Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 32. ДОМИК НА ПУСТЫРЕ ПРИБЛИЖАЕТСЯ К ГИБЕЛИ




 

Мама спустилась вниз, на кухню, чтобы приготовить завтрак. А Малыш валялся поперек маминой кровати, потягиваясь на разные лады и позёвывая в ожидании, когда его позовут к столу.

Ложиться спать не стоило и пробовать — за окнами стало совсем светло.

Слышно было, как внизу, на кухне, вода с шипением бежит из крана. Потом раздалось более приятное шипение — масла на сковородке, — и донёсся запах жарящейся яичницы. Хлопнула дверь, и послышались быстрые шаги по лестнице.

Малыш закрыл глаза, решив притвориться, что спит, но ничего не получилось: мама окликнула его, ещё не успев подняться до верхней площадки.

— Вот так история! — испуганно проговорила мама, входя. — Знаешь, кто валяется у нас на крыльце? Поросёнок!

Малыш охнул, кубарем скатился с лестницы и выскочил за дверь. На крыльце в позе полного изнеможения лежал поросёнок.

— Персик! — страшным голосом прошипел Малыш и присел около него на корточки. — Что с тобой? Что случилось?

— Ты знаешь этого поросёнка? — озабоченно спросила мама, выглядывая из двери. — Это твой знакомый?

— Да это же Персик!.. Почему ты лежишь? Ты заболел? Тебя убили?

Персик, скосив на мальчика маленький глаз, тяжело вздохнул, вскинулся, упёрся сперва передними ножками и с усилием встал на все четыре ноги… В знак того, что узнал Малыша, он слегка толкнул его носом и усталой походкой вошёл в дом. На кухне около водопроводной раковины он остановился и меланхолично хрюкнул.

Мама налила и поставила перед ним чашку с водой. Он попил и пошёл осматривать кухню.

— Он хочет есть, — сказала мама, и поросёнок сейчас же повернулся и подошёл к ней. — Он всё понимает!

— Ну ещё бы! — с гордостью сказал Малыш. — Это же Персик. Его даже львы любят! Не понимаю, как он оказался здесь. Случилось что-то очень плохое! Он бы никогда не бросил Коко!..

— Я его покормлю, а ты сбегай посмотри, нет ли поблизости его хозяина. Может быть, с ним случилась какая-нибудь беда? И мы можем ему помочь?

Малыш как пробка вылетел впопыхах из дому и только тогда сообразил, что не знает, куда бежать. Тогда он вспомнил, что один ум хорошо, а два лучше, и подал сигнал Ломтику. А когда явился Ломтик, они обсудили положение и решили, что четыре ума будет ещё лучше.

И вот таким образом через полчаса на кухне у мамы, кроме Малыша с Ломтиком, сидели на корточках вокруг Персика, обсуждая случившееся, ещё четверо представителей лучших умов — Мухолапкин, оба близнеца и Щелкунчик.

Все согласились на том, что случилось какое-то несчастье — иначе Персик не покинул бы баржи. Потом стали обсуждать, что теперь делать с поросёнком, но он, плотно закусив и отдохнув, сам решил, что ему надо делать: подошёл к двери и стал пробовать её открыть, явно собираясь уходить по каким-то своим делам.



— Может быть, он знает, где сейчас Коко, и приведёт нас к нему? предположил Мухолапкин. — Давайте пойдём с ним вместе.

— Всей толпой? Нечего сказать, умно! — обрезал Щелкунчик.

— Поросёнку нельзя выходить!..

— Конечно, на улицу ему нельзя!

— Его арестует полиция! — сказали близнецы, как всегда договаривая друг за друга.

В это время Персик капризно взвизгнул и сильно толкнул дверь.

— Ему нельзя выходить, но он не согласится и остаться! — мудро рассудил Ломтик, И тут мама сказала:

— Ему можно на шею привязать номерок с комбината. У нас есть от нашего автокота. Тогда на улице все будут думать, что это уже очучеленный, автоматический поросёнок!

— Вот это толково! Дельное предложение! — снисходительно поддержал Щелкунчик.

Малыш притащил своего ненавистного автоматического кота, уложил его на стол и с наслаждением развинтил на две одинаковые половинки. Лапы перестали двигаться, выключились хвост и глаза, но моторчик продолжал жужжать.

— Чего ты возишься с этим паршивым котом? — нетерпеливо спрашивали все у Малыша.

Он, не отвечая, вытащил из кота крошечный моторчик и, держа его в двух пальцах, сказал:

— Слышите?.. Жужжит. Вот мы его привяжем ленточкой на шею Персику, и, если меня остановит полиция, я буду говорить, что веду его в починку в ремонтную мастерскую!

— Правильно! — закричал Ломтик. — Зачем ты сказал? Я сам вот это же самое придумал, только не успел сказать!

Персик нетерпеливо похрюкивал и топтался на месте, пока общими силами ему обвязывали шею розовым бантом, к которому мама пришила маленькую жужжалку.



Малыш сказал:

— Мама, ведь поросёнок пришёл ко мне на крыльцо, значит, он мне доверяет. Я и должен пойти с ним искать Коко. Правда?

— Верно! А мы пойдём на пустырь. Всё равно пойдём, пусть там и случилось что-то. Я не боюсь! — объявил Щелкунчик. — А вы не будете бояться?

Близнецы побледнели, переглянулись и поспешно схватились за руки:

— Мы… пожалуй, будем бояться, но…

— Мы, конечно, пойдём, но будем немножко побаиваться… И закончили дружно вместе:

— Бояться будем, но всё равно пойдём!

— Ну, мама, как же? — тихо спросил Малыш.

— Я тоже буду ужасно бояться, — сказала мама. — Наверное, больше вас всех! Но я не могу уговаривать своего сына бросить в беде друга. Всё равно, две ноги у того или четыре! Иди попробуй что-нибудь сделать!

— Вот это да! — воскликнул Ломтик. — Мне бы такую маму!.. — У него, бедняги, ведь не было никакой! Один папа, и тот, кажется, заводной…

Через несколько минут все ребята, стоя на крыльце, смотрели вслед Малышу, который шёл, держа на поводке поросёнка как собаку-ищейку. Мама, подняв руку, помахала ему тихонько, одними только пальцами, и ободряюще улыбнулась.

Малыш в последний раз обернулся, на мгновение встретился с ней глазами, и его обдала радостью мысль: как хорошо, что мама у него самая смелая и красивая на свете! Удивительно радостно это знать!

Он бодро завернул за угол и через минуту увидел первого полицейского. Что-то внутри дрогнуло и испугалось! Кажется, это были ноги! Они приготовились повернуться и удирать… Да, безусловно это были ноги. Они просто зудели и чесались, так им хотелось броситься бежать. Но Малыш на них цыкнул:

Цыц вы у меня! Ещё дрожать вздумаете? Марш спокойным ровным шагом прямо мимо полицейского!.. Подумаешь! С драконом схватываться было небось похуже!

Полицейский с удивлением всмотрелся, разглядел на поросёнке ярлык комбината и услышал жужжание.

— В ремонт? — кивнув на поросёнка, небрежно спросил полицейский.

И Малыш совершенно спокойно пожал одним плечом, проходя мимо:

— Ага… Где-то замыкание, наверное. Слышите? Разжужжался! Кошмар какой-то!

Мухолапкин, подглядывавший за ним из-за ближайшего угла, вернулся во двор и сообщил успокоительную новость:

— Всё в порядке, Малыш поговорил с полицейским как ни в чём не бывало. Тот на него и внимания не обратил!

Ребята попрощались с мамой и без всякой определённой цели поплелись по улице, путаясь во всяких предположениях о том, что бы такое могло случиться на пустыре.

Несколько раз они повторяли друг другу, и все с этим дружно соглашались, что разумнее всего было бы пойти на пустырь только вечером, терпеливо выждав, когда стемнеет.

В таких благоразумных разговорах они как-то совсем не заметили, что прошли уже полдороги к домику Капитана Крокуса.

Это было, конечно, очень неосторожно, и они поскорее спрятались в лопухи и устроили там совещание. Один за другим они придумывали самые хитроумные способы подобраться никем не замеченными к домику Капитана Крокуса и, возможно, придумали бы что-то очень умное или очень глупое, но тут услышали лёгкое жужжание у себя над головами.

Маленький вертолётик показался над знаменитой заброшенной трубой, через которую так интересно бывало пробираться в гости к Капитану.

Не успела машина сесть, как из неё вывалился с маленьким парашютиком и шлёпнулся на землю полицейский, чтобы поспеть подбежать и с поклоном отворить дверцу вертолёта в ту самую минуту, когда тот коснётся земли.

Он распахнул с поклоном дверцу, и из неё вышел какой-то другой полицейский, до того важный, что даже не был похож на полицейского! Это был сам Шеф всей полиции города: тайной, явной, подземной, воздушной и подводной!

Из отверстия трубы тотчас же выскочили десять полицейских и, вытянувшись, отрапортовали, что находятся на посту.

Шеф кивнул, и полицейские нырнули обратно в трубу.

Ребята переглянулись и слегка присвистнули: один из самых хитрых их планов был — пролезть по трубе!

В это время Шеф прошёл, осматривая всё кругом, по пустырю прямо к домику Крокуса, и всё время, пока он шёл, из каждого кустика, из-за каждой кучки шлака и, казалось, просто из-под земли выскакивали, как на пружинках, вооружённые полицейские, да не туповатые механические, а настоящие, живые. Они отдавали честь Шефу и тут же точно сквозь землю проваливались.

Весь пустырь был усеян притаившимися полицейскими. Некоторые вскакивали парами, и можно было заметить, что они держат натянутыми специальные сетки, такие частые, что через них и мышонок бы не пролез…

Пустырь был оцеплен, блокирован, закупорен! Онемевшие и замершие от страха ребята еле дождались момента, когда Шеф снова сел в свою вертлявую машинку и умчался по воздуху в город, и поспешили выбраться ползком из лопухов…

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал