Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 2. ПИРАТСКАЯ БУТЫЛКА КАПИТАНА КРОКУСА




 

В самом центре города стояли небоскрёбы. До того высокие, что никто из жителей не знал в точности, сколько в них этажей.

Находились, правда, иной раз такие упрямые спорщики, что брались на пари сосчитать этажи по окнам. Они становились на противоположном тротуаре и начинали считать, всё выше и выше задирая голову и всё сильнее перегибаясь назад, до тех пор пока у них всё не начинало кружиться в голове. В конце концов они неизменно шлёпались навзничь и, стукнувшись затылком о землю, сбивались со счёта.

Зато уж на окраине города самым отчаянным спорщикам не из-за чего было держать пари — почти все дома там были одноэтажные или двухэтажные.

Там, где кончалась окраина, сразу же начинался Шлаковый пустырь, бесконечный и бесплодный, как пустыня Сахара. Только вместо оазисов там среди зарослей лопухов поблёскивали болотца, населённые голосистыми лягушками, а вместо верблюдов на кучах мусора паслись, фыркая друг на друга, горбатые кошки.

Вот по этой-то пустыне однажды вечером шёл, пробираясь к реке, маленький мальчик, прислушиваясь к вечернему пению лягушек и похрустыванию шлака у себя под ногами.

Размышляя о пустынях и верблюдах, пиратах и необитаемых островах, он незаметно добрался до цели своего путешествия и скоро увидел в сумерках трубу небольшого домика, потом его крышу и, только подойдя совсем близко, увидел весь домик целиком.

Это был не только маленький домик, — это был ещё и приземистый домик. К тому же он был обнесён довольно высоким забором, из-за которого едва видна была крыша. Так что издали он очень был похож на человека, упрятавшего нос в высоко поднятый воротник пальто.

Добравшись до калитки, мальчик постучался условным стуком. Тотчас во дворе послышались тяжёлые шаги, и Капитан Крокус своим густым голосом сурово спросил:

— Кто там стучится в поздний час? Что за человек? И что ему тут нужно? Мальчик тоненьким голоском пропищал:

— Стучится Малыш! Пришёл посидеть в гости!

Вероятно, Капитан сквозь щёлку в калитке уже разглядел, кто именно пришёл, но всё равно нужно было отвечать по всем правилам. Это был условный, тайный пароль. Таким образом, в случае чего, ни один посторонний не мог без предупреждения проникнуть в дом!

Калитка приотворилась, пропуская Малыша, и тотчас захлопнулась. Малыш и Капитан Крокус молча, как полагается мужчинам, крепко пожали друг другу руки.

Прежде чем пройти следом за Капитаном в дом, Малыш, как всегда, побежал и присел на корточки перед громадной собачьей будкой, в которой жила маленькая, очень застенчивая собачка Головастик.

— Здравствуй, славный уродик! — ласково сказал Малыш, заглядывая в темноту будки. — Как ты сегодня насчёт кусочка сахарку?



В будке послышалась возня — ведь Головастик был очень стеснительный и неуклюжий. Малыш засмеялся, почувствовав прикосновение толстой мягкой губы к руке. Головастик захрустел, разгрызая сахар, и дружелюбно засопел. На мгновение его большущий толстый нос мелькнул в отверстии, но тотчас же опять спрятался в глубине.

Вообще Головастик никогда не вылезал из будки при посторонних, только высовывал иногда самый кончик толстого жёлтого носа с большими чёрными ноздрями. Конечно, у него была причина так прятаться от людских взглядов. Уж урод так урод! Именно поэтому мальчики, приходившие в гости к Капитану, и прозвали его Головастиком, хотя сам Капитан звал его Нероном!

Мальчики жалели Головастика — ещё бы: всякий, у кого при таком тщедушном теле оказался бы эдакий толстенный, тяжеленный носина, постеснялся бы высовывать его на свет!

Капитан уже пододвинул к камину большое кресло и покуривал, поджидая, пока Малыш кончит разговаривать с Головастиком.

— Хлебнём добрый глоток из старой пиратской бутылочки? — предложил Капитан, когда Малыш уселся с ногами в кресло прямо против весело потрескивающего огня.

Малыш подмигнул, поёжился от удовольствия, и Капитан достал из корабельного шкафчика глиняную бутылку с изображением летящего на всех парусах корабля. Потом он открыл жестянку настоящих морских сухарей и наполнил стаканчики.

Прежде чем окунуть сухарь в напиток, Малыш тщательно оглядел его со всех сторон и слегка пососал. Ведь это был не какой-нибудь обыкновенный сухаришко, какие продаются в булочной. Этот суровый твёрдый сухарь, может быть. проплыл вокруг света. Такие сухари после кораблекрушения пересчитывали и делили поровну оставшиеся в живых матросы в спасательной шлюпке посреди необозримого океана!



— Настоящее пиратское! — залихватски крякнул Малыш, с наслаждением прихлёбывая сладкий напиток и макая в него сухарь. — Вот таким вы и подкреплялись в открытом море?.. А откуда вы брали малину?

— Для приготовления напитка?.. Ну-у, разными способами, — задумчиво ответил Капитан, посасывая трубку. — Иной раз удавалось отбить королевский фрегат, гружённый малиной и пряниками. Тогда нам всего необходимого хватало надолго. А то можно было под прикрытием двенадцатифунтовых пушек высадить на берег десантный отряд…

— Вооружившись до зубов? — спросил Малыш, жмурясь от удовольствия и причмокивая.

— Правильно, до зубов, и никак не меньше. Иной раз можно было позволить себе вооружиться и полегче, но тут-то дело было не шуточное… Через ловких лазутчиков нужно было найти самый лучший малинник со спелой малиной и неожиданно окружить его со всех сторон! Главное было — ни на минуту не терять присутствия Духа.

— А кто же потом собирал малину?

— Ну, тут уж нужно было действовать самим пиратам. Военная хитрость! Приходилось брать в руки корзинки, повязываться бабьими платочками и тонкими голосами распевать глупые песенки, чтобы не привлекать к себе внимания местных жителей…

— А то ведь они могли бы заподозрить неладное? — рассудительно заметил Малыш.

— Вот именно. А когда малина вся собрана…

— Вам надо было не забыть развязать хозяев малинника. Ведь вам же пришлось их связать?

— Кому ты подсказываешь? Ты что думаешь? Пираты своего дела не знали, что ли? Самым первым делом было развязать перепуганных хозяев, со смехом бросить им кошелёк, полный двойных золотых испанских дублонов, чтоб они могли себе купить пять таких же малинников… ну, и айда под прикрытием тех же пушек обратно на родной корабль!

— А они-то, чудаки, перепугались сначала! А после зато вот обрадовались!

Оба собеседника тихонько рассмеялись и подмигнули друг другу, точно это они сами только что так ловко обтяпали славное пиратское дельце с малиной и двойными дублонами.

Малыш принялся вымакивать сухарём уже второй стаканчик пиратского малинового сока, когда у калитки снова раздался стук.

— Кто там стучится в поздний час? Что за человек и что ему нужно? спросил Капитан.

— Стучит Ломтик. Пришёл в гости! — ответил тонкий голосок. Ломтика впустили, и все трое обменялись молчаливым рукопожатием.

— Как дела, уродик? — сказал Ломтик, просовывая руку в маленькие воротца собачьей будки, чтоб погладить кончик носа собачки. — Тяжело тебе? Всё таскаешь на своих тонких лапках этот носище? Помнишь, прошлый раз я хотел тебе принести большой ломоть пирога, да нечаянно съел его, как только вышел из дому. Зато сегодня я его почти до полдороги донёс. И только откусил совсем маленький кусочек. А знаешь, как идёт дальше дело, когда откусишь маленький кусочек?.. Вот то-то! Просто руку не успел отдёрнуть, смотрю — одни крошки остались. Ну уж в следующий раз лопну, а донесу. Ладно? Ты уж не обижайся.

Уладив дело с собакой, Ломтик побежал в дом, чтоб получить свою долю напитка с сухарём.

— А где мы вчера с Ломтищем были-и! — загадочно протянул Малыш. — Никогда не угадаете… А? В цирке! — и, вытащив из кармана цирковую афишку, подал её Капитану.

Ребята знали, что Капитан очень интересуется цирком, хотя сам туда никогда не ходит. Он был странноватый старик, и дети подозревали, что за всю жизнь ему так ни разу и не удалось побывать в цирке.

Задумчиво разглаживая на столе помятую афишку, Капитан, улыбаясь, с интересом слушал рассказ мальчиков.

Они рассказали ему всё, что было вчера, по порядку, с того момента, когда они садились в автобус, собираясь ехать в цирк, и кончая тем, что кому приснилось после представления. Капитан сочувственно таращил глаза и ахал, когда какому-нибудь артисту грозила опасность свалиться с проволоки или сорваться с трапеции, и посмеивался над проделками клоунов. Но больше всего ему понравился рассказ про клоуна Коко.

Малыш гудел и извивался, изображая Чучелище, а Ломтик тряс головой, отплёвывался от соломы и дудел, показывая, как маршировал поросёнок Персик.

Капитан вытирал слезы от смеха и всё кивал головой, приговаривая:

— Ах, до чего же славный поросёнок!.. Наверное, он один из всех на свете поросят, когда вырос, не сделался свиньёй. Замечательный поросёнок!

Потом мальчики заметили, что Капитан как-то приумолк и приуныл. Ему, видно, взгрустнулось, и они догадывались почему.

— А вам бы самому хотелось, Капитан, когда-нибудь побывать в цирке? сочувственно спросил Малыш.

Капитан ответил не сразу. Он подумал и неуверенно пробормотал:

— Иногда мне кажется, что я не прочь бы туда заглянуть… А иногда… Капитан отошёл к окошку и, распахнув его настежь, облокотился на подоконник. Когда вы мне так хорошо рассказываете про всё, что там увидели, я думаю, что мне уже не стоит идти туда самому…

Ребята подошли и тоже облокотились на подоконник рядом с Капитаном.

Под самыми окнами домика берег круто спускался вниз, к воде, и слышно было, как далеко внизу, у старых причалов с заброшенными ржавыми баржами, журчала река, окутанная вечерним туманом.

Несколько минут все молчали, глядя на проплывающие в тумане цветные огоньки кораблей, неторопливо пробиравшихся по реке к близкому выходу в море. Справа полыхало в темноте зарево большого города, а слева цепочкой убегали вдаль фонари автострады.

Корабельные сирены подвывали в тумане, а на пустыре в маленьком болотце лягушки из себя выходили, стараясь переквакать друг друга.

— И о чём это они всё квакают? — спросил Малыш. Капитан, видно, уже приободрился, потому что усмехнулся и весело ответил:

— Сейчас у них всего только небольшой концерт. Вот, слышите, притихли. Наверное, объявляют следующий номер. Одна лягушка отквакает весёлую песню про слякоть, дождик, лужи. грязь и туман, а все остальные хором будут приквакивать припев… А потом двое приезжих из соседней лужи станцуют модный танец кваковяк, и все поскачут по домам спать. Да и нам пора тоже!

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал