперва обезглавить, а затем четвертовать преступника.

Судья и судебные заседатели должны соразмерять назначае­мое наказание с обстоятельствами дела, а в случае сомнений об­ращаться за советом. Однако те лица, благодаря свидетельству которых судья или власти могут подвергнуть злодея надлежащему наказанию, могут быть освобождены от всякого наказания [67][6].

НАКАЗАНИЕ ПОДЖИГАТЕЛЕЙ

CXXV. Изобличенные в злоумышленном поджоге должны быть подвергнуты смертной казни путем сожжения.

НАКАЗАНИЕ РАЗБОЙНИКОВ

CXXVI. В силу постановлений Наших предшественников и Нашего общего имперского права всякий, изобличенный в злост­ном разбое, должен быть подвергнут казни мечом или же иной смертной казни, принятой в этих случаях по добрым обычаям каждой страны.

НАКАЗАНИЕ ТЕХ, КТО УЧИНИТ НАРОДНЫЙ БУНТ

CXXVII. Если кто-либо в стране, городе, владении или об­ласти умышленно учинит опасный бунт простого народа против власти и это будет обнаружено, то соответственно тяжести и об­стоятельствам его преступления он будет подлежать казни путем отсечения головы или сечению розгами и изгнанию из страны, края, судебной области, города или места, где он возбудил бунт. При этом судья и судебные заседатели должны обратиться за над­лежащими указаниями, дабы не причинить никому несправедли­вости и предотвратить подобные злоумышленные мятежи.

НАКАЗАНИЕ ЗЛОСТНЫХ БРОДЯГ

CXXVIII. Отовсюду поступают сведения, что дерзостные лица, вопреки праву и справедливости угрожающие людям, по­кидают свое местожительство, бродяжничают и соединяются с подобными людьми в притонах, где подобные дерзостные вреди­тели находят приют, помощь, содействие и пособничество. Во­преки праву и справедливости они причиняют порой людям зна­чительный вред. От подобных лихих людей приходится ожидать всяческого вреда и опасности. Вопреки праву и справедливости они зачастую принуждают и устрашают людей угрозами и не по­зволяют им довольствоваться правом и справедливостью, поэто­му они должны быть признаны, согласно праву, опасными для страны насильниками.

Там, где они бродяжничают по подозрительным местам, не позволяя людям пребывать в надлежащем праве и справедливос­ти, и вопреки праву и справедливости угрожают им,.. их должно предавать смертной казни мечом, как опасных для страны на­сильников, как только они попадут в тюрьму, невзирая на то, что они не совершили какого-либо иного деяния.

НАКАЗАНИЕ ЖЕНЩИН, УБИВАЮЩИХ СВОИХ ДЕТЕЙ

СХХХI. Женщина, которая злоумышленно, тайно и по своей воле убьет своего ребенка, уже получившего жизнь и сформиро­вавшиеся члены, да будет, согласно обычаю, заживо погребена и пробита колом. Но, дабы предупредить смущение от этого, Мы разрешаем топить таковых злодеек тем судам, кои имеют подхо­дящие для сего водоемы в своем распоряжении. Однако же там, где подобное зло приключается часто, Мы желаем применения упомянутого обычая погребения и пробивания колом ради вяще­го устрашения...

НАКАЗАНИЕ УБИЙЦ И НАНЕСШИХ СМЕРТЕЛЬНЫЙ УДАР, КОИ НЕ МОГУТ ПРЕДЪЯВИТЬ ДОСТАТОЧНЫХ ИЗВИНЕНИЙ

CXXXVII. Всякий убийца или нанесший смертельный удар в случае, если он не сможет предъявить правомерных извинений, должен быть лишен жизни. По обычаю иных мест предумышлен­ные убийцы и нанесшие смертельный удар приговариваются рав­ным образом к колесованию. Между тем должно соблюдать раз­личие между ними и именно так, чтобы, следуя обычаю, умыш­ленный и нарочитый убийца подвергался колесованию, тогда как другой, нанесший смертельный удар в запальчивости и гневе, подвергался смертной казни путем отсечения головы мечом, если он не имеет на то... извинений. Если же предумышленное убий­ство было совершено против особ высшего достоинства, своего собственного господина, между супругами или близкими родст­венниками, то для вящего устрашения перед окончательной каз­нью можно применить иные телесные наказания, как, например, терзание калеными клещами или волочение к месту казни.

О СМЕРТЕЛЬНЫХ УДАРАХ, КОИ ПРОИЗОШЛИ ПО ПРИЧИНАМ, ВЛЕКУЩИМ ЗА СОБОЙ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ НАКАЗАНИЯ

CXXXVIII. Иногда происходят такие случаи лишения жизни, при которых совершившие лишение жизни действовали по над­лежащим основаниям, исключающим какое бы то ни было уго­ловное или гражданское наказание. И дабы судьи и заседатели в уголовных судах, кои не изучали права, могли наиболее справед­ливо решать в таких случаях, и не обвиняли и не обижали людей по невежеству, Мы постановили и записали следующее об ука­занных извинительных случаях лишения жизни.

ВО-ПЕРВЫХ, О ПРАВОМЕРНОЙ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЕ КАК ИЗВИНЯЮЩЕМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕ

СХХХIХ. Если кто-либо, осуществляя правомерную необхо­димую оборону для спасения своего тела и жизни, лишит жизни того, кто вынудил его к этой необходимой обороне, то он не будет в сем ни перед кем повинен.

ЧТО ТАКОЕ ПРАВОМЕРНАЯ НЕОБХОДИМАЯ ОБОРОНА

CXL. Если на кого-либо нападут или набросятся со смертель­ным оружием или орудием или нанесут ему удар, и подвергшийся насилию не может путем бегства уклониться от... опасности для своей жизни, тела, чести и доброй славы, то он может безнака­занно защищать свое тело и жизнь путем правомерной обороны. И если он при этом лишит жизни нападавшего, он в том непо­винен и не обязан также выжидать со своей обороной, доколе ему ни будет нанесен удар, невзирая на писаное право и обычаи, сему противоречащие.

О ТОМ, ЧТО НЕОБХОДИМАЯ ОБОРОНА ДОЛЖНА БЫТЬ ДОКАЗАНА

CXLI. Если кто-либо по обнаружении его деяния пожелает воспользоваться ссылкой на состояние необходимой обороны, а обвинитель не признает этого, то на виновника ложится обязан­ность ... достаточно доказать перед судом необходимую оборону, на которую он ссылается. Если он не докажет этого, то он при­знается виновным.

CXLII... При этом надлежит в особенности иметь в виду, что в тех случаях, когда имеющий законный повод для необходимой обороны в первом нападении не соблюл, однако же, всех усло­вий, требующихся для полного оправдания при необходимой обороне, то необходимо тщательно взвесить, насколько важные или незначительные поводы для деяния имел виновный и должен ли он быть приговорен соответственно этому к смертной казни или телесному наказанию, или штрафу, или исправлению, при­чем все это (должно быть решено) на основании особого заклю­чения законоведов.., ибо подобные случаи имеют особо тонкие различия, в зависимости от чего надлежит применять более суро­вое или более мягкое наказание...

О НЕЧАЯННОМ ЛИШЕНИИ ЖИЗНИ, СЛУЧИВШЕМСЯ ПРОТИВ ВОЛИ ВИНОВНОГО ВНЕ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

CXLVI. Если кто-либо, занимаясь дозволенной работой в предназначенном для этого месте или помещении, при этом по неловкости, сверх всякого чаяния и против своей воли лишит жизни кого-нибудь, то он может быть оправдан во многих случа­ях, которые, однако, невозможно полностью перечислить. Мы приводим следующие примеры.

Некий брадобрей бреет кому-либо бороду в своей горнице, как и надлежит брить обычно, и его кто-то ... толкнул таким образом, что он против своей воли перерезал горло тому, кого он брил.

Другой пример: стрелок стоит или сидит в помещении, пред­назначенном для стрельбы, и стреляет в обычную цель, а кто-либо выбегает под его выстрел, или же его арбалет или самострел нечаянным образом и против его воли выстрелил раньше, и таким образом он застрелил кого-либо насмерть. Оба должны быть признаны невиновными.

Если же, напротив, брадобрей брил кого-нибудь на улице или в ином неподходящем месте, или же стрелок стрелял в по­добном необычном месте, где проходят люди, что можно было предвидеть, ...и вследствие этого кто-либо был лишен жизни, то в таких случаях виновные брадобрей или стрелок не будут иметь достаточного оправдания.

При всем том, в подобных случаях лишения жизни, проис­ходящих по нечаянности, из легкомыслия или непредусмотри­тельности и против воли виновника, надлежит проявить боль­шую снисходительность, чем в случаях лишения жизни, совер­шенных с умыслом и коварством... Судьи должны запросить у законоведов указаний об определении виновности и назначении наказания.

О ТОМ, ЕСЛИ КТО-ЛИБО ИЗБИТ И УМРЕТ И СОМНЕВАЮТСЯ, ОТ РАН ЛИ ОН УМЕР

CXLVIII. Если кто-либо будет избит и спустя некоторое время после того умрет таким образом, что будет сомнительно, умер ли он от нанесенных ударов или по иной причине, то в подобных случаях обе стороны могут представить надлежащих свидетелей по делу..., в особенности надлежит привлечь хирур­гов, сведущих в деле... При решении подобного дела судьи обя­заны обратиться за советом к законоведам.

НАКАЗАНИЕ ТЕХ, КТО ПРЕДУМЫШЛЕННО ИЛИ НЕПРЕДУМЫШЛЕННО СОУЧАСТВУЕТ В УБИЙСТВАХ, ПОБОИЩАХ И СХВАТКАХ

CXLVIII. Если несколько лиц помогают и содействуют друг другу с заранее обдуманным намерением и злым умыслом сообща убить кого-нибудь, то виновные должны быть подвергнуты смерт­ной казни. Если же несколько лиц, случайно оказавшись вместе в какой-либо стычке или схватке, помогают друг другу и кто-нибудь будет вследствие этого убит без достаточного повода, то тот из них, кто будет опознан как истинный виновник, от руки которого при­ключилось лишение жизни, должен быть осужден как нанесший смертельный удар к отсечению головы мечом. Но если лишенный жизни получил опасные, заведомо смертельные удары от несколь­ких лиц, и невозможно доказать, от чьей именно руки и удара он умер, то все наносившие, как выше указано, раны должны быть приговорены к смертной казни как нанесшие смертельные удары. Но по поводу наказания других соучастников, пособников, испол­нителей, чьей рукой лишенный жизни был ранен не смертельно, а также если кто-либо при беспорядках и в драке будет лишен жизни, и невозможно узнать о том, кем он был ранен, ... судьи должны запросить совет у законоведов, сообщив все обстоятельства и осо­бенности такого дела, поскольку их удалось установить, ибо в по­добных случаях невозможно заранее предписать судьям все, что ка­сается оценки некоторых обстоятельств.

ОБ ОСМОТРЕ ЛИШЕННОГО ЖИЗНИ ПЕРЕД ПОГРЕБЕНИЕМ

CXLIX. Чтобы обеспечить ... оценку и исследование различ­ных ранений, ... судья совместно с двумя шеффенами, судебным писцом и одним или несколькими хирургами ... должны внима­тельно осмотреть... мертвое тело перед погребением и приказать тщательно отметить и занести в протокол все полученные им ра­нения, удары и ушибы, каждый из которых должен быть обнару­жен и исследован.

...ОБШИЕ УКАЗАНИЯ О ПРОЧИХ СЛУЧАЯХ ЛИШЕНИЯ ЖИЗНИ, КОТОРЫЕ МОГУТ ВЛЕЧЬ ОПРАВДАНИЕ...

CL. Имеется много иных случаев лишения жизни, происходящих по каким-либо ненаказуемым основаниям, поскольку этими основаниями пользуются законно и справедливо.

Например, (ненаказуем) тот, кто убьет кого-либо за блудо-иеяние, совершенное с его женой или дочерью...

Также (ненаказуем) тот, кто убьет кого-либо для спасения жизни, тела или имущества другого лица, а также когда убивают мюди, лишенные разума...

Тем более (ненаказуемо), если будет убит по причине сопро-тивления кто-либо, кого поручено задержать по долгу службы и кто окажет непозволительное опасное и коварное сопротивление. Также (ненаказуем) тот, кто убьет кого-либо, обнаружив его в ночную пору и при опасных обстоятельствах в своем жилище... Все только что упомянутые случаи имеют весьма многочис­ленные особенности, влекущие оправдание или отказ в оправда­нии... Поэтому, когда судье и заседателям встретится такое дело, они должны обратиться за советом к законоведам.., а не судить самим по неразумным правилам и обычаям, противоречащим праву...

ДАЛЕЕ СЛЕДУЮТ НЕКОТОРЫЕ СТАТЬИ О КРАЖЕ

ВО-ПЕРВЫХ, О НАИБОЛЕЕ НИЧТОЖНОЙ (МЕЛКОЙ) КРАЖЕ, СОВЕРШЕННОЙ ТАЙНО

CLVII. Если кто-либо впервые совершил кражу стоимостью менее пяти гульденов, и при том вор не был окликнут, замечен или застигнут до того, как он достиг своего убежища, а также если он не совершил взлома и не влезал (в помещение), и укра­денное стоит менее пяти гульденов, то это кража тайная и самая ничтожная (мелкая).

Если подобная кража будет затем раскрыта и вор будет захва­чен с покражей или без таковой, то судья должен приговорить его, если вор имеет средства, уплатить потерпевшему двойную стоимость покражи. Если же вор не в состоянии уплатить денеж­ный штраф, он должен быть наказан заключением в тюрьму на некоторый срок.

О БОЛЕЕ ТЯЖЕЛОЙ КРАЖЕ, СОВЕРШЕННОЙ В ПЕРВЫЙ РАЗ ОТКРЫТО, ПРИ КОТОРОЙ ВОР БЫЛ ОКЛИКНУТ

CLVIII. Если при указанной первой краже, стоимостью ниже пяти гульденов, вор был застигнут ранее, чем он достиг своего убежища, и вызвал крики или погоню, хотя при краже не совер­шил взлома и не влезал (в помещение), то такая кража признает­ся открытой, и так как деяние отягощено упомянутым смятением и оглаской, то вор должен быть выставлен к позорному столбу, высечен розгами и изгнан из страны. Прежде всего, однако, вор должен возвратить потерпевшему украденное или возместить его стоимость, если он в состоянии это сделать. Сверх того он должен дать ... вечную клятву (не нарушать общего мира). Если же вор будет признан таким знатным лицом, в отношении которого можно надеяться на исправление, то судья (с разрешения и до­зволения высшей власти) может подвергнуть его гражданско-правовому наказанию; таким образом, он должен заплатить по­терпевшему за кражу в четырехкратном размере и сверх того под­лежит тому, что установлено выше в предшествующей статье о тайной краже.

О БОЛЕЕ ТЯЖЕЛОЙ ОПАСНОЙ КРАЖЕ, СОВЕРШЕННОЙ В ПЕРВЫЙ РАЗ ПУТЕМ ВТОРЖЕНИЯ ИЛИ ВЗЛОМА

CLIX. Если вор для вышеупомянутой кражи днем или ночью влезет или путем взлома проникнет в чье-либо жилище или хра­нилище или пойдет на кражу с оружием, намереваясь поранить того, кто окажет ему сопротивление, то такая кража признается, как указано выше, особо опасной, предумышленной кражей со взломом или вторжением, независимо от того, будет ли эта кража первая или повторная, большая или малая, и будет ли (вор) встре­чен или замечен до или после того. Также при краже, совершен­ной с оружием, следует опасаться насилия или нанесения ран. Посему в подобных случаях мужчина должен караться повеше­нием, а женщина — утоплением или иным путем, сообразно по­ложению лиц и усмотрению судьи: выкалыванием глаз или отсе­чением одной руки, или иным подобным тяжким телесным на­казанием.

CLX. Если первая кража будет значительна, стоимостью пять гульденов или более того, то хотя бы при такой краже не были обнаружены указанные выше отягчающие обстоятельства, но ввиду значительности кражи она должна быть наказана строже, чем кража менее значительная. В подобных случаях надлежит учитывать стоимость покражи, а также был ли вор замечен или застигнут. В еще большей степени должно учитывать звание и положение лица, которое совершило кражу, и то, насколько могла повредить кража потерпевшему, и в зависимости от того назначить телесные наказания или смертную казнь.

 

О ПОВТОРНОЙ КРАЖЕ

CLXI. Если кто-либо совершил кражу в другой раз, но без вторжения или взлома, если также две такие кражи будут по сто­имости не более пяти гульденов, то поскольку одна из краж отяг­чает другую, такой вор может быть выставлен к позорному столбу и изгнан из страны или же, по усмотрению судьи, обязан навсегда остаться в том округе или месте, где он совершил преступление...

О КРАЖЕ В ТРЕТИЙ РАЗ

CLXII. Если будет задержан кто-либо, совершивший кражу в третий раз, и эта трехкратная кража будет вполне установлена,.. то он будет признан многократно... уличенным вором и будет рассматриваться наравне с тем, кто действовал насильственно, и должен быть подвергнут смертной казни: мужчина — путем по­вешения, женщина — путем утопления либо иным путем, по обычаю каждой земли.

О МАЛОЛЕТНИХ ВОРАХ

CLXIV. Если вор или воровка будут в возрасте менее четыр­надцати лет, то они ... не могут быть осуждены на смертную казнь, а должны быть подвергнуты вышеупомянутым телесным наказаниям по усмотрению суда и должны дать вечную клятву. Но если вор по своему возрасту приближается к четырнадцати годам и кража значительна, или же обнаруженные при этом вышеуказанные отягчающие обстоятельства столь опасны, что злостность может восполнить недостаток возраста, то судья и шеффены должны запросить ... совета, должно ли подвергнуть такого малолетнего вора имущественным или телесным наказа­ниям либо смертной казни.

О ВОРОВСТВЕ, СОВЕРШЕННОМ ПО ПРЯМОЙ ГОЛОДНОЙ НУЖДЕ

CLXVI. Если кто-либо по прямой голодной нужде, от кото­рой страдал он сам, его жена и дети, был вынужден украсть что-либо из съестных припасов, притом такая кража была незначи­тельна и стала известна, то в таком случае судья и шеффены должны запросить указаний... Если, однако, подобный вор будет безнаказанно отпущен, то истец не должен отвечать перед ним за предъявленное по сему поводу обвинение.

О НАКАЗАНИИ СОУЧАСТИЯ, ПОСОБНИЧЕСТВА И СОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПНИКАМ

CLXXVII. Тот, кто умышленным и опасным образом оказы­вает преступнику при выполнении какого-либо преступления какую-либо помощь, пособничество или содействие, как бы оно ни называлось, должен быть подвергнут ...уголовному наказа­нию, различному в различных случаях; поэтому судьи в подобных случаях должны, как установлено выше, обращаться за советом к законоведам, должно ли, принимая во внимание данные судо­производства, назначить телесные наказания или смертную казнь.

НАКАЗАНИЕ ЗА ПОКУШЕНИЕ НА ПРЕСТУПЛЕНИЕ

CLXXVIII. Если кто-либо покушался совершить преступле­ние при помощи таких действий, которые, по всей видимости, были пригодны для выполнения преступления, но ему, вопреки его воле, помешали выполнить это преступление при помощи иных действий, то за свою злую волю, проявившуюся, как указа­но выше, в подобных действиях, он должен быть наказан, смотря по обстоятельствам и характеру дела, в одних случаях более стро­го, чем в других. Поэтому, как установлено ниже сего, судьи должны запросить указаний, подлежит ли он телесным наказани­ям или смертной казни.

О ПРЕСТУПНИКАХ, НЕ ИМЕЮЩИХ РАЗУМА ПО МАЛОЛЕТСТВУ ИЛИ ИНЫМ ПРИЧИНАМ

CLXXIX. Если преступление будет совершено тем, кто по малолетству или иной немощи заведомо лишен рассудка, то над­лежит, как указано в конце Нашего настоящего Уложения, за­просить совета у сведущих людей о том, как поступить соответ­ственно всем обстоятельствам дела и нужно ли применять нака­зание.

О ТОМ, ЧТО СУДЬИ НЕ ДОЛЖНЫ БРАТЬ НИКАКОГО ОСОБОГО ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ ЗА НАКАЗАНИЕ ПРЕСТУПНИКА

CCV. До Нашего сведения дошло, что в иных местах судьи совершают злоупотребления, требуя и взимая с истца особую плату за каждого злодея, подвергнутого уголовному наказанию. Это полностью противоречит службе и достоинству судьи. По­добный судья, получающий свою оплату с каждой головы, может быть за это приравнен к палачу. Посему Мы повелеваем, чтобы все такие судьи не требовали и не брали впредь от истцов ника­кого вознаграждения.

О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯХ И ДУРНЫХ, НЕРАЗУМНЫХ ОБЫЧАЯХ, СОБЛЮДАЕМЫХ В ИНЫХ МЕСТАХ И КРАЯХ

CCXVIII. В иных местах повелось и вошло в обычай, если поймают и приведут в тюрьму преступника с украденным или награбленным добром, конфисковать это украденное или награб­ленное имущество в пользу местной власти, а не возвращать его тому, у кого оно было украдено или награблено. ...Во многих уголовных судах обнаружены многообразные злоупотребления ... Иной раз власти без достаточных улик хватают и сажают в тюрь­му честных людей, ранее не опороченных и не имеющих дурной славы...; также приговоры произносятся и объявляются палачом, а не судьей или шеффеном.

В иных местах существуют также и другие недопустимые обычаи, например, ...в случаях, когда преступник не подлежит лишению жизни и имущества, несмотря на это, назначают смерт­ную казнь с конфискацией имущества в пользу господина (сеньо­ра), обрекая жену и детей осужденного на нищенство.

Мы повелеваем, дабы все власти упразднили такие обычаи, и они не должны впредь применяться, соблюдаться и поддержи­ваться, ибо Мы в силу императорской власти отменяем, уничто­жаем и искореняем их..., и они не должны впредь вводиться.

РАЗЪЯСНЕНИЕ О ТОМ, У КОГО И В КАКИХ МЕСТАХ ДОЛЖНО ИСКАТЬ УКАЗАНИЙ

ССХIХ. В настоящем Нашем и Священной империи уложе­нии многократно указано было, что уголовные суды должны вся­чески искать совета, если у суда в уголовных процессах возника­ют сомнения при отправлении правосудия и вынесении пригово­ра. В этих случаях они должны просить и искать указаний у своих высших судов, сведущих в древних, сложных обычаях. ...Судьи должны и обязаны искать совета в высших школах, ...или у про­чих законоведов, где только могут получить наставление с на­именьшими издержками.

(Перевод дан по изданию: Каролина. Алма-Ата, 1967.)


“ВЕЛИКАЯ ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ”

Подписание Великой Хартии вольно­стей английским королем Иоанном Беззе­мельным в июне 1215 года завершило пер­вый этап борьбы, приведшей уже в конце XIII века к образованию в Англии сослов­ной монархии. На этом этапе в борьбе за ограничение королевской власти наряду с баронством приняло участие также рыцарство, а отчасти горожане и верхушка свободного крестьянства. В ходе вооруженной борьбы с королем бароны, возглавлявшие дви­жение, предъявили королю требования, известные под наз­ванием «баронских статей», которые легли в основу офици­ального текста Великой Хартии вольностей, подписанного королем. Великая Хартия вольностей как политиче­ский и правовой источник интересна прежде всего тем, что она отразила общее соотношение социально-политических сил в стране в тот период, а также общее состояние судебно-администра­тивной системы английского феодального государства в на­чале XIII века.

Полный текст Великой Хартии вольностей насчиты­вает 63 статьи, которые расположены без определенной системы и касаются самых различных вопросов. Все эти статьи можно разделить на три основные группы:

1) Статьи, отражающие материальные интересы разных социальных слоев (ст. ст. 1—11, 13, 16, 27 и другие).

2) Статьи, претендующие на установление новых поли­тических порядков, в частности на ограничение королев­ской власти (ст. 12, 14, 39, 61) — так называемые кон­ституционные статьи.

3) Статьи, подтверждающие ранее существовавший или вновь создаваемый порядок работы судебных и адми­нистративных органов, а также пресекающие злоупотребления королевского аппарата в центре и на местах (ст. 17—22, 24, 25, 34, 36, 38, 40 и др.).

В первой группе основное место, безусловно, занимают материальные требования баронов — непосредственных вассалов короля — как по количеству статей, так и по кон­кретности и детальности их формулировки. Хартия опре­деляет феодальные права короля и обязанности его васса­лов, ограничивая фискальный произвол короны по отно­шению к ним (особенно ст. 2—11). Материальные интересы рыцарства и свободных дер­жателей представлены в хартии гораздо более скупо и выражены менее определенно (например, ст. ст. 15, 16, 27). Еще слабее отражены интересы горожан. Основная статья, посвященная им,—статья 13—лишь подтверждает права городов на ранее полученные вольности. Статья 35, устанавливающая единство мер и весов в стране, хотя, несомненно, тоже была в интересах горожан, но имела и более общее значение. Что касается интересов крепостного крестьянства — вилланов, то они вовсе не нашли в Хартии отражения. Исключение составляет лишь статья 20, где король обя­зуется впредь не взыскивать штрафов с вилланов за счет их основного инвентаря.

Несмотря на то, что политические статьи Хартии главным образом преследуют цель сохранить привилегии и права крупных феодальных землевладельцев, поставить власть короля в зависимость от воли баронской олигархии, некоторые положения документа впоследствии сыграли важную роль в английской истории как акты “конституционного” характера. Заботясь о собственных интересах, бароны заставили короля признать, что монарх обязан испрашивать согласие подданных, вводя новые налоги (ст. 12), и что свободный человек не может быть арестован, заключен в тюрьму, изгнан или репрессирован иным способом без законного приговора суда (ст.39). Эти статьи затем воспроизводились и редактировались решениями парламента как положения, гарантирующие основные права и неприкосновенность личности свободного человека в Английском королевстве. Идея ограничения королевской власти, заложенная в этих и некоторых других статьях Хартии, в последующие времена сыграла огромную роль в развитии государственных институтов Англии. В этом заключалось большое прогрессивное значение документа, издание которого в современной Великобритании считается первым шагом на пути движения Англии к конституционной монархии и правовому государству.

 

[Извлечения]

1. Во-первых, дали мы перед Богом свое согласие и настоящей хартией нашей подтвердили за нас и за на­следников наших на вечные времена, чтобы английская церковь была свободна и владела своими правами в цело­сти и своими вольностями неприкосновенными, что явст­вует из того, что свободу выборов, которая признается важнейшей и более всего необходимой английской церкви, мы по чистой и доброй воле, еще до несогласия, возник­шего между нами и баронами нашими, пожаловали и гра­мотой нашей подтвердили и получили подтверждение ее от сеньора папы Иннокентия Третьего, которую и мы бу­дем соблюдать и желаем, чтобы ее добросовестно на веч­ные времена соблюдали и наследники наши [68][1]. Пожаловали мы также всем свободным людям королевства нашего за нас и за наследников наших на вечные времена все нижеописанные вольности, чтобы имели их и владели ими они и их наследники от нас и от наследников наших.

2. Если кто из графов или баронов или других держа­телей [69][2], держащих от нас землю непосредственно за военную повинность, умрет, и в момент его кончины наследник его будет совершеннолетним и обязан будет платить рельефы [70][3], то он (наследник) должен получить свое наследство после уплаты старинного рельефа, то есть наследник или наследники графа (должны уплатить) за целую графскую баронию сто фунтов (стерлингов), наследник или наследники барона за целую баронию 100 фунтов, наследник или наследники рыцаря, владею­щего целым рыцарским фьефом [71][4], 100 шиллингов самое большее; кто меньше должен платить, пусть и дает мень­ше, согласно древнему обычаю фьефов.

3. Если же наследник кого-либо из таких (держателей) окажется несовершеннолетним и находящимся под опекой, то, достигнув совершеннолетия, пусть получает свое наследство без уплаты рельефа и пошлины.

6. Наследники будут вступать в брак так, чтобы не было неравного брака и таким притом образом, чтобы до заключения брака об этом доводилось до сведения близ­ких из кровных родственников самого наследника.

8. Никакая вдова не должна быть принуждаема к бра­ку, пока желает жить без мужа; так, однако, чтобы пред­ставила ручательство, что не выйдет замуж без нашего согласия, если она от нас держит землю, или без согласия своего сеньора, от которого она держит землю, если она от кого-либо другого (а не от нас) держит.

9. Ни мы, ни наши чиновники не будем захватывать ни земли, ни дохода с нее за долг, пока движимости долж­ника достаточно для уплаты долга; и поручители самого должника не будут принуждаемы (к уплате его долга), пока сам главный должник будет в состоянии уплатить долг; и если главный должник окажется не в состоянии уплатить долг, не имея откуда заплатить, поручители отвечают за долг; и если пожелают, могут получить земли и доходы должника и владеть ими до тех пор, пока не получат возмещения долга, который они перед этим за него уплатили, если только главный должник не докажет, что он уже рассчитался с этими поручителями.

12. Ни щитовые деньги, ни вспомоществование [72][5] не долж­ны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего, если это не для выкупа нашего из плена, и не для возведения в рыцари первородного сына нашего и не для выдачи первым браком замуж дочери нашей первородной; и для этого должно выдавать лишь умерен­ное вспомоществование; подобным же образом надлежит поступать и относительно вспомоществования, которое поступает от города Лондона.

13. И город Лондон должен иметь все древние вольно­сти и свободные свои обычаи как на суше, так и на воде. Кроме того, мы желаем и соизволяем, чтобы все другие и города, и городки, и местечки, и порты имели все вольности и свободные свои обычаи.

14. А для того, чтобы иметь общий совет королевства при обложении вспомоществованием в других случаях, кроме трех вышеназванных, или для обложения щитовыми деньгами, мы повелим позвать архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов нашими письмами за нашими печатями; и, кроме того, повелим позвать огулом через шерифов и бейлифов [73][6] наших всех тех, которые держат землю от нас непосредственно [74][7], (пове­лим позвать мы всех их) к определенному дню, то есть по меньшей мере за сорок дней до срока, и в определенное место; и во всех этих призывных письмах объясним при­чину приглашения; и когда будут таким образом разосла­ны приглашения, в назначенный день будет приступлено к делу при участии и совете тех, которые окажутся нали­цо, хотя бы и не все приглашенные явились.

15. Мы не позволим впредь никому брать вспомоществование со своих свободных людей, кроме как

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
 | ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ АНГЛИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ XVII ВЕКА 1 страница

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.093 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал