Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вопрос №16. Особенности сословно-представительной монархии в Германии.




Особенности сословной структуры.

К началу XIV в. Германия являлась одним из крупнейших по территории и по числу населения (13—15 млн. чел.) государством Европы. Однако общественно-политическое развитие страны отличалось существенным своеобразием: если в большинстве государств Европы того времени проявлялись процессы территориального сплочения и политической централизации, то Германия шла по пути дальнейшего дробления, распадаясь на все возраставшее количество экономически и политически разобщенных регионов.

К рассматриваемому периоду завершился процесс трансформации бывших «щитов» вассально-ленной иерархии в сословную структуру. При этом отличительная особенность Германии заключалась в том, что основные сословия так и остались неконсолидированными в общеимперском масштабе, но сохраняли состояние аморфности и значительной внутренней дифференцированное™. Высшую ступень в сословной структуре составляли т. н. имперские чины, выросшие из рядов прямых королевских вассалов и включавшие в свой состав имперских князей, имперских рыцарей и представителей имперских городов. Руководящие позиции в составе этой группировки занимала немногочисленная группа светских и духовных феодалов, участвовавшая в выборах императоров, — т. н. курфюрсты (в переводе с немецкого «князья-избиратели»). Низшие слои господствующего феодального класса были представлены рыцарями. Эта категория все более утрачивала свою социально-значимую роль как основы вооруженных сил; кризис крепостнической системы также отрицательно сказывался на материальном положении рыцарства. Промежуточная ступень между крупными и мелкими феодалами, представленная в других государствах Европы многочисленным средним дворянством, в Германии практически не существовала, вследствие чего между князьями и рыцарством зияла незаполненная социальная пропасть.

Подобные же радикальные различия проявлялись внутри сословия духовенства: если высшие представители церковного клира сливались с имперскими князьями (в частности, были представлены и в коллегии курфюрстов), то условия жизни низших слоев клириков иногда не отличались от положения трудящихся масс.

Городское население было представлено тремя различными группами: городским патрициатом, державшим в своих руках все муниципальное управление; бюргерством, в состав которого входили в основном цеховые мастера; городским плебсом, объединявшим трудящиеся низы (в том числе и растущую прослойку люмпен-пролетариата).

Положение основной массы населения — крестьянства— определялось уровнем экономического развития различных регионов страны. Относительно более лучшим оно было в восточных (заэльбских) землях, где крестьяне дольше сохраняли за собой значительные земельные наделы и экономическую самостоятельность. Однако с конца XV в. и здесь стало формироваться крупное феодальное землевладение, которое повело наступление на собственность и личную свободу крестьян.



Положение императорской власти. Фактическая утрата императорской властью всех основных государственно-правовых прерогатив, произошедшая еще в конце периода сеньориальной монархии, была юридически закреплена в т. н. «Золотой булле», изданной в 1356 г. германским императором Карлом IV (1347—1378 гг.) , одновременно являвшимся и королем Богемии (Чехии). По существу, Золотая булла не устанавливала впервые никаких новых принципов — она лишь придала юридическое оформление тем правилам, которые уже давно существовали в реальной действительности.

Согласно этому документу управление Германской империей осуществляла оформившаяся еще в XIII в. коллегия курфюрстов, состоявшая из 7 человек и включавшая в свой состав 3 духовных (архиепископы Майнцский, Кельнский и Трирс-кий) и 4 светских лиц (маркграф Бранденбургский, король Чешский, герцог Саксонский и пфальцграф Рейнский). Курфюрсты избирали и смещали императора, являвшегося символом верховной государственной власти в стране. При этом курфюрсты были совершенно свободны в своем выборе, поскольку интересы прямых наследников предшествующего императора могли не приниматься в расчет. Еще за несколько лет до принятия Золотой буллы установилось правило, что в папском утверждении вновь избранный император не нуждается.

Золотая булла разработала подробную процедуру созыва избирательных собраний курфюрстов. Инициатива созыва принадлежала архиепискому Майнцскому. Как только императорский престол оказывался вакантным, этот церковный прелат письменно приглашал всех остальных курфюрстов собраться в городе Франкфурте-на-Майне. Если по каким-то причинам приглашения оказывались неразосланными, курфюрсты сами обязаны были собраться в данном городе в течение трех месяцев с момента освобождения престола. Избирательное заседание, проходившее под председательством Майнцского архиепископа, должно было продолжаться в течение месяца. Избрание императора производилось простым большинством голосов (достаточно было четырех голосов из семи). Если в течение месяца курфюрсты не приходили к соглашению, их дальнейшая работа проводилась в условиях сокращения положенного им рациона питания: они должны были перейти на питание «лишь хлебом и водою и никоим образом не выезжать из города» (этот принцип был заимствован из процедуры, применяемой при избрании римских пап).



Первым шагом вновь избранного императора должно было стать издание специального документа, где содержалось подтверждение курфюрстам «всех их привилегий, грамот и прав, вольностей, пожалований, старинных обычаев, а также почетных санов и всего, что они от империи получили и чем обладали вплоть до дня выборов». Позднее, в XVI в. эти документы получили наименование «избирательных капитуляций» и стали важнейшим элементом государственного права Германии. Вся дальнейшая деятельность императора должна была происходить в тесном сотрудничестве с коллегией князей-избирателей, которая превращалась в постоянно действующий орган государственного управления. Курфюрсты должны были ежегодно собираться на свои совещания, где им надлежало вместе с императором рассматривать важнейшие общеполитические вопросы, относящиеся «к общей пользе и благу». В случае нарушения императором своих избирательных обещаний решением коллегии курфюрстов он мог быть осужден и смещен с престола.

Согласно Золотой булле князья-избиратели обладали статусом суверенных правителей, равных императору. Территории курфюршеств являлись неделимыми владениями, передаваемыми по наследству. Курфюрсты сохраняли за собой узурпированные ими у королевской власти регалии, в первую очередь, горную и монетную. Они обладали правом высшей юрисдикции в своих владениях, правом на ведение частных войн с другими феодалами. Политическая самостоятельность курфюрстов не имела правовых ограничений, кроме запрета на ведение войны и заключение мира с иностранными державами (эта прерогатива сохранялась за императором). С учетом этих обстоятельств форма государственного устройства Германии рассматриваемого периода может быть определена как специфический вариант конфедеративного объединения. С точки зрения формы правления Германская империя соединяла в себе монархический и олигархический принципы: формально существовавшая выборная монархия сочеталась с фактическим правлением князей-курфюрстов.

Специфика органов общеимперского представительства.

К XIII в. относится возникновение органа общеимперского представительства, который вначале имел неустоявшееся наименование (в документах он фигурирует под различными латинскими терминами — Conventus generalis, Curia generalis и т. п.), а с 1495 г. стал называться рейхстагом (нем. Reichstag — «имперское собрание» или «имперский сейм»). Коренное отличие германского общеимперского представительства от сословно-представительных учреждений Франции и Англии состояло в том, что если в последних были представлены основные категории населения этих стран, способные донести до центральной власти господствовавшие в обществе идеи, то рейхстаг был составлен из элементов, входивших в состав названных выше «имперских чинов», неправомочных даже в минимальной степени явиться выразителем настроений и чаяний своего народа. Поэтому ни само возникновение рейхстага, ни его последующее конституирование в общеимперской системе управления не повлекло за собой каких-либо радикальных изменений в государственном строе Германии, адекватных тем переменам, которые принесло возникновение парламента в Англии или Генеральных штатов во Франции. Да и само определение государственной формы Германии XIII и последующих веков как сословно-представительной монархии может быть дано лишь со значительной долей условности. Рейхстаг являлся не столько представительством сословий, сколько представительством отдельных политических единиц, из которых складывался конгломерат Священной Римской империи германской нации.

В своем оформившемся к XIV веку виде германский рейхстаг состоял из трех отдельных курий — курии курфюрстов, курии имперских князей и курии имперских городов. Из названных куриальных подразделений решающую роль играла курия князей (в ее состав входили также графы и некоторые другие «свободные господа»). Курфюрсты неохотно собирались на заседания рейхстага и даже не всегда посылали туда своих представителей. Городская курия не играла самостоятельной роли и обычно следовала в русле политики князей. Имперское рыцарство не имело своего представительства в рейхстаге. Духовенство также не составляло самостоятельной курии; отдельные прелаты представляли себя лично, входя в состав первой и второй курий со статусом курфюрстов или имперских князей.

Рейхстаг собирался по инициативе императора обычно дважды в год (весной и осенью), но иногда и значительно реже. Письменные приглашения от имени императора рассылались заблаговременно (обычно за 6 недель). Участие в заседаниях рейхстага считалось обязанностью имперских чинов, за уклонение от которой виновный уже в XIII в. наказывался значительным штрафом; освобождение от этой обязанности или лишение права присутствия на рейхстаге могло быть осуществлено только лично императором. Постоянного местопребывания у рейхстага не было. Каждый первый рейхстаг вновь избранный король был обязан созывать в Нюрнберге; в дальнейшем собрания чаще всего происходили во Франкфурте-на-Майне. Каждая курия заседала отдельно и принимала решения большинством голосов. Затем на общем собрании курий под председательством императора происходило согласование позиций всех имперских чинов. Для законной силы постановления рейхстага требовалось согласие всех трех коллегий, а также санкция императора. Однако, если две высших палаты приходили к единому мнению, противодействие представителей имперских городов уже могло не приниматься в расчет.

Компетенция рейхстага не была законодательно регламентирована. Император обращался к нему, когда возникала необходимость обсудить какие-либо военные, внешнеполитические, территориальные, правовые или финансовые вопросы. В отличие от финансовых прерогатив других европейских сословно-представительных учреждений, финансовые полномочия германского рейхстага были весьма ограниченными, поскольку общегосударственное налоговое обложение практически отсутствовало.

Хотя рейхстаг обладал законодательной инициативой, его постановления не обладали общеобязательной силой и имели в основном рекомендательный характер. Акты, принятые после обсуждения в императорском совете и утвержденные рейхстагом, оформлялись в виде императорских указов.

История германского рейхстага свидетельствует, что за весь период своего существования он так и не смог конституироваться в компетентный орган, способный оказывать сколько-нибудь значительное воздействие на общегосударственные дела. Его известное сходство с влиятельными сословно-представительными органами других европейских государств распространялось лишь на некоторые внешние атрибуты сопоставляемых учреждений, но отнюдь не на их содержательные, сущностные компоненты. Политическое возвышение французских Генеральных штатов и английского парламента объективно продвигало королевскую власть на все более сильные позиции; падение их роли произошло тогда, когда процесс абсолютизации королевской власти мог уже идти дальше автономно, не нуждаясь в подпитке извне. Германский же рейхстаг и на этапе своего укрепления, и тем более на стадии последующей деградации так и не смог стать фактором, способным хоть как-то скорректировать процесс идущего с нарастающим темпом упадка императорской власти. В политической линии имперских чинов, представленных в рейхстаге, региональные интересы всегда имели приоритет над интересами общеимперскими. В силу своей социальной нерепрезентативности и политической несамодостаточности рейхстаг стал орудием в руках высшей феодальной знати и оказался неспособным обеспечить условия для возвышения императорской власти, преодоления территориальной разобщенности германских земель, создания централизованного государства, складывания единой нации, т. е. реализовать в масштабах Германии ту историческую миссию, которую была призвана выполнить сословно-представительная монархия в общей эволюции государственно-правовой системы феодального строя.

Сослоено-предстаеительные учреждения в княжествах. Самые ранние упоминания о сословно-представительных учреждениях в княжествах (земствах или ландтагах) относятся к первой половине XIII в. Они выросли из созываемых князьями совещательных органов, в которых обычно были представлены местное дворянство, духовенство, верхушка городского населения. В церковных княжествах роль сословно-представительных учреждений играли духовные капитулы.

В XIV в. составными элементами ландтагов являлись, как правило, четыре курии — курия господ (включающая графов и «свободных господ» — фрайгерое), курия прелатов (куда входило высшее духовенство), курия рыцарей и курия земских городов. В ландтагах некоторых германских регионов (Тироль, Швейцария, Баден и др.) существовала и пятая курия — крестьянская. В противоположность рейхстагу как общеимперскому представительству, местные ландтаги по своей структуре стояли ближе к соответствующим европейским аналогам (в частности, к Генеральным штатам во Франции). Более полно представляя земские интересы, ландтаги располагали большими возможностями для взаимодействия с местными правителями в решении вопросов в масштабе отдельных княжеств. В целом, сословно-представительная монархия как форма феодального государства проявилась в Германии гораздо более наглядно в масштабе отдельных княжеств, чем на общеимперском уровне.

Роль ландтагов была особенно значительной на протяжении XV в. Князья обращались к ним по всем важнейшим вопросам политической жизни, включая законодательство, правосудие, церковные дела, военно-организационные и поли-цейско-охранные проблемы, династические споры и т. п. Ландтаги могли оказать влияние на формирование княжеских советов и на назначение княжеских чиновников. Однако по аналогии с другими органами сословного представительства ландтаги обладали особенно сильными полномочиями в решении налоговых дел. На этой почве происходили их постоянные столкновения с князьями, стремившимися не упустить из своих рук отвоеванные у императоров финансовые прерогативы. Князья, опасаясь оказаться в постоянной политической зависимости от сословий, всячески поощряли соперничество между сословиями. В целом, борьба ландтагов с князьями не только не способствовала централизации императорской власти в общегосударственном масштабе, но, наоборот, усиливала и углубляла центробежные процессы, консервировала политическую разобщенность отдельных германских земель.

Провал попыток общеимперских реформ. Хотя общая линия развития Германии по пути политической дезинтеграции в XIV—XV вв. определилась достаточно определенно, в стране оставались силы, объективно заинтересованные в достижении государственного единства. В первую очередь, носителями идей общеимперской централизации являлись достаточно широкие и влиятельные слои бюргерства, которым реализация этой идеи принесла бы особенно ощутимые материальные выгоды. Их союзником могло выступить имперское рыцарство, для которого ликвидация княжеского сепаратизма открывала бы прямой доступ к влиянию на общеимперские дела. Названные потенциальные партнеры рассматривали друг друга через призму исключительно меркантильных интересов: бюргерство рассчитывало прежде всего на военную поддержку рыцарства, рыцарство оценивало бюргерство с точки зрения его финансовых возможностей. Следует, однако, отметить, что в плане длительной исторической перспективы союз бюргерства и рыцарства не мог оказаться устойчивым, поскольку каждый из партнеров рассчитывал на то, что в условиях достижения государственной централизации именно он поставит императорскую власть под свой монопольный политический контроль. Что касается князей, то их позиция по отношению к государственной централизации в принципе была отрицательной. Однако в обстановке растущей социальной напряженности, а также в условиях усилившейся внешней опасности (в частности, в период т. н. гуситских войн) идеи укрепления внутреннего мира в стране смогли получить временную поддержку и со стороны самых ярых противников единства Германии.

 

Первый проект реформ был предложен императором Сигизмундом (1410—1437 гг.), который одновременно занимал престолы в Венгрии и Чехии. Однако реформы не нашли солидарной поддержки в обществе и потому не были реализованы. Не имела успеха и попытка реформ, предпринятая при императоре Фридрихе III (1452—1493 гг.); удалось лишь на пять лет установить внутренний мир в стране, а также учредить имперский суд, наделенный ограниченными полномочиями.

Более радикальные меры были предложены Вормсским рейхстагом 1495 г. Князья, объединившиеся вокруг майнцского архиепископа Бертольда, потребовали от императора Максимилиана I (1493—1519 гг.) отказаться от проведения пагубной внешней политики, которая отвечала не столько общеимперским интересам, сколько собственным династическим интересам клана Габсбургов. Были выдвинуты требования провозглашения «вечного земского мира» (т. е. прекращение внутренних вооруженных междоусобиц с целью посягательства на установленные права и привилегии), гарантировать который были призваны вновь создаваемые органы общеимперского управления и суда. Высший орган управления (Reichsregiment) должен был состоять из двух десятков лиц и возглавляться назначенным императором президентом. Этому органу планировалось предоставить широкие права в налоговой и финансовой сферах. Император Максимилиан не согласился с созданием этого органа, который был бы полностью от него независимым. Что же касается Общеимперского палатного суда (Reichskammergericht), под юрисдикцию которого подпадали все имперские чины, то такой суд был создан. Он формировался рейхстагом из числа 14 лиц, предложенных курфюрстами и князьями, и из 2 лиц, предложенных городами; председатель суда назначался императором. Деятельность суда основывалась в первую очередь на нормах римского права, и лишь при отсутствии соответствующих римских норм разрешалось пользоваться традиционными германскими правовыми установлениями. Решения суда проводились в жизнь особыми блюстителями порядка из числа князей (их было 10 на всю страну), которым вверялись соответствующие вооруженные контингенты. Общая численность вооруженных сил, находившихся под централизованным командованием, определялась в 4 тыс. конницы и 20 тыс. пехоты. С целью финансового обеспечения вновь создаваемых органов, а также общеимперских вооруженных сил Ворм-сский рейхстаг ввел единый подоходный налог (т. н. «имперский пфенниг»). Этот налог основной своей тяжестью падал на имперские города, поскольку князья стремились всячески уклониться от налогообложения. «Имперский пфенниг» должен был собираться и вноситься в казну местными властями, так как никакого общегосударственного фискального аппарата не существовало.

Определенный успех в деле политической централизации страны, достигнутый на Вормсском рейхстаге, оказался временным и неустойчивым. На Аугсбурском рейхстаге 1500 г. было принято предложение императора о замене регулярных созывов рейхстага ежегодными собраниями имперского совета (рейхсрата), в который входили представители курфюрстов, князей, имперских городов и домениальных владений Габсбургов. Впрочем, и этот орган оказался нежизненным и вскоре перестал функционировать. Постепенно прекратил свое существование и имперский палатный суд. Перестал взиматься «имперский пфенниг». Остались без финансового обеспечения и пришли в упадок общеимперские вооруженные силы; вербовка солдат в общеимперскую армию без согласия князей была воспрещена. Германские императоры окончательно убедились в том, что их уступки в пользу рейхстага идут не на пользу общенациональным интересам, а способствуют все большему усилению княжеского сепаратизма. Поэтому императоры фактически полностью отказались от дальнейшего сотрудничества с рейхстагом и полностью сосредоточили свои интересы на собственных домениальных владениях. Отход императоров от решения общенациональных задач обеспечил полный простор действию партикуляристских тенденций. Власть князей внутри отдельных территориальных образований стала неограниченной; под их контроль стала подпадать даже местная церковная организация. Процессы политической дезинтеграции, временно замедлившиеся в конце XV в., в следующем столетии приобрели новую силу и необратимый характер.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал