Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПРИМЕЧАНИЯ 4 страница




Раздел девятый О ЛОВАХ, О ПУЩАХ, О БОРТНОМ ДЕРЕВЕ, ОБ ОЗЕРАХ, О БОБРОВЫХ ГОНАХ, О ХМЕЛЬНИКАХ,О СОКОЛИНЫХ ГНЕЗДАХ 1. Если бы кто-либо незаконно охотился в чужих владениях

Также постановляем: если бы кто-либо незаконно охотился в чужих владениях, то тому, в чьей пуще охотился, должен заплатить за насилие двенадцать рублей грошей, а нам, великому князю, столько же должен заплатить и вознаградить, сколько будет стоить пойманная дичь согласно указанной ниже цене. Если бы кто-либо послал на чью-нибудь землю, в пущи или сам украдкой убил зверя, то если против него будут приведены обоснованные доказательства, то сколько будет зверей убито, таковой должен платить за зверей по цене, указанной ниже. А если бы поймали стрелка над зверем, убитым в пуще, то он должен быть отведен к властям, а власти должны его приговорить к смерти, как и других воров. А если бы кто-либо на своей земле зверя поднял, а тот зверь убежал бы на чужую землю, то- он может своего зверя преследовать и по чужой земле и может убить зверя на чужой земле. Если бы кто-либо подстрелил зверя на своей земле, а тот зверь ушел бы в чужие владения, то за своим подранком охотник может идти в чужие владения.

2. Цена зверям

Также устанавливаем цену диким зверям: за зубра двенадцать рублей грошей, за лося шесть рублей грошей, за оленя или за лань по три рубля грошей, за медведя три рубля грошей, за коня или кобылу три рубля грошей, за дикого кабана и свинью рубль грошей, за серну полкопы грошей, за рысь рубль грошей.

3. Как должны использоваться борти, озера и луга, если кто-либо имеет их в чужой пуще

Также постановляем: кто имеет свои борти в пуще нашей великокняжеской или также в княжеской, панской, земянской, - каким образом должны пользоваться своими бортями. А ВОТ как: кто имеет в чужой пуще свои борти или озера, или сенокосьг, а при сенокосах избушки, тот к озеру может ехать с неводом, но не должен брать с собой ни собаки ни рогатины ни также никакого оружия, чем мог бы причинить вред зверю. А кто имеет сенокосы в чужой пуще, тот должен пользоваться своими старыми сенокосами, а новых не должен прибавлять; если бы его старые сенокосы заросли, то может их расчистить. А кто имеет борти в чужой пуще, то бортники, которые должны ходить к своим бортям, не должны брать с собой ни псов, ни рогатин, ни другого какого-нибудь оружия, чем могли бы причинить вред зверю. Но бортники должны иметь только топор и пешню, чем делают борти. А к сенокосам не должны ни с чем другим идти, только с топором, чем заросли вырубать, и с косойу чем траву косить. Однако тем, которые имеют озера в чьей-либо пуще, когда придут зимой ловить рыбу в своих озерах, можно будет в той пуще взять дров для своей избушки и сделать корыта для рыбы. Те, кто имеет сенокосы, могут взять дерево на устройство скирды или на стог, или построить сеновал, или огородить. А бортникам разрешается брать лыко на изготовление лезива или кору для лазбен и на другие нужды, которые имеют бортники в своем занятии, сколько им потребуется и сколько может на себе унести, а не вывозить возом, может из чьей-либо пущи взять, где его борти. А когда дерево, в котором будут его борти, свалится или с пчелами или без пчел или хотя дерево и не свалится, но может вынуть из него улей с бортью, а верхушку и пень того дерева должен оставить в пуще тому пану, кому принадлежит пуща. А деревьев на постройку и дров, пользуясь таким правом входа, никто не должен брать из чужой пущи на свои нужды. Однако кто издавна имеет озера, сенокосы или борти в чьей-либо пуще, тот не может занять озерами, сенокосами и бортями чужую пущу, а тот, в чьей пуще находятся озера, сенокосы и борти, также тех чужих входов в свою пущу отнять не может. Тот же, кто имеет свою пущу, а в его пуще находятся чужие борти, если захочет раскорчевать свою пущу, не должен причинить никакого вреда бортям и борт



ному дереву. Если же кто, раскорчевывая поле, чье-либо дерево, бортное или приготовленное под борть, или пригодное для борти с пчелами или без пчел, подрубил или опалил огнем и повредил то дерево и оно от этого должно засохнуть, тому, чье дерево повредит, за это должен будет платить в соответствии с нашим постановлением, приведенным ниже. А если на чьем-нибудь поле будет находиться чужое бортное дерево, то, вспахивая это свое поле, не должен чужую,борть опахиватьближе, чем, на такое расстояние, чтобы с борозды можно было достать ее палкой, которой погоняют волов. А если близко подпашет это дерево и если оно по этой причине засохнет, то будет обязан за это дерево п-датить тому, кому оно принадлежит.



4. Что должен платан, тот, кто выловит рыбу из чужих озер. Находящихся в его пуще, или скосит сеноцоддЕсли кто выловит рыбу из чужого озера, находящегося в его пуще, то должен владельцу озера заплатить за насилие, а нам, великому князю, столько же, а за рыбу столько, сколько пострадавший укажет под присягой, какой ему причинен ущерб в рыбе. Также если кто в своей пуще насильно скосит траву с чужого сенокоса и, вытесняя владельца с его сенокоса, побьет его, то будет обязан платить за насилие, а нам, великому князю, столько же. А если никого и не бил, но скосил траву с чужого сенокоса, то будет обязан возвратить сено с пенею. 5. Если бы кто-либо в своей пуще застал чьего-либо человека и задержал его

Если бы кто-нибудь в своей пуще застал чьего-либо человека и отобрал у него что-нибудь, то за это он не будет обязан давать вознаграждение. Но только должен того человека и отнятое у него отдать его господину на поруки и повести в пущу к пню, где отнял, и доказать причиненный ему ущерб. И если докажет, что тот причинил ему ущерб, то виновный должен ему возместить его. Если же в пуще не было бы никакого ущерба, а владелец пущи без оснований на то отнял бы у задержанного человека что-нибудь, то должен возвратить ему это с пенею.6. Как должны рассматриваться в суде дела о бортях или о входах в пущу, если бы кто-нибудь хотел другого лишить права владеть бортями и пользоваться входамиЕсли бы кто-либо вел спор о бортях или о входах в пуши и хотел кого-нибудь лишить права пользоваться бортями и входами . и каким-нибудь образом чьи-нибудь борти или входы передал в чужие руки, как это часто случается среди крестьян, когда продает пчел, будучи не в состоянии отдать дань, или за дочерью отдает дерево с пчелами зятю в чужое село, а тот на тех пчел наложил свои метки и на этом основании будет иметь вход в эту пущу и того первого, кто раньше имел в держании эти входы, вытеснит, а об этом возникнет спор, то должны осмотреть метки в дереве: чья метка будет более старой и более вросла, тому должны присудить борти и входы, а тому, чья метка будет новее, должны приказать, чтобы себе их не присваивал.

7. Вели бы кто-либо выловил рыбу из чужого озера, садка или пруда

Также постановляем: если бы кто-либо выловил рыбу из чужого озера или из садка, или из пруда или порубил ез, тот должен платить за насилие, а также возместить убытки; если же мельницу повредил бы или перекопал плотину, или сжег мельницу, или спустил пруд, а пострадавший пожаловался бы, что в результате этого мельница бездействовала и поэтому он не имел дохода, и привел бы обоснованные доказательства или подтвердил личной присягой, то виновный должен заплатить за насилие двенадцать рублей грошей и королю двенадцать рублей грошей, возместить ущерб и построить мельницу.

8. Если бы кто-либо разорил или

подрубил чье-нибудь соколиное гнездо

Также постановляем: если бы кто-либо разорил или подрубил чье-нибудь соколиное гнездо или умышленно поймал сокола под гнездом, или украл из гнезда молодых соколов, то тот, если будет доказана его вина, должен тому, в чьей пуще гнездо, заплатить двенадцать рублей грошей. И также

если бы кто-нибудь разорил или обокрал лебединое гнездо, то также платит двенадцать рублей грошей. И также если бы кто-нибудь порубил чужой перевес или украл сеть с перевеса, платит двенадцать рублей грошей.

9. О бобровых гонах

Также постановляем: если бы княжеские или панские, или земянские бобровые гоны находились во владениях другого соседа, а тот пан, в чьих владениях будут гоны, не должен разрешать своим людям и сам не должен от старого поля допахивать на такое расстояние, чтобы можно было до гнездовья бобров добросить палку. На такое же расстояние не должен подкашивать сенокосы и вырубать новые кусты. А если бы бобры ушли из этого гнездовья и пошли в другое гнездовье, в поле или сенокосы, то на такое же расстояние не должен подпахивать поле, подкашивать сенокосы и вырубать ивовые кусты, чтобы мог от гнездовья бобров забросить палку. А если бы вспахал поле до гнездовья бобров или подкосил сенокос, или вырубил ивовые кусты и тем выгнал бобров, тот должен платить двенадцать рублей грошей, а кроме того, должен это гнездовье бобров оставить в покое на таком расстоянии, куда мог бы забросить палку. А если бы убил бобров или украл их, то должен платить за насилие. А сколько бы убил бобров, должен платить за карего копу грошей, а за черного две копы грошей.

10. О хмельниках

Если бы кто-либо пообрывал или порубил чужие хмельники, хотя они и расположены в его потомственном имении, а это было бы должным образом доказано, тот должен заплатить за насилие владельцу хмельника, а нам, великому князю, двенадцать рублей грошей. А если бы хмель только оборвал, но не порубил, то должен возместить ущерб с пенею.

11. О приспособлениях для ловли птиц

Также если бы кто-нибудь порубил чьи-нибудь приспособления для ловли птиц и это будет доказано в суде, тот должен заплатить тому, чьи приспособления, двенадцать рублей грошей, а нам, великому князю, столько же. 12. Если бы кто-нибудь исподтишка

испортил приспособления для ловли птиц

Если бы кто-нибудь вредительски помазал дегтем или чесноком чьи-нибудь приспособления для ловли птиц и это было бы доказано в суде, тот должен заплатить тому, чьи приспособления, три рубля грошей. И таким же образом, если бы кто-нибудь украл у другого сеть для ловли тетеревов и куропаток, тот должен заплатить три рубля. 13. Постановление о том, сколько

должно быть заплачено за бортное и небортное дерево Если бы кто-нибудь чужое бортное дерево, сосну с пчелами повредил или опалил огнем, или как-нибудь иначе испортил, тот за это дерево и за пчел обязан будет уплатить владельцу копу грошей, а за дуб столько же. А если бы кто-нибудь срубил или испортил сосну, в которой бывали бы пчелы, хотя бы их в то время в ней и не было, тот обязан будет заплатить за нее полкопы грошей, а за дуб, в котором бывали пчелы, столько же.

14. Цена пчел и деревьев, бортного и небортного Если бы кто-нибудь срубил или испортил сосну или дуб бортный, в котором еще не бывали пчелы, или кремлевую сосну, тот за каждое такое дерево, сколько их испортит, должен будет платить по пятнадцать грошей.

Если кто-нибудь выдерет у другого пчел с невыбранным медом, нанеся тем убыток, но дерева не испортит, то будет обязан за каждую пчелиную семью с невыбранным медом, сколько их выдерет, платить по полкопы грошей, а за пчелиную семью, у которой мед выбран, по пятнадцать грошей.

Раздел одиннадцатый О ГОДОВЩИНАХ ЛЮДЕЙ ПУТНЫХ, КРЕСТЬЯН И ЧЕЛЯДИНЦЕВ [I]. Прежде всего о годовщинах путного человека и бортника

Также постановляем: если бы кто-нибудь убил человека путного или бортника, головщина за человека путного двенадцать рублей грошей, а за бортника восемь рублей грошей. А

 

если бы кто-нибудь избил человека путного или бортника, то человеку путному навязка три рубля грошей, а бортнику рубль; их женам здвое.

[2] 1. О годовщинах и о навязках ремесленникамГоловщина золотых дел мастеру, органисту, пушкарю, пекарю, повару, плотнику, мастеру шитья золотом, кузнецу, столяру, стекольщику, сокольнику, псарю, возчику, старшему конюху, каменщику, портному, сапожнику, мастерице шитья золотом, ковровщице, ткачихе, пряхе должна быть, как и слуге путному, т. е. двенадцать рублей грошей. И хотя бы кто-нибудь из этих ремесленников был тяглый или несвободный, то ему головщина такая же, а навязка рубль.

[3] 2. О побоях и убийствах тивунов, приставов и других врадников

Головщина тивуну, приставу,ключнику,еслибы кто-нибудь убил которого из них, состоящих в этой должности, двенадцать рублей грошей, а вознаграждение за побои при исполнении должности три рубля грошей. А если бы какой-нибудь тивун или пристав были отстранены от должности, то головщина им и навязка такая же, как тяглому человеку. Если бы челядинец исполнял обязанности тивуна или пристава, ему головщина десять коп грошей, а навязка рубль до того времени, пока он исполняет эти обязанности, а когда он будет освобожден от них, то головщина ему и навязка, как челяди.

[4] 3. О годовщинах и о побоях простых людей и челяди

Если бы кто-нибудь убил тяглого крестьянина, тот должен платить за него головщину десять коп грошей; за несвободного паробка головщина пять коп, а несвободной женщине столько же годовщины.

[5] 4. О нанесении побоев и ран крестьянам и челяди Если бы кто-нибудь ранил или побил тяглого крестьянина, то должен уплатить ему в качестве компенсации полтину грошей, а женщине рубль грошей, челядинцу полкопы грошей, а его жене копу грошей.

[б] 5. Еврей, Татарии не должен держать в неволе христиан

Также постановляем: если бы какой-нибудь еврей или татарин какого-нибудь сословия купил или взял в залог христианина, от настоящего времени приказываем воеводам, старостам, державцам, чтобы они узнали о таких случаях, и каждого такого христианина освобождаем из неволи у еврея или татарина и таким именно образом: если хозяин купил его навечно или невольник родился от купленной женщины, то такой невольник, достигнув совершеннолетия, должен отработать у хозяина семь лет, а по истечении семи лет должен быть отпущен на свободу, А если бы еврей или татарин взяли его в залог за деньги, то постановляем, что в таких случаях невольники должны отработать эту сумму, а год работы как мужчины, так и женщины должен засчитываться за полкопы грошей; и так должен этот закуп служить до того времени, пока не отработает всей суммы. Если же татары получили от отца нашего или от предков наших и от нас вместе с нашими дворами челядь, то они могут владеть ею вечно.

[7] 6. Свободный человек не должен

быть обращен в неволю ни за какое преступлениеТакже постановляем, что свободный человек ни за какое преступление не должен быть обращен в вечную неволю. А если бы за какое-нибудь преступление был отдан в вознаграждение за какую-либо сумму, то должен ее отработать, причем каждый год работы должен засчитываться крестьянину за двадцать грошей, а женщине за пятнадцать грошей, если бы они получили в свое пользование присевок. А если им присевок не был дан, то крестьянину каждый год работы засчитывается за полкопы грошей, а женщине за двадцать грошей. Если же сумма, за которую такой человек был выдан, была столь велика, что он сам не мог бы отработать ее, то его дети должны отработать, и вычеты им должны быть такого же размера.

[8] 7. О зачете закупам суммы в счет долга за отработанное время

Также постановляем: если бы кто-нибудь взял в качестве закупа крестьянина или крестьянку и не договорился с ни-

ми о размере присевка или о том, за какую сумму будет засчитываться год работы, то с причитающейся суммы денег должно быть вычтено крестьянину пятнадцать грошей за год, а женщине десять грошей.

[9] 8 Если бы чей-нибудь человек,

свободный или несвободный, или челядинец перешел к другому, а тот не хотел бы дать удовлетворение и возвратить его

Также если бы чей-нибудь непохожий человек или несвободный челядинец перешел к кому-либо другому, назвавшись свободным, и его пан один или два раза обратился к тому пану с просьбой рассудить его претензию, а тот пан не хотел дать ему удовлетворения, то такой земянин должен быть привлечен к земскому суду. И если пан того непохожего человека или челядинца докажет в суде, что этот человек - его крепостной, и вместе с тем докажет, что к тому пану дважды обращался с просьбой об удовлетворении, а тот отказался, то ответчик должен в соответствии с этим постановлением уплатить истцу пеню за все время, пока у него проживал беглый человек или челядинец истца.

[10] 9. Если бы от кого-либо сбежал

челядинец, а кто-нибудь, будучи извещен об этом, свободно его пропустил

Также постановляем: если бы от кого-нибудь сбежал челядинец,крестьянинили несвободная женщина, а кто-либо, будучи извещен о побеге чужой челяди, указал им дорогу или дал хлеба, или на некоторое время дал им убежище у себя и это было бы доказано, то таковой должен отыскивать этих беглых. А если бы не нашел, то должен за них заплатить их хозяину.

[11] 10. Если бы кто-нибудь продал

в рабство своего сына или свободного человека Также постановляем: если бы кто-нибудь из-за голода продал в рабство свободного человека или своего сына, или самого себя, то такой договор не должен иметь силы, и когда прекратится голод, тот человек, достав деньги, отдаст их кредитору, а сам снова станет свободным. А если бы кто-нибудь из-за голода или за хлеб продал или отдал ко-

 

му-нибудь своего невольника, то такой невольник должен принадлежать тому вечно.

[12] 11. Если бы кто-нибудь во время голода прогнал свою челядь

 

Также постановляем: если бы кто-нибудь во время голода прогнал со двора свою несвободную челядь, не желая ее содержать, а челядинцы во время голода прокормились бы сами, то они уже не должны быть невольниками, а становятся свободными. А поступать следует таким образом: если пан прогонит челядинцев, то они должны сообщить об этом поветовому враднику или городскому бурмистру, или мещанам, что пан прогнал их; а те, кому они сообщат, должны известить того пана, чья челядь. И если бы он действительно прогнал челядинцев, не желая их кормить, то они уже вечно должны быть свободными.

[13] 12. Невольниками люди считаются в четырех случаях

Также постановляем, что невольниками считаются люди в четырех случаях: во-первых, те, кто издавна находится в неволе или родились от несвободных родителей; во-вторых, те, кто приведен в качестве пленных из неприятельской земли; в-третьих, если бы кто-нибудь был приговорен к смерти за какое-нибудь преступление, кроме воровства, и просил бы того, кому выдан, чтобы его не губил, и отдался бы в неволю и тот согласился бы на это, то преступник должен стать невольником; невольниками становятся и его дети, которые потом родятся. В-четвертых, если бы сами себя отдали в рабство, а именно: если бы кто-нибудь, будучи свободным, женился на женщине, зная, что она невольница, то становится невольником сам и их дети независимо от того, мужского они или женского пола; точно так же, если бы и женщина вышла замуж за невольника, зная, что он невольник, то становится невольницей сама и их дети.

Статут Великого княжества Литовского 1529года. Минск, I960, с. 132-216.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал